Некоторые аспекты формирования правовой системы Казахского ханства (XVI-XVII вв.)

В настоящей статье затрагиваются некоторые вопросы формирования правовой системы Казахского ханства на примере судебных реформ, именуемых  «Особый  путь Касым  хана» и свода законов, получивших название «Семи уложений» хана Тауке. Так, в первом акте были внесены существенные изменения и дополнения в судебную систему, причем без применения норм исламского шариата; в своде же законов хана Тауке были юридически закреплены позитивные изменения, касавшиеся института бийства, а также, пожалуй,  впервые были основательно проработаны правовые аспекты землепользования. 

На примере Казахского ханства можно проследить взаимодополняемость разных политических систем – тюркской (доминирующей), монгольской и исламской, соединившихся воедино в рамках казахской политической модели. Казахские ханы Касым, Есим и Тауке кодифицировали адат с привлечением норм «Ясы» и шариата и создали законодательство, ставшее основой государственности.

Как отмечает заведующая Отделом древней и средневековой истории Казахстана и сопредельных стран Института истории и этнологии им. Ч.Ч. Валиханова КН МОН РК К.У. Торланбаева «Казахское ханство является наследником богатой цивилизации кочевых обществ. Это наследие складывалось не только из культурных ценностей и мировоззрения, но и властной организации, устойчивых, передаваемых из поколения в поколение форм политической организации, стремившихся к сбалансированному социально-экономическому развитию, а отсюда устойчивая атрибутивная знаковая символика ханской власти» [1, с. 446].

Становление Казахского ханства достигает своего зенита при хане Касыме (1511-1523 гг.), при действии его судебного кодекса «Светлый путь Касым хана» («Қасым ханның қасқа жолы»). За время пребывания у ханской власти он достиг больших успехов в дипломатической деятельности, во внешней и внутренней политике, в военных делах и по праву считается крупнейшим государственным деятелем в истории казахского народа. Касым-хан, сын Джанибек-хана, «распространил свою власть над Дашт-и Кипчаком. В его армии (лашкар) было более миллиона человек. После Джучихана в этой юрте не было (хана) более могущественного, чем он. Касим-хан сделался полным властелином во всем Дашт-и Кипчаке и приобрел такую известность и могущество, какого еще никто не имел после Джучи-хана, число его войска превышало тысячу тысяч» [2, с. 58]. Хан Касым всесторонне изучил внутреннее и внешнее положение государства,  проанализировал  способы ведения судопроизводства среди простого народа, внес изменения и уточнения в судебную систему. Касым хан преобразовал обычное право, видоизменил уставные положения судебного кодекса, не применяя положения исламского шариата, тем самым открыл новый путь судопроизводства. Поэтому и появилось название «Особый путь Касым хана», что свидетельствует о незаурядности этого человека. Совет биев рассмотрел реформы хана Касыма и утвердил их. Рассмотрим пять основных положений этого кодекса:

  1. Имущественный закон (скот, имущество, статьи, разрешающие земельные споры).
  2. Уголовный закон (убийство человека, нападение, разбой, угон скота, наказания за воровство).
  3. Воинский закон (образование военных частей, обязанности заложников, «қара қазан», выкуп воина, скакуны).
  4. Достоинство послов (осведомленность, красноречие, способность к международным контактам, воспитанность).
  5. Гражданский закон (законопослушность, статьи о празднествах, обязанности есаулов, букеулов, туткаулов) [3, с. 318].

Если мы вдумаемся в смысл этих названий, расширив их семантику, то перед нами возникнут полновесные юридические статьи, имеющие большой государственный смысл. Совершенно очевидно, что имущественный и гражданский закон по своему предметному содержанию рассматривают гражданские дела и хозяйственные споры, исполнение гражданского долга, сохранение единства народа, укрепление общественного порядка и содержат статьи, опирающиеся на дисциплину  граждан, их законопослушность.

Статьи, вошедшие в воинский закон, не имеют особых отличий от тех, которые сегодня рассматриваются военным судом, а также вопросов, связанных с выполнением воинских обязанностей. Защита отечества – воинский долг каждого гражданина, охрана границ и целостности государства, которое нужно беречь как зеницу ока – это священный долг, гражданская обязанность.

Особое внимание в кодексе уделено статусу послов; это характеризует правителя как человека очень дальновидного, проницательного, превосходящего своим кругозором других государственных деятелей. Касым хан способствовал установлению международных отношений, опираясь на преданных и надежных послов. Казахская пословица гласит: «Дружба между народами – дело посла, вражда между народами – дело врага». Пословицы и поговорки, дошедшие до нас, это всего лишь остатки от тех статей и положений, которые составляли кодекс Касым хана. В них таится глубочайшая мудрость, проверенная веками. Именно в них отражается структура и сокровенная суть судопроизводства и правосознания  периода укрепления казахской государственности при Касым хане.

В формулах: «Если есть хан, то должен быть закон, соответствующий хану», «Если есть би, то должен быть дом правосудия, где сидит би», «Есть старейшина и есть порядок выбора старейшины», «Есть батыр и есть боевой доблестный путь батыра» собрано все самое существенное, что составляет государственность в ханстве: политическая и административная власть и ее критерии, военная и духовная, а также судейская составляющие. Это как бы четыре колонны, на которых держится государственная жизнь [4, с. 32-33].

Казахское государство при Касыме, Хакназаре и Тевеккеле, по мнению одного из крупнейших исследователей обычного права казахов советского времени С.Л. Фукса, было военным объединением, возглавленным временным, более или менее устойчивым ханом, оборонительно-наступательным военным союзом отдельных мелких государственных объединений казахских «родов», предводительствуемых султанами. В одной из своих рукописей академик АН Казахской ССР С.В. Юшков отмечает, что «в конце жизни хана Касыма Казахское государство стало представлять собой весьма крупное государство. Известия об образовании этого государства, включившего подавляющее число тюркоязычных племен Дашт-и Кипчака, в конце концов достигли и соседних государств. Известно, что Казахское ханство и его хан сделались известными и русскому государству» [2, с. 59-60].

Есим хан (1598-1628 гг.) – один из выдающихся политических деятелей конца XVI и первой половины XVII вв., который выделялся тем, что умел ставить интересы государства над личными: жертвовать репутацией, авторитетом ради определенных стратегических целей; идти на компромисс; выжидать и наносить внезапные удары. Есим хан прославился среди народа тем, что смог нейтрализовать внешнюю угрозу и объединить казахские племена в крайне тяжелые периоды национальной истории, превратив Казахское ханство в сильное централизованное государство. За проявленное мужество и полководческий талант в народе его назвали «Еңсегей бойлы Ер Есім» («Мужественный Есим»).

Как отмечает казахстанский политический и общественный деятель Е.Т. Карин: «Есим выступал  за единство и законопослушание. Созданные им законы впоследствии стали основой для «Семи уложений» хана Тауке, следовательно, Есим внес свой неоценимый вклад в развитие государственности казахов, в создание правовой системы традиционного общества и консолидации всех политических сил» [5, с. 80].

Укрепление государственности казахов, утверждение внешнеполитических позиций Казахского ханства в системе международных отношений в Центральноазиатском регионе связано с именем Тауке хана (1680-1715 гг.) – одного из самых выдающихся государственных деятелей, внесшего неоценимый вклад в национальную историю. Как пишет историк В.А. Моисеев «Годы правления Тауке, безусловно, занимают особое место в казахской истории. Это был «Золотой век» прекращения губительных феодальных усобиц и мощного отпора неприятелям, век относительного господства законов, развития экономики и процветания торговли» [6, с. 91-92].

В конце XVII в. во главе Казахского ханства стояли такие выдающиеся личности, как Тауке хан, Толе би, Казыбек би, Айтеке би. Деятельность этих людей сочетала государственные интересы и заботу о совершенствовании правовой системы, так появился знаменитый кодекс «Жеті жарғы» («Семь установлений»). «Жеті жарғы» глубоко и прочно вошли в народное сознание, стали частью народного самосознания, духовности, национального менталитета. Это – общепризнанный юридический кодекс, плоть от плоти казахского народа.

При Тауке хане старые законы, исправно соблюдавшиеся предшественниками, были заново отредактированы   и   приведены   в   соответствие   с   состоянием   казахского   общества.   Батыры и выдающиеся люди, стоящие во главе отдельных родов, были вовлечены в орбиту социальноэкономических связей и отношений, им придали статус политически самостоятельных правителей, имеющих полномочия устанавливать дипломатические отношения с сопредельными странами. Они имели влияние на торговлю, и их права были зафиксированы в специальных юридических актах.

Первое серьезное изменение Тауке внес в систему властных отношений. Пытаясь установить равновесие между различными политическими группировками, Тауке предоставил бийским советам дополнительные властные полномочия, в частности: принятие важных государственных и политических решений; исполнение судебных функций; осуществление дипломатических и миротворческих инициатив. В совокупности бийские советы исполняли военные, политические, хозяйственные, правовые и идеологические функции. Одновременно данная мера была направлена на ограничение политического влияния Чингизидов. Известный политолог Е.Т. Карин акцентирует внимание, в частности, на следующем: «Заслуга Тауке состоит в том, что он упорядочил деятельность биев,  сделав заседание бийского совета постоянным и регулярным. Более того, он установил места проведения советов» [6, с. 93].

Благодаря Тауке хану, бийские советы превратились в важный государственный орган, осуществляющий прямые и обратные связи в системе властных отношений. В отличие от обычных консультативных органов, характерных для традиционных обществ, решение совета биев имело обязательный характер и подлежало немедленному выполнению. Таким образом, авторитет власти среди простого народа стремительно рос.

Институт бийства существовал еще задолго до основания казахского государства. «Чтобы приобресть имя бия, нужно было ... не раз показать перед народом свои юридические знания и свою ораторскую способность. Молва о таких людях быстро распространялась по всей степи, и имя их делалось известным всему и каждому» [7, с. 87].

Знаменитый Казыбек би сказал некогда калмыцкому хану Контайчи: «Мы, казахи, свой скот бережем и пасем; мы, казахи, обид никому не несем. Чтобы счастье и мир не оставили нас, чтобы злые враги не тревожили нас, перья филина-птицы на копьях несем. В жарких схватках враги не могли нас сломить, кто сплетет лучше нас красноречия нить? Кто умеет, как мы, верность дружбе хранить, гостя с честью принять, накормить, напоить? Мы зарвавшихся ханов давили, как блох... Ты – калмык, мы – казахи, вам зла не желаем. Вы железо, мы огонь, мы булат расплавляем. Мы детей наших дружными видеть желаем. Мы явились к вам с миром, но если вы злобны, мы на брань беспощадную тоже способны... Мы друзей уважаем, врагов не жалеем!» После этих слов калмыцкий хан растерялся и ничего не смог сказать в ответ [8, с. 5-6].

Кодексы, составленные при Тауке хане, можно разделить по следующим направлениям: закон о преступлениях; семья; брак; кодекс шариата. По законам, установленным ханом Тауке, наказывали преступников в полном соответствии с их виной. Начавшиеся споры и раздоры из-за земельных владений, часто заканчивавшиеся убийствами, поставили перед биями, заботящимися о государственном благополучии, задачу заново пересмотреть существующее законодательство. Поэтому Тауке хан и его три помощника, представители трех славных жузов – Толе би, Казыбек би и Айтеке би – вопрос о земле, о разделе земли, наследовании земли выделили в отдельный раздел из закона об имуществе. Они фактически создали земельный кодекс со своими нормами судебной власти.

Заслуженный юрист Республики Казахстан, доктор юридических наук, профессор Б.Т. Тургараев справедливо отмечает: «В памяти народа суд биев остался образом справедливости, стал культурной ценностью и образцовым направлением. Он стал не только исторической легендой во всех периодах государственности кочевого казахского общества. Он стал частью жизненного развития народа. Суд веками, в каком бы обществе это ни было, был и остается значимым элементом общества и важнейшим механизмом сохранения демократии и справедливой власти» [9].

Казахское ханство является наследником богатой цивилизации кочевых обществ. Это наследие складывалось не только из культурных ценностей и мировоззрения, но и властной организации, устойчивых форм политических институтов, которые стремились к сбалансированному социальноэкономическому развитию.

 

  1. Торланбаева К.У. Казахское ханство: преемственность и эволюция // Третий конгресс историков Казахстана: сборник научных статей / Под общей ред. Е.Б. Сыдыкова. – Астана: Издательство ЕНУ им. Л.Н.Гумилева, 2015 – 504 с. С. 443-447.
  2. Козыбаев М.К. «Тарих-и Рашиди» Мирзы Мухаммад Хайдар Дуглата – выдающийся памятник истории и культуры // Козыбаев М.К. Проблемы методологии, историографии и источниковедения истории Казахстан (Избранные труды). Алматы: Ғылым, 2006. – 272 с.
  3. Мынжан Н. Краткая история казахов. Алматы,
  4. Нарикбаев М. От наших великих биев до Верховного Суда. – Алматы: Атамyра, 2000. 192 с.
  5. Карин Е. Хан Есим: в лабиринтах власти // Первые лица государства: политические портреты (с точки зрения истории и современности) / Авт. кол.: Е. Абен, Е. Арын, И. Тасмагамбетов и др. – Алматы: {азаyстан даму институты. 368 с.
  6. Карин Е. Когда власть подвластна мудрости // Первые лица государства: политические портреты (с точки зрения истории и современности) / Авт. кол.: Е. Абен, Е. Арын, И. Тасмагамбетов и др. – Алматы:{азаyстан даму институты. 1998. 368 с.
  7. Валиханов Ч.Ч. Записка о судебной реформе // Собрание сочинений в пяти томах. – Том 4. Алма-Ата: Главная редакция Казахской советской энциклопедии, 1985. – 463 с.
  8. Жолдасбеков М. Вступительное слово // Нарикбаев М. От наших великих биев до Верховного Суда. –Алматы: Атамyра, 2000. 192 с.
  9. Тургараев Б. Уроки мудрости и справедливости суда биев // Казахстанская правда. 2015. – 8 октября.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: История
loading...