Статус этносферы казахов в современном мире

Казахи как и другие этносы и народы земли представляют собой социальную общность людей, определяемых совокупностью таких признаков, как общность языка, культуры и быта, а также общностью исторического развития и др.

В статье проведен культурфилософский анализ духовного существования казахского этноса, озвучена идея изучения национальной истории, этногенеза казахов как единого неразрывного процесса, длившегося на протяжении многих веков. Рассмотрены процессы современной модернизации, отражающиеся на развитии государства и казахстанского общества в ракурсе сплочения и формирования патриотического отношения к своему прошлому, настоящему и будущему. 

Диалектическое единство всеобщего, особенного и единичного –объективная закономерность человеческого бытия, в котором содержатся как общечеловеческие универсальные черты, так и уникальные качества, отличающие одни народы от других народов. И если всеобщее восходит к истокам человечества как единой целостности, то неповторимое, особенное детерминированы спецификой культуристорического развития этнических сообществ на обширной территории Великой Степи. Древней земли, которая получила сегодня подлинно народное имя «Ұлы дала елі».

Сложная и извилистая история этносферы казахов является в независимой Республике Казахстан предметом пристального внимания философов, ученых и художников. Она также получила государственную поддержку: «Историческое сознание казахстанцев должно работать на сплочение, на формирование патриотического отношения к своему прошлому, настоящему и будущему. Наше восприятие истории должно быть цельным, позитивным и объединять общество, а не разделять. Чтобы поднять на должную высоту национальный дух, надо четко осознать, какова наша реальная история, культура, религия. Национальная история казахов, их этногенез должны рассматриваться как единый неразрывный процесс на протяжении тысячелетий» [1].

Вопросы духовного существования этноса как уникальной ячейки современного социума важны не только в контексте Истории, в условиях глобализации они приобретают особую остроту. Значимость проблемы определяется его актуальностью не только во внутренней политике, но и во внешних коммуникационных связях, а именно: в аспекте национально-государственной идентичности. И эти положения вполне доказательно обоснованы в монографии, написанной творческим коллективом Всемирной ассоциации казахов (далее – ВАК) по итогам реализации в 2012-2014 годах гранта по теме «Репатриация этнических казахов в Казахстан как составная часть государственной миграционной политики: достижения, проблемы и пути решения» [2, с. 8].

Авторы монографии отмечают, что важное значение для данного исследования имела государственная программа «Народ в потоке истории», одной из главных целей которого является «осмысление двух десятилетий новейшей истории Казахстана». В ней был заложен методологический подход по «вживанию в историю», ориентирующий на реконструкцию живой истории народа со всей его сложностью и уникальностью. Ученые подчеркивают, что государственная поддержка решений Курултаев Всемирной ассоциации казахов позволило «всецело осветить ключевые проблемы диаспоры и репатриантов, в частности, в трех главных аспектах. Первый аспект – этническая репатриация, второй – образование, третий аспект – духовная культура и средства массовой информации» [2, с. 412]. В монографии освещаются особенности политического, социально-демографического и культурного развития казахов в Турции, Великобритании и Франции, Германии, Австрии и Швейцарии, Швеции, Дании и Норвегии, Нидерландах, Иране, Афганистане а также в странах ближнего зарубежья. Специальная глава посвящена проблеме иммиграции с целью получения образования в Казахстане. К тому же, исследователями проанализирован солидный список специальной литературы, в том числе, зарубежной англоязычной историографии, в которой шире показывается «страноведческий и антропологический образ жизни казахской диаспоры. Иноязычные коллеги пишут, что «суть социального прогресса при сохранении казахами этничности определяют» такие    атрибуты,    как    «адаптивность,    мобильность    в    мультикультурном    окружении,  смена хозяйственного типа» [2, с. 82-83]. Делается вывод также о том, что они продемонстрировали «свою национальную способность быстро восстанавливать физические и духовные силы путем трансформации своей экономики и развития культуры. И хотя казахи очень много заимствовали от других культур, внеся в современную жизнь колорит исламского, русского и советского влияния, тем не менее, сохранили уникальность и самобытность. Они похожи, но не идентичны другим нациям, проживающим в Центральной Азии… Казахи продемонстрировали свою способность к адаптации» [2, с. 246].

Проблема репатриации освещается учеными с нескольких позиций, в том числе и как «моральный долг республики перед своими потомками» [2, с. 48]. В монографии, прежде всего, анализируются условия, детерминировавшие столь судьбоносное решение. При этом в качестве приоритетной задачи рассматривалась репатриация этнических казахов «из зон военных конфликтов (Афганистан, Таджикистан), а также зон экологического бедствия (Каракалпакстан). Учитывалась и уязвимость перед риском ассимиляции казахов Узбекистана, Китая, внутренней Монголии. <...> На историческую родину стали возвращаться дети и внуки тех казахов, которые оказались за кордоном в результате поражения антиколониального восстания 1916 года, во время голода 30-х годов, когда казахи спасали жизнь своих родных откочевкой за пределы Казахской степи» [2, с.  281; 298].

Авторы также констатируют, что главным геополитическим событием прошлого века, повлекшим за собой необратимые последствия, стал распад СССР. Равноправие казахов в бывших союзных республиках сменилось на их статусную роль «национального меньшинства», что психологически трудно воспринималось ими. К тому же оно было обременено новыми социально-экономическими проблемами в изменяющихся условиях жизни. Потребовалось время для поиска ответа на вопрос: переезд в Казахстан или интеграция?. При этом, как показывает опрос, для многих казахов, проживающих в России, переезд воспринимается как стрессовый и вынужденный шаг «оставить могилы предков и свою историческую родину» [2, с.   280; 295].

Актуальность рецензируемой монографии обусловлена тем, что независимая Республика Казахстан последовательно осуществляет идею «Новый Казахстан в новом мире». В сфере философской мысли как квинтэссенции духовно-культурного бытия данный исторический факт прослеживается в стремлении наиболее дальновидных аналитиков представить востребованную современным социумом альтернативу. А именно, новый взгляд в новых условиях, имплицирующий важнейшие аспекты  этносферы казахов в футурологическом измерении.

Исторически достоверно и художественно выразительно  решается  трактовка темы в телесериале «Қазына». Здесь переплетаются две сюжетные линии (проблема наркотрафика и любовь главных героев), прошлое и настоящее. Показывают 30-е годы ХХ века: аул, спасаясь от красногвардейцев, пытается перейти за границу. Их настигают. И тогда аксакалы во главе с аулбасы принимают решение сделать все, чтобы женщины с детьми и юноши  все-таки сумели спастись.

Они погибают. В числе выживших Али – потомок тех спасенных аксакалами оралманов. Он приезжает из Афганиста в РК, чтобы выполнить аманат (здесь: завещание – прим. авторов) своего дедушки: уходившие за кордон, спрятали сундук с драгоценностями с той целью, чтобы выжившие нашли его и вернули народу. Иными словами, старейшинами проявляется забота не только о выживании, но и будущем  этноса, его материальном благосостоянии.

Таким образом, аксакалы во главе с ауылбасы – дедушкой Али не просто спасали физическую жизнь своих аулчан. Их цель – спасти и сохранить генофонд нации. Пусть даже не на своей, а на чужой земле. Умирая, он произносит: «О, Всевышний! Мне не посчастливилось быть похороненным на родной земле. Раздай клад всем казахам». В последней серии Али говорит: «Я только теперь понял дедушку. Он говорил о том, чтобы я вернулся на Родину». Он принимает гражданство независимой Республики Казахстан.

Краткий культурфилософский анализ показывает, что этносфера казахов есть сложное процессуальное явление. Условно можно подразделить современных казахов на три группы:

  • казахи – в Казахстане. Эта группа очень неоднородна: южные казахи более традиционны, северяне – более современны (цивилизованы). Подчеркнем, что здесь имеется в виду не оценочный критерий («хуже» – «лучше»), а качественная характеристика, позволяющая определить отличия;
  • казахи-оралманы из таких регионов, как Монголия, Афганистан... – традиционны, в них укоренены духовно-нравственные истоки традиционного казахского общества. Ярко выражено эти этногенетические основания в образах Али и старика-проводника.
  • казахи России и стран Европы, судя по субботним телепередачам «Сенбілік кездесу», они стремятся сохранять «казахскость» (домбра, атрибуты быта, национальная одежда, кухня, ювелирные украшения...). Но, на наш взгляд, у них атрибуты этничности имеют больше внешний – этнографический – характер.

Характеризуя этносферу казахов через оппозицию «традиция» «цивилизация», отметим, что традиция эквивалентна этничности. Ее специфика заключается в том, что содержательную основу составляет актуализация отношения «Человек-Мир», интерпретируемая в современном философсконаучном сообществе как стержень, закономерным образом предполагающий включение природы и космоса. Данная установка согласуется также с постмодернистской системой ценностей, где в качестве центральной выделяется осознание неразрывной связи человека и мира, примата духовных ценностей над материальными и многообразия форм бытия, а также необходимости их более полной репрезентации.

Анализируемые традиционные основания есть философия нравственной культуры, актуализирующая проблему Личности – Социума – Космоса как единого смыслового поля, где продуцируется высший духовный смысл. И в этой философии личная жизнь каждого человека (индивида) вплетается в непрерывную нить космической жизни, образуя одухотворенную этносферу. Речь, следовательно, о том, что истина по сути одна, она лишь выражается в разные культурно-исторические эпохи, у  разных народов по своему, различным образом.

Философия нравственной культуры, составляющая содержание этносферы казахов культивирует целостность мысли – слова – дела. Человек должен исполнить все свои земные предназначения (мçшел в аутентичной терминологии) – личную, семейную, групповую, национальную, общечеловеческую [3]. Сегодня как никогда важно понимание того, что любая сфера деятельности  есть, прежде всего, испытание человека, человечества на нравственную состоятельность. Только на принципе нравственности, «развив беспредельную любовь к своему окружению» [4], мы сможем осуществить переход на более высокую ступень, и осознание этого есть самый значимый шаг на пути к истинному прогрессу человечества. Это не значит, что до этого, ранее, человеческий род был безнравственен. Нравственность всегда была ведущим принципом человеческого общежития; как известно, у всех древних народов все общество было ответственным за каждого своего члена, равно как и каждый член нес ответственность за деяния своего рода (племени). Вместе с тем, в тот исторический период пору детства человеческого рода, это была непосредственная, неосознанная нравственность, которая сродни непосредственности ребенка. Ибо наш далекий предок и был ребенком, ведь он пребывал в эволюционно детском возрасте. Естественно, он проходил ту возрастную ступень, которую проходит каждый из нас.

Проведенный краткий анализ свидетельствует о том, что приблизиться к адекватному понимаю и постижению «вечных» вопросов можно только тогда, когда они будут постигаться не только в духовно-теоретическом аспекте, но через глубинную координату, понимаемую как духовно-практическая целостность. И это основание составляло сущность этносферы, способствуя воссозданию объемного проекта мира и человека в нем, понять смысл в истории человечества.

 

  1. Официальный сайт  Президента  Республики  Казахстан  http:  //www.akorda.kz/ru/  page/page Обращения 28.04.2013.
  2. Казахская диаспора и репатриация (1991 – 2012): Монография/ К.Н.Балтабаева, Т.А.Мамашев, Ж.А.Ермекбай, А.Ж.Баймагамбетова / научный ред. С.Ф.Мажитов. – Алматы: Елтаным, 2015. – 568 с.
  3. Кокумбаева Б. Культурология тенгрианского искусства (учебное пособие – Павлодар: Научноиздательский центр ПГПИ, 2012. – 156 с. // http://кітапхана.yаз/catalog/130814/130814-001.htm; Русскоказахско-английский словарь терминов по музыкальной культуре и искусству // Составители: Б.Д.Кокумбаева, Е.Ю. Личман, Б.У. Итемгенова. Переводчики: У.М. Макулов, А. Личман, А. Хасенов, Р. Хасенова. – Павлодар, ПГПИ, 2013. – 177 с. // http://xn--80aaa1brkt0a3m.xn--80ao21a/catalog/130815/130815-002.htm
  4. Жихан Желтоксан (Едихан Шаймерденулы). Ак Сарбаз. – Алматы, 2014. // http://xn--80aaa1brkt0a3m.xn-80ao21a/catalog/140616/140616-001.htm
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: История
loading...