Великий шелковый путь – путь цивилизаций

Великий шелковый путь сегодня приобретает большое значение не только в связи с изучением его боготого историко-культурного наследия, но и в попытках решить с его помощью проблемы геополитического характера, что связано, в первую очередь, со строительством транспортных коммуникаций, нефть и газопроводов в Центральной Азии и Закавказье.

Несмотря на все тенденции превращения Великого шелкового пути в один из рычагов геополитики, он, веками служивший целям мира, процветания и взаимообогащения культур, сохранил  свое  изначальное значение и в XXI веке. 

Последние годы ознаменовались выросшим интересом общества к далекому прошлому нашего Отечества, к тому вкладу, который древние народы нашей страны внесли в историю цивилизации, что помогает нашей этнической самоидентификации и формированию исторического самосознания.

Это был путь, по которому на протяжении многих веков происходило движение людей, вещей и идей, т.е. этнические миграции, поэтапная, а позже караванная торговля, распространение передовых технологий и идеологических представлении, что включало в общемировой поток достижения  разных народов Евразии и вело к прогрессу общественного развития всего Старого Света.

Когда же установились эти связи, по каким трассам они осуществлялись?

Ранние античные географы и историки еще не знали восточных регионов Старого Света, их географический кругозор ограничивался Западной Индией. Ни в «Обозрении земли» Гекатея Милетского, ни в «Истории» Геродота (V в. До.н.э.), ни в трудах Аристотеля, ни даже в «Географии» знаменитого географа, хранителя Александрийской библиотеки Эратосфена (ІІІ–ІІ вв. до.н.э.)[1. С.284]. Китай не упоминается, но постепенно расширяется информация о народах, обитающих к северу от Ирана – бактрийцах и согдийцах, живущих по берегам Окса (Амударьи) и Яксарта (Сырдарьи) и их северных соседях кочевниках скифах (саках), чья земля простирается от границ Корейского полуострова до Дуная.

Лишь в 43 г. н.э. римский географ Помпоний Мела в труде «О положении мира» описывает страну серов, т.е. людей «страны шелка» (от латинского «серикум» – шелк), помещая ее к северу от Индии и к востоку от Бактрии и Согда. Само же название Большого (или Великого) шелкового пути появляется лишь в ІV в. н.э. в двадцать третьей книге «Истории» Аммиана Мариеллина[2. С. 148].

На открытие этой знаменитой трассы обычно относят по ІІ в. до н.э., когда китайский император отправил на Запад посольство Чжан Цяня, который после долгих путешествий и приключений вернулся в Поднебесную империю и описал свой путь через пустыню в бассейне р. Тарим и горы Тянь-Шаня и богатства процветающих стран Парфии, Бактрии и Ферганы, где водятся замечательные рослые золотистые кони. Как установлено палеозоологами, это кони несейской породы – потомки элитных лошадей андроновской культуры и предки современных ахалтекинцев. Для получения этих удивительных коней китайские императоры затем посылали в Фергану посольства и вели несколько кровопролитных воин [3. С. 59].

На основании китайских хроник и свидетельств античных авторов: Плиния, Дионисия, Птолемея, усилиями ученых нескольких поколений установлено, что Великий Шелковый путь шел на севере от озера Лоб-Нор через Кучу и Карашар вдоль гор Тянь-Шаня и по реке Тарим до Кашгара, через перевал Терсекдыван в Фергану и далее по Сырдарье и по степи на Южный Урал и нижнюю Волгу и в Северное Причерноморье или из Ферганы в Самарканд и далее на переправу через Амударью и, наконец, в Иран и Переднюю Азию. Южная дорога шла от Лобнора вдоль северных склонов гор Куньлуня вдоль реки Яркенд-Дарья до Ташкургана в Вахан на Памире и через перевалы на Мерв или на юг в Индию через Гильгит  и Кашмир в Гандгару, заканчиваясь в устье Инда.

Из Китая на Запад шел экспорт шелка, в Китай же поступали нефрит из Хотана, стеклянные изделия, серебряная посуда, украшения из Средиземноморья лошади и меха от степных  кочевников[4. С. 37].

Таким образом, южная часть трасс Великого шелкового пути шла по старым, проложенным в Передней Азии еще в ІІІ–ІІ тыс. до н.э. маршрутам лазуритового пути и великолепной дороге, созданной царями Ахаменидской империи, соединявшей все сатрапии их гигантской империи от Египта и Малой Азии до Сард и Персополя и далее на восток в Индию и Средней Азии вплоть до земель саков.

Большая же – и самая ответственная часть маршрутов Великого Шелкового пути пролегала по северным областям Средней Азии и Казахстана и степям Евразии, народы которых были активными участниками и посредниками в культурных контактах от Китая до Европы.

В настоящее время несомненно начало функционирования отдельных участков пути еще в эпоху бронзы. Одна из наиболее древних торговых трасс, органически вошедшая в Великий Шелковый путь, получила в исторической науке название «Великий лазуритовый путь». Из-за редчайшей красоты и редкости этот камень высоко ценился многими народами. Он встречается на Евразийском материке только в месторождениях Горного Бадахшана, Прибайкалья и отчасти Корейского полуострова.

  • лазуритовые бусы и фигурки из древнеземледельческих поселений Геоксюр-1, Анау, Намазгадепе, Алтын-депе в Южном Туркменистане (середина IV–III тыс. до н.э.);
  • бусы из поселения Мундигак в Афганистане (конец IV–III тыс. до н.э.);
  • Многочисленные лазуритовые украшения из памятников Древнего Ирана.
  • Изделиями из лазурита хараппская культура (долина Инда и Белуджистан), датированные второй половиной III – первой половиной II тыс. до н.э.
  • В Месопотамию лазоревый камень, или слов шумерийцев «унку» начали завозить во время развития Убейдской культуры. В сложившемся в шумерийскую эпоху эпосе «Энкерман и верховный жрец Аратты» рассказывается, как правитель Урука Энкерман послал гонца за золотом, серебром и камнем-унку в страну Аратта.
  • изготовленные в Египте из лазурита изображения богини Маат и различные ювелирные украшения;
  • лазурит обнаруженный в богатых захоронениях Анатолии (Троя и Дарак) датируемых серединой III тыс. до н.э[5. С. 66].
  • Привезенные из Бактрии и Согдианы бусы найдены в могильниках пастушеских племен II тыс. до н.э. в Приуралье – в Синташте и Ушкатте лазуритовые, в Алабуге бирюзовые, в Гурдуше около Бухары лазуритовые, агатовые, бирюзовые в форме мальтийского креста и даже в Сибири в Ростовке бирюзовые, в Сопке II в форме мальтийского креста.

Таким образом, все это дает основание утверждать, что уже в глубокой древности (по крайнем мере, в III–II тыс. до н.э.) драгоценные камни Бадахшана попадали в различные районы Древнего Востока. Маршрут перевозки лазурита выглядел так, добытый в Бадахшане, попадал в поселение Мундигак, затем через Сиалк на Иранском нагорье – в Месопотамию, а оттуда он уже расходился распространялся в Сирию, Египет, Анатолию. Существовал и путь доставки лазурита по морю (первая половина II тыс. до н.э.) из Бадахшана его спусками по Инду до Аравийского моря, а оттуда – в бассейн Персидского залива.

Наиболее ранним этапом функционирования дороги из Китая на Запад был Нефритовый путь. Нефрит – поделочный камень зеленого, реже – белого, серого, черного цветов. За красоту, прочность и вязкость, он необыкновенно высоко ценился древними народами. В Древнем Китае этот минерал олицетворял добродетель. Из него изготовляли различные культовые предметы: треножники, литофоны, вазы, жертвенные чаши и многие другие. Сыма Цянь описывает нефрит, как, камень, который по окраске не сравнить со снегом, но влажности – с дождем, по глянцу – с жиром, по блеску – со светильником. Однако добыть его очень трудно, для того чтобы достичь гор Куньлунь, где нефрит добывается, придется переправиться через две реки и шесть озер. Только сто из тысячи и десять из ста путешественников возвращаются домой невредимыми. Из этого короткого сообщения очевидным два факта[6. С. 37].

  • нефрит был необычайна ценен для древних китайцев.
  • нефрит ввозили в Китай из Хотана, расположенного у отрогов Куньлуня.

Чжан Цзянь посетивший Центральную Азию в 140-130 гг. до н.э. упоминал о том, что в Хотане процветала добыча нефрита для отправки в Ханьскую империю.

У Сыма Цяня сохранилось содержание доклада сановника Ли Сы императору Цинь Ши Хуану, где Ли Сы рапортует о поступления в государственную сокровищницу нефрита с Куньлуня. Хотан и производимый там нефрит упоминаются в «Катологе гор и морей». Посредниками в торговле нефритом между Хотаном и Китаем выступали вплоть до III в. до н.э. юэчжи занимавшие обширные просторы Центральной Азии [7. С. 244-248].

Итак, с древнейших времен Китай был связан торговым путем через Ганьсуйский коридор, Таримскую впадину с Хотаном, откуда посредством юэчжей получал нефрит. Эквивалентом этому минералу при торговых операциях служил шелк, который отправлялся на запад в качестве подарков, в обмен на камень. Таким образом, китайский шелк со второй половины II-го тыс. до н.э. попадает в Среднюю Азию, что подтверждается данными археологических исследований.

Торговля шелком с западными соседями в Китае начинается примерно с конца периода Чжань Го. Первоначально Китайский шелк распространился в Персии и в долине Инда (V в. до н.э.). От этом можно судить на основании сообщений Геродота и Ксенофонта. Они писали что персы носят индийскую одежду, которая считается очень дорогой, пышной и красивой. Поясняя эти сообщения, Прокопист утверждал, что под этой одеждой подразумевается шелк, из которого персы имели обыкновение изготовлять одежды, которые греки называли индийскими, а в настоящее время называют серика.

В это время существовал и западный меридиональный путь – трасса, связывавшая южные китайские районы с Центральной Азией, Южной Сибирью. Путь этот проходил через Восточный Туркестан, Цайдам, вдоль рек Миньцзян и Даду в Юнань и далее в Бирму и Вьетнам. Северный отрезок пути – Кыргызский путь проходил от Джунгарии до Минусинской котловины. Сведения о существовании этой дороги мы получаем от Сыма Цяня.

В циньское время проход назывался Учидао – дорога шириной в пять ли. Этой трассой южнокитайские районы были связаны с Центральной Азией что подтверждается археологическими открытиями, сделанными в провинциях Сычуань и Юньнань. В 1955 г. были произведены раскопки комплекса погребений правящей верхушки государства Диен. Там было найдено большое количество бронзовых скульптур со многими признаками звериного стиля евразийских степей. Многие изделия диениских захоронений практически копируют ряд произведений искусства, обнаруженных в Минусинской котловине, Казахстане, на Алтае, Кубани, Дону. Это говорит о том, что изделия из бронзы степных кочевников евразийских степей попадали далеко на юг по этому меридиональному пути.

С середины I тыс. до н.э. функционировал «Степной» путь, связывавший побережье Черного и Азовского морей с Центральной Азией. Это дорога начиналась в городах Северного Причерноморья, находившихся в первых веках нашей эры под властью Боспорского царства и Римской империи. Основные города этой области: Тира, Ольвия, Херсонес, Пантикапей, Фанагория имели оживленные торговые связи со странами Средиземноморья, скифскими и сарматскими племенами и вероятно, с более отдаленными областями. Огромную роль в торговых и культурных связях между Причерноморьем и к Средней Азией играли сакские и сарматские племена, особенно аорсы и аланы, занимавшие огромную территорию между Приаральем и Причерноморьем [8. С. 82]. Эти племена восточноиранского происхождения контролировали торговые пути, ведущие из Передней Азии и Закавказья в степи Поволжья и Приуралье.

Выдающуюся роль в соединении двух цивилизаций – западной и дальневосточной  сыграли народы Средней Азии и Казахстана, которые, несомненно, являлись проводниками как той, так или другой стороны. Спустя некоторое время по Великому Шелковому пути пойдут, как об этом свидетельствуют китайские и греко-римские источники, торговые караваны и дипломатические посольства.

Название «Великий Шелковый путь» связано с драгоценным в те времена для стран Запада товаром – шелком. Считается, что секрет изготовления шелка из коконов шелковичного червя был открыт китайцами почти 5 тысяч лет назад, а известный исследователь шелководства А.А.  Тихомиров называет даже точную дату этого открытия – 228 год до н.э. Согласно китайскому преданию, получение первой шелковой нити приписывается императрице Си Линг-чи. Во время чаепития в чашку императрицы с дерева упал кокон за торчащую нить, которая, однако, все тянулась и тянулась, а кокон разматывался, так была получена первая шелковая нить, а императрица Си Лингчи в благодарность за это была возведена в божество Небесной империи, в её честь до сих пор во многих районах Китая устраиваются ежегодные ритуальные празднества.

Среди престижных товаров древности первое место занимает китайский шелк. Шелковая ткань– тончайшая материя,  воспринимавшаяся в древности  как  чудо  природы,  невесомая,  легкая, мягкая, тонкая, прекрасная. Таинственная шелковая нить давала чудесные ткани, прозрачные и прочные, различных цветов и оттенков; разноцветные сложные орнаменты этих тканей смотрелись как бы самостоятельно. На западе она ценилась дороже золота, шла в торговлю вместе с драгоценными камнями. Шелком оплачивались налоги, дань, военные и дипломатические услуги. Его отрезы преподносились царям и храмом, воинам и знатным красавицам. Все это вполне обоснованно дало право синологу Фридриху фон Рихтгофену 1877 году назвать торговые трассы из Китая в Европу Великим Шелковом путем [9. С. 64]. Это название было принято современной наукой и всеми общественными деятелями странами Евразии. Живые и нежные оттенки цветов и орнаментов шелка как бы символизировали богатство Вселенной. Его качественность и легкость определялись пропусканием ткани в ушко перстней. Им испытывали остроту булатной стали, клинки которой должны были рассекать шелковый платок на лету [10. С. 78].

Значительная роль в торговле на Шелковом пути принадлежала согдийцам. Их проникновение в Восточный Туркестан относится к IV–III вв. до н.э. Значительные согдийские колонии и поселения зафиксированы на главных центрах караванной торговли Средней Азии, Южного Казахстана, Жетысу, Восточного Туркестана и Северного Китая с первых веков н.э. письменные о согдийском общине на узловом пункте Шелкового путы – в Дуньхуане восходят к IV веку [11. С. 115]. По  данным согдийских «старых писем», она насчитывала не менее I тыс. человек. Значительные согдийские колонии находились также в таких торговых центрах Западного Китая, как Лянчжоу и Сучжоу. Эти колонии продолжали вести активную торговую деятельность и в Танское время. Значительное число согдийских торговцев жило и в танской столице г. Чанъань. В главном центре южного пути Шаньшане (близ. оз. Лобнор) в первой половине VII в. выходцами из Самарканда и Тараза было основана колония из нескольких поселений [12. С. 249].

В середине VI в. на политическую арену в Центральной Азии вступает новое государственное образование Тюркский каганат. Тюрки занимают сначала территории от Алтая до Сырдарьи, заключают союз с Ираном и громят государство эфталитов, затем продвигаются до Причерноморья. Обладая огромными богатствами, полученными в качестве дани от Китая и во время воин, они были заинтересованы в активном развитии торговли на Великом Шелковом пути, поддерживая согдийских купцов. Поскольку значительная часть южных трасс находилась под контролем Ирана, каган в 567 г направил в Иран посольство во главе с согдийским купцом Маниахом с целью совместно контролировать торговые трассы. Однако шах Хосров I приняв посольство и купив привезенный шелк, демонстративно сжег его на площади столицы. Не имела успеха и второе посольство кагана, которое было до отправлена спустя 5 месяцев. Это был прямой призыв к войне. Тогда каган направил посольство во главе с тем же купцом Маниахом непосредственно с Византию из Тараза, через Бухару, Хорезм, вокруг северного берега Каспийского моря и через Кавказ. Были заключены торговый и военный договора, император Византии Юстин II отправил от военное посольство во главе со стратегом восточных земель Земархом, который даже участвовал в похода тюрок против Ирана [13. С. 26].

Так были установлены стабильные торговые отношения между Центральной Азией Византией по северному пути. Караваны из Исфиджаба, Отрара, Самарканда шли на Хорезм вдоль Аральского моря, переправлялись через Волгу, шли через северо-кавказские племена, пересекали Кавказский хребет в Причерноморье и далее в пределы Византии. Путь этот был описан греческим историком VI в. Меандром. Сохранились и удивительно интересные вещественные следы торговли с Византией и участков этого пути. В средневековых городах Самарканде, Мерве, Тараза, Андижане, Ташкенте – найдены византийские золотые монеты VI–VII вв. н.э. и подражания им. Вместе с остатками ремесленной продукции монеты говорят что города и поселения Средней Азии и Казахстана не являлись простыми транзитными пунктами. Они были экспортерами большого количества самых разнообразных товаров своего производства и ремесленного и сельскохозяйственного.

Важную роль в торговые на Великом Шелковом пути играли территории  современного Казахстана. В VI–VII вв. наиболее оживленным становится путь, проходивши из Китая на запад через Жетысу и Южный Казахстан. Такое перемещение пути можно объяснить несколькими причинами. Во первых, в Жетысу находились ставки тюркских каганов, которые контролировали торговые пути через Среднюю Азию. Во вторых дорога через Фергану в VIII в. стала опасной из-за междоусобиц. В третьих, богатые тюркские каганы и их окружение стали крупными потребителями заморских товаров.

Через Шелковый путь проходило основное число посольских и торговых караванов в VI–ХIV вв.  В течение  столетий он претерпевал  изменения:  одни участки приобретали особое  значение, другие, напротив, отправили, а города и торговые фактории на них приходили в упадок. Так, в VI–VIII вв. основной была трасса Сирия – Иран – Средняя Азия – Южный Казахстан – Таласская долина – Чуйская долина – Иссык-Кульская котловина – Восточный Туркестан. Ответвление этого пути. Точнее, еще один маршрут выходили на трассу из Византии через Дербент в Прикаспийские степи – Мангышлак – Приаралье – Южный Казахстан[14. С. 12].

Наряду с распространением товаров, культурных образцов и эталонов в прикладном искусстве, архитектуре, настенной живописи по странам Востока и Запада распространялись искусство музыки  и танца, зрелищные представления. Иностранные оркестры входили в состав придворного персонала известно, что один китайский царственный меломан содержал 30 тысяч музыкантов.

Таким образом, степные трассы Великого Шелкового пути, внесли особый неповторимый колорит, свою специфику в его развитие и функционирование. Взаимодействие кочевой степи и оседлых районов усиливались благодаря Великому Шелковому пути, способствующему взаимообогащению друг с другом двух полярных культур кочевой и оседло-земледельческой. Оседлые горожане и кочевые племена смогли понять друг друга и конечном итоге создать самобытную культуру, которая вписалась в многообразие древних культур человечества. Восстановление Великого Шелкового пути стало одной из самых актуальных задач нашего времени и Казахстан активно участвует в осуществлении этого крупного международного проекта, в частности, в плане развития международного туризма на Великом Шелковом пути. Туризм не может рассматриваться в отрыве от масштаба национального а зачастую и международных отношений. Государство Центральной Азии соединены в цепочке глобального туристического проекта. «Великий Шелковый путь» от Японии до Европы (около 20 стран) который, в свою очередь является проектом Всемирной туристической организации, членами являются 138 стран. Археологические памятники в свою очередь превращаются в объекты туризма и станут доминантами инфраструктуры туризма, развитие которого является одним из приоритетов в экономике Казахстана. 1998 году Президент страны Н.А.Назарбаев подписал Указ «Об утверждении программы «Возрождение исторических центров Великого Шелкового пути, сохранение преемственного культурного развития тюркоязычных государств, создание инфраструктуры туризма».

Возрождение Шелкового пути – это сложный многосторонний проект, который требует тщательного стратегического планирования. Новый Шелковый путь – это не просто строительство дорог вдоль древнего маршрута, но и развития инфраструктуры, совершенствование законодательства создание максимального благоприятных условий для выгодного сотрудничества, а также искусная дипломатия для достижения взаимопонимания между странами – участниками.

Возрождение и восстановление системы дорог Шелкового пути очень важно не только для Западного района Китая, оно также имеет особое значение для Казахстана и других стран Центральной Азии и Восточной Европы. Это уникальная и, может быть, даже единственная возможность глобальной интеграции для закрытых внутриконтинентальных регионов. Возрождение Шелкового пути, безусловно, принесет крупные изменения в экономику всех стран, расположенных вдоль него. Китай, восстановив свою часть Шелкового пути не останавливается на достигнутом и продолжает масштабное инвестирование в автодорожное строительство и другие инфраструктурные проекты на территории стран Центральной Азии. Конечной целью проекта восстановления древней торговой артерии является протяжение Нового Шелкового пути до Роттердама (Нидерланды).

В 2008 году в Женеве министры 19 стран, в том теле Казахстан, Китая, России, Турции и Ирана, приняли масштабный проект по восстановлению фрагментов дорог Шелкового пути. В глобальной перспективе Новый Шелковый путь, протяженностью около 7000 км, будет состоять из сети автомобильных и железных дорог, пролегающих не только вдоль древних маршрутов, но и в новых направлениях. В перспективе планируется открытие в-ти основных трансконтинентальных путей, включая дорогу из Китая в Европу, из России в Южную Азию и Турцию.

Несмотря на то, что внутриконтинентальная транспортная система вдоль большей части Шелкового пути не развития, перспективы развития в этих регионах очень большие. В них сосредоточены огромные природные ресурсы, полезные ископаемые и большое население к примеру, территория стран участников Шанхайской Организации Сотрудничества (Казахстан, Китай, Россия, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан), составляет 3/5 всей территории евразийского континента и 1,4  населения всего мира. Возрождение экономической артерии в евразийских странах не только будет способствовать культурно-экономическому обмену и развитию, но также поможет установить мир и единство в регионе.

Создание нового Шелкового пути имеет особенное значение для стран Центральной Азии. С географической точки зрения страны Центральной Азии находятся в центре материка, а ближайшее расстояние до океана составляет 1700 км, и это является основным природным препятствием для международной торговли. Новый Шелковый путь будет способствовать всесторонней интеграции закрытых в центре материка стран с более развитыми Китаем и Европой, рост торговли, несомненно, поможет решить насущные проблемы бедности, безопасности и безработицы в регионе.

Сегодня больше не существует обширных древних государств, и географические границы в корне отличаются от прошлого, люди все также нуждаются в жизненно важных экономических взаимодействиях и все еще испытывают жажду в познании культуры и жизни соседних народов. Исторические, экономические и естественные узы, а также религиозная общность играют заслуженную роль в сближении народов. Усилия, предпринимаемые для создания Нового Шелкового пути, в рамках установления многосторонних связей между странами, по сути, направлены на гармоничное  развитие, достижение мира и прочного сосуществования между народами.

 

  1. Аристотель. Сочинения. СПб., 1999. Т.2. 284 с. 2 Геродот. История в девяти книгах. Л., 1972.
  2. Бичурин Н.Я. (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.; Л.; 1950-1953. Т. 1-3.
  3. Сыма Цянь. Исторические записки. М., 2003. 37 с.
  4. Сарианиди В.И. О Великом лазуритовым пути на Древнем Востоке // КСИА. М., 1968. № 114. 6 Сыма Цянь. Исторические записки. М., 2003. 37 с.
  5. Руденко С.И. Культура населения Горного Алтая в скифское время. М.Л., 1952. С.244 –
  6. Лубо – Лесниченко Е.И. Пазырык и Западный мериодианальный путь (Страны и народы Востоке). Вып. М., 1987.
  7. Рихтгофен Ф.Ф. Китай. Результаты собственного путешествия и последующего глубокого изучения. -Берлин: Изд-во Д. Раймера, 1877. Т.1. 64 с.
  8. Буряков Ю.Ф. Бухара на караванных путях орасана и Мавераннахра / ОНУ. 1997. № 9 -11.
  9. Нуржанов А.А. Взаимодействия степных и оседлых цивизизаций в эпоху Тюркских каганатов в Семиречье //Материалы Учредительного съезда Международного конгресса. – Казань, 2007. 115 с.
  10. Ртвеладзе Э.В. Великий шелковый путь. ЭС. – Ташкент, 1999. 249 с. 13 Деступис С. Византийские историки. – СПб.,
  11. Байпаков К.М. Средневековые города Казахстана на Великом шелковым пути. – Алматы, 1998. 12 с.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: История
loading...