Трудовая армия в годы второй мировой войны (1939-1945 гг.)

Анализируется место и роль трудовой армии в годы Второй мировой войны в развитии мобилизационной экономики СССР. Спецпереселенцы были полны патриотизма в трудное время для своей страны. Ограниченные в гражданских правах, высланные люди полностью разделили горе и трудности всего  советского народа. Они показали стабильность и героизм на трудовом фронте. Высланные люди внесли большой вклад в Победу, которая значила не меньше, чем героизм на передних рубежах вооруженных силах в истории Великой Отечественной войны.

Изучение истории трудовой армии данного периода представляет большой научный и практический интерес, несмотря на то, что проделана большая работа нашими и зарубежными исследователями, т.к. не полностью оснащены такие вопросы, как связь депортации народов в СССР, в том числе и Казахстан с комплектованием трудовой армии, условия труда, устройство спецпереселенцев, а также эффективность их труда. Акцент делался преимущественно на советских немцах, мобилизованных в рабочие колонны, а другие категории населения оказались вне поле зрения исследователей. Информационную основу составили архивные материалы Генеральной прокуратуры РК, Центрального государственного архива РК, Государственного  Архива Карагандинской области.

Трудовая армия как принудительная форма использования рабочей силы берёт свои истоки в первые годы советской власти и является неотъемлемой частью истории советской экономики, которая на протяжении всего существования развивалась в экстремальных условиях и в силу этого носила ярко выраженный мобилизационный характер. Советская экономическая система с момента становления была ориентирована на укрепление позиций государства и решала модернизационные задачи исключительно чрезвычайными методами. Ставка на принудительные методы хозяйствования с опорой на репрессивные механизмы позволила осуществить индустриальный рывок 1930-х годов и решать задачи военной экономики [1].

Особенно тяжелые испытания выпали на долю спецпереселенцев, которые в условиях войны рассматривались государством как наиболее дешевая рабочая сила. Они составляли основной костяк мобилизованных в «трудовую армию». Трудовая армия была изуверским изобретением НКВД, позволившим увеличить вдвое бесплатную рабочую силу лагерных заключенных людьми, невинными в полном смысле слова, но низведенными в положение заключенных и содержащихся под стражей. Спецпереселенцы направлялись на самые трудовые участки, в первую очередь на строительство важнейших объектов оборонного значения железных дорог, предприятий и шахт. По постановлению № 492с СНК СССР от 26 сентября 1942 года «О выделении рабочей силы для работы на строительстве нефтепровода… и строительстве Казахстаннефтекомбината» было привлечено, в порядке трудовой повинности, 2350 человек трудоспособного населения (в т.ч. эвакуированное население). Учитывая особое напряженное положение с погрузкой угля в Карагандинской области, также было мобилизовано 1000 человек. Из числа «непригодных к службе в Красной Армии, но пригодных к физическому труду (из них не менее 30 %) были привлечены к подземным работам на рудниках, для работы на предприятиях Наркомцветмета и Наркомстроя по постановлению № 512-98с СНК КССР [2]. Также было мобилизовано 2250 человек для работы на предприятиях и стройках электростанции Наркомата, 1000 человек в трест «Прибалхашстрой» для работы на строительстве Балхашского медеплавильного завода, 1800 человек для работы на предприятиях и стройках [3].

В 1934 году был образован Наркомат внутренних дел (НКВД), в структуры которого передавалось Главное управление лагерей и колоний ГУЛАГ. К 1941 году из последнего выделился ряд подразделений, на первый взгляд с вполне гражданскими аббревиатурами ГУЖДС (Главное управление лагерей железнодорожного строительства), ГУШОСДОР (Главное управление лагерей шоссейнодорожного строительства) и т.д. В состав ГУЛАГа входили специализированные управления: промышленного и специального строительства (оборонные объекты, алюминиевые, целлюлозно-бумажные, цементные заводы и др.), горно-металлургической промышленности, управление топливной промышленности и др. [4. С.95].

НКВД оставался карательно-силовым органом, в то же время обретая функции хозяйственноэкономических ведомств. К началу Великой Отечественной войны НКВД превратился в крупнейшее промышленно-строительное ведомство, на стройках и промышленных объектах НКВД в годы войны работали заключенные и трудмобилизованные.

В годы войны специальными постановлениями Советского Правительства контингенты из числа спецпереселенцев вместе с местным населением были мобилизованы для работ в промышленности и на важнейшие объекты строительства.

В первые годы основную, многочисленную группу в среде мобилизованных составляли депортированные немцы, мужская часть которых полностью призывалась в трудовую армию. Вскоре в связи с нехваткой рабочей силы начали забирать и женщин, как свидетельствуют архивные документы. По этим документам «мобилизовали на трудовой фронт физически пригодных к работе «немцев и немок», которые обеспечивались питанием и теплой одеждой на 10 суток» [5]. В 1943-1944 гг. с прибытием в Казахстан спецпереселенцев с Северного Кавказа трудовой резерв увеличился.

Трудмобилизованные размещались в специально отведенных «зонах» с заграждениями, с воруженной охраной и вахтой у ворот. Над ними был поставлен комендант НКВД.

В предвоенный и военный периоды политика советского государства ужесточилась и была направлена на то, чтобы «физические возможности лагерной рабочей силы можно было использовать максимально на любом производстве» [6]. Об этом свидетельствует Указ Президиума Верховного Совета СССР «О лагерях НКВД СССР» от 5 июня 1939 года, где оговаривается, что, во-первых, следует отказаться от системы условно-досрочного освобождения лагерных контингентов и что осужденный, отбывающий наказание в лагерях НКВД СССР, должен отбыть установленный судом срок наказания полностью, также предложить органам Суда и Прокуратуры прекратить расследование дел по условно-досрочному освобождению из лагерей, а НКВД прекратить практику зачетов одного рабочего дня за два. Чтобы поднять стимул для повышения производительности труда, для отдельных производственников, дающих высокие показатели производительности труда, устанавливали «денежное премирование, облегченный лагерный режим с общим улучшением их бытового положения» [6, Л.5]. А по отношению к отдельным заключенным, отличникам производства,  дающим за длительное время пребывания в лагерях высокие показатели труда, допускалось их условно-досрочное освобождение, но только решением Коллегии НКВД СССР и Особого совещания  НКВД СССР по особому ходатайству начальника лагеря и начальника политотдела лагеря. Что касается прогульщиков, отказников от работы и дезорганизаторов производства, к ним применялись суровые меры принуждения: усиленный лагерный режим, карцер, худшие материально-бытовые условия и другие меры дисциплинарного воздействия. К наиболее злостным дезорганизаторам лагерной жизни и производства применялись более суровые, судебные меры наказания, в отдельных случаях, до высшей меры наказания включительно. В Указе отмечается, что снабжать лагерную рабочую силу продовольствием и производственной одеждой следует с таким расчетом, чтобы физические возможности людей можно было использовать максимально на любом производстве [6, Л.6].

В конце 1942 года на территории Казахстана было чуть более 30 Наркоматов и рядь советских учреждении (райсоветы, сельсоветы, нарсуды и редакции газет), где было занято на работах 60293 человека (из них мужчин 27820, женщин 28398 и подростков от 14 до 16 лет – 4075)  [7, Л.81].

Спецпереселенцы трудились в следующих Наркоматах [8]: НКВД, Наркомат пищевой, Наркомат угольной, Наркомат коммунального хозяйства, Наркомат строительства, Наркомат путей сообщения, Наркомат легкой промышленности (Наркомлегпром), Наркомат цветной металлургии (Наркомцветмет), Наркомат местной промышленности, Наркомат земледелия, Нархозы, Наркомат торговли, Наркомат здравоохранения, Наркомат просвещения, Наркомат связи, Наркомат дорожного строительства, Наркомат лесной промышленности, Наркомат водного хозяйства, Наркомат мясной и молочной промышленности, Комитет по делам искусств, Наркомат заготовок, Наркомат финансов, Наркомат обороны, Наркомат текстильной промышленности, Наркомат станкостроения, Наркомат нефтяной промышленности, Соворганизации и учреждения, Наркомат резервов, Наркомат речного транспорта, Наркомат зерновых и животноводческих совхозов, Наркомат рыбной промышленности.

Итак, в 1942 году в наркоматах было 58 трудпоселков, где находилось 145329 человек (44362 семьи). Из них 35731 муж., 46971 жен., 11331 подр. и детей до 14 лет – 51296. Использовался труд 60293 спецпереселенцев, из них муж. 27820, жен. 28398 и подр. от 14 до 16 лет 4075.

Помимо этих наркоматов в конце 1943 года сюда прибавилась еще одна организация – Оборонное строительство,   куда   входили:   Тагиллаг,   Алтайлаг,   Карагандауголь,   Кузбассуголь, Богославлаг, Главнефть  станция  Бокань  и  прочие  оборонные  организации.  Итого  было  задействовано  15767 человек.

Итак, из 145329 спецпереселенцев в общей сложности 76060 человек трудились в наркоматах, которые наравне со всеми рабочими предприятий принимали равные участия в трудовом подъеме народных масс. Спецпереселенцы, также наравне со всеми оказывали фронту материальную помощь. В годы Великой Отечественной войны приобрела свое исключительное значение подготовка квалифицированных рабочих для промышленности и транспорта. Государственные трудовые резервы с первых же дней войны были одной из форм пополнения рабочего класса – в этой системе осуществлялась широкая подготовка квалифицированных кадров для ведущих отраслей промышленности, транспорта и строительства.

Мобилизация молодежи в школы ФЗО, ремесленные и железнодорожные училища проводилась таким же путем как мобилизация в Трудовую армию на  основе  правительственных документов. Вот, например, в 1943 году 27 февраля вышло Постановление № 27с СНК и ЦК КП (б) КазССР «Об очередном призыве молодежи в школы ФЗО, ремесленные и железнодорожные училища (фабричнозаводское обучение), где говорилось: «Обязать Республиканские Управления трудовых резервов для обучения в школы ФЗО, ремесленные и железнодорожные училища в период до марта 1943 года направить 12700 человек городской, колхозной и др. сельскохозяйственной молодежи» [9].

В школы ФЗО призывалась молодежь мужского пола в возрасте 15-17 лет и женского пола в возрасте 16-18 лет, а в ремесленные и железнодорожные училища – мужского пола 14-15 лет и женского пола 15-16 лет. Наряду с местным населением призывались и дети спецпереселенцев.

Долгие десятилетия история создания и деятельности Трудовой армии, конкретный вклад ее участников в увеличение военной мощи СССР оставалась обезличенно. Эта тема рассматривалась лишь в общем контексте истории тыла и трудового подвига народа во имя Победы, растворяясь в общем понятии «трудовой фронт». Сознательно размывались и предавались забвению грани: кто, когда и под каким юридическим статусом привлекался в Трудовую армию, равно как масштабы и результаты деятельности трудоармейцев. А с течением времени понятие «Трудовая армия» вовсе исчезло из обихода, поскольку считалось, что в войну героически трудилось все население от мала до велика.

Тоталитарному режиму невыгодно было объективно оценивать труд лиц, которых он на тот момент поставил вне общества. Вследствие этого остались забытыми и те, кто по своим моральнополитическим качествам полностью соответствовал критериям сталинских законов и в Трудовую армию был мобилизован вполне легально.

Нельзя отрицать, что любое государство, находящееся в состоянии войны, потерявшее в ходе боев значительную часть территории, материально-технических и экономических ресурсов, должно мобилизовать все силы, в том числе и людские, чтобы организовать работу тыла, т.е. наладить все структуры военной экономики для успешного ведения войны. По логике на это нацеливались законы и нормативные акты военного времени, в соответствии с которыми все трудоспособные и годные к военной службе граждане подлежали мобилизации на фронт и для выполнения трудовой повинности. Однако история Второй мировой войны не знает аналогов, когда страна, воевавшая против агрессора, одновременно ставила бы миллионы своих граждан в положение отверженных и таким способом привлекала бы их к принудительному лагерному труду.

 

  1. Гончаров Г. А. Трудовая армия на Урале в годы Великой Отечественной войны: диссертация доктора ист. наук: -Челябинск, 2006,438 с.
  2. Земсков В.Н. Заключенные в 30 годы // Социологическое исследование. № 7. С.3.
  3. Калыбекова М.Ч. История депортированных народов Казахстана (1937-1956 гг.)..Алматы, 2008. -187 с. (С.133).
  4. Депортированные в Казахстан народы: время и судьбы. Алматы, «Арыс»«Казахстан», 1998. -428 5 ГАКО, Ф.411, Оп.2, Д.3, Л.2. 
  5. ЦГА  РК, Ф.1109с, Оп.2с, Д.2, Св.1.
  6. Архив Комитета по правовой статистике и спецучетам Генеральной Прокуратуры РК, Д.13.
  7. Архив Комитета по правовой статистике и спецучетам Генеральной Прокуратуре РК, Ф.16, Оп.1, Д.17, Лл.70-76.
  8. ЦГА РК, Ф.1109с, Оп.2с, Д.28, Св.1, Л.39.
Год: 2016
Город: Алматы
Категория: История
loading...