Керамический комплекс средневекового Тараза

Первое упоминание о средневековым городища Тараз содержится в Византийских источниках и относится к концу VI в. Писали о Таразе почти все средневекоые географы, историки, путешественники. Так историки ІХХІ вв. называют Тараз «городом купцов». Но Тараз также был и столичным центром тюргешей, а затем карлуков, караханидов, джагатаидов. Город который имел свой монетный двор. ХІ-ХІІ века характерны для Тараза экономическим и культурным ростом, обусловленным его местоположением на торговом пути, в центре богатой земледельческой долины, рядом с серебряными рудниками в горах Таласского Алатау. Развитие экономики явилось главной причиной дальнейшего роста различного рода ремесел. Особенно наглядно видны изменения на изделиях керамического производства, что выразилось в усовершенствовании и стандартизации форм сосудов. 

Живописная Таласская долина, тянется с юго-востока на северо-запад-вдоль р. Талас, в эпоху средневековья представляла единый политико-административный Таразский округ. Необьятные просторы Таласской долины с глубокой древности привлекали к себе человека, который оставил здесь самые разнообразные археологические памятники, раскрывающие историю племен и народов, населявших долину со ІІ тыс. до н.э. Ценности этих памятников особенно велика, поскольку дошедшие до нас письменные источники содержит очень мало сведений об исторических судьбах племен. Исследование памятников Таласской долины делится на четыре периода. Первый начался до Великой Октябрьской соцалистической революции, второй-с момента экспедиции в Таласскую долину-с  1936 по 1946 г. (руководитель А.Н. Бернштам); третий-с 1946 по 1967 г., т.е. с момента создания отдела археологии при Институте истории, археологии и этнографии АН КазССР; четвертый с 1967 по настояшее время.

Один из древних городов Таласской долины является Тараз. Вместе с Джамукатом он упоминается уже в VI в. В 568 г. в этом городе на берегах Таласа в ставке тюркского кагана Дизабула принимали  посла  Византии  Земарха  [1,  С.  33].  В  629  г.  Тараз  (Далосы)  описывает Сюнь-Цзянь:

«Пройдя 140-150 ли на запад от Цяньцзюань, мы прибыли в город Далосы. Город в окруж-ности 8-9 ли. В нем вмешанно живут купцы из разных стран и хусцы (согдийцы). Земля и климат такие, как в Суйе. Примерно в 10 ли на юге от него есть небольшой одиночный город с населением около 300 дворов. Это, собственно, люди из Срединного царства. Некогда они были взяты в плен Туцзюэ, но в последствии объединились в землячество и осели в этом городе, живя в его централь-ных усадьбах. Когда же одежда износилась, они стали одеваться как туцзюэ, но их язык, обычаи и законы такие же, как в Китае» [2, С. 91].

Основным материалом из раскопки и сборов с городищ является керамика. Керамика рассматривается по трем хронологическим периодам: конец V-начало VІІІ в., VІІІ-начало X в., XI-начало  XIІІ в. Основным критериями классификации были морфологические, качественные и количественные характеристики. По технологическим признакам определяются две большие группы керамики: лепная и станковая. Учтены также признаки вторичной технологической обработки: лощение, окраска, роспись и орнаментация, добавки в тесто. Учет функционального назначения явился критерием для выделения классов и типов. Отличительные особенности формы тулова, венчика, а также различные дополнительные детали послужили принципом деления на подтипы.

Вся керамика делится на три группы: лепная керамика, станковая, сделанная на ручном и ножном круге, и станковая поливная. Крупным сосуды, как хумы, тазы, сферические и плоскодонные котлы, кувшины с цилиндрической узкой горловиной, изготовлялись по частям. Горловина и венчик у хумов и кувшинов лепились отдельно, следы их прикрепления к корпусу хорошо видны на внутренней поверхности многих сосудов, в этом убеждают и отпавшие и котлов по линии спайки швов некоторые горловины и стенки кувшинов и котлов. Ручки кувшинов лепились отдельно и крепились к сосуду ручным способом.

Для изготовления сосудов кухонного и хозяйственного назначения: хумов, котлов, а также подставок под котлы, крышек, тандыров и некоторых форм светильников-применялось тесто с большими примесями крупнозернистого песка, дресвы и гипса, особенно заметными в изломе черепка. Первая группа керамики-лепная кухонная посуда. Котлы, горшки, хумы и сковороды-жаровни представлены фрагментами венчиков, боковин и донцев. Котлы  являются  ведущей  формой  посуды, лепленной от руки. Почти все котлы во фрагментах целые, покрыты снаружи копотью, причем характерно, что днище чистое, а копоть появляется на некотором расстоянии от дна. Причиной этого была, видимо, система очага, где котел своим дном непосредственно стоял на раскаленных углях, а стенки его обволакивались дымом. В некоторых котлах на внутренних стенках обнаружены остатки пищи в виде кожицы пшеницы, прилепившейся к стенкам сосуда. Котлы являются одной из наиболее распространенных форм посуды, изготовляемой всюду и в большом количестве. По размерам и вместительности котлы разнообразны: большие, средние и маленькие. Поэтому варианты их в  каждом районе многочисленны. Котлы из городища Тараз идентичны котлам из городищ Чуйской [3] и Таласской [4] долины и Южного Казахстана [5].

В комплексе с котлами следует рассмативать и массивные глиняные подставки под котлы, выполненные в виде удлиненной головы верблюда с углубленными глазами и выступающей вперед мордой. Снаружи подставки покрывались орнамен-том, обычно елочным. Такого типа подставки достаточно широко представлены в керамике VII-VIII вв. из Жетысу и являются для того времени, скорее всего, локольной формой гончарных изделий. Появившиеся в оседлом быту горожан подставки котлов с мифологическими образами следует рассматривать не только как предметы утилитарного назначения, но и как предметы, отражавшие религиозно-мифологические воззрения перешедшего к оседлости тюркского населения Таразской округи [6].

Крышки найдены в значительном количестве. Практически все фрагменты относятся к плоским дисковидным крышкам. Диаметр их варьирует от 12 до18 см. Украшение поверхности очень разнообразно: здесь присутствует прочерченный, ямочный и налепной орнамент. Довольно часто встречается штампованный орнамент. Крышки широко распространены и на других городищах Жетысу  [7], многочисленная и близкая им серия происходит из Чуйской долины, Южного Казахстана [8], из Ташкентского оазиса [9]. Хумы. По венчику хумы делятся на несколько групп. Наряду с известной ранее прямоуголной формой венчика появились две новые. У одних сосудов венчик состоит из двух валиков с ложбинкой, у дру-гих на валике еще имеется жгутик с защипами. Подобной формы хумы были широко распространены на городище Баба-Ата и на среднем течении Сырдарьи в VIII-IX вв. Известны они и в Ак-Бешиме в VII-VIII вв. Самую распространенную группу глиняных сосудов образуют хумы. Целых или архео-логически целых сосудов не обнаружено, но наличие фрагментов венчиков, донцев и тулова позволяет воспроизвести их форму и размеры.

Хумы имели округлое тулово, горловину диаметром 24-26 см с отогнутым на внешнюю сторону венчиком, плоское дно диаметром 21-25 см, сделанное на песчаной подсыпке. Высота хумов около или более 1 м. Такие сосуды формуются из широких полос, лепятся вручную, швы соединений отчетливо видны на внутренней поверхности черепков. Тесто плотное, хорошего промеса с примесью песка.  На верхнюю часть тулова, а иногда около венчика некоторых хумов нанесены коричневым  или черным ангобом пятна, от которых вниз тулову спускаются потеки. Пятна или полосы ангоба, по мнению Е.М. Пещеревой, играли роль оберегов [10]. Обычай нанесения пятен на сосуды особенно широко распространен в памятниках каунчинской культуры первой половины первого тысячелетия нашей эры [11]. Вторая группа керамикаи выделяется по технологическому признаку: она изготовлена на ручном гончарном круге и немногим отличается от лепной. Сосуды асимметричные, но черепок при формовке становится плотнее, формы изящнее. Венчики хорошо профилированы.

Кувшины. Среди них наиболее многочисленную группу (первую) составляют кувшины с невысоким узким горлом и широким сферическим корпусом. Иногда переход от тулова к горловине резкий, украшенный волнистым орнаментом. Ручки крепятся к самой горловине. На горловине имеется слив и маленькая ложбинка. Подобная форма кувшинов была весьма распространена в Пянджикенте, Ак-тепе близ Ташкента, в Жетысу (VI-VII вв.) [12], Ак-Бешиме [13]. Наряду с этой формой имеется и ряд разновидностей. К кувшинам второй группы относятся кувшины с плечиком, от которого поднимается рожок, заканчивающийся сдавленным с боков раструбом. Оттянутый внутренний край растуба упирается в верхнюю часть горловины кувшина.

Кувшины третьей группы-это кувшины без слива на венчике, с ручкой в верхней части корпуса и отверстием в ней. Они близки по формам к акбешимским и семиреченским. Серия кувшинов  с рожком известна и в Ак-тепе близ Ташкента [14], в Минг-Урюке (VII-VIII вв.) [15], а с отверстием в ручке-в районах Южного Казахстана (VIІІ-ІХ вв.). Кувшины четвертой группы, служившие для переноски воды и по сей день бытующие у таджиков под названием «утка», были весьма  причудливой формы с тщательно орнаментированной поверхностью, но небольших размеров, высота их не превышает 15-18 см. Кувшины пятой группы отличаются от предшествующей грушевидным корпусом, обращенным узким концом вниз, и слегка вогнутыми внизу стенками тулова. Для кувшинов шестой группы характерна очень высокая, до 20 см цилиндрическая горловина, заканчивающаяся изящным сливом с лунницами по бокам, а также большая сферичность корпуса и  богатая рельефная фантастическая орнаментация. Интересен тонкостенный кувшин с широким цилиндрическим горлом и носиком-сливом, корпус украшен. Основная композиция на этом сосуденепересекающиеся линии. Она была остроумно разработана путем повторяющихся мотивов рога барана. Орнамент из рогов, покрывающих корпус кувшина,-отзвуки сакского искусства. Техника выполнения данного узора заключается в том, что заранее заготавливали жгутики из глины. При краям узора прокладывали двойной шнурок из крученых ниток, который прикрепляли вместе с кожей к сосуду редкими стежками. Древние мастера каждый наложенный на поверхность сосуда жгутик покрывали еще и насечкой, как бы имитирующей мелкие стежки ниток, которыми мог быть прикреплен узор [16]. Узор в виде «рогов барана», выполняемый врезной техникой еще с І тысяче-летия до нашей эры [17], был широко распространен в сакское время на бытовой утвари, шкатулках, коже, войлоке и достиг расцвета в глиняной посуде Жетысу и Южного Казахстана в эпоху Тюркских каганатов. В Таласской долине длительные процессы взаимосвязи оседлого населения городов с кочевым миром способствовали проникновению в городскую среду кочевников, привнесших в искусство мотивы, ранее применявшиеся в украшении одежды, жилища, домашней утвари. Благодоря выработанным веками орнаментальным приемам на коже, дереве, войлоке, кости и металле оседавшие в городах тюрки, карлуки, кимаки, кипчаки и караханиды смогли воспроизводить их на гончарных изделиях и в архитектуре и тем самым способствовать расцвету орнаментального искусства [18].

Сфероконусы. Общая конфигурация изделий этого рода-узенькое горлышко и разду-тый корпус, переходящий в коническое дно, нескаолько варьируется.

С первых этапов появления в быту у населения сфероконические сосуды были украшены простыми и сложными орнаментальными композициями. В орнаментации сфероконусов использовались такие технические приемы, как штамповка, наколы, резка, процарапывание, срезы, пальцевые вдавливания, налепы. Самым распространенным видом орнамента является процарапанный и гребенчатый. Элементы узоров наносились с помощью острых предметов (острие ножа, заостренная палочка, зубчатая палочка). Мотивы процарапанного орнамента встречаются от самых простых (горизонтальные линии от одного до нескольких рядов) до сложных растительно-геометрических.

Характерным признаком таразских сфероконусов является соровато-зеленый цвет, толстые стенки и особенно массивное дно. Сосуды изготовлены на гончарном круге из хорошо отмученный глины, без видимых примесей, в большинстве случаев сфероконусы орнаментированы. Отличительной особенностью качества черепка таразских сфереконических сосудов является его большая плотность, прочность и звонкий металлический звук при ударе. Потребность в керамических изделиях с высокой механической прочностью поставила средневековых гончаров перед необхадимостью поиска специального обжига-клинкерного. Клинкерный обжиг, доводящий черепок до спекания, связан со сложным многоэтапным технологическим процессом, требующим от 200 до 350 часов обжига, в течение которых достигается медленное изменение (повышение и понижение) температуры. Поливная керамика ХІ-ХІІ вв. Развитие керамического производства в Таразе может быть прослежено на богато представленной поливной керамике. Изготовлена она на гончарном круге из хорошо промешанной, отмученной глины. Черепок сосудов в изломе красновато-коричневого цвета. Для глазурованной керамики Тараза характерно высокое качество, яркость красок, высокохудожественность орнаментальной тематики и хорошее выполнение узора.

Основным видом поливных изделий этого времени являются чаши, пиалы, блюда, тарелки, кувшины, горшочки, вазочки, туваки, чираги.

Чаши представлены двумя формами: конической и с плавно выгнутыми стенками. Единично встречены чаши с наклоненными внутрь бортами, небольшие низкие чашечки с плавно выгнутой, заканчивающейся вверху округленной закраиной и небольшие низкие чашечки на дисковидном поддоне.

Пиалы близки по форме к конусновидным чашкам. Они лишь меньше размером и в основным покрыты одноцветной поливой: белой и зеленовато.

Блюда уплощенной формы, с прямыми или слегка отогнутыми бортиками на кольцевом поддоне.

Тарелки с перегибом стенки, на кольцевом поддоне.

Кувшины миниатюрных форм на дисковидном поддоне с цилиндрическим корпусом.

Горшочки с приземистым туловом, низкой шейкой и широким отогнутым наружу краем. Кувшины и горшочки украшены  стилизованными куфическим надписями.

Вазочки-альбарелло с цилиндрическим или суженным к донцу корпусом. Туваки цилиндрической формы, с отогнутым наружу краем и дисковидным поддоном или без него. Эти предметы украшены коричневой, красновато-коричневой и зелеными красками по белому фону. Некоторые из них покрыты подкрашенной зеленоватый поливой.

Чираги представлены двумы основными типами. Первый тип с округлым корпусом, петлеобразной ручкой, они покрыты белой поливой с темной росписью и украшены точками и стилизованной надписью.

Второй тип чирагов также в плане круглой формы, но корпус их разделен вертикальными каннелюрами и поэтому носик приобретает четкие граненые формы, что создает впечатление металлического сосуда. Ручка имеет пяту, являющуюся центральной в композиции художественного оформления светильника. Узор выполнен рельефным штампом, чаще всего это мотивы растительного характера, виньетки, пальметки. Встречаются и клеточки, елочки, концентрические круги. Иногда изображены древние традиционные сцены борьбы зверей или пара птиц.

Узоры на таразских поливных сосудах по сюжету орнаментальных мотивов можно разделить на четыре группы: линейно-геометрический, растительный, эпиграфический и зооморфный. Используются узоры в различных сочетаниях. К группе линейно-геометрического орнамента относится самый распространенный в Таразе на поливной посуде с белым фоном мотив вихревой розетки, насчитывающий свыше 20 разновидностей. Обычно он украшал донную часть чаш, блюд и тарелок. Украшалось  не  только дно  сосуда,  но  и его борта.  Но  орнамент был менее  сложен. Это точки или фестоны, иногда их дополняла благожелателная надпись [19]. Различные мотивы вихревой розетки в сочетании с роговыми узорами широко известны в Х-ХІІ вв. в Хорезме [20], Самарканде [21], в  Мерве  [22]  и  Южном  Казахстане  [23],  в  Таласской  долине  [24],  Илийской  долине  [25].  Узор «падающей волны»-символ воды, помещенный в двух концентрических кругах на борте чаши, между волнами имеются завитки. В единственном случае на белом фоне блюда выполнено сложное плетение типа гериха, составлявшего шестиугольные звезды с многолепестковыми розетками внутри. На бортиках блюда имелась стилизованная надпись. Так единичными являются: узор «узел счастья», узор в виде разводов и орнаменты в виде ромбов клеток, звездочек, елочек, кругов, овалов, а также выемчатый орнамент на чирагах. Отмеченные формы сосудов и узоры имеют аналогии в самаркандской керамике Х-нач. ХІ в.

Распитительный орнамент. К этой группе относится рисунок граната-символ плодородия, выполненный очень реалистично. Изображение граната дано в разрет, иногда вместе зерен внутри помещали благожелательную надпись. Как правило, таким узором украшали только борта конических чаш с золотисто-желтым фоном.

В таразскои керамике как и в среднеазиатской керамике этого периода широко использовалось изображение букетов из крупных миндалевидных бутонов, выполненных сочетанием красного, зеленого, серого, и коричневого цветов с процарапанными по ангобу различными завитками. Букеты украшали чаши и блюда. Часто букеты употреблялись в сочетании с эпиграфическим орнаментом в виде стилизованной надписи, расположенной между букетами по краю чаш. Букеты из бутонов были популярным элементом декора глазурованной керамики ХІ в. в Чаче, Илаке, Жетысу, Южном Казахстане  и Таласской долине.

Эпиграфический орнамент. В нем представлены надписи от простого куфи до стилизованной арабески, в которой отсутствует всякий смысл написанного. Как правило, им украшались борта открытой посуды, а также горшочки, кувшинчики, чираги с белым фоном и без пяты. Стилизованные арабские надписи компоновались либо в виде сплошной орнаментальной полосы, либо прямоугольными отрезками сильно вытянутых букв. Узор выполняли черной, коричневой, иногда красной красками с пальметкой. Керамика с эпиграфическим узором имела широкое распространение в среднеазиатских городов в Х-ХІІ вв.

Зооморфный орнамент. Эта группа не многочисленна. На одной чаше в центре имелась фигура льва. Лев стоит с раскрытой пастью и подогнутым под себя хвостом, фигура заключена в медальон из эпиграфической надписи. На фрагменте закрытой формы сосуда изображена лиса. Лиса стоит на задних лапах, а передними как бы тянется к ветвям виноградной лозы. Орнамент выполнен рельефно и покрыт вместе с сосудом темно-коричневой поливой.

На выступе ручки чираги имеется изображение барса, набросившегося на оленя. Сцена борьбы барса и оленя передана весьма реалистично, в позах животных чувствуется движение и энергия. На отворотах ручек чирагов с граненым корпусом имеются также изображения птиц, стоящими друг против друга.

Разнообразие форм и высокое художественое мастерство гончаров, ярче всего выразившееся в стандартизации и разнообразной орнаментации поливных изделий, способствовали не только широкому спросу их на рынке и расширению денежных оборотов, но и взаимовлиянию гончарного искусства, взаимопроникновении гончарных традиций Тараза и других городов Жетысу и Средней Азии. И расцвет керамического искусства в Таразе и городах его округи, как и во всем Жетысу, не был изолированным явлением, а оказался результатом общего экономического подъема культуры городов Средней Азии и Казахстана после объединения под властью караханидов.

 

  1. Бартольд В.В. Отчет о поездке в Среднюю Азию с научной целью. 1893-1894 гг. –// Соч. Т.4. – М., 1966. – С. 33. 2 Зуев Ю.А. Китайские известия о Суябе// Изв. АН КазССР. Сер.истории, археологии, этнографии. 1960. –Вып. 3 (14). – С. 91.
  2. Кожемяко П.Н. Раннесредневековые города и поселения Чуйской долины. Фрунзе,
  3. Бубнова М.А. Средневековое поселение Ак-Тобе у с. Орловки // Археологические памятники Таласской долины. С. 138.
  4. Агеева Е.И., Пацевич Г.И. Из истории оседлых поселении и городов Южного Казахстана // ТИИАЭ АН КазССР. Алма-Ата, 1958. Т. 5. С.
  5. Сенигова Т.Н. Средневековый Тараз. – Алма-Ата: Наука, 1972. – С.157.
  6. Байпаков К.М. Керамика средневекового Кулана// В глубь веков. – Алма-Ата, 1974. – С.92.
  7. Агеева Е.И., Пацевич Г.И. Из истории оседлых поселении и городов Южного Казахстана // ТИИАЭ АН КазССР. Алма-Ата, 1958. Т. 5. С.
  8. Мерщиев М.С. Городище Актобе-1 (IV – нач. XIII вв.) // Древности Чардары. Алма-Ата, 1969. – С.156.
  9. Пещерева Е.Е. Гончарное производство Средней Азии. // Труды Института этнографии АН СССР. М.Л., 1949. – С.80.
  10. Мерщиев М.С. Городище Актобе-1 (IV – нач. XIII вв.) // Древности Чардары. Алма-Ата, 1969. – С.156. 12 Агеева Е.И., Пацевич Г.И. Из истории оседлых поселении и городов Южного Казахстана // ТИИАЭ АН КазССР. Алма-Ата, 1958. Т. 5. С. 179.
  11. Распопова В.И. Гончарные изделия согдийцев Чуйской долины // Труды Киргизской археологоэтнографической экспедиции, Т.IV. М., 1960. – С.156.
  12. Тереножкин А.И. Холм Ак-тепе близ Ташкента (раскопки 1940 г.)// Труды Института истории и археологии АН УзбССР, Т.I. Ташкент, 1948. – С.113,
  13. Буряков Ю.Ф. Городище Минг-Урюк в Ташкенте. Труды САГУ, вып.81, Ташкент, 1956, С.
  14. Нуржанов А.А. Взаимодейтсвие степных и оседлых цивилизаций в эпоху Тюркских каганатов в Семиречье. Средневековая археология Евразийских степей// Материалы Учредительного съезда Международного конгресса. Казань. Т.2. С. 115-119.
  15. Маргулан А.Х., Акишев К.А., Кадырбаев М.К., Оразбаев А.М. Древняя культура Центрального Казахстана. Алма-Ата, 1966. – С.195.
  16. Сенигова Т.Н. Орнаментальные узоры на керамических сосудах VI-IX веков // В глубь веков. Алма-Ата, 1974. – С.120.
  17. Большаков О.Г. Арабские надписи на поливной керамике Средней Азии IX-XII вв. //«Эпиграфика Востока». – 1963. – Т. XV. – С.82
  18. Неразик Е.Е. Сельские поселения афригидского Хорезма. М., 1966. С. 9; Вактурская Н.Н. Хронологическая классификация средневековой керамики Хорезма (IX-XVII вв.) // Труды хорезмской археологоэтнографической экспедиции АН СССР, Т. VI. М., 1959. С.
  19. Ташходжаев Ш.С. Художественная поливная керамика Самарканда IX – начала XIII вв. Ташкент, – С.83.
  20. Лунина С.Б. Гончарное производство в Мерве X – нач. XIII вв. – С.270.
  21. Агеева Е.И., Пацевич Г.И. Из истории оседлых поселении и городов Южного Казахстана // ТИИАЭ АН КазССР. Алма-Ата, 1958. Т. 5. С.
  22. Кожемяко П.Н. Оседлые поселения Таласской долины. Сб. «Археологические памятники Таласской долины». Фрунзе, 1963. – С.193.
  23. Кузнецова О.В. Поливная керамика Талгара // Известия НАН РК. Серия общественных наук. 2007. № 1 (253). – С.102-106.
Год: 2016
Город: Алматы
Категория: История
loading...