Из истории взаимоотношений Хазар с восточной Европой

В статье, на основе данных археологических раскопок, были утверждены взаимоотношения славян и хазар. Авторы рассмотрели археологические доказательства мирных отношений народов салтово-маяцкой культуры и славян. Проанализировав полученные сведения, пришли к выводу о существовании культурного взаимообмена между населениями, развития торговых отношений. Выделяются ряд трудов по археологическим исследованиям, в их числе труды таких видных ученых как, И.П. Ляпушкин, С.А. Плетнева, В.К. Михеев, О.М. Приходнюк. Раскопки Верхнего Салтова, Сухой Гомыльши, Лысый Горб и Красная Горка свидетельствуют о взаимовлиянии салтово-маяцкой и роменской культуры, выраженной в технике сооружений, изготовлений орудий труда и погребальных обрядов. 

Вопрос контактов и взаимоотношений народов Восточной Европы с населением Хазарского каганата является актуальной в исторической науке. Определенную ясность в исследуемую проблему внесли письменные источники и материалы археологических исследований. Середина VII в. для Хазарского государства был периодом стабилизации внешнеполитического состояния. Это время датируется, как формирование Салтово-Маяцкой культуры на территории государства. Она включила в себя народы Восточной Европы, тюркоязычные, индо-иранские и славянские народы, находившиеся в политическом пространстве Хазарии.

Археологические  исследования Салтово-Маяцкой культуры,  в контексте определения  взаимоотношений хазар с народами Восточной Европы, способствуют выяснению и характера контактов хазар с соседними народами. О существовании взаимоотношении хазар с населением Северного Донца, Верхнего Дона впервые утвердили М.И. Артамонов и В.В. Мавродин, далее исследованием занимались И.П. Ляпушкин, Д.Т. Березовец, С.А. Плетнева, В.В. Седов, В.К. Михеев, О.М. Приходнюк. Подтверждением контактов между народами Хазарии и славян, исследователи считают взаимопроникновение элементов материальной культуры славянских и салтовских памятников.

Немаловажные сведения о славяно-хазарском отношении дают археологические исследования Северного Донца, включающий городища : Архангельское, Волчанск, Верхний Салтов, Старый Салтов, Кабаново, Коробовы Хутора, Сухая Гомольша, Мохнач, Вербовское. По мнению Г.Е. Афанасьева [1], Верхний Салтов является оборонительным пунктом Хазарского каганата, построенный византийцами на границе славянской земли, а затем превратился в замки феодальной знати. Такие пункты построены с целью защиты территории от северных и северо-западных районов Хазарского каганата от вторжений славян. Г.Е. Свистун [2] по этому поводу, утверждает, что городище Верхнего Салтова было построено салтовским населением для защиты территорий от угрозы со стороны с восточного и юго-восточного направления. Причиной войн могут служить конфликты со стороны хазарской власти. Плетнева С.А. писала о Верхнем Салтове как об одном из городов северо-западной Хазарии. До этих пор нет единого мнения о статусе и назначении Салтовского комплекса [3].

От Верхнего Салтова на расстоянии от 12 до 40 км были найдены городища с роменским культурным слоем, означающий юго-восточный рубеж восточнославянского мира. Культурный слой  восточных  славян в салтовской культуре были обнаружены среди населения Верхнего Салтова, где исследовано 18 жилищ. Это: углубленные сооружения квадратно-прямоугольной формы, каркасно-столбовые и срубные конструкции стен, глиняные сводчатые печи низ которых вырезан в материке или в материковом останце. Также влияние роменской культуры на салтовскую, можно увидеть на примере наличия открытых очагов на глиняных останцах, ясно свидетельствующие переход от кочевнического обогревательного устройства к новому славянизированному [4].

Жилища содержали славянскую черту: двускатную круша, врезанная в угол сводчатая печь, сооруженная на материковом останце, а также яма-ниша, которая входила в общую площадь жилища. Такие ямы являются одной из характерных черт славянских археологических культур Днепровского Лесостепного левобережья начиная с киевской и до волынцевской.

Исследования в поселениях Верхний Салтов, говорят о многообразии этнических памятников, в составе которых и роменская. К примеру, в городище Мохнач были найдены 3 жилища, вместившие в себя салтовские и славянские слои. Роменская культура подтверждается находками печи-каменки, сложенную на глиняном растворе и лепные сосуды, изготовленные из грубо шамотированного теста; салтовомаяцкая: открытый очаг, обложенный камнем или обмазанный и горшки с традиционным горизонтально прочерченным орнаментом. В жилищах были обнаружены лесные пряслица и пряслица из амфор, салтовские сосуды и кусочки гончарных роменских сосудов. Данные находки в Мохначе, по мнению археологов, свидетельствуют о взаимодействии культур, сосуществовании и сотрудничестве Хазарского каганата и северян [4].

Параллельно с продолжением сбора материала на Салтовском могильнике, проводились исследования на Дону в Приазовье, в Прикубанье, на отрогах Кавказа в Дагестане, на Тамаском полуострове, в Крыму, на Левобережье Днепра и западном Поднесторье. Касательно исследуемой проблемы, важно уделить внимание исследованиям в лесостепной и степной части бассейна Дона и Северного Донца. Данная территория была славяно-хазарским пограничьем, контактной зоной оседлого и полукочевого населения. Исследованием археологических материалов по этногенезу салтовской культуры Подонья  занимались М.И. Артамонов, Н.Я. Мерлерта, С.А. Плетнева, Г.Е. Афанасьева. Исследователям удалось узнать принадлежность памятников салтовской культуры лесостепного Подонья алано-болгарским племенам.

Сухогомольшанский могильник принадлежат к числу наиболее изученных захоронений салтовской культуры верховьев Северского Донца, здесь археологами исследовано 317 захоронений по обряду кремации. Согласно выводам исследователей средневековья В.В. Седова и Г.Е. Афанасьева, салтовские поселенцы столкнулись в лесостепи с большим массивом Пеньковского (славянского) населения, вследствие чего происходила инфильтрация славян в салтовскую среду. В результате и появляются салтовские могильники типа Сухой Гомольши с обрядом трупосожжения. Большое количество исследованных на могильниках погребений указывает на относительную длительность их существования. Так, Сухогомольшанский могильник, по данным исследовавшего его В.К. Михеева, в целом существовал со второй половины VIII по начало X в., хотя отдельные территориальные группы захоронений датируются более коротким временем. Исследования археологами могильника позволили им сделать вывод, что Сухогомольшанская община характеризовалась большой степенью обособленности, замкнутости, закрытости, что косвенно и подтверждается антропологическими данными. То, что Сухогомолыпанский могильник находится рядом с городищем, окруженным несколькими крупными селищами, указывает на достаточно значительную роль всего комплекса для окружающего населения [5].

Обнаруженные в Подонье памятники, могильники с захоронениями в катакомбах по обряду трупоположения относят к аланским племенам. Наиболее полно данный тип погребального обряда исследован на Верхне-Салтовском, Дмитриевском, Маяцком и ряде других могильниках. К иному типу погребального обряда относятся трупоположения в грунтовых ямах. Исследование таких погребений на Нетайловском, Волоконовском, Дмитриевском и Бакалейском могильниках убедительно доказывает  принадлежность этой группы памятников праболгарским племенам. В этом же районе также найдены памятники, интерпретация принадлежности которых является спорной. Здесь встречались захоронения по обряду трупосожжения с остатками кремации в ямах. Одним из них является могильник в с. Новая Покровка в Харьковской области. Он был исследован И.Ф. Левицким, и Ю.В. Кухаренко. Последнему удалось обнаружить 6 погребений с труппосожжениями и два комплекса вещей, содержавшие предметы вооружения и снаряжения коня. Инвентарь данного могильника был связан с Новопокровским могильником, обнаруженный у с. Тополи. Могильник содержал предметы вооружения, предметы быта, снаряжения коня.

В 1973-1982 гг. у с. Сухая Гомольша в Харьковской области, археологическая экспедиция, проводимая под руководством В.К. Михеева, были обнаружены могильники с погребениями по обряду трупосожжения. В с. Пятницкое Чугуевского р-на Харьковской области в 1977году были раскопаны поселение и могильник на песчаных дюнах в пойме р. Большая Бабка. Установлено, что погребения совершались по обряду трупосожжения. Останки были сложены в ямки круглой формы. Инвентарь погребений был аналогичен первым двум перечисленным выше могильникам. В.К. Михеев здесь же исследовал 6 погребений и 3 захаронений по обряду труппосожения и погребения коня. В с. Кочеток был выявлен комплекс вещей всадника-война. Комплекс содержал топор-чекан, 13 наконечников стрел, удила, серп, железную фибулу [6].

В 1984 г около с. Красная Горка был исследован могильник, на котором было раскопано 121 погребений по обряду трупосожжения и 189 по обряду трупоположения. У с. Вербовка в урочище Лысый Горб экспедицией под руководством С.В. Воловика было выявлено несколько погребений по обряду трупосожжения, содержащих погребальный инвентарь салтовского типа. По определению этнической принадлежности данных типов могильников были предложены следующие варианты:1) тюркский; 2) угорский;иранский; 4) славянский. Наиболее правдивой для ученых оказался славянский вариант, так как обряд кремации славянами применялся до принятия христианста, в доказательство этому является Пеньковскя культура в среде бассейне Северного Донца [6].

Для салтовских погребений характерны помимо трупосожжения и наличие оружейного инвентаря, но археологи убеждены, что славянские погребения не содержат оружия. О.М. Приходнюк, опираясь на сведенияд Маврикия о том что, "любой (среди славян и антов) вооружен двумя небольшими копьями” выявил что, славянские воины VI-VII вв. это пехотинцы.

Захоронения могильника Сухая Гомольша по инвентарю схожи с погребениями по обряду трупосожжения из Прикубанских могильников. Их объединяет преобладание ямных погребений над урновыми, форма и размеры региональных ям, состав погребального инвентаря, в котором значительное место занимают предметы вооружения (сабли, боевые топоры-чеканы, пиковидные наконечники копий) и конского снаряжения (удила, стремена, кольчатые соединители ремней сбруи), наличие е погребениях складных серпов, больших железных пинцетов, фибул с завитком на конце приемника и фибул-кресал, принадлежностей для костра (котлов, шампуров, вилок для доставания мяса из котла). При этом, инвентарь обоих групп погребений имеет типологическую близость. Так, однотипными в обоих группах являются пламевидные наконечники копий, некоторые типы наконечников стрел, коньковые шумящие подвески, сережки булавовидной формы, украшенные зернью, железные фибулы. Для обоих групп погребений характерен обряд преднамеренного повреждения оружия, наличие на вещах следов пребывания их   в огне погребального костра [7].Это является доказательством этнического родства населения, общей материальной культуры и способа ведения хозяйства. Многообразие погребальных обрядов, свидетельствует о комплексной этнокультурной структуре общин Сухого Гомольша. Такое разнообразие захоронений также присуще черняховской культуре.

Сожжения славян юга Восточной Европы, отраженные в пражской, корчакской, колочинской, пеньковской, волынцевской культуре и славянские кремации VIII-IX вв. с территории Подунавья имеет и общие схожести и различия. Различия выражены в: 1) славянские кремации находились в ямах круглой формы, диаметром 0,3-0,4м, в могильниках Сухой Гомольши преобладают захоронения в ямах вытяну-  тых очертаний и рядом находился комплекс с предметами вооружения и конского снаряжения; 2) в захоронениях славянских сожжений Подунавья найдены пережженные человеческие кости, в Сухой Гомольше такие случаи встречались редко; 3) отсутствие в погребениях керамики; 4) в сухогомольшанских погребениях встречаются кремации в сосуде с перевернутым вверх дном [6].

Таким образом, эти различия рассматриваются как факт того, что часть захоронений Сухой Гомольши принадлежат потомкам пеньковского и колочинского населения. Также в кремациях данного района присутствуют археологические культуры степных и лесостепных районов Восточной Европы: пеньковской, колочинской, волынцевской, тюркской.

В.К. Михеев [8], по найденным коньковым шумящим подвескам и захоронениям в ямах с ориентацией север-юг в погребениях Сухого Гомыльша, установил о присутствии представительниц угорского этноса. О найденных в погребениях конских начельниках, железных прогнутых фибул с завитком на конце приемника, исследователи отмечают их принадлежность к сармато-аланскому населению  Юго-Восточной Европы. О принадлежности части сухогомольшских погребений тюркской среде свидетельствуют находки захоронений с «тайничками», кремации в ямах с направлением восток-запад, предметы вооружения и конские снаряжения и некоторые предметы быта.

Таким образом, исследователи пришли к выводу, что погребения в Сухого Гомыльша делятся на два типа: 1) могильники с преобладанием представителей местного этнически неоднородного элемента: славяно-иранцы, славяно-балты и потомки тюрко-угорско-иранской среды; 2) с преобладанием численности пришлого компонента.

Второй тип могильников показывает большую включенность в экономическую и политическую структуру Хазарского каганата, чем первая, явно занимающая подчиненное положение, группа. Причиной образования смешанной родоплеменной единицы на территории Сухогомольшанского могильника, является разгром Великой Булгарии хазарами и завоеванием района между Доном и Днепром. Население Сухого Гомольша вместе с алано-булгарами вялялись буферной зоной между Хазарским государством и народами Восточной Европы. Проводя политику Хазарского каганата, войны сухогомольшанской общины, вместе с воинами алано-болгарских общин бассейна Северского Донца, совершают походы за данью  к покоренным соседним земледельческим племенам (полянам, северянам, вятичам), участвуют в товарообмене с народами Прикамья (буртасами), земли которых были богаты разнообразными мехами [6].

Утверждение о контактах славян и жителей каганата проявились и в появлении на Пеньковских селищах юртообразных сооружений, собственно найденные в поселке Богатое, Чернеччина, Осиповка на р. Орель. Сооружение из Осиповки прост по интерьеру. Сооружение овальной формы, углублено было в материк на 0,1 м. На полу были найдены куски глины и посередине пола было темное пятно очага. Этот факт отмечал еще И. И. Ляпушкин в статье «Памятники салтово-маяцкой культуры в бассейне р. Дона», где был высказан тезис, согласно которому присутствие в салтовских полуземлянках открытых очагов является их основным отличием от славянских жилищ, отапливавшихся глинобитными и каменными печами. Среди салтовских захоронений аналогичные находки были на Правобережном Цимлянском селище. Находки юртообразных сооружений кочевников на территории расселения земледельцев славян говорит о наличии разноэтнических элементов.

Еще один район, представляющий археологическую ценность для исследуемой проблемы Степное Подонье. Здесь обнаружен могильник у Чернецкого одра близ хутора Зливки, откуда и название комплекса «зливский». В данном районе выявлены 450 погребений Салтово-Маяцкой культуры и более 40 могильников [9]. Находки отопительного сооружения, керамики и тандыров в данном регионе свидетельствуют о расселении в среде праболгар народов Кавказа, Закавказья и Азии. О наличии праболгарской традиции свидетельствуют лепные и подправленные горшки кухонного типа, емкости тарного назначения, столовая мощеная посуда. Расселение ираноязычного этноса фиксируются захоронениями катакомбного вида. Археологи разделили погребения Степного Подонья на три вида: 1) погребения с языческими традициями; 2) погребения с исламскими обрядами; 3) погребения со смешанными обрядами.

По сравнению с погребениями Среднего Дона и Среднего Донца, захоронения лесостепного Подонья скудны военными снаряжениями, и даже отсутствуют военные укрепления. Факт отражается и на постройках, которые представлены в виде хозяйственно-бытовых, ремесленных жилищ и сакральными сооружениями.

По этому поводу, пришли к выводу, что данная территория была обычным селищем, зависимая от хазарской власти. Население не имело оборонительных сооружения, ни военных снаряжений и не могло защитить себя, в случае наступления врага.

По вышерассмотренным археологическим исследованиям контактов населения салтово-маяцкой культуры со славянами, убедились о мирных взаимоотношениях и сотрудничестве между ними. Собственно, выраженной во взаимообмене навыками в хозяйственной деятельности, домостроительстве и в этнокультурные процессах.

А.3. Винникову, между славянами и алано-болгарами установишь исключительно дружеские отношения, которые носили форму торговых контактов, а также проявлялись во взаимном обогащении отдельными производственными навыками [10].

О наличии торговых отношений между славянами и населением Салтово-маяцкой культуры говорят находки украшений. В Титчихинском городище, в памятниках на р. Воронеж были найдены перстни, бронзовые подвески-амулет, в виде креста в круге, т.е солнечный амулет символ Тенгри, бронзовые бубенчики, копоушка коромыслообразного типа с петлей посередине, черные стеклянные браслеты с Саркела. Массовое расселение славян территории Подоня происходило в период обозначения границ северо-западной Хазарии и с самого начало между народами установились дружеские отношения. У донских славян появились новые формы керамических изделий: горшки яйцевидной формы из теста с орнаментом, сосуды с шаровидным туловом, кувшины. Появились полуземляночные жилища и глинобитные печи.

Ученый-археолог А.А. Тортика в своем труде «Северо-Западная Хазария в контексте истории Восточной Европы во второй половине VI Iтретья четверть X вв. » рассмотрел контакты славян и хазар в контексте торговых отношений.

О существовании торгового пути проходящий через территорию Хазарский каганата, впервые предложил П.Г. Любомиров. Исследователь на основе пяти кладов восточных монет, обнаруженных в бассейне Дона, выявил существование торгового пути, который бы вел из Хазарского каганата по Дону и Северному Донцу к левобережным притокам Днепра, Пслу и Сейму, на Десну, затем на Днепр и в Киев, и после по Днепру на север, в Западную Европу. И.И. Ляпушкин [11] на основе археологических исследований Днепро-Донского междуречья, предполагал, что население салтово-маяцкой культуры содействовало торговле славян. Об этом свидетельствовали скопление монетных находок конца VIII – начала IX в. на территории степного и особенно лесостепного вариантов СМК: в Ростовской и Воронежской областях, на Правобережном Цимлянском городище, в Верхнем Салтове, на Донецком городище. По этому же пути,  на Балтику транзитом через Кавказ доставлялись многочисленные виды каменных и стеклянных бус из Сирии и Ближнего Востока. Область наибольшей концентрации этих бус в Восточной Европе – СевероЗападный Кавказ, Крым и СМК. Бусы были желтые, посеребренные, голубые, зеленые, черные. Из Подонья бусы расходились по двум направлениям. Во-первых, через Волго-Донское междуречье на Среднюю Волгу и в Прикамье. Второе направление – на правобережье Днепра и оттуда на южный берег Балтики. Прослеживается и связь жителей верховий Северского Донца с Византией, по крайней мере с крымскими ее провинциями: со второй половины VIII в. в лесостепи появляется крымский импорт – кувшины-ойнохои, но в первой половине IX в. поступление кувшинов в этот район прекращается [11].

Таким образом, были рассмотрены основные археологические материалы, свидетельствовавшие о хазаро-славянском дружеском взаимоотношении. Были установлено, что славянские традиции оказали влияние на салтово-маяцкую культуру, прежде всего на сооружения и быт. И в роменской культуре встречались элементы салтово-маяцкой культуры: техника готовки кухонных сосудов, отопительных сооружений. Поддержка торговли на Волжском пути хазарами, также свидетельствует о заинтересованности развития взаимоотношений двух культур. Хотя археологический материал по Хазарии очень сложен и противоречив, однозначной интерпретации на данном этапе не поддается. Исследование хазаро-славянских отношений не теряет актуальности.

 

  1. Афанасьев Г.Е. Население лесостепной зоны бассейна среднего Дона в VIII-X вв. (аланский вариант салтовомаяцкой культуры). Археологические открытия на новостройках. Вып.2. М.,
  2. Свистун Г.Е. Фортификация городища Верхний Салтов. [Электронный ресурс]: http://www.repin.in.ua/ru/ articles/ge-svistun -fortifikaciya-gorodishcha-verhniy-saltov (дата обращения:03.0.2015).
  3. Хоружая М.В. Исследования Верхне-Салтовского археологического комплекса: проблемы и перспективы. [Электронный ресурс]: http://museum.kh.ua/docs/publications/229.pdf (дата обращения:03.03.2015).
  4. Колода В.В., Горбаненко С.А. Сельское хозяйство носителей салтовской культуры в лесостепной зоне. [Электронный ресурс]: http://www.hagahan-lib.ru/library/selskoe-hozyaistvo-nositeley-saltovskoy-kultiru.html (дата обращения: 03.2015).
  5. Михеев В.К. Северо-западная окраина Хазарии в свете новых археологических открытий. // Хазарский альманах. Т.3. Киев-Харьков, С. 74-93.
  6. Аксенов B.C., Михеев В.К Население хазарского каганата в памятниках истории и культуры. «Сухогомольшанский могильник VIII-X вв.» // Хазарский альманах. Т.5. Киев-Харьков, 2006.
  7. Михеев В.К. Погребальный обряд Красногорского могильника салтово-маяцкой Культуры. – Казань, 8 Михеев В.К., Дегтярь. Расколки Сухогомольшанского могильника. М., 1973.
  8. Михеев В.К. Коньковые подвески из могильника Сухая Гомольша. М.,
  9. Винников А.З., Афанасьев Г.Е. Культовые комплексы Маяцкого селища. Воронеж.
  10. Ляпушкин И И. 1958. Памятники салтово-маяцкой культуры в бассейне р. Дон. МИА. – №62. – М., Д958. –С. 85-150.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: История