Берендеи и Каепичи: Огузы или Кыпчаки

Данное исследование посвящено этнической истории Каепичей и Берендеев. В статье рассматривается возможность их кыпчакской самоидентификации. Каепичей не можно отождествлять с племенем кайы в составе огузов и туркмен, а байандуры это не байауты в составе кыпчаков и монголов. Этноним каепичи происходит от Кай-оба то есть племени кай. Кай первоначально были протомонголами, но на момент кыпчакской экспансии были сильно тюркизированы. Каепичи в XII в. были лишь одним из кыпчакских кланов и племен. Это племя заключил союз с Владимиром Мономахом и его наследниками. Каепичи и русы помогали друг другу в войнах против кыпчаков Шаруканидов и волжских булгар. Байандуры были одним из кимакских племен.

Одним из самых интересных вопросов истории Средневековой Руси является вопрос относительно истории берендеев и каепичей. До сих пор неясна этническая принадлежность этих племен. Важно ответить на вопрос можно ли отождествлять племена кай и кайы, байандуров и байавутов. Также необходимо реконструировать историю Каепичей до 1108 г. Исследование призвано ответить на вопрос были ли байандуры отдельным племенем или все-таки частью огузов. Решение данных исследовательских задач существенно облегчит изучение этнической истории западноевразийских степей в кыпчакскую эпоху. Не можно сказать, что изучением истории кай и берендеев до этого времени никто не занимался. Вопросы истории берендеев связанные с историей Руси и Венгрией исследовал Д.Расовский [22; 23]. Относительно племени кай и соотношение его с кайы, то этот вопрос в своих исследованиях поднимали М.Ф. Кёпрюлю и С.Ахинжанов [1]. В контексте истории Черных Клобуков и Руси историю берендеев и каепичей исследовали Т.Нагродзька-Майжик, П.Толочко, О.Бубенок [25; 38; 3]. В отдельных работах П.Пелльо и П.Голдэн рассматривали этноним байавут [39; 32; 6]. В данной работе мы  попытаемся рассмотреть все эти проблемы в едином комплексе.

Традиционно каепичей связывают с представителями огузского племени кайы. Однако неясно насколько оправдано это. Под 1107 г. в летописи упомянуто о двух Аепичах, дочки которых женились на Рюриковичах. Владимир Мономах женил своего сына Юрия Долорукого на дочери Аепы. Галицковолынский и Владимиро-суздальский летописцы сообщали, что Юрий Долгорукий женился на дочери Аепы (внучке Асеня). Олег же женил своего сына на дочери другого Аепы (внучке Гиргеня). Скорее  всего, эти события произошли в январе 1108 г. [10, c. 258-259; 15, c. 282-283].

Из этого сообщения мы узнаем любопытную деталь, а именно генеалогическое древо указаных кыпчакских аристократок. Их дедами были Гиргень и Асень. Галицко-волынский и владимиросуздальский летописцы под 1082 г. упоминали о смерти Асеня. О. Прицак связывал этого вождя с династией Кай, о которой мало-что известно [20, c. 240; 15, c. 205; 10, c. 196]. Асень и Гиргень принадлежали к более старшему чем Шарукан поколению. Так как после поражения от черниговского воинства  в 1068 г. о Шарукане нет упоминаний, то логично предположить, что походы в 1078 г. на Переяслав [15,   c. 200; 18, c. 18, 201; 10, c. 190-191; 21, c. 103] и в 1079 г. на Воинь [15, c. 204; 18, c. 18, 201; 10, c. 195-196] были инициированы кай, а не Шаруканом.

О.Прицак и Л.Рашоньи указывали на существование племя Qay-Oba. О.Прицак считал, что правящим кланом в этом племени был Асень. П.Голдэн предполагал кроме Qay-opa возможен еще вариант Ay-Apa  то есть лунный отец и отметил, что в случай Ay-Apa это имя не имеет отношения к племенныv названиям. Однако нам представляеться возможным, что Каепичи аналогичны Токсобичам, Етебичам и Урусобичам то есть племенам и кланам кыпчаков [20, c. 239-246; 32, p. 108-109; 6, c. 25]. Существуют также и альтернативные гипотезы. Так Н.Баскаков, О.Гундогдыев и К.Менгес считали, что Каепичи относяться к огузам. Относительно же огузского племени кайы, то Махмуд ал-Кашгари упоминал его вторым в списке и называл Кайыг. К племени кайы принадлежал Эртогрул, предок династии Османов. Переселения туркменского племени кайыг было вызвано монгольскими завоеваниями. Рашид ад-Дин упоминал о кайы среди огузов-бузук (то есть огузов правого крыла). Этноним кайы переводился как крепкий. П.Толочко предполагал, что Каепичи это одно из торческих племен. Владения Каепичей украинский исследователь локализировал в Черниговской земле. Однако упоминание  Каепичей  в летописи вместе с Берендичами создает проблемы для такой локализации. Логично предположить, что Каепичи жили и в Киевском и в Черниговском княжествах. С.Плетнева считала Каепичей небольшим этносом внутри Черных Клобуков. О.Бубенок считал Каепичей частью огузов на Днепровском Левобережье [3].

Нужно обратить внимание, когда был заключен брачный договор с Аепами. За несколько месяцев до этого Владимир Мономах разбил войска Боняка и Шарукана на Суле около Лубен [20, c. 41; 15, c. 281-  282; 10, c. 258-259; 21, c. 110]. После династического брачного союза Давид Иворович совершил поход на кыпчаков на Северском Донце. Это значит, что в начале 1108 г. был заключен выжный договор [15, c.283284; 10, c. 260; 21, c. 111]. В 1117 г. один из Аеп подступил к границам Волжской Булгарии. Однако он погибнул не в битве. Аепу отравили булгары во время пира. Вероятно началась война, после столь вероломного поведения началась война. Ее детали нам не известны. Однако из летописей известно, что зять Аепы в 1120 г. атаковал булгар [Казаков]. Вероятно Владимир Мономах заключил альянс с Аепами против других государств. Первыми жертвами этого союза стали Шаруканиды. В 1111 и 1116 г. Сугров, Шарукань и Балин были взяты русами [10, c. 264-268, 283-284; 15, c. 289, 291; 18, c. 20, 203]. Вероятно русы имели союзников в степях и этими союзниками оказались Аепы союз с которыми был заключен в 1108 г.

Шаруканиды возобновили войну с Кай после возвращения Отрока из Грузии. В летописи это событие не датировано. Но с большой долей вероятности можно предположить, что это произошло после смерти грузинского царя Давида Строителя, который содействовал кыпчакам [Ипатьевская летопись 1962, c. 716; Жития царя царей Давида, 1998]. Племя Кай прославилось в мусульманском мире. В книге ’’Кабус-намэ’’ кай охарактеризованы как смелые и отважные воины [Golden 1986, p. 21]. После 1117 г. долгое время Аепичи/Каепичи не упоминались в летописях. Дальнейшее упоминание о них датировано 1160 г. . Их упомянууто вместе с Берендичами. Они приняли участие в междусобице в Черниговской земле и находились в союзном войске под командованием Владимира Андреевича и Ярослава Изяславича. Этот отряд был послан великим князем киевским на помощь черниговскому князю [Ипатьевская летопись, 1962, 506-507; Расовский 2002, c. 95-96, ссылка 82].

Возможно, возвращение Отрока и исчезновение Каепичей с страниц летописей между собой связаны. Отрок вернулся по просьбе Сырчана. Вероятно последнему досаждали Каепичи и он был просто вынужден просить помощи у племянника. Он не только смог помочь Сырчану, но и передал престол не  по традиционной тюркской схеме от дяди к племяннику, а от отца к сыну. Именно такой принцип передачи власти зафиксировал летописец. Такой порядок наследования позволил стабилизировать вождество донецских кыпчаков и уже внук Отрока Юрий Кончакович назывался ’’большее всех половець’’, то есть самым могущественнейшим правителем западных кыпчаков. Вероятно его дед Отрок или его  отец  Кончак в борьбе за доминирование на территории Донщины существенно потеснили кай. В  любом  случае, в 50-х гг. XII в. Каепичи проиграли борьбу за власть Шаруканидам. П. Голдэн считал, что часть кай двинулась на запад и влилась в состав Черных Клобуков. Также, по его мнению, часть кай выдвинулась из Внутреннй Азии в Центальную Азию во время распада Империи Ляо. По нашему мнению, Каепичей логично связать с племенем кай. На протяжении двух поколений пребывания в Восточной Европе кай должны были тюркизироваться. Принимая во внимание, что они и до миграции в Восточную Европу знали тюркский язык вполне логично допустить, что ассимиляция кай с тюркскими племенами западноевразийских степей прошла безболезненно и быстро [10, c. 716; 6, c. 25].

Откуда же происходили кай и как они попали в Восточную Европу?  Ал-Бируни локализировал кунов  и кай как народы шостого климата [5, c. 463]. Необходимо отметить, что на сирийской карте мира кай и кунов упоминали рядом с народом Каркор то есть кыргызами. Вместе с тогузгузами (токуз-огузами), киркозами (кыргызами) и кумаками (кимаками) Ауфи локализировал кай и кунов [5, c. 463].

Сообщения ал-Бируни, Махмуда ал-Кашгари и Йакута дают основания утверждать, что вблизи Оби рядом с кыргызами некоторое время находилось племя Кай [27, c. 488-490; 37, p. 96-97]. Кай были воинствены, а относительно их этнической принадлежности, то В. Минорский считал их протомонголами си (татабами тюркских рунических памятников). В древнетюркское время это племя было союзником токуз-огузов. Изменения обусловило появление киданьской империи Ляо. По мнению П.Голдэна, кай (си) мигрировали с территории Южной Маньчжурии еще до образования киданьской Империи Ляо. Но исследователь также указывал, что си были беспокойными поддаными империи Ляо [31, p. 21; 37, p. 9598; 5, p. 464-465]. С.Кляшторный предполагает, что кай могли общаться тюркским языком. Он считал их частью конфедерации шивей то есть татар. Основанием для утверждения о тюркоязычности кай являются данные Махмуда ал-Кашгари, который указывал, что кай также владеют и тюркским языком. Таким образом, у кай был тюрко-монгольский билингвизм. По мнению П.Голдэна родной язык кай был парамонгольским, но и тюркским языком кай владели задолго до того как Махмуд ал-Кашгари отметил их познания [36, p. 246; 5, p. 464-465]. О. Прицак также считал кай протомонголами хи [40, p. 158]. В целом, ведущие куманологами соглашаються с протомонгольским происхождением племени кай, название которого было арабо-персидской формой племени известного китайцам как хи (си). П.Пелльо утверждал что этноним кухмо хи обозначал монголоязычных си (татабов) [39, p. 109–111; 17, c. 71]. К. Менгес поддерживал гипотезу П.Пелльо и считал, что yiei (одна из форм етнонима хи) соответствует в кантонском диалекте китайського языка диалектной форме haj и народ си (хи) можно отождествить с кай [17, c. 71].

Сведения о более дальней чем Приобье родине кай можно найти в нескольких арабских трактатах написаных после того как произошли события. Это были сочинение Тахира ал-Марвази написаный в первой четверти ХІІ в. и хроника Мухаммеда Ауфи написаная в первой половине ХІІІ в. По данным алМарвази кай и куны прибыли из земли Китай (Маньчжурия). О причине миграции сказано, что куны боялись китайского хана (правителя киданей) и на них напало племя кай. Относительно же сведений Ауфи, то причинами переселения были названы нехватка пастбищ и нападение племени кай. Указано, что они пришли из земли Кита [37, p. 29-30; 16].

Отдельно стоит упомянуть о этнониме байандур. Племя с таким названием находилось  в  составе огузов и кыпчаков. Рашид ад-Дин в ’’Огуз-намэ’’ и Абу-л-Гази в ’’Родословной Туркмен’’ упоминают о нем. В хронике Гардизи оно упомянуто как одно из племен кимаков. Американский исследователь П. Голдэн называли такие формы этнонима байандур – bland, byand, bayandur. В Галицко-Волынской летописи под 1097 г. упомянуто о Торчине именем Береньды, который ослепил Васылька. Под этом же годом в летописи упомянуто племя байандур в форме Борендичи и Берендичи. Они приняли участие в походах на Польшу. Вероятно, байандур пришло в Восточную Европу уже при кыпчаках. Однако также есть возможность, что байандуры пришли в Восточную Европу еще при торках. Однако в летописях не упоминались племена огузов и печенегов упомянутые в персидских и  тюркских  сочинениях.  Д. Расовский колебался считать ли берендеев частью огузов или отдельным племенем. Относительно их количества, то встречались разные цифры 2,1 и 5 тыс. Максимальной цифрой было 30 тыс. Что характерно большая численность берендеев указана в поздних летописях. Более вероятно, что берендеев было всего несколько тысяч воинов и следовательно всего населения было около 30 тыс. На Днепровском Левобережье находились коуи, турпеи и собственно торки.Интересно, что в персидских или тюркских источниках не упоминали ни турпеев, ни коуев. В землях ’’Черных Клобуков’’ упоминались берендеи, печенеги и собственно торки. Они несли пограничную службу и охраняли территорию княжеств Руси от набегов. Таким образом, берендеи упоминались как другая чем огузы и печенеги общности. Таким образом, берендеев можно сопоставить с кимакским племенем байандур, которое вероятно мигрировало в восточноевропейские степи в середине XI в. [3; 13; 4; 34, p. 661; 10, c. 235, 240-241; 22, c. 91-92].

Против того, что байандуры были частью огузов тот факт, что этнонимия союза ’’Черных Клобуков’’   и вообще ’’своих поганых’’ очень слабо похожа на состав племен в государстве янгикентских ябгу. Арабо-персидские источники не знали турпеев, коуев, торков, берендеев. Этноним берендеи был известен им как байандур, торк – как огуз или туркмен, печенег – как баджанак. Ольберы, ревуги  и топчаки вообще известны только благодаря ’’Слову о полке Игореве’’. Вследствие борьбы в степях байандуры могли быть вынуждены мигрировать на территорию Поросья. Байандуры были не вполне лояльны Руси. Так по сведениям летописи, Владимир Мономах изгнал из Руси берендеев в 1121 г. Печенеги и торки присоеденились к ним добровольно. Берендеи возглавили миграцию племен, которые были объединены в племенной союз и вторглись в земли ромеев. Известно, что в этом союзе было много печенегов. Михаил Сирийский называл врагов ромеев команами. В византийских источниках эти кочевники были названы скифами. Кочевники вторглись и заняли Гарван, однако были разбиты войскоМ ромеев и переселились в Венгрию, где их принял король Иштван II  [10, c. 286; 2, c, 98-112; 12, c. 24; 42, p. 682; 44, s. 519; 41, p. 91, 99; 45, p. 641; 16; 7, c. 209-210; 8, c. 222].

Берендеев и печенегов, которые переселились в Венгрию, возглавлял вождь Татар. Венгерский король включил часть переселенцев в состав своей дружины и запретил своим дворянам обижать переселенцев. Это естественно вызвало сильное неудовольство со стороны венгерской знати, которая видела в новоприбывших угрозу своей власти [28, c. 336; 12, c. 24; 30, s. 212; 22, c. 98-99]. В Венгрии поселения берендеев находились в разных местностях. Топонимы с коренем Berenc находились между Моравой и Вагом в районе Мыйявы в Нитранской жупе, а также в Сеницком округе этой же жупы. Похожие топонимы находились и вблизи от самой реки Нитры. Поселения берендеев находились в районе приток реки Пола в комитате Ноград и около Рудных гор. Поселение Berente находилось вблизи от реки Шайо. По течению Самоша в прежнем Сатмарском комитате отмечены поселения с коренем Berend. Также похожие топонимы обнаружены в комитате Арад и на границе между комитатами Темеш и Крассо комитатами. На южном пограничне около Сигетвара находилось поселение Berench. На западной границе находилось поселение Berend, которое в XVI в. принадлежало Балажу и Петру Берендеям. В комитате Дьер существовало поселение Berenth. Венгерские формы названия племени байандур – Berenc, Berend, Berente происходили от славянской формы – берендеи [23, c. 76-80]. Байандуры также присутствовали и  на Балканах. Две болгарские деревни Berende находились в районе Цариброда  и Брезника между Нишем  и Софией. Между 1438 и 1442 г. в Молдавии был стольник Бериндей [22, c. 92, ссылка 67].

Поселения берендеев существовали даже в Северо-Восточной Руси. Там существовало несколько анклавов. Первый из них находился на верхнем течении Истры и Клязьмы. Там находились берендеевы волость и слобода. Второй анклав находился в 15 км. на юго-восток от Переяслава-Залеского, в районе озера Плещеева. В этом районе зафиксированы берендеевы стан и болото, а также несколько тюркских топонимов. Третий анклав находился в районе Юрьева-Польского и Суздаля, где зафиксированы топонимы Торчино и Торки [Плетнева 1990, c. 74; Расовский 2012, c. 107]. Привести их туда мог только Юрий Долгорукий.  Жили  берендеи  и в Поросье.  Их  поселения  находились  на  реке  Руте.  В 1106  г. кыпчаки совершили поход на торков и берендеев Днепровского Левобережья. В землях берендеев в Поросье было упомянуто шесть городов берендеев. Их в 1177 г. разорили кыпчаки. В районе Перемышля в Галичине находилось село Берендевичи, что может свидетельствовать в пользу того, что в составе войска галичан был небольшой отряд берендеев [19, c. 79-80; 23, c. 100; 10, c. 603; 22, c. 92, 129].

В 1146 г. во время усобицы между Владимиром-Изяславом Давыдовичем и Мстиславом Изяславычем они начали бой в качестве передового отряда. Берендеи упоминались в составе ’’Черных Клобуков’’. Под 1151 г. они упоминались вместе с торками, коуями и печенегами. В том же году Изяслав Мстиславич взял в плен многих берендеев. В 1159 г. князь Изяслав привлек к участию в походе берендеев и кыпчаков. В 1150 г. берендеи присутствовали на съезде аристократов Руси и Дешт-и-Кыпчак. Они выразили решительный протест против того чтобы отпустить пленных кыпчаков, которых они захватили в плен. В 1172  г. берендеи во главе с Михалком напали на кыпчаков. В 1178 г. берендеи и торки во главе с воеводой Владиславом совершили набег на кыпчаков [24, Главы 2-3]. В 1160 г. отряд берендеев под командованием Владимира Андреевича принял участие в усобице в Черниговской земле. Еще раньше отряды берендеев были посланы великим князем киевским к Олешью [22, c. 95-96, ссылка 77; 10, c. 505, 507].

Интересен вопрос о соотношении этнонима байандур с байавут. А. Шабашов считает, что этноним байандур происходит от монгольского байат и считает это племя кимакского каганата монголоязычным. Рашид ад-Дин и Абу-л-Гази считали байандур одним из огузских племен. Гардизи же называл его одним из кимакских племен. Ан-Насави сообщал о том, что Теркен-хатун из рода байаут племени йемек. Ибн Халдун же указывает, что она из племени Байаут. Как Байаутов это племя знал Рашид ад-Дин. Интересно, что байаут и байандур у него не отождествляються. Возможно это связано с тем, что у монголов существовали группы Keherün-Baya’ut и Jede-in Bayawut. П. Голдэн считал Bayawut правящим родом или подразделением канглов [28, c. 612; 13; 34, p. 661; 4; 6, c. 26; 31, p. 23; 32, p. 110].

Китайский хронист считал, что правящая династия восточных кипчаков вела свое происходжение от байаутов [31, p. 22; 39, p. 97, 103-107]. Западные исследователи предполагают, что монголоязычные племена мигрировали в западноевразийские степи из Маньчжурии в первой половине XII в. П.Голдэн и П.Пелльо рассматривал байаут как монголоязычное племя [31, p. 14-15, 22-23; 39, p. 98-110]. По данным китайского источника ’’Meng-wu erh shih-chi’’ клан Тутухи не был правящим, а всего лишь был одним из многих. Нам известно, что он имел название па-йа-ву, т. е. байаут. Это же племя известно китайцам под другими названиями – Pai-yao-wou, Pai-ya-wou-t’a, Pai-ya-wou-ta, Pai-yao-ta, Pai-yao-tai, Pai-yao-wou-tchen, Pai-yao [31, p. 23; 39, p. 111-112]. Это племя ан-Насави относил к йемекам. Джувейни же  относил  байаутов и Тэркэн-хатун к канглам [31, p. 23]. Йемеки могли быть сородичами монголов через байаутов. Нужно отметить полигамность кочевых правителей. Байауты, как позже кунграты, могли быть хатунским племенем. Через своих невест они могли быть родственниками ольберликов [31, p. 23].  В  иерархии кланов байауты были ниже чем ольберлики, но все равно были привелигированным племенем. В „Юаньши” упомянуто о нескольких представителях этого клана в Китае [33, p. 30; 32, p. 110]. Байаут скорее всего племя не связаное с байандур.

Таким образом, мы пришли к таким выводам: 1) Каепичей не можно отождествлять с племенем кайы в составе огузов и туркмен, а байандуры это не байауты в составе кыпчаков и монголов; 2) Этноним каепичи происходит от Кайоба то есть племени кай. Кай первоначально были протомонголами, но на момент кыпчакской экспансии были сильно тюркизированы. С переселением в Восточную Европу они окончательно ассимилировались в составе тюрков. Каепичи в XII в. были лишь одним из кыпчакских кланов и племен. Этот клан заключил союз с Владимиром Мономахом и его наследниками. Каепичи и русы помогали друг другу в войнах против кыпчаков Шаруканидов и волжских булгар; 3) Байандуры были влиятельным племенем входящим в Кимакский каганат и государство янгикентских ябгу. Байандуры были одним из кимакских племен, которое вследствие кыпчакской экспансии попали в Восточную Европу и проиграв борьбу за власть степи стали вассалами Рюриковичей.

 

  1. Ахинжанов С.М. Кыпчаки в истории средневекового Казахстана. – Алматы: Гылым,
  2. Бибиков М.В. Византийские источники по истории Руси, народов Северного Причерноморья и Северного Кавказа (XII-XIII вв.) // Древнейшие государства на территории СССР: М.: Наука, 1981.
  3. Бубенок О.Б. Огузы-торки на землях Левобережной Украины // Східний світ. №1. К.: Інститут Сходознавства ім. А.Кримського,
  4. Гардизи... – Извлечение из сочинения Гардизи “Зайн ал-ахбар”. Приложение к “Отчету о поездке в Среднюю Азию с научной целью. 1893—1894 гг.” // Академик В.В. Бартольд. Сочинения. Том VIII. Работы по источниковедению. М., 1973 // http://www.vostlit.info/Texts/rus7/Gardizi/frametexthtm
  5. Голден П. Формирование кумано–кыпчаков и их мира //Материалы по археологии, истории и этнографии Таврии. Вып. Симферополь: Крымское отделение института востоведения НАН Украины, 2003.
  6. Голден П.Б. К вопросу о происхождении племенных названий кыпчаков // Сборник материалов международной научной конференции ’’Кипчаки Евразии: история, язык и письменные памятники’’ посвященный 1100 летию Кимекского государства в рамках Дней тюркской письменности и культуры. Астана: Евразийский национальный университет РК им. Л.Н. Гумилева,
  7. Гръцки извори за българската история. Т. VII. / Съставил и редатирали. Под ред. Цанкова-Петкова Г., Тъпкова-Заимова В., Тивчев П., Йончев Л., Батаклиев Г., Коледаров П. София: Българска академия на науките, 1968.
  8. Гръцки извори за българската история. Т. VIII. / Cъставил и редактирали Войнов М., Тъпкова-Заимова В., Йончев Л. София: Българска академия на науките,
  9. Жития царя-царей Давида // Символ. №40. (1998). // http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Kavkaz/XI/10801100/David/frametext1.htm
  10. Ипатьевская летопись/ Воспроизведение текста издания 1908 г. // Полное собрание русских летописей. Т.2.М.: Восточная литература,
  11. Казаков Е. Внешняя политика Булгарии. // http://www.kermen.ru/node/64
  12. Князький И.О. Половцы в Днестровско-Карпатских землях и Нижнем Подунавье в конце ХІІ – первых десятилетиях ХІІІ в. // Социально-экономическая и политическая история Молдавии периода феодализма. Кишинев: Штиинца,
  13. Кононов А.Н. Родословная туркмен: Сочинение Абу-л-Гази, хана хивинского. М.-Л.: Изд-во Академии Наук СССР Лениградское отделение,
  14. Кумеков Б.Е. Государство кимаков IX-XI вв. по арабским источникам. А.-А.: Наука,
  15. Лаврентьевская и Суздальская летопись по Академическому списку/ Под. ред. акад. Е.Ф. Карского. Воспроизведение текста изд. 1926-1928 гг.; АН СССР, Ин-т Истории // Полное собрание русских летописей. Т.1. М.: Восточная литература,1962.
  16. Маркварт И. О происхождении народа куманов / Пер. А.Немировой. ’’Великая Степь и Святая Земля’’. Электронная версия 2002 года // http://steppe-arch.konvent.ru/books/markvart1-00.shtml
  17. Менгес К. Восточные элементы в "Слове о полку Игореве". Л.: Наука,
  18. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов/ Под ред. и предисл. А.Н. Насонова. М.: Издво АН СССР,
  19. Плетнева C.А. Половцы. М.: Наука,1990.
  20. Пріцак О. Коли і ким було написано ’’Слово о полку Ігоревім’’. К: Обереги,
  21. Расовский Д.А. Военная история половцев // Seminarium Kondakovianum/Анналы института им. Н.П.Кондакова. Сборник статей в честь А.А. Васильева. Вып. Прага: Kondakov Institute, 1940.
  22. Расовский Д.А. Печенеги, торки и берендеи на Руси и в Угрии // Из историирусской культуры. Т. Кн. 1. Киевская и Московская Русь. Статьи по истории и типологии русской культуры. М.: Языки славянской культуры, 2002.
  23. Расовский Д.А. Печенеги, торки и берендеи на Руси и в Угрии // Расовский Д.А. Половцы. Черные Клобуки: печенеги, торки и берендеи на Руси и в Венгрии. М.: ЦИВОИ,
  24. Тайди Т.Ю. Союз черных клобуков (тюркское объеденение на Руси в XI-XIII вв.). K.: ЦМ ВС Украины,
  25. Толочко П.П. Кочевые народы степей и Киевская Русь. К.: Абрис,
  26. Федоров-Давыдов Г.А. Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов. Археологические пам’ятники. М.: Изд-во Московского государственого унивeрситета,
  27. Худяков Ю.С. Кыпчакские племена Западной Сибири в XI – первой половине XIII в. // История татар. Т.2: Волжская Булгария и Великая Степь. Казань: РухИЛ, Институт истории им. Ш. Марджани,
  28. Шабашов А.В. О монгольском элементе в составе средневековых кыпчаков // Цирендоржиєвські читання.
  29. IV. Тибетська цивілізація та кочові народи Євразії. К.: МП Леся, 2008.
  30. Шушарин В.П. Ранний этап этнической истории венгров. М.: РОССПЭН,
  31. Chronicon pictum Vindobonense / ad fidem codicum recensuit, observationes, disquisitionem de aetate Belae regis notarii, et animadversiones criticas adiecit Florianus // Historiae Hungaricae fontes domestici. Pars prima. Scriptores ; 2. Lipsiae : [s. n.], 1883.
  32. Golden B. Cumanica II : The Ölberli : The Fortunes and Misfortunes of an Inner Asian Nomadic Clan // Archiwum Eurasiae Medii Aevi. Vol. VI. Wiesbaden: Otto Harrasowitz Verlag, 1986.
  33. Golden B. Cumanica IV : The Cumano-Qıpčaq Clans and Tribes // Archiwum Eurasiae Medii Aevi. Vol. IX (19951997). Wiesbaden: Otto Harrasowitz Verlag, 1997.
  34. Golden B. ’’I will give the people unto thee’’. The Chinggisid Conquests and their aftermath in the Turkic World // Journal of the Royal Asiatic Society. Third Series. Vol. 10. Part 1. Cambridge UK: Cambridge University Press, 2000.
  35. Golden P.B. Notes on the Qıpčaq Tribes: Kimeks and Yemek // The Turks.Vol. Ankara: Yeni Türkiye Yayinlary , 2002.
  36. Golden B. An Introduction to the History of the Turkic Peoples. Ethnogenesis and State-Formation in Medieval and Early Modern Eurasia and the Middle East. Wiesbaden: Otto Harrasowitz Verlag, 1992.
  37. Klyashtornyi S.G. The Polovcian Problem (II): Qipchaqs, comans and polovcians // Acta Orientalia Academiae Scientarum Vol. 58 (3). Budapest: Akadémiai Kiadó, 2005.
  38. Minorsky Sharaf al-Zaman Tahir Marvazi on China, the Turks and India. London: Royal Asiatic Society, 1942.
  39. Nagrodzka-Majchrzyk Czarni Kłoubucy. Warszawa: Wydawnictwa Geologiczne, 1985.
  40. Paul Pelliot, Louis Hambis. Historie des campagnes de Gengis Khan. Cheng-wou ts’un-tcheng lou /Traduit et annote par Paul Pelliot et Louis Leiden: E.J. Brill, 1951.
  41. Pritsak Two Migratory Movements in the Eurasian Steppe in the 9th-11th centuries // Proceedings of 26thInternational Congress of Orientalists. New Delhi, 1964. Vol. 2. New Delhi 1968.
  42. Spinei Moldavia in the 11th-14th Centuries. Bucharest: Editura Academiei Republicii Socialiste Romania, 1986.
  43. Stoyanow Kumans in Bulgarian history // The Turks. Vol. I. Ankara: Yeni Türkiye Yayinlary , 2002.
  44. Joannis de Joannis archidiaconi de Kikullew. Ab Origine gentius. Inserta simul chronica // Scriptores Rerum Hungaricarum Veteres ac Genuni. Cura et Studio Joannis Georgii Schwandtneri. Pars Prima. Vindibonae: Typis Joannis Thomae nob. de Trattnern, Caes. Reg. Aulae Typographi et Bibliopolae, MDCCLXVI (1766).
  45. Tryjarski Pieczingowie // Dabrowski K., Nagrodzka-Majchrzyk T., Tryjarski E. Hunowie Europejsci, Protobułgarzy, Chazarowie, Pieczyngowie. Wroclaw: Ossolineum, 1975.
  46. Uydu Yücel Pechenegs on the Balkans // The Turks. Vol. I. Ankara: Yeni Türkiye Yayynlary , 2002.
Год: 2014
Город: Алматы
Категория: История
loading...