Археологические исследования А.Н. Бернштама в Таласской долине

Научная деятельность А.Н. Бернштама завершилась 60 лет назад. Велик его вклад в изучении культуры сакских и усуньских государств Средней Азии и Казахстана. Он также проследил этапы тюркизации древнего населения Казахстана и Киргизии и сумел по достоинству оценить такое культурное явление как согдийская влияние к городской культуре Южного Казахстана и Жетысу, которая способствовала развитию в этом регионе оседло- земледельческих цивилизаций. Он внес свою лепту в изучение и локализаций средневековых городов, искусства и архитектуры. 

Археологическое изучение Южного Казахстана и Жетысу в 30- х - начале 50- х гг. XX в. связано в основном с исследованиями Семиреченской археологической экспедиции, возглавляемой А.Н Бернштамом, организованной ИИМК АН СССР совместно с Казахским филиалом Академии Наук и Комитетом наук при Совнаркоме Киргизской ССР. В течение этого времени (1933-1953) он организовал все крупные археологические экспедиции, которые работали в Жетысу и на юге Казахстана. Выполняя археологические разведки и раскопки, экспедиция, в то же время, являлась и школой для подготовки археологических кадров[1. с. 65]. Таласская долина представляет собой весьма плодородную густо орашенную местность, вытянутую в общем с юга на север меридиональном направлении. Верхняя часть долины сравнительно высокогорная идет вначале на запад и затем поворачивает на север. Она находится  в пределах Кыргызской Республики. Река Талас берет начало на южных склонах Таласского Алатау и выходит в широкую долину., разделяясь на рукава. Долина Таласской впадины около 70 км, ширина 30- 35 км, продолжительность безморозного периода составляет 140-160 дней, почвы – светло и темно- каштановые сероземы, что позволяет заниматься хлебапашеством, садоводством и виноградством, разделением технических культур, развивать животноводство. Один из древних  городов  Таласской долины является Тараз. Вместе с Джамукатом он упоминается уже в VI в. В 568 г. в этом городе на берегах Таласа в ставке тюркского кагана Дизабула принимали посла Византии Земарха [2, С. 33].

В 629 г. Тараз (Далосы) описывает Сюнь-Цзянь: «Пройдя 140-150 ли на запад от Цяньцзюань, мы прибыли в город Далосы. Город в окружности 8-9 ли. В нем вмешанно живут купцы из разных стран и хусцы (согдийцы). Земля и климат такие, как в Суйе. Примерно в 10 ли на юге от него есть небольшой одиночный город с населением около 300 дворов. Это, собственно, люди из Срединного царства. Некогда они были взяты в плен Туцзюэ, но в последствии объединились в землячество и осели в этом городе, живя в его центральных усадьбах. Когда же одежда износилась, они стали одеваться как туцзюэ, но их язык, обычаи и законы такие же, как в Китае»[3, С. 91]. четыре предвоенных полевых сезона (1936- 1940 гг.) на территории Киргизии и Казахстана, преимущественно в междуречьях Таласа, Чу и Или (Жетысу), Семиреченская археологическая экспедиция провела широкие разведки и раскопки памятников различных исторических периодов от эпохи бронзы до позднего средневековья [4, с. 28-36].

В результате разведочных работ, проведенных в Таласской долине, были открыты десятки средневековых городищ и поселений в верховьях р. Таласа, в округе города Тараза, в нижнем течении р. Таласа, в Асинской долине, на берегу Билийколя, в междуречья Чу-Талас (исследованы памятники Акыртас, Торткуль, Кулан, Мирки, Аспара, место случайной находки деревянной палочки с руническими письменами в ущелье Нельда), а также вновь изучались ранее известные города [5, с. 66]. Также раскапывалось интересное по всей топографии городище Коштепе (Костобе – правый берег среднего течения р.Талас).

Однако о столь богатой истории племен и народов, населявших в разные периоды Таласскую долину, сохранилось очень мало сведений. К тому же в проведенных ранее археологических исследованиях, как отмечал сам А.Н. Бернштам, «разведка преобладала над раскопками». Археологи ставили перед собой сравнительно узкую задачу - установить дату. Поэтому, проанализировав данные, полученные о Таразе, А.Н.Бернштам не случайно сделал вывод, что «продолжение работ в Таласской долине, намечаемые научными учреждениями Ленинграда, Казахстана и Киргизии, внесет дополнение и коррективы в суждения автора» [6, с. 4-5].

Работы Семиреченской экспедиции были продолжены в 1938 г. в более широких масштабах, чем в  1936 г. По результатам широкомасштабных раскопок на городище  средневекового  Тараза  и обследования памятников его округи была предложена периодизация археологического материала его района, намечены основанные этапы развития города, определены пути становления его округи. Для археологии Казахстана это был первый опыт комплексного историко-археологического изучения средневекового города [7, с. 68].

Так, возникновение города он относит к V в. и связывает с согдийской колонизацией, а прекращение его активного существования – к позднемонгольскому времени. Тысячелетняя эволюция культуры в регионе подразделяется А.Н. Бернштамом на пять примерно равных отрезков: VI-VIII, IX-X, XI-XII и XIII-XV (-XVI) вв. [8, с. 94-139]. Однако, определяя границы хронологическим «ячейкам» и распределяя по ним наличный полевой материал, он руководствовался не столько археологическими, сколько историческими данными письменных источников. Отсюда и постоянные ее корректировки в названиях периодов и их хронологических границах. Впрочем, содержание при этом практически не менялось [9, с. 68]. Работы ее оказали большое влияние на последующих исследователей Тараза, на их представление о характере города.

А.Н. Бернштам первым из исследователей стал полагать, что Тараз состоял из цитадели, шахристана и рабада. Применение к Таразу трехчастной структуры явилось отражением его взглядов на происхождение городов и земледельческой культуры на территории Казахстана в результате согдийской колонизации. Тараз он тоже рассматривал как типично среднеазиатский город, основанный согдийцами, и уже в VI-VIII вв. структуру, аналогичную городам Мавераннахра, т.е. цитадель, шахристан и значительный рабад. При реконструкции исторической топографии Тараза он не учел материалы о длинных стенах, приводимые В.П. Лаврентьевым, М.Е. Массоном, хотя отметил, что схема Лаврентьева «фиксирует  весьма  интересную топографию развалин» и «эта фиксация, бесспорно, имеет большой научный интерес».

Если сравнить описанную А.Н. Бернштамом топографию центральных развалин  Тараза  и составленные им планы городища с планами Аулие-Ата 1865 г. и особенно 1866 г., то можно заметить сходство контуров средневековой цитадели и шахристана с границами оборонительных сооружений кокандского укрепления. Совпадет указанные исследователем размеры средневекового арка Тараза (145×113 м) с размерами кокандской цитадели (147×111 м). Параметры вскрытой им южной стены шахристана приближаются к характеристикам оборонительных стен кокандских крепостей первой половины XIX в. и противоречат результатом раскопок Т.Н. Сениговой, у которой стены Тараза имели ширину основания 15-20 м и достигали высоты 9-10 м.

В 1958-1965 гг. городище Тараз исследовала Т.Н. Сенигова. Она развила основные выводы А.Н. Бернштама о структуре города, дополнив их материалами по западному и восточному рабадам и реконструкциями контуров города на различных этапах его развития [10, с. 70].

Впервые слой монгольского времени был выделен А.Н. Бернштамом в раскопках на городище Тараза. Позже этот же слои был зафиксирован на шахристане Тараза Г.И. Пацевич и Е.И. Агеевой. Слой XIII-XIV вв. и подъемный материал этого времени дают так же более десятка других городищ в Таласской долине, особенно в верховьях реки, где интенсивно разрабатывались серебряные рудники. Поливная посуда этого времени из Тараза и других городищ Таласской долины представлена главным образом чашами на поддоне. Преобладает голубая полива с выступом и на кольцевом поддоне. Преобладает голубая полива с подглазурной  росписью  растительного  характера  синей  и  черной  красками.  Встречается подглазурная гравировка орнамента. С середины XIII века преобладают конусообразные чаши с характерным тупым углом при переходе от поддона к тулову, покрытые зеленоватой или желтоватой поливой и украшенные росписью с использованием мотивов «вихревой» розетки и буквенного орнамента. Довольно часто встречаются на керамике подглазурные гравированные пояски стилизованных растительных сюжетов.

А.Н Бернштам внес свою лепту и в изучение памятников средневекового искусства и архитектуры. В 40-годы ХХ века на цитадели городища Тараза были вскрыты остатки бани XI-XII вв. с оригинальным планом, богатыми фресковыми росписями геометрического и растительного характера [11, с. 177]. Это оказалось первой раскопанной баней в регионе Средней Азии и Казахстана: ранее о банях было известно лишь по сведениьям письменных источников. Анологичная планировка подобной бани спустя много лет была найдена О.Г Большаковым, который сопоставил ее с баней в Каср –аль Хайр ал Гарби [12, с. 307- 309]. Исследовались мавзолей Айша-биба и Бабаджа-Хатун, архитектурные памятники X-XII вв. Результаты раскопок Тараза показали, как отмечает А.Н. Бернштам «столичный» характер культуры и архитектуры былого города, центра Таласской долины.  На      территории      Западного      Жетысу сохранились остатки памятников культового зодчества караханидского периода. Судя по стилевым признакам, наиболее ранним из них является мавзолей Карахана и Айша-Биби (XI в.). Сведения о  мавзолее Карахана дошли до нас в виде фотографий конца XIX в. и внешних описаний его историками, этнографами, археологами. При историко-архивных и библиографических исследованиях памятника архитектуры убеждаемся, что он был одним из выдающихся произведений среднеазиатского зодчества, и не случайно многие исследователи и по сей день останавливают свое внимание на его архитектуре [13, С. 41-42]. Графическая реконструкция мавзолея и характеристика выполнена архитектором  С.Г.Хмельницким [14, С. 152-153].

Найденные в раскопках облицовочные кирпичи насчитывают до 30 разновидностей, некоторые из них напоминают изразцы с мавзолея Айша-Биби. Детали кладки, например «спаренные» кирпичи, использование трехчетвертных колонн в оформлении порталов применялись также в ряде архитектурных сооружений Средней Азии, в частности в мавзолее Исмаила Самани в Бухаре и Талхатан-баба в Туркмении [15, С. 8-12].       Одновременно    с    исследованием    городища    Тараз   велись   раскопки отдельных памятников его округи (Нижний Барсхан, Джикиль и др.). Материалы раскопок и сведения письменных источников позволили восстановить историю главного города Таласской долины, центра округи. В 1938 году А.Н. Бернштам обследовано городище Костобе [16, С. 131-133]. Городище отождествляется с г. Джамукатом (Хамукатом), основанным в VI в. пересилившимися в Туркестан бухарскими согдийцами.  Упоминание  о Джамукате  встречается  у географа  Х в. ал-Макдиси,  а также  в «Тарих-и-Бухара» Нершахи.

В 1938 году А.Н. Бернштамом обследовано городище Туймекент [17, С. 136-138]. Прямоугольное в плане (250×310 м), ориентированное углами по сторонам света, городище со всех сторон окружено высоким валом с башнями по углам и переметру. На каждой из сторон было по 7 башен. Высота вала 4-6 м, башен 4,5-7 м. Въезд на территорию городища был расположен в сев.-зап. и юго-зап. стенах. Почти в центре городища расположен овальный высокий бугор-остатки цитадели. Его размеры в основании 40×15м, верхней площадки-15×15 м. К бугру с южной стороны примыкает двор со стороной 40 м, окруженный оплывшим валом. Севернее цитадели расположена группа плоских  всхолмлений, образующих как бы улочку. Проанализировав все имеющиеся сведения письменных источников и археологических материалов, он показал процессы урбанизации в динамике: ранний тюрко-согдийский этап, охвативший VI-VIII вв. (эпоха Западно-Тюркского и Тюргешского каганов). При этом он отметил, что миграция согдийцев, проходившая по трассе Великого Шелкового пути, усилилась в VII в. в результате арабского завоевания Средней Азии. Обе  культуры  вошли  в  тесное  взаимодействие  в рамках древнетюркских каганатов. Это позволило А.Н. Бернштаму отметить синкретический характер культуры согдийско-тюркского этапа [18, с. 115-126].

В статье, посвященной итогам работ экспедиции, А.Н Бернштам вызказал ряд положений о путях развития здесь оседло - земледельческой культуры. В целом изучение древней и средневековой археологии Жетысу дала возможность ему более обоснованно решать вопросы исторической географии средневековых городов, генезиса города: Однако незначительность материалов из самаго Согда сказалось на преувеличении, как нам кажется, роли согдийской колонизации в развитии городской  культуры  области [19, с. 18].         В 1947-1951 гг. под руководством А.Н. Бернштама разворачивается исследования  в Южном Казахстане и Жетысу. Руководимая им Южно-Казахстанская археологическая экспедиция, в составе которой были Е.И. Агеева и Г.И. Пацевич проводят археологические работы в долине Арыси, в среднем течении Сырдарьи, на склонах Каратау [20, с. 81-97].

Итоги археологических работ А.Н Бернштама впечатляют. Велик его вклад в изучение культуры сакских и усуньских государств Средней Азии и Казахстана. 40-е годы ХХ века он исследовал сакской курганный могильник Берккара в Таласской долине. Здесь было зарегистрировано 457 насыпей разнообразной величины и формы. В одном кургане, расположенном около ущелья, найдена поясная медная бляха с изображением льва, держащего в пасти птицу типа лебедя. Голова животного весьма реалистически выполнена, с экспрессией и знанием объекта, который пытался передать в металле мастер, позволяет относить этот предмет искусства, связанный со скифской традицией в искусстве, к эпохе III-I в до н.э.  Кольцевые каменные  выкладки обнаружены около самых больших трех курганов могильника.   Эти кольцевые выкладки являются символами солнца, которому поклонялись многие древние народы, в том числе саки. В научной литературе они называются кромлехами. Выкладка при погребениях возможно символизирует сожжение, предание огню – солнцу покойного. Известно, что многие народы сжигали своих покойников, руководствуясь теми соображениями, что огонь «самая чистая вещь» [21, с. 16].Таким образом, А.Н Бернштам был поистине пионером, первооткрывателем  многих  археологических памятников Казахстана и Средней Азии. Он вывел отечественную археологию и востоковедение  на  новый качественный уровень. Прошло больше шестидесяти лет, до сих пор виден масштаб его личности как яркого неординарного исследователя. Предложенные им схемы развития, несмотря на частные корректировки отдельных  положений,  продолжают господствовать  и в настоящее  время [22, с. 432-438].

 

  1. Акишев К.А Археология Казахстана за советский период // СА. – М, 1967 - №4. – С.65.
  2. Бартольд В.В. Отчет о поездке в Среднюю Азию с научной целью. 1893-1894 гг. –// Соч. Т.4. – М., – С. 33.
  3. Зуев Ю.А. Китайские известия о Суябе// Изв. АН КазССР. Сер.истории, археологии, этнографии. – Вып. 3 (14). – С. 91.
  4. Бернштам А.Н. Таласская долина (1936-1938 гг.) ТСАЭ. - Алма-Ата, – С.28-36. 5 Археологическая карта Казахстана, 1960, с. 66
  5. Сенигова Т.Н. Средневековый Тараз. – Алма-Ата. – С. 4-5.
  6. Акишев К.А. Археология Казахстана за советский период // СА. - - № 4. – С.68.
  7. Бернштам А.Н. Избранные труды по археологии и истории кыргызов и Кыргызстана. – Бишкек, – С.94-139.
  8. Бернштам А.Н. Чуйская долина. ТСАЭ. - М.- Л., 1950. – С.68.
  9. Сенигова Т.Н. Средневековый Тараз. – Алма-Ата: Наука, 1972. – С.70.
  10. 11 Бернштам А.Н Баня древнего Тараза и ее датировка // ТОВГЭ. – М.1940. Т.2. – С. 177-183.   12 Беленицкий А.М., Бентович И.Б., Большаков О.Г Средневековый город Средней Азии. – Л.1973. – С. 307-309
  11. Бейсембаев М., Мавзолей Карахана // Памятники истории и культуры Казахстана. – Алма-Ата, – Вып. № 2. – С. 41-42.
  12. Хмельницкий С, Между Саманидами и Монголами. – Берлин-Рига, – ч. 1. – С. 152-153
  13. Таласская долина ТСАЭ 1936-1938 гг. / Составлены под ред. проф. А.Н. Бернштама. Материалы и исследования по археологии. Казахской ССР.и Алма-Ата, Т. 1. С,. 131-133.
  14. Таласская долина ТСАЭ 1936-1938 гг. / Составлены под ред. проф. А.Н. Бернштама. Материалы и исследования по археологии. Казахской ССР.и Алма-Ата, 1949. Т. 1. С,. 136-138.
  15. Бернштам А.Н. Чуйская долина. ТСАЭ. - М.- Л., 1950. – С.115-126.
  16. Байпаков К.М Средневековая городская культура Южного Казахстана и Семиречья в VI- нач. XIII вв. – Алма-Ата. 1986. – С. 18.
  17. Бернштам А.Н. Древний Отрар // Изв. Академии наук КазССР. Сер. Археол. -- - Вып. 3. –С.81-97.
  18. Бернштам А.Н Памятники старины Таласской долины. (Историко-археологический очерк). КОГИ.– Алма-Ата.1941. – С. 15. 109
  19. Бернштам А.Н Памятники старины Таласской долины. (Историко-археологический очерк). КОГИ.– Алма-Ата.1941. – С. 16
  20. Нуржанов А.А., Бернштам А.Н – Исследователь средневековых городов Шу-Таласских до- лин // Сб.материалов Международного форума по актуальным вопросам образования и науки, посвященный 20-летию Независимости Республики Казахстан. - Алматы, – С. 432-437.
Год: 2016
Город: Алматы
Категория: История