Институционализация социальной работы в системе здравоохранения республики Казахстан

В статье рассматривается важная и актуальная тема институционализация социальной работы в системе здравоохранения Республики Казахстан. Автор статьи затрагивает проблемы неопределенности предмета профессиональной деятельности социальных работников системы здравоохранения, а также соотношение социальной работы как научной теории, учебной дисциплины и практической деятельности. Отмечены институциональные и организационные аспекты практической социальной работы в сфере здравоохранения. В статье автор приводит последние статистические данные по социальным работникам системы здравоохранения и обращает внимание на проблемы социальной работы как количественного, так и качественного характера.

Е.Амиргалиев полагает необходимым обсуждение проблем социальной работы системы здравоохранения с широким участием общественности и политической элиты страны. Также в статье автор предлагает пересмотреть роль социальных работников системы здравоохранения для успешной институционализации социальной работы в системе здравоохранения Республики Казахстан.

Введение. В Казахстане внедрение института социальной работы в систему здравоохранения было обусловлено динамикой роста числа заболеваемости и смертности населения, обусловленных такими социальными проблемами как табакокурение, алкоголизм, наркомания, преступность, самоубийства и др. Основная часть. В полней мере институт социальной работы в системе здравоохранения Республики Казахстан начал функционировать с 2011 года в соответствии с Государственной программой развития здравоохранения РК на 2011 2015 годы, утвержденной Указом Президента РК от 29 ноября 2010 года [1]. Вместе с тем, проведенный нами контент-анализ показывает, что социальные работники в систему здравоохранения были вовлечены намного раньше. Так, например, о социальных работниках упоминается в Указе Президента РК от 13 сентября 2004 года: «Основным направлением совершенствования организации медицинской помощи будет повышение роли и расширение деятельности врача общей практики.  На него будет возложено  руководство  персоналом ФП и ФАПов (фельдшерами,  акушерками, медсестрами), а также координация деятельности с социальными работниками» [2].

В настоящее время в системе здравоохранения «функционируют службы социально-психологической помощи, в составе которых 2188 социальных работников, в сравнении с 2013 годом на 3% больше, и 731 психолог» [3].

Однако, если обратить внимание на статистические данные, то становится понятным, что численность социальных работников уступает не только численности лиц, находящихся в трудной жизненной ситуации, но даже количеству медицинских организаций самой системы ПМСП. Так, в  конце 2013 года было 3566 медицинских организаций, оказывающих амбулаторно-поликлиническую помощь, а если  взять  только больных страдающих алкоголизмом, то в том же году на 100 000 населения приходились 278,2 больных с психическими и поведенческими расстройствами, вследствие употребления психоактивных веществ [4].

К сожалению, процесс институционализации социальной работы в систему здравоохранения имеет не только количественного, но и качественного характера вопросы. «Институциональный анализ показывает, что социальные работники разобщены, работая в разных сферах, чаще всего их межведомственное взаимодействие состоит из сдачи отчетности, контроля и проверок, планирования совместной работы, обмена информацией. Между всеми этими структурами имеется недостаточный уровень взаимодействия, наблюдается разрозненность в их деятельности» [5]. С этим утверждением мы не можем не согласиться и  в этой связи должны признать, что низкий уровень взаимодействия между социальными работниками имеет как межведомственный характер, так и внутри системы здравоохранения. Данная проблема, на наш взгляд, связана не только с организационными вопросами системы здравоохранения, но и с неопределенностью самого предмета деятельности социальных работников в целом и в частности в сфере здравоохранения.

Неопределенность предмета деятельности социальных работников обусловлена тем, что  в  стенах вузов нашей страны готовят универсальных социальных работников, изучающих психологические, правовые, экономические, социологические и иные основы социальной работы, но конкретно какие социальные услуги конкретному лицу (семье) социальный работник может и должен оказать слабо изучаются. Догматизм, свойственный советской идеологии не позволяет взглянуть на острые проблемы современного общества по новому, что подтверждается, например, тем, что в классических учебниках  по теории социальной работы до сих пор субъект и объект социальной работы рассматриваются слишком расширительно, без конкретики, а порой субъект и объект толкуется так, что их даже не отличить. Например, известный российский ученый, профессор Холостова Е.И., изучая объект социальной работы, рассматривает под ним индивидов, семьи, группы и общности, находящиеся в трудной жизненной ситуации [6, c. 27]. Однако объекты социальной работы, указанные профессором также повторяются при рассмотрении субъектов социальной работы. «Первым субъектом является любой человек, семья или  группа людей, которые находятся или потенциально могут оказаться в «слабой» позиции и в силу этого объективно нуждаются в понимании связанных с этой позицией трудностей, проблем, в получении реальной помощи для преодоления этих трудностей» [6, c. 43-44]. В результате социальные работники, приступая к практической деятельности, встречают неопределенность другого характера, связанного с их деятельностью.

Чем они могут и должны заниматься конкретно в рамках деятельности субъектов здравоохранения? Отсутствие ответа на данный вопрос у социальных работников вынуждают руководителей медицинских организаций определить социальным работникам системы здравоохранения второстепенные, вспомогательные роли. При этом, необходимо отметить, что организационный, коммуникационный и профилактический потенциал системы здравоохранения на сегодняшний день остается не задействованным и в условиях отсутствия заинтересованности медицинского персонала в сохранении здоровья граждан и непонимания роли социальных работников задействовать этот потенциал, на наш взгляд, не представляется возможным. Так, в нашей стране, до сих пор продолжается формальное обследование граждан при прохождении ими профилактических осмотров, а также большие очереди в поликлиниках, что выступает дополнительным негативным фактором для сохранения и укрепления здоровья населения. Люди вынужденно посещают поликлиники только в случаях острой боли, а вопросы профилактики болезней оставляют на потом, как это ни странно, когда уже поздно.

Вместе с тем, институционализация социальной работы на постсоветском пространстве, в том числе и в Казахстане более успешно проходит как научная теория и учебная дисциплина. В этом контексте, например  в России,  социальной работе  посвящены,  научные труды И.Ф. Албеговой [7], Л.Г. Гусляковой и других. Так, Л.Г. Гуслякова отмечает, что: «Социальная работа обладает всеми статусными характеристиками самостоятельной научной теории, имеющей:

Во-первых, свой объект, которым является процесс связей, взаимодействий механизмов, способов и средств регуляции поведения социальных групп и индивидов, способствующих реализации их жизненных сил и социальной субъектности, а также характер сопряженности жизненных сил индивида и групп и средств обеспечения их реализации в разные социальных ситуациях;

Во-вторых, предмет, который изучает закономерности содействия становлению и реализации жизненных сил индивида и групп, их индивидуальной и социальной субъектности;

В-третьих, принципы, к которым, прежде всего, относятся принцип социального реагирования,  принцип коммуникативности, принцип вариативности социальной помощи и т.д.;

В-четвертых, категориальный аппарат, включающий,в частности, такие понятия как социальное обеспечение, призрение нуждающихся, психосоциальные технологии и т.д.;

В-пятых, закономерности проявления и реализации связей по поддержанию и реабилитации жизненных сил индивида и группы, к ним, прежде всего, относятся заномерности формирования и потребления социальных услуг, закономерности сохранения и реабилитации социального здоровья субъекта;

В-шестых, методы, среди которых выделяются метод социальных биографий и метод комплексного социального моделирования» [8, c. 233-234].

Всеми указанными характеристиками обладает и социальная работа нашей страны как самостоятельная научная теория, при этом следует обратить внимание, что в отличие от Казахстана в России социальная работа исследуется в рамках социологии, психологии, педагогики и других гуманитарных  наук,  в связи с тем, что социальная работа не предусмотрена в соответствующем документе государственного органа как отрасль науки.

Также мы можем утверждать, что социальная работа в Казахстане полностью состоялась и как учебная дисциплина. Так обучаясь по специальности «Социальная работа» многие выпускники трудоустраиваются в организации государственного и частного сектора, занятые в социальной сфере.

Однако соответствие теоретических материалов, которые изучают будущие социальные работники и  их практическая значимость для профессиональной деятельности с учетом вышеуказанных замечаний требует специального исследования, так как многие выпускники после окончания высшего учебного заведения, встречаясь с социальной действительностью, отказываются работать по специальности или же демонстрируют отсутствие знаний, умений и навыков, направленных на решение социальных проблем клиента, находящегося в трудной жизненной ситуации. В таких случаях как мы уже сказали на практике многие руководители медицинских организаций, вместо обсуждения и поиска выхода из данной ситуации, чаще всего принимают решение ограничить деятельность социального работника рамками деятельности врача общей практики, давая указания, которые не входят в их функциональные обязанности. Такая практика, безусловно, не соответствует содержанию и сущности социальной работы как практической деятельности.

Заключение. Таким образом, для успешной институционализации социальной работы в системе здравоохранения требуется обсуждение всех проблемных вопросов с участием заинтересованных сторон. Целью такого обсуждения должна стать раскрытие сущности и определение предмета деятельности социальных работников системы здравоохранения. В особенности требуется конкретизация диагностических, профилактических и реабилитационных функций социальной работы, направленных как на индивида, так и на группу, окружающую индивида. Сегодняшнее положение по ограничению деятельности социального работника системы здравоохранения рамками указаний врача общей практики, безусловно,  на наш взгляд, является методологически необоснованным. Вместе с тем, мы можем утверждать, что, несмотря на указанные проблемные аспекты, в целом процесс институционализации социальной работы в системе здравоохранения Казахстана имеет положительную динамику.

 

  1. Указ Президента Республики Казахстан от 29 ноября 2010 года №1113 «Об утверждении Государственной программы развития здравоохранения Республики Казахстан «Саламатты {азаyстан" на 2011-2015 годы».
  2. Указ Президента Республики Казахстан от 13 сентября 2004 года №1438 «О Государственной программе реформирования и развития здравоохранения Республики Казахстан на 2005-2010 годы».
  3. http://www.mzsr.gov.kz/node/323137.
  4. Статистический ежегодник / Казахстан в 2013 году. – Астана,
  5. Тынышбаева А.А. Социальная работа в сфере здравоохранения Казахстана: социальная ценность и действенность. – www.enu.kz/repository/repository2014/soc-rabota.pdf.
  6. Под. ред. проф. Е.И. Холостовой, Теория социальной работы. – М., – 334 c.
  7. Албегова И.Ф. Институционализация социальной работы в современной России: теория и практика. Автореф. дис. … д-р социол. наук. – СПб., – 41 c.
  8. Гуслякова Л.Г. Социальная работа как научная теория, деятельность и учебная дисциплина. [Текст]: дис. … др. социол. наук. – Барнаул, – 277 c.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: История
loading...