Уголовно-правовая борьба с бандитизмом: краткий исторический экскурс

Бандитизм во все времена рассматривался правом как наиболее опасный вид уголовных правонарушений, посягающих на конституционно охраняемые права и свободы человека. Это преступление характеризуется тем, что объектами преступления признаются: общественная безопасность, а также личная свобода и неприкосновенность человека. Деяние отягощено такими элементами, как создание устойчивой вооруженной группы или банды, руководство этой бандой, участие в совершении бандитских нападений на граждан или организации. Степень общественной опасности представляется высокой, так как в качестве последствий может выступать смерть потерпевшего.

Исторически бандитизм активизировался во времена кризисов и катаклизмов, выражающихся в форме международных и локальных конфликтов, гражданских и мировых войн, революций, столкновений межэтнических интересов и иных проявлений реакций на социально значимые противоречия.

В современных условиях новая уголовно-правовая политика Республики Казахстан основана на критическом анализе исторического опыта борьбы с бандитизмом. Вместе с тем, законодательное регулирование в РК отношений, возникающих в связи с совершением бандитизма, нуждается в усовершенствовании. 

В истории Уголовного законодательства бандитизм рассматривался как преступление государственное, т.е. одно из особо опасных преступлений, посягающих на основы государственного управления в области охраны общественной безопасности и правопорядка. Впервые о бандитизме говорилось как о преступлении в Декрете СНК РСФСР от 20 июля 1918г. "О суде". Декретом ВЦИК от 20 июня 1919г. "Об изъятиях из общей подсудности в местностях, объявленных на военном положении" бандитизм определяется как "участие в шайке, составившейся для убийств, разбоя и грабежей, пособничество и укрывательство такой шайки".

Впоследствии уголовная ответственность за бандитизм была предусмотрена в ст. 76 УК РСФСР, в которой бандитизм определялся как "организация и участие в бандах и организуемых бандами разбойных нападениях и ограблениях, налетах на советские и частные учреждения и отдельных граждан, остановки поездов и разрушение железнодорожных путей, безразлично, сопровождались ли эти нападения убийствами и ограблениями или не сопровождались". Наказание за перечисленные в ст.76 УК действия устанавливалось в виде расстрела с конфискацией всего имущества. Снижение наказания допускалось на срок не ниже 3 лет лишения свободы со строгой изоляцией и конфискацией имущества только при наличии смягчающих обстоятельств. Пособничество банде и укрывательство ее членов и банды в целом, а также сокрытие добытого и следов преступной деятельности наказывалось наравне с бандитизмом. Снижение наказания допускалось на срок не ниже 2 лет лишения свободы со строгой изоляцией и конфискацией имущества.

Такая столь чрезмерная трактовка позволяла карающим органам применять максимальное наказание вплоть до расстрела за деяния, угрожающие существованию и нормальному функционированию нового общественного строя.

Уголовный кодекс 1926г. оставил норму о бандитизме без изменений (ст. 59-3 УК). В 1927г. было принято положение, которое устанавливало уголовную ответственность за бандитизм в несколько измененном виде. Ст. 59-3 УК 1926г. приобрела следующий вид: "бандитизм, т.е. организация вооруженных банд и участие в них и в организуемых ими нападениях на советские и частные учреждения или отдельных граждан, остановка поездов и разрушение железнодорожных путей и иных средств сообщений и связи". Эта норма просуществовала без каких бы то ни было изменений вплоть до принятия нового Закона об уголовной ответственности за государственные преступления 1958г. Поскольку в Уголовном законодательстве вплоть до принятия Уголовного кодекса 1960г. существовала аналогия, ст. 59-3 УК использовалась с судебной практике для ужесточения ответственности и наказуемости за деяния, обладающие повышенной степенью общественной опасности, хотя и на являющиеся по своей правовой природе бандитизмом. Например, по аналогии со ст.59-3 УК предлагалось квалифицировать систематически совершаемые организованными группами или враждебными элементами кражи домашнего имущества колхозников, находящихся на полевых работах, даже если эти преступления совершались невооруженными группами. После коллективизации сельского хозяйства и подавления сопротивления крестьянства уголовная ответственность за бандитизм стала применяться реже, т.к. уголовная преступность была в  значительной  мере подавлена.

Однако в военные и послевоенные годы широкая трактовка бандитизма вновь возобладала в правоприменительной практике. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что в системе НКВД и затем МГБ СССР было создано главное управление по борьбе с бандитизмом (ГУПБ). Наиболее широкая практика применения этой статьи имела место в борьбе с вооруженными формированиями ОУН в Западной Украине и Прибалтике.

УК 1960 г. в ст. 77 предусмотрел уголовную ответственность за бандитизм в редакции ст. 14 "Закона об уголовной ответственности за государственные преступления". В этой норме бандитизм определялся как "организация вооруженных банд с целью нападения на государственные, общественные учреждения или предприятия либо на отдельных лиц, а равно участие в таких бандах и в совершаемых ими нападениях" [1, с.24]. Новая конструкция ст.77 УК стала более четкой в плане ограничения данного вида преступной деятельности от иных организованных форм. В ней четко оговаривалась цель, с которой создается вооруженная банда для совершения нападений, а не хулиганства или кражи. Аналогия в новом уголовном законодательстве была отменена, и по ст.77 УК квалифицировались только те деяния, которые обладали всеми признаками преступления, описанного в законе. Ст.77 УК просуществовала в уголовном законодательстве практически без изменений до принятия УК 1997г., который введен в действие с 16 июля 1997г.

Как видно из характеристики исторического развития бандитизма, криминализация составляющих его деяний с самого начала образования советского государства и до наших дней объяснялось той высокой степенью общественной опасности, которая в нем заключалась.

Первоначально бандитские действия были опасны не столько тем, что реально они выливались в незаконное завладение имуществом, но прежде всего тем, что на фоне противостояния значительной части общества новому общественному и государственному строю и несогласия с проводимой социальной политикой, они являлись лишним доказательством неспособности нового государства построить справедливое общество и обезопасить его членов. Недаром в первые годы  советской власти это преступление было объявлено государственным, хотя такая цель в диспозиции нормы не укладывалась, а сформулированные в ней действия по своему характеру выступали как относящиеся к числу корыстно-насильственных обще-уголовных преступлений.

С затуханием классовой борьбы эти качества данного преступления вышли на первый план, однако, по традиции бандитизм оставался в главе о государственных преступлениях.

Глубокое изучение проблем организованности бандитизма позволили выявить и закрепить в науке Уголовного права такие существенные признаки бандитизма как устойчивость, законспирированный характер этого вида деятельности, вовлечение в нее значительного числа лиц, в том числе использующих свое служебное положение, облегчающее совершение преступлений, тщательное планирование, наличие круга лиц, укрывающих банду и похищенное. Бандитизм претерпел значительную эволюцию в своем развитии, постепенно переродившись из контрреволюционного преступления, посягающего на основы государственного устройства, советскую власть в тяжкое, корыстнонасильственное преступление.

Как видно из характеристики исторического развития бандитизма, криминализация составляющих его деяний с самого начала образования советского государства и до наших дней объяснялось той высокой степенью общественной опасности, которая в нем заключалась.

Бандитизм не посягает на основы государственного и общественного устройства, его устои, поэтому его нельзя назвать государственным преступлением. Как показывает изучении судебной практики последних лет, бандитизм всегда совершается с целью незаконного завладения  имуществом, чем причиняет вред общественным отношениям, возникающим по поводу сохранности и нормального функционирования различных видов собственности, плюс  общественным отношениям, направленным на охрану личной физической неприкосновенности личности, ее права  на жизнь.

Видимо, правильнее было бы поместить бандитизм вследствие его корыстной направленности в главу о преступлениях против общественной безопасности.

Новый УК 1997г. в дословно повторил положения УК 1960г. относительно организованной группы, т.е. она определяется как "устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений". Организованная группа, как устойчивое образование, в качестве квалифицирующего признака была включена во многие составы преступлений, в том числе и в те из разряда насильственно-корыстных, которые составляли как бы основание той пирамиды, вершиной которой является бандитизм).

Хотя само понятие "бандитизм" как конкретное преступление появилось сравнительно недавно, уже в советское время, такого рода деяния были известны еще в Древней Руси. Преступные группы, учинявшие их, именовались по-разному.

В Уложении о наказаниях 1845 г. и в последующих уголовных законах они получили наименование "шайка", которая характеризовалась практически теми же признаками, что и банда в современном ее понимании. Такими признаками шайки являлись, в частности, постоянный характер сообщества, предположения его членов заниматься преступной деятельностью в виде ремесла, а также неопределенность преступлений, которые они намереваются совершить.

Совершение преступления шайкой рассматривалось как обстоятельство, отягчающее ответственность. При этом в уголовном законе само создание шайки и вступление в уже образовавшиеся, хотя эти действия представляют собой собственно одно лишь приготовление к преступлению, признавались оконченным деянием.

Это преступление известно с незапамятных времен и во всех государствах оно рассматривалось как одно из самых опасных. Количество преступлений, совершенных вооруженными бандитскими формированиями, всегда напрямую зависело от экономического благополучия и политической стабильности государственной власти.

Достаточно вспомнить историю: гражданская война, разруха, вторая мировая война и первые послевоенные годы.

Обращаясь к советскому уголовному законодательству, нужно отметить, что состав бандитизма в период действия УК 1922 г. УК 1926 г. а затем и УК 1960 г. формулировался по разному, предусматривая различный объем подпадавших под него действий. Характерным в трактовке бандитизма в этот период времени было то, что он носил некоторую политическую окраску, сам законодатель придавал ему значение государственного преступления.

В истории Уголовного законодательства бандитизм рассматривался как преступление государственное, т.е. одно из особо опасных преступлений, посягающих на основы государственного управления в области охраны общественной безопасности и правопорядка. Впервые о бандитизме говорилось как о преступлении в Декрете СНК РСФСР от 20 июля 1918г. "О суде". Декретом ВЦИК от 20 июня 1919г. "Об изъятиях из общей подсудности в местностях, объявленных на военном положении" бандитизм определяется как "участие в шайке, составившейся для убийств, разбоя и грабежей, пособничество и укрывательство такой шайки". Впоследствии уголовная ответственность за бандитизм была предусмотрена в ст. 76 УК РСФСР, в которой бандитизм определялся как " организация и участие в бандах и организуемых бандами разбойных нападениях и ограблениях, налетах на советские и частные учреждения и отдельных граждан, остановки поездов и разрушение железнодорожных путей, безразлично, сопровождались ли эти нападения убийствами и ограблениями или не сопровождались".

Наказание за перечисленные в ст. 76 УК действия устанавливалось в виде расстрела с конфискацией всего имущества. Снижение наказания допускалось на срок не ниже 3 лет лишения свободы со строгой изоляцией и конфискацией имущества только при наличии смягчающих обстоятельств. Пособничество банде и укрывательство ее членов и банды в целом, а также сокрытие добытого и следов преступной деятельности наказывалось наравне с бандитизмом. Снижение наказания допускалось на срок не ниже 2 лет лишения свободы со строгой изоляцией и конфискацией имущества.

Такая столь чрезмерная трактовка позволяла карающим органам применять максимальное наказание вплоть до расстрела за деяния, угрожающие существованию и нормальному функционированию нового общественного строя [2, с.117].

Уголовный кодекс 1926г. оставил норму о бандитизме без изменений (ст. 59-3 УК). В 1927г. было принято положение, которое устанавливало уголовную ответственность за бандитизм в несколько измененном виде. Ст.59-3 УК 1926г. приобрела следующий вид: "бандитизм, т.е. организация вооруженных банд и участие в них и в организуемых ими нападениях на советские и частные учреждения или отдельных граждан, остановка поездов и разрушение железнодорожных путей и иных средств сообщений и связи". Эта норма просуществовала без каких бы то ни было изменений вплоть до принятия нового Закона об уголовной ответственности за государственные преступления 1958г. Поскольку в Уголовном законодательстве вплоть до принятия Уголовного кодекса 1960г. существовала аналогия, ст. 59-3 УК использовалась с судебной практике для ужесточения ответственности и наказуемости за деяния, обладающие повышенной степенью общественной опасности, хотя и на являющиеся по своей правовой природе бандитизмом. Например, по аналогии со ст. 59-3 УК Постановлением президиума Верховного суда РСФСР от 4 августа 1933г. предлагалось квалифицировать систематически совершаемые организованными группами или враждебными элементами кражи домашнего имущества колхозников, находящихся на полевых работах, даже если эти преступления совершались невооруженными группами. После коллективизации сельского хозяйства и подавления сопротивления крестьянства уголовная ответственность за бандитизм стала применяться реже, т.к. уголовная преступность была в значительной мере подавлена.

Однако в военные и послевоенные годы широкая трактовка бандитизма вновь возобладала в правоприменительной практике. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что в системе НКВД и затем МТБ СССР было создано главное управление по борьбе с бандитизмом (ГУПБ). Наиболее широкая практика применения этой статьи имела место в борьбе с вооруженными формированиями ОУН в Западной Украине и Прибалтике [3, с.145].

УК 1960г. в ст. 77 предусмотрел уголовную ответственность за бандитизм в редакции ст. 14 "Закона об уголовной ответственности за государственные преступления". В этой норме бандитизм определялся как "организация вооруженных банд с целью нападения на государственные, общественные учреждения или предприятия либо на отдельных лиц, а равно участие в таких бандах и в совершаемых ими нападениях".

С конца 80-х годов удельный вес бандитизма среди преступлений, совершенных группой лиц, резко вырос. Особая общественная опасность бандитизма состоит в том, что банды, являясь устойчивыми преступными формированиями, совершают такие особо тяжкие преступления, как убийства, изнасилования, различные виды посягательства на собственность.

Новая конструкция ст. 77 УК стала более четкой в плане ограничения данного вида преступной деятельности от иных организованных форм. В ней четко оговаривалась цель, с которой создается вооруженная банда для совершения нападений, а не хулиганства или кражи. Аналогия в новом уголовном законодательстве была отменена,' и по ст.77 УК квалифицировались только те деяния, которые обладали всеми признаками преступления, описанного в законе. Ст. 77 УК просуществовала в уголовном законодательстве практически без изменений до принятия УК 1996г., который введен в действие с 1 января 1997г.

Как видно из характеристики исторического развития бандитизма, криминализация составляющих его деяний с самого начала образования советского государства и до наших дней объяснялось той высокой степенью общественной опасности, которая в нем заключалась.

Первоначально бандитские действия были опасны не столько тем, что реально они выливались в незаконное завладение имуществом, но прежде всего тем, что на фоне противостояния значительной части общества новому общественному и государственному строю и несогласия с проводимой социальной политикой, они являлись лишним доказательством неспособности нового государства построить справедливое общество и обезопасить его членов. Недаром в первые годы  советской власти это преступление было объявлено государственным, хотя такая цель в диспозиции нормы не укладывалась, а сформулированные в ней действия по своему характеру выступали как относящиеся к числу корыстно-насильственных общеуголовных преступлений.

С затуханием классовой борьбы эти качества данного преступления вышли на первый план, однако, по традиции бандитизм оставался в главе о государственных преступлениях [4, с.83].

Глубокое изучение проблем организованности бандитизма позволили выявить и закрепить в науке Уголовного права такие существенные признаки бандитизма как устойчивость, законспирированный характер этого вида деятельности, вовлечение в нее значительного числа лиц, в том числе использующих свое служебное положение, облегчающее совершение преступлений, тщательное планирование, наличие круга лиц, укрывающих банду и похищенное. Бандитизм претерпел значительную эволюцию в своем развитии, постепенно переродившись из контрреволюционного преступления, посягающего на основы государственного устройства, советскую власть в тяжкое, корыстнонасильственное преступление.

Правоприменительная практика того периода времени, вплоть до 60-х годов характеризовалась тем, что суды рассматривали как бандитизм деяния, достаточно далеко отстоящие от законодательного его определения. Это объяснялось существовавшей в то время в уголовном праве аналогией закона и незаконными по своему существу указаниями высших судебных органов СССР и РСФСР.

Показатели статистической отчетности, касающейся бандитизма не согласовывались с реальным положением дел. Ввиду отмеченной выше политической оценки бандитизма и господствующей идеологической доктрины об искоренении преступности политического характера, дела о бандитизме не показывались, а деяния, фактически являвшиеся таковым, квалифицировались по иным статьям УК. Были ликвидированы специализированные подразделения отделы по борьбе с бандитизмом. Официальное мнение о том, что в стране больше нет бандитизма, повлекло не только разрушение системы борьбы с этим деянием, но и отказ от изучения тактики борьбы с ним. Такое положение существовало вплоть до середины 90-х годов, охарактеризовавшихся значительным всплеском бандитизма, что получило признание, в частности, в известном Указе Президента РФ от 14.06.1994 года "О неотложных мерах по защите населения от бандитизма и иных проявлений организованной преступности". Этот Указ сыграл важную роль в усилении борьбы с организованной преступностью и, в первую очередь, с бандитизмом [4, с.106].

 

  1. Побегайло М.Ф. Тенденции современной преступности и совершенствование уголовного законодательства в сфере борьбы с ней. М., 1992. С.24
  2. Кудрявцев В.Н. Теоретические основы квалификации преступлений. М., 1963. СЛ17
  3. Растегаев А.А. Анализ общеуголовной корыстной  преступности// Методика  анализа преступности. М.. С. 145
  4. Устинова Т. Д. Уголовная ответственность за бандитизм, Москва, 1997 г.
Год: 2016
Город: Алматы
Категория: История