Некоторые аспекты русской историографии налоговой политики царизма в Казахстане

В данной статье рассматриваются некоторые аспекты русской историографии налоговой политики в Казахстане в XIX нач. ХХ вв. Русская дворянско-буржуазной историография внесла определенный вклад в изучении социально-экономической истории Казахстана в рассматриваемый период. Русские исследователи провели огромную работу по накоплению конкретных фактов по истории налоговой политики в крае. 

Анализ трудов русских авторов по проблемам налоговой политики царизма в Казахстане в известной мере усугублен из-за отсутствия в них системности, сведения носят в большей мере информационных характер. Прежде следует отметить исследования, которые непосредственно касались налогов и податного устройства края. Отдельные вопросы социально-экономической и политической истории Казахстана, и, в частности, налоговой политики Российского государства в крае получили отражение в русской дворянско-буржуазной историографии второй половины ХIХ в. нач. ХХ в. [1].

Немалый интерес вызывают работы М.А.Терентьева, который одним из первых акцентировал внимание на выяснении социально-экономической сущности налоговой политики царизма в Казахстане. М.А.Терентьев рассматривал кибиточную подать как результат государственной поземельной собственности. «Плату кибиточной подати, как он пишет, казахи… считали как бы арендной платою  за право пользования пастбищами на государственной земле» [2].

Несомненный интерес представляют работы А.Е.Алекторова. Им исследовалось социально-экономическое развитие во Внутренней, или Букеевской орде, где существовала специфическая система управления и налогообложения. Налоговая система во Внутренней орде характеризовалась усилением феодальной эксплуатации зависимого населения и взиманием частноправовой внеэкономической ренты [3]. Алекторов А.Е. указывал, что у казахского населения скот представлял собой»… и орудие производства, и конечную цель этого производства: и запасный капитал, сберегаемый про черный день, и, наконец, орудие обмена, т.е. деньги» [4].

Налоговая система – важнейшее звено в системе внеэкономического принуждения взимая через нее посредством налога ренты, царизм наделял правами самостоятельного распределения налогов внутри общества, ставя тем самым степную феодально-байскую верхушку в привилегированное положение», притеснения которой становилось чрезмерным» [5]. Необходимо указать также на исследования Н.Н. Балкашина. Он отмечал, что «обладание киргизскими ордами не лишнее для России, тем более что оно не требует от русского народа денежных затрат, так как все расходы по управлению киргизов, окупаются собираемым с них казенной податью» [6]. Им исследовалось административное устройство и социально-экономическое развитие Казахстана во второй половине ХIХ в. Он указывал, что «деятельность властей по отношению к киргизам заключается преимущественно в сборе с них податей и в регламентации киргизских выборов, что не требуется много разъездов…» [6, С. 28]. При взимании налогов, которые шли в государственную казну Российского государства, произвол и самые широкие злоупотребления были здесь обычным делом, т.е. «разными способами старались извлекать из них сверх казенной подати еще средства в пользу казачьих войск и должностных лиц» [6, С.35].

Имевшиеся факты злоупотреблений должностных лиц русской и казахской администраций, бесконечные незаконные поборы отмечаются в специальных ревизирующих отчетах. Так , например, Ф. Гирс указывал, что «при ревизии замечено, что многие из жалоб, признанных на основании донесений уездных начальников несправедливыми и даже кляузными впоследствии по проверке чиновниками генерал-губернатора, оказывались основательными» [7]. Им было установлено, что с населения сверх государственных податей с сборов на содержание туземной администрации производились особые сборы на общественные нужды, которые расходовались не по назначению (раздавались чиновникам областных правлений, на меблировку квартир начальников 18 уездов, на усиление средств канцелярий и т. д.) [7, с. 37]. Гирс прямо указывал, что «расходы, не имеющие ничего общего с нуждами туземного населения, ясно указывают, что областное начальство смотрело на общественные суммы как на экстраординарный фонд, которым оно может распоряжаться по своему  усмотрению» [7, с.41].

Качественный скачок в изучении экономической политики самодержавия, а также налоговой политики приходится на начало ХХ в. В исследованиях содержатся интересные сведения, наблюдения по отдельным видам налоговых повинностей казахского населения [8]. В специальных исследованиях «Влияние колонизации на киргизское хозяйство» [9], «По новым местам» [10], очерках и отчетах русские исследователи Боголепов [11], Львович Д. [12], Остафьев В. [13], Пален К.К. [14], Аничков И.В. [15], Бердин П. [16], Беротов [17], Добросмыслов А.И. не обходят без описания социально-экономического положения казахского аула, влияние налоговой системы на социальную дифференциацию казахского общества.

Так Валь К.О., анализируя социально-экономические отношения у казахов, отмечал: «… Здесь нет ни рабства, в формальном смысле слова, ни договора найма. И по закону этот киргиз-патрон ничем  не связан, кроме заветов обычного права, со своими клиентами … Ничто не мешает патрону уплатить подати за клиентов и пользоваться их голосами на съездах и выборах . что бывает весьма часто…[19]. В этот период появляются критические исследования в области бюджетной политики царизма на национальных окраинах. В частности, особое внимание привлекает исследования  М.А. Миропиева,   в котором дается описание состояния налоговой системы царизма в Сибири, где « самое первое место по своей численности занимают киргизы» [20]. Автор отмечает несовершенство существовавшей налоговой системы, о тех ошибках, которые совершили по его мнению члены «степной комиссии» при ее устройстве. А именно М.А. Миропиев прямо указывал на существование»… податной безурядицы, которая царит в крае…» [20, с. 40].

Появления работы Т.И.Тихонова поставило впервые вопрос о роли земских сборов и значение земства в казахских землях [21]. Автор указывает на то, что « по действующим законам население местное устранено от активного участия в своих делах, не может само заботиться об удовлетворении своих нужд, интересов и польз» [21, с.43]. Изучение земского устройства в Казахстане вскрывало то, что «полнейший хаос и произвол царит за отсутствием и невозможностью гласного надзора и контроля как со стороны правительства и его местных органов» [21, с.94]. Т.И.Тихонов указывает на необходимость введения земского самоуправления и создание земских учреждений в Казахстане, ограничить в этой области деятельность военно-бюрократического аппарата областных и уездных правлений.

В своих работах русские исследователи справедливо указывали на произвол выборной казахской администрации при проведении налоговой политики. Так, например, Г.К. Гинс описывал факты, свидетелем которых он сам был во время поездки по казахским аулам Семиречинской области. Он писал: «Волостному дорого обходится получение места, но еще дороже обходится это место всей киргизской волости. После своего утверждения в должности волостной назначает каждой кибитке  что она должна ему подарить (кара-чигин) [22].

Значительное место в исследованиях отводилось изучению экономических преобразований происходивших в Казахстане. Так, в связи с проведением переселенческой политики, земельный вопрос являлся одним из острейших, т.к. влиял на экономическое состояние основных налогоплательщиков скотоводов. Ибо скотоводство служило главным, единственным источником существования основных налогоплательщиков, а так как кочевое скотоводство, являясь в высшей степени экстенсивным использованием почвы, требует значительного земельного фонда» [23]. Исследователь Л.Чужой указывал, что из года в год сокращается киргизский фонд для кочевок. В настоящее время изъято из землепользования киргиз: в Кокчетавском уезде 28% площади, в Петропавловском 18%, в Омском 33% и т.д. Между тем киргизское население возрастает: за 11 последних лет земельный фонд киргиз сократился на 16%, киргизское население возросло на 23%. Эти явления крайне не благоприятно сказывались на налогоплательщиках-скотоводах.

В целом русская дворянско-буржуазная историография внесла определенный вклад, прежде всего в пополнение и накопление конкретных фактов, ярко иллюстрирующих характер налоговой политики царизма в крае, а также в изучении отдельных ее вопросов. Однако наряду с этим нужно отметить, что труды и исследования русских исследователей дворянско-буржуазной историографии имеют в целом однобокое отражение налоговой политики царизма. Ибо в их трудах в основном дается констатация  фактов  и  событий  без  критического  анализа.  В  их  трудах  отсутствует  трактовка проблемы социально-экономической сущности проводимой налоговой политики в Казахстане. Умалчивается вопрос о возрастающей прямой при взимании налогов, других сборов со скотоводовналогоплательщиков, о чем только констатируется исследователями.

 

  1. Aлекторов А.Е. Очерк Внутренней Киргизской Орды. // Изв. Оренбургского отделения Русского географического общества.1893, вып. II. 2 Терентьев М.А. Статистические очерки среднеазиатской России.//Записки Русского Географического общества, т.IV. 8 с.
  2. Впервые этот термин "частноправовая внеэкономическая рента" при анализе историографии русских исследователей Казахстана был введен в казахстанской историографии исследователем Н.Э. Масановым. // См. Масанов Н.Э. Налоговая политика царизма в Казахстане в 20-60-годах ХIХ в. Алма-Ата, 1980. Дисс.на соис. учен. степени канд.ист.наук.
  3. Алекторов А.Е. Тургайская область. Оренбург, 1891. 101 с. 5 Внутреннее обозрение. Кн.VIII, 1 августа,1879. 318 с.
  4. Балкашин Н.Н. О киргизах и вообще о подвластных России мусульман. -СПб., 1887. 34 с.
  5. Гирс. Отчет ревизирующего по высочайшему повелению Туркестанский край тайного совета Гирса.СПб. 1883, С.29.
  6. Азиатская Россия. Т.I. – СПб.,
  7. Влияние колонизации на киргизское хозяйство. – СПб., 1907. 10 По новым местам. СПб., 
  8. Боголепов. Вопросы податной политики в Сибири // Русская мысль, 1904. № 11. С.1-33.
  9. Львович Д. По киргизской степи. // Путевые записки. СПб, 1914;
  10. Остафьев В. Колонизация степных областей в связи с вопросом о кочевом хозяйстве. // Записки ЗападноСибирского отделения Русского географического общества, 1895, H.18, вып.2. С.I-61.
  11. Пален К.К Oтчет по ревизии Туркестанского края, произведенного по высочайшему повелению сенатором гофмейстером графом К.К.Паленом. Налоги и пошлины. Органы финансового управления СПб., 1910.
  12. Аничков И.В. Упадок народного хозяйства в киргизских степях.// Русская мысль, 1905. N 16 Бердин П. Экономическое положение наших инородцев. // Русская мысль, 1904. N 12.
  13. Беротов. Страна свободных земель. СПб.,
  14. Добросмыслов А.И.Тургайская область. Исторический очерк. //Известия Оренбургского отделения Русского географического общества, вып.15-17,
  15. Валь К.О. О истории экономических отношений у киргиз.// Научное обозрение, 1901, вып. VIII. 51 с.
  16. Миропиев М.А. О положении русских инородцев. – СПб., 1901. 297 с.
  17. ТихоновТ.И. Земство в России и на окраинах. – СПб., I
  18. Гинс Г.К В киргизских аулах (очерки из поездки по Семиречью)// Исторический вестник, 1913. 302 с. 23 Чужой Л. Изнанки степной колонизации.//Средняя Азия, вып.УП.– Ташкент, 19I 65 с.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: История