Новые материалы о культовых сооружениях г. Туркестана  /ХІІ-ХVІІІ вв./

Вновь выявленные и датированные памятники из культовых сооружений г. Туркестана являются ценными источниками о развитии в средневековье прикладного искусства, несут новые данные об истории архитектуры и орнаментального искусства народов Казахстана и Средней Азии. Новые памятники резного дерева из туркестанской ханаки свидетельствуют о наличии вблизи караханидского мавзолея Х.А. Ясави монументальной деревянной мечети с элементами росписи и резьбой, которая была разобрана в ходе строительства грандиозной ханаки Тимуром. Колонна из мавзолея Али-ходжа-ата представляет большую историческую ценность как памятник периода Казахского ханства. Интересные результаты дает сопоставление с казахским орнаментом известным по изделиям прикладного искусства. 

Архитектурный комплекс Ахмеда Ясави в г. Туркестане – уникальный памятник средневековой истории и искусства Казахстана и Средней Азии (рис. 1). Французская исследовательница Мари де Ужфальви-Бурдон, в 1876 г. посетившая г. Туркестан, свое впечатление об увиденном выразила следующим образом: «Чудо Туркестана – это мечеть Хазрет ... Архитектура свода, позволяющая проникать в здание узким лучам света, поражает гармонией линий. Архитектор, создавший это творение, был одновременно гениальным профессионалом и человеком тонкого вкуса» [ИКЗИ 2006: 245].

Мавзолей Ахмеда Ясави является многокамерным сооружением со сложной объемной композицией. Это единственный из четырех крупных построек Тимура сохранившийся до  настоящего  времени целиком. Памятник часто именуют мавзолеем, ханакой, архитектурным комплексом-мавзолеем. Судя по надписи на бронзовом навершии знамени [МХАЯ 2013: 145] здание выполняло функцию ханаки –  обителя дервишей и паломников, места высшего духовного совершенствия суфиев,  центра последователей Ахмеда Ясави. Необходимо отметить, что cреди средневековых документов о привилегиях, присланных на имя туркестанского святого от различных владетелей, была и грамота казахского хана Турсуна, датированная 1035/1625-26 годом [Лерх 1870: 21].

В ХVІ-ХІХ вв. г. Туркестан служил резиденцией казахских ханов. Здесь проходили собрания степной элиты. Мавзолей Ахмеда Ясави являлся местом коронации ряда верховных правителей казахов. «... в 1771 г. ... все наши знатные и именитые люди, ханы казахского юрта Уч-алач, города и степные окраины, а также знатные люди Туркестанского юрта согласились в том, чтобы поставить меня главным над всеми ханами. По нашему обычаю и по правилам предшествующих ханов, в городе Туркестане, где скончался наш святой хазрет Ходжа Ахмед Ясави, над его могилой была прочитана Фатиха, и я был поднят ханом ...» - писал хан Абылай оренбургскому губернатору [Масанов, Абылхожин, Ерофеева 2007: 208].

Ханака Ахмеда Ясави является одним из наиболее исследованных памятников средневековой архитектуры Центральной Азии. Поэтому для нас большой неожиданностью стало обнаружение в 2012 г. при обследовании межкупольного пространства главного зала (казандыка) ханаки Ахмеда Ясави ряда балок с резным орнаментом (Фото 1, 2) и с остатками росписи, выполненной красной и зеленой красками. В большинстве случаев декор располагается на нижней или боковых частях деревянных креплений, что скрывало их от взора немногих лиц попадавших в межкупольное пространство. Если на боковых гранях некоторых балок имелась простая плосковыемчатая резьба (Фото 1), то на нижних гранях одной балки встречен сложный многоплановый орнамент (Фото 2). Примечательно, что в последнем случае резьба произведена на двух соседних гранях балки.

Части стен караханидского мавзолея Ахмеда Ясави были обнаружены в 1957 г. при  ремонте  цокольной части западной боковой грани северного портала внутри западного пилона здания эпохи Тимура [Маньковская 1960: 65]. В ходе реставрационных работ 1994 г. на крыше архитектурного комплекса было собрано около шестидесяти разновеликих фрагментов резной терракоты, относимые к раннему мавзолею [МХАЯ 2013: 22]. Выявленные нами балки с резьбой и росписью, скорее всего, служили элементами украшения потолка ранней мечети, вероятно, находившегося рядом с первым, караханидским мавзолеем Ахмеда Ясави. Возможно, ранняя мечеть располагалась на месте помещения тимуридской ханаки, которая в источниках ХІХ - нач. ХХ вв. обозначается как мечеть.

В домонгольский период в значительной части монументальных сооружении Центральной Азии использовалось дерево. Деревянные элементы старых сооружении обычно не выбрасывались. В литературе приводятся примеры вторичного использования деревянных частей из других здании. Так по распоряжению cаманида Ахмада деревянные конструкции дворца бухар-худата были разобраны и употреблены при сооружении его собственного дворца [Массон 1927: 4-5]. Скорее всего, аналогичным образом были использованы деревянные балки обнаруженные нами в центральном куполе туркестанской ханаки.

Местонахождение балок в межкупольном пространстве ханаки Ахмеда Ясави позволяет определить время их вторичного использования. Известный искусcтвовед и исследователь туркестанского архитектурного комплекса Л.Ю. Маньковская в своих публикациях показала, что первый этап строительства ханаки Ахмеда Ясави начался в 1389-1391 гг. Этому предшествовало разрушение расположенных на территории культового комплекса построек ХІІ-ХІV вв. [Маньковская 1963: 8-11]. Поэтому есть основание считать, что отмеченные балки взяты из раннего комплекса сооружении. Некоторые элементы орнамента балок имеют сходство с декором деревянных панно и колонны  из  селения Оббурдон [Массон 1927: рис. 6, 7], датируемые ІХ-Х вв. [ИСАК 1973: 46]. Следует отметить, что указанные нами образцы резного дерева были выявлены при осмотре лишь ближайших к единственному выходу из межкупольного пространства участка.

В 1928 г. М.Е. Массоном и Т. Миргиазовым в различных квартальных мечетях г. Туркестана было обнаружено порознь пять деревянных колонн [Массон 1929: 39-40]. В специальной статье знатока среднеазиатских древностей Г.А. Пугаченковой дано детальное описание туркестанских колонн ХІV-ХV вв. [Пугаченкова 1948: 40-53]. Однако в этих исследованиях не упоминается экспонируемая в настоящее время в реставрированной мечети ХІХ в. деревянная колонна с инвентарным номером № ЭБ-862. Фотоснимок этой туркестанской колонны мы обнаружили лишь в альбоме «Мавзолей Ахмеда Ясави», изданный в 1980 г. [Нурмухаммедов 1980: 164]. В тексте отмеченного альбома, в других публикациях по истории и археологии г. Туркестана отсутствует какая-либо информация об указанной деревянной колонне.

Согласно данным музейных документов, хранящихся в историко-культурном заповеднике «Азрет- Султан», колонна была привезена в музей при ханаке Ахмеда Ясави в 1954 г. из мавзолея Али-ходжа-ата. Упомянутый мавзолей находится в настоящее время в черте города, в 2 км от ханаки. В 50-е гг. ХХ в. мазар Али-ходжа-ата был разобран до основания. Поэтому памятник не упоминается даже в «Своде памятников истории и культуры Республики Казахстан. Южно-Казахстанская область» 1993 г.

Ответ на вопрос, кто такой Али-ходжа-ата  можно найти  в родословных  ходжа  Средней  Сырдарьи   - «Насабнама». Настоящее имя Али-ходжа-ата Абд ал-Малик, причем отмечено, что первое имя является  его прозвищем. Он являлся зятем туркестанского святого, за него Ахмед Ясави отдал свою дочь. В отмеченном источнике отмечается, что место погребения Али-ходжа-ата находится в местности Рах-и Калан на территории общины Дарваза [ИСРЦА 2008: 75, 77]. Согласно тексту изданной в 1967 г. брошюры О. Дастанова за Али-ходжа-ата была выдана приемная дочь туркестанского святого, а к  моменту написания книжки упомянутый памятник уже не существовал [Дастанов, 1967: 56].

Первое же известное нам упоминание о мавзолее Али-ходжа-ата относится к 1889 г. В книге А. Кенесарина есть информация о том, что сын известного казахского хана Кенесары «султан Садык остановился около Туркестана в саду мазара, называемого Али-ходжа-ата» [Кенесарин 1992: 36], т.е. памятник находился в окрестностях города конца ХІХ в. Фотоснимок мазара Али-ходжа-ата опубликован А.И. Добросмысловым в книге 1912 г. «Города Сырдарьинской области» [Добросмыслов 1912: 151]. На ней четко просматривается профиль колонн парадного входа в мавзолей. Видно, что колонны имели расширяющий к верху ствол, как и расматриваемая нами экспонат.

В 1948 г. мавзолей Али-ходжа-ата исследовала архитектор В.В. Константинова, которая выделила три этапа строительства архитектурного комплекса. Постройку кабырхана-усыпальницы ученый датировала ХV в., пристроенной к нему позже купольную мечеть – началом ХVІІІ в., крытую пристройку - айван с восточной стороны – 20-30 гг. ХХ в. [Константинова 1950: 37-53]. На приложенной к статье плане мавзолея Али-ходжа-ата мы видим, что к этому времени количество колонн достигло 6. На фотоснимке 1948 г. видны внешние деревянные колонны парадного входа в купольную мечеть и айвана с восточной стороны. А на фотоснимке из книги А.И. Добросмыслова отсутствует пристройка с восточной стороны.

Сейчас появилась возможность уточнить время последней перестройки мавзолея Али-ходжа-ата. В помещении Малый Аксарай ханаки Ахмеда Ясави в настоящее время выставлена мраморная плита размером 58 х 37 см, толщиной в 5 см, которая по данным востоковедов А.К. Муминова, З. Жандарбека, Б. Бабаджанова является посвятительной надписью перестройки усыпальницы Ходжа Али, т.е. мавзолей Али-ходжа-ата. Согласно переводу текста в ней идет речь о строительных работах на памятнике, произведенных в 1335 г. хиджры, т.е 1917 г. ташкентским мастером Мир Усман бони [Муминов, Жандарбеков, Бабаджанов 1995: 9]. Таким образом, сопоставление фотоснимков 1912 г. и 1948 г., данные из строительной надписи на плите позволяют считать, что пристройка с восточной стороны появилась в 1917 г. Различие форм колонн в парадном входе в купольную мечеть на фотографиях различных лет свидетельствует о замене старых колонн, имеющих расширение ствола вверх, на новые, с прямым стволом.

Таким образом, колонна с инвентарным номером № ЭБ-862 относится к  изображенным  на фотографии в книге А.И. Добросмыслова элементу памятника. Время и климат оказали отрицательное воздействие на техническое состояние колонны из мавзолея Али-ходжа-ата. Змеевидные трещины разбросаны по поверхности древесного ствола колонны. На одной из граней капители видны утраты ряда деталей резного декора. В шестьнадцатигранном поясе ствола часть резьбы на площади трех граней уничтожена. Небольшая арабографичная надпись под датой сооружения местами настолько стерта, что невозможно различить ряд букв. С целью музейного экспонирования изделия на нижний конец колонны вдета железная цилиндрическая подставка.

Высота деревянной колонны с мавзолея Али-ходжа-ата составляет 2,66 м. Нижняя часть круглого сечения, диаметр нижнего основания 19 см. Верхняя часть подквадратного сечения - 28,5 х 28,5 х 28 х 26,5 см. Таким образом колонна имеет расширяющийся вверх ствол.

Капитель на всех четырех гранях покрыта резьбой. Три грани имеют растительно-геометрический и одна грань геометрический орнамент22. Капитель подквадратного сечения фигурными угловыми срезами сводится к восьмигранному поясу. Четыре грани восьмигранника в верхней части орнаментированы в  виде арок различной конфигурации. Под тремя арками изображения вариации стилизованного растительного узора. Остальные четыре грани восьмигранника покрыты геометрическим орнаментом, состоящий из сетки треугольников и ромбиков.

Выпуклый валик отделяет восьмигранник от шестнадцатигранника. На этом поясе отсутствует растительный орнамент. Здесь господствует сетка из треугольников, изображении в виде ниш с арочным перекрытием. Целостная картина узоров нарушена из-за потери части орнамента. Нижний валик отделяет шестнадцатигранник от нижерасположенного восьмигранника. Тело восьмигранника покрыто орнаментированнами поясами, с характерными ромбиками и треугольниками, схематичекие изображения ниш с арочным завершением (Рис. 2, пояс в). В пояске с арочными нишами вырезана дата строительства здания - «1196 санат» и ниже неразборчивая арабографичная надпись. Перевод с хиджры 1196 г. на современное летоисчисление дает 1782/1783 г. В среднем поясе вырезаны крупные фигурные лопасти с ромбовидными или килевидными окончаниями. Нижняя часть завершается пояском из треугольников, ограниченных с двух сторон зигзагами. Ниже следует гладкий неорнаментированный ствол колонны.

Таким образом, деревянная колонна является одним из редких точно датированных памятников периода казахских ханств. В эти годы г. Туркестан являлся резиденцией казахского хана Тауке Абулмамбет-улы (внук хана Булата, правнук знаменитого хана Тауке, по инициативе которого осуществлено принятие «Жеты Жаргы» - известного памятника степного законодательства) [Ерофеева, 1997: 84]. Дата на колонне уточняет датировку купольной мечети, пристроенную в ХVІІІ в. к гробнице Али-ходжа-ата.

 

  1. Орнаментальные мотивы колонны из мавзолея Али-ходжа-ата во многом индивидуальны. При некотором совпадении с мотивами с других более древних туркестанских и среднеазиатских колонн, содержит особую, им одним присущую специфику. Интересные результаты дают сопоставления с казахским орнаментом известным по изделиям прикладного искусства. Растительный узор на гранях капители очень схож с рядом казахских орнаментов [Джанибеков 1982: 32, 34-35, рис. 114; Джанибеков 1990: 143, 144, 148, 219] с растительным узоров войлочных изделий [Муканов 1979: 42]. Отдельные элементы растительного орнамента также имеют аналоги в надгробных сооружениях Устюрта и Мангыстау [Жанысбекулы 1990: 13-61]. Поэтому датированная ХVІІІ в. колонна из мавзолея Али- ходжа-ата представляет большую историческую ценность и при исследовании истории казахского орнамента.
  2. Дастанов, 1967 – Дастанов О. «6улиелі» жерлер туралы шындыy. – Алматы,
  3. Джанибеков 1982 – Джанибеков У. Культура казахского ремесла. – Алма-Ата,
  4. Джанибеков 1990 – Джанибеков У. По следам легенды о золотой домбре. – Алма-Ата,
  5. Добросмыслов 1912 – Добросмыслов А.И. Города Сырдарьинской области. – Ташкент,
  6. Ерофеева, 1997 – Ерофеева И.В. Казахские ханы и ханские династии в ХVІІІ - середине ХІХ вв. // Культура и история Центральной Азии и Казахстана: Проблемы и перспективы исследования. Материалы к Летнему Университету по истории и культуре Центральной Азии и Казахстана (4-23 августа 1997 г. Алматы). – Алматы,
  7. Жанысбекулы 1990 – Жанысбекулы Т. Орнамент в камне. – Алматы,1990.
  8. ИКЗИ 2006 – История Казахстана в западных источниках ХІІ-ХХ вв. Французские исследователи в Казахстане. – Алматы,
  9. ИСАК 1973 – Искусство Средней Азии и Казахстана // История искусства народов СССР. Т.2. –М., 1973.
  10. ИСРЦА 2008 – Исламизация и сакральные родословные в Центральной Азии. – Алматы-Берн- Ташкент-Блумингтон,
  11. Кенесарин 1992 – Кенесарин А. Султаны Кенесары и Сыздык. – Алматы,
  12. Константинова 1950 – Константинова В.В. Некоторые архитектурные памятники по среднему течению реки Сыр-дарьи // Известия АН Казахской ССР. Серия архитектурная. Вып. 2. С. 37-53.
  13. Лерх 1870 – Лерх П. Археологическая поездка в Туркестанский край в 1867 г. – СПб.,
  14. МХАЯ 2013 – Мавзолей Ходжа Ахмада Ясави. Mausoleum of Khoja Ahmed Авторы текста А.К. Муминов, М.Кожа, С. Моллаканагатулы. - Алматы: «Эффект», 2013. -208 с.
  15. Маньковская 1960 – Маньковская Л.Ю. Некоторые архитектурно-археологические наблюдения по реставрации комплекса Ходжа Ахмеда Ясеви в г. Туркестане // Известия Академии наук Казахской ССР. Серия истории, археологии и этнографии. 1960, вып. 3 (14), с. 52-69.
  16. Маньковская 1963 – Маньковская Л.Ю. Исследование архитектурного комплекса-мавзолея Ахмада Яссави в городе Туркестане и вопросы его реставрации. Автореферат диссертации  на  соискание ученой степени кандидата искусствоведения. – Ташкент,
  17. Масанов, Абылхожин, Ерофеева 2007 – Масанов Н.Э., Абылхожин Ж.Б., Ерофеева И.В. Научное знание и мифотворчество в современной историографии Казахстана. – Алматы: Дайк-Пресс,
  18. Массон 1927 – Массон М.Е. К вопросу о происхождении памятников древней деревянной архитектуры, открытых М.С. Андреевым в горах Самаркандской области. – Ташкент,
  19. Массон 1929  – Массон  М.Е.  О  постройке  мавзолея  Ходжа  Ахмеда  в  городе  Туркестане  //Известия Среднеазиатского географического общества, т. ХІХ. – Ташкент, 1929.
  20. Муканов 1979 – Муканов М.С. Казахские домашние художественные ремесла. – Алма-Ата,
  21. Муминов, Жандарбеков, Бабаджанов 1995 – Муминов А.К., Жандарбеков З., Бабаджанов Б. Отчет по предварительным исследованиям погребальной эпиграфики комплекса Ходжа Ахмеда Ясави. – Туркестан, Рукопись. Архив государственного историко-культурного заповедника «Азрет Султан»
  22. Нурмухаммедов 1980 – Нурмухаммедов Н-Б. Мавзолей Ходжи Ахмеда Ясеви. – Алма-Ата,
  23. Пугаченкова 1948 – Пугаченкова Г.А. О резных деревянных колоннах ХІV-ХV вв. в г.  Туркестане //Известия АН Казахской ССР. 1948. Серия архитектурная. Вып. 1.  С. 40-53.

 Ханака Х.А. Ясави. Разрез. Стрелкой указано межкупольное пространство казандыка, где обнаружены балки с резьбой и росписью.   

Рис. 1. Ханака Х.А. Ясави. Разрез. Стрелкой указано межкупольное пространство казандыка, где обнаружены балки с резьбой и росписью. 

 Балка с медальонами и п-образным повторяющимся орнаментом. Ханака Х.А. Ясави. Межкупольное пространство.

Фото  1. Балка с медальонами и п-образным повторяющимся орнаментом. Ханака Х.А. Ясави. Межкупольное пространство.

 Балка со сложным многоплановым орнаментом. Ханака Х.А. Ясави. Межкупольное пространство.

Фото  2. Балка со сложным многоплановым орнаментом. Ханака Х.А. Ясави. Межкупольное пространство.

Год: 2016
Город: Алматы
Категория: История
loading...