Историографические аспекты налоговой политики царизма в Казахстане (1867-1914 гг.)

В исторических и историографических исследованиях налоги как экономическую категорию рассматриваются, в первую очередь, в контенксте социально-экономического развития общества. Исследователями рассматривается процесс формирования, становления нового податного устройства в крае как одного из важнейших звеньев социально-экономической политики Российского государства в отношении кочевого казахского населения за период 1867-1914 гг. Авторами выделялись при этом в качестве доминирующей проблемы то, что кочевое казахское население представляло главную платежеспособную категорию. Исходя из этого, в статье предпринимается попытка показать взгляды историков, экономистов, русских чиновников. Они подчеркивали историческую неизбежность и необходимость для царизма введения нового податного устройства как результат окончательного завоевания Казахстана Российской империей. Наряду с историографическим анализом показан огромный пласт исторических источников, которыми оперировали исследователи. 

В истории Казахстана имеются немало вопросов, требующих всестороннего тщательного изучения, в частности история налоговой политики царизма в Казахстане в связи  с  завершением  завоевания казахских земель Российским государством. Изменения, произошедшие в общественно-политическом строе Казахстана ХIХ в., отразились в социально-экономической политике царизма в крае, в частности в финансовой политике, одним из важнейших рычагов которой являлась налоговая политика. Это объясняется тем, что «после земельного вопроса самым острым и жгучим для России» являлся «вопрос бюджетный», т.е. вопрос о налогах, из которых получаются доходы государства, и о расходах, на которые государство тратит народные деньги» [1]. При этом следует выделить наиболее важные историографические аспекты данной проблемы, позволяющие расширить наши представления о тех социальноэкономических процессах, происходивших в кочевом казахском обществе во второй половине ХIХ в. – начале ХХ в.

В рассматриваемый период государственные налоги, как показано в историко-экономической литературе, будучи частью совокупной феодальной ренты, определялись верховным земельным собственником – Российским государством. Они по существу остались не чем иным как модифицированной феодальной рентой «централизованной» или «концентрированной» феодальной рентой» [2]. Неизбежность развития налогов и податей явилось следствием возрастающих государственных потребностей к пополнению государственной казны. Система налогов в крае представляла собой завуалированное извлечение ренты. Ибо «система налогов оказалась в состоянии присваивать все виды прибавочного продукта» [3], производимого в хозяйстве. Налоги были одними из важнейших факторов развития обмена в рассматриваемый период [4]. Скотоводам необходимо было не только произвести  продукт,  но надо было его продать, придать ей денежную форму. «Иными словами, часть его продукта должна быть произведена как товар, именно та часть, которая составляет прибавочный продукт» [5]. Налоги являются основой для исследования системы распределительных отношений. Они в наиболее адекватной форме отражают природу производственных отношений, механизм функционирования системы эксплуатации и т.д. К.Маркс отмечал: Экономическим отражением государства являются налоги» [6].

Изучение налоговой политики самодержавия в Казахстане является определяющим фактором в формировании процесса взаимодействия базисных и надстроечных явлений, определении сущности социально-экономических отношений в крае. Данная проблема интересна и с точки зрения того, что налоговая политика царизма не только являлась следствием реализации постепенного процесса абсорбции Казахстана в системе Российского государства, но и сама значительно влияла на ход и течение данного процесса. Анализ важнейших аспектов данной проблемы-характера и практики сбора основных налогов, несение повинностей, распределение доходов и др. – позволяет глубже понять социальноклассовую сущность политики самодержавия в крае.

Основными вопросами данной проблемы являются наряду с налоговым законодательством процесс реализации. С учетом сложившихся социально-экономических последствий для казахского народа.

Налоговая политика сопровождалась упорной борьбой  между  защитниками  интересов  имущих классов и между огромными массами трудового народа. Налоги явились важным фактором углубления социального неравенства, социальной дифференциации кочевого казахского населения. В данный период прослеживается трансформация кочевого общества, изменение и расширение хозяйственных занятий казахов под влиянием проводившейся налоговой политики царизма. Изучение налоговой политики царизма важно и с точки зрения того, что в данный период доминирующая ее денежная форма влияла на преодоление замкнутости натурального хозяйства кочевников. «Она подготавливает благоприятные условия для проникновения в сельское хозяйство капиталистических отношений, если  капитализм  вообще зародился в данном обществе, первоначально в промышленности. В этих исторических условиях денежная рента выступает как форма разложения феодализма» [7].

Историографический анализ и конкретизация этих и других подспудных вопросов позволяет нам в широком аспекте подойти к решению раскрытия социально-экономической сущности и процесса реализации налоговой политики царизма в Казахстане. Таковые основные вопросы и проблемы, которые входят в круг нашего исследования.

Уделяется внимание процессу становления, развития налогового законодательства в крае, выявление основных форм государственных налогов и механизм внимания, отличие их от предшествующего  периода; В историографических источниках раскрывается практика реализации налогового законодательства с выявлением региональных особенностей, определение социально-экономической сущности налоговой политики, воздействие ее на процессы социальной дифференциации в казахском обществе, а также на обострение социальных противоречий и усилении классовой борьбы.

В работах историков, экономистов предпринята попытка изучения налоговой политики царизма на территории всех казахских земель. Несмотря на то, что историческое развитие казахского общества  во всех регионах края имело сходные черты, однако налоговая политика выявила и региональные особенности. Объектами исследования явились Акмолинская, Семипалатинская, Тургайская, Уральская, Семиречинская, Сыр-Дарьинская области, а также Внутренняя Киргизская орда (подчинявшаяся Астраханскому генерал – губернатору) и Мангышлакский уезд, относившийся к Закаспийской области.

Целесообразность изучения всех этих регионов объясняется тем, что именно в совокупности исследования налоговой политики Российского государства в Казахстане, а также влияние ее на развитие социально-экономических процессов в казахском обществе в период с конца 60-х годов ХІХ в. – нач. ХХ в. В ходе изучения проблемы выявлены особенности в проводившейся налоговой политике царизма в Казахстане. Система фиска капиталистической России существенным образом отличалась от налоговой политики царизма в Казахстане рассматривалась  через призму государственной собственности на землю  и работников производства в данном случае скотоводов. Налоги с кочевого казахского населения являлись наиболее важными источниками государственного дохода в крае. Влияние развития товарноденежных отношений на установление высшей формы уплаты налогов государственной казне – денежной. В нашей работе комплексно изучены: все законодательные акты и документы и их практическое воплощение в жизни кочевников, выявлены основные формы государственных налогов и земских сборов существовавших в Казахстане в рассматриваемый период, дается анализ социальной дифференциации налогоплательщиков, а также дальнейшей поляризации казахского общества, рассмотрено влияние налоговой политики на обострение и углубление классового антагонизма, выявлены основные формы классовой борьбы, обусловленные налоговой политиков царизма.

Данное исследование является попыткой восполнения пробела в изучении истории Казахстана второй половины ХIХ – ХХ вв., выразившийся в создании первого исследования по истории налоговой политики царизма в Казахстане в связи с превращением казахских земель одной из колоний России. Налоговая политика царизма в Казахстане конца 60-х годов ХIХ в. – нач. ХХ в. не нашла должного отражения ни в трудах дореволюционных, ни советских авторов. В статьях русских исследователей встречаются лишь эпизодические сведения по вопросам податного устройства в крае, формах налогов.

Анализ трудов дореволюционных авторов в известной мере усугублен из-за отсутствия в них системности, сведения носят в большей мере информационных характер. Однако, на наш взгляд без достаточного изучения обширной дореволюционной историографии трудно уяснить некоторые моменты распространения и утверждения податного устройства в крае как одного из важнейших звеньев социально-экономической политики Российского государства в крае.

Рассмотрим теперь некоторые группы работ дореволюционной историографии, так или иначе затрагивавшие отдельные моменты изучаемой темы. Прежде следует отметить исследования, которые непосредственно касались налогов и податного устройства края. Важный вклад в понимании социальноклассовой сущности налогов внес выдающийся казахский ученый Чокан Валиханов. В своих работах он критиковал фиксированную форму обложения и указывал на необходимость введения прогрессивного принципа налогообложения. При сопоставлении ясачной подати с кибиточной Ч.Валиханов отдавал предпочтение первой. «Неправилен с научной точки зрения и тягостен для народа кибиточный сбор,писал Ч.Валиханов.собираемый с Зауральских киргиз …, налог этот не выдерживает самой поверхностной критики. Нет сомнения, что ясак. Платимый сибирскими киргизами по числу скота, есть единственно возможная и вполне правильная, по новейшим теориям налога, подать которая может быть без отягощения наложена на кочевников» [8].

Отдельные вопросы социально-экономической и политической истории Казахстана, и, в частности, налоговой политики Российского государства в крае получили отражение в русской дворянскобуржуазной историографии второй половины ХIХ в. – нач. ХХ в. [9].

Немалый интерес вызывают работы М.А. Терентьева, который одним из первых акцентировал внимание на выяснении социально-экономической сущности налоговой политики царизма в Казахстане. М.А. Терентьев рассматривал кибиточную подать как результат государственной поземельной собственности. «Плату кибиточной подати, как он пишет, казахи… считали как бы арендной платою за право пользования пастбищами на государственной земле» [10].

Несомненный интерес представляют работы А.Е. Алекторова. Им исследовалось социальноэкономическое развитие во Внутренней, или Букеевской орде, где существовала специфическая система управления и налогообложения. Налоговая система во Внутренней орде характеризовалась усилением феодальной эксплуатации зависимого населения и взиманием частноправовой внеэкономической ренты [11]. Алекторов А.Е. указывал, что у казахского населения скот представлял собой»… и орудие производства, и конечную цель этого производства: и запасный капитал, сберегаемый про черный день, и, наконец, орудие обмена, т.е. деньги» [12].

Налоговая система – важнейшее звено в системе внеэкономического принуждения взимая через нее посредством налога ренты , царизм наделял правами самостоятельного распределения налогов внутри общества, ставя тем самым степную феодально-байскую верхушку в привилегированное положение,» притеснения которой становилось чрезмерным» [13].

Необходимо указать также на исследования Н.Н. Балкашина. Он отмечал, что «обладание киргизскими ордами не лишнее для России, тем более что оно не требует от русского народа денежных затрат, так как все расходы по управлению киргизов, окупаются собираемым с них казенной податью» [14]. Им исследовалось административное устройство и социально-экономическое развитие Казахстана во второй половине ХIХ в. Он указывал, что «деятельность властей по отношению к киргизам заключается преимущественно в сборе с них податей и в регламентации киргизских выборов, что не требуется много разъездов…» [15]. При взимании налогов, которые шли в государственную казну Российского государства, произвол и самые широкие злоупотребления были здесь обычным делом, т.е. «разными способами старались извлекать из них сверх казенной подати еще средства в пользу казачьих войск и должностных лиц» [16].

Имевшиеся факты злоупотреблений должностных лиц русской и казахской администраций, бесконечные незаконные поборы отмечаются в специальных ревизирующих отчетах. Так , например, Ф.Гирс указывал, что «при ревизии замечено, что многие из жалоб, признанных на основании донесений уездных начальников несправедливыми и даже кляузными впоследствии по проверке чиновниками генерал-губернатора, оказывались основательными» [17]. Им было установлено, что с населения сверх государственных податей с сборов на содержание туземной администрации производились особые сборы на общественные нужды, которые расходовались не по назначению (раздавались чиновникам областных правлений, на меблировку квартир начальников 18 уездов, на усиление средств канцелярий и т. д.) [18]. Гирс прямо указывал, что «расходы, не имеющие ничего общего с нуждами туземного населения, ясно указывают, что областное начальство смотрело на общественные суммы как на экстраординарный фонд, которым оно может распоряжаться по своему усмотрению» [19].

Качественный скачок в изучении экономической политики самодержавия,  а  также  налоговой политики приходится на начало ХХ в. В исследованиях содержатся интересные сведения, наблюдения по отдельным видам налоговых повинностей казахского населения [20]. В очерках и отчетах русские исследователи  не обходят  без описания социально-экономического  положения  казахского аула, влияние налоговой системы на социальную дифференциацию казахского общества. Так Валь К.О.., анализируя социально-экономические отношения у казахов, отмечал:… Здесь нет ни рабства, в формальном смысле слова, ни договора найма. И по закону этот киргиз-патрон ничем не связан,  кроме  заветов  обычного права, со своими клиентами … Ничто не мешает патрону уплатить подати за клиентов и пользоваться их голосами на съездах и выборах . что бывает весьма часто…[21]. В этот период появляются критические исследования в области бюджетной политики царизма на национальных окраинах. В частности, особое внимание привлекает исследования М.А. Миропиева в котором дается описание состояния налоговой системы царизма в Сибири, где « самое первое место по своей численности занимают киргизы» [22]. Автор отмечает несовершенство существовавшей налоговой системы, о тех ошибках, которые совершили по его мнению члены «степной комиссии» при ее устройстве. А именно М.А. Миропиев прямо указывал на существование»… податной безурядицы, которая царит в крае…» [23].

Появления работы Т.И. Тихонова поставило впервые вопрос о роли земских сборов и значение земства в казахских землях [24]. Автор указывает на то, что « по действующим законам население местное устранено от активного участия в своих делах, не может само заботиться об удовлетворении своих нужд, интересов и польз» [25]. Изучение земского устройства в Казахстане вскрывало то, что «полнейший хаос  и произвол царит за отсутствием и невозможностью гласного надзора и контроля как со стороны правительства и его местных органов» [26]. Т.И. Тихонов указывает на необходимость введения земского самоуправления и создание земских учреждений в Казахстане, ограничить в этой области деятельность военно-бюрократического аппарата областных и уездных правлений.

В своих работах русские исследователи справедливо указывали на произвол выборной казахской администрации при проведении налоговой политики. Так например, Г.К. Гинс описывал факты, свидетелем которых он сам был во время поездки по казахским аулам Семиречинской области. Он писал:

«Волостному дорого обходится получение места, но еще дороже обходится это место всей киргизской волости. После своего утверждения в должности волостной назначает каждой кибитке  что она должна  ему подарить (кара-чигин) [27].

Значительное место в исследованиях отводилось изучению экономических преобразований происходивших в Казахстане. Так, в связи с проведением переселенческой политики, земельный вопрос являлся одним из острейших, т.к. влиял на экономическое состояние основных налогоплательщиков скотоводов. Ибо скотоводство служило главным, единственным источником существования основных налогоплательщиков, а так как кочевое скотоводство, являясь в высшей степени экстенсивным использованием почвы, требует значительного земельного фонда» [28]. Исследователь  Л.Чужой  указывал, что из года в год сокращается киргизский фонд для кочевок. В настоящее время изъято из землепользования киргиз: в Кокчетавском уезде – 28% площади, в Петропавловском – 18%, в Омском – 33% и т.д. Между тем киргизское население возрастает: за 11 последних лет земельный фонд киргиз сократился на 16%, киргизское население возросло на 23%. Эти явления крайне не благоприятно сказывались на налогоплательщиках-скотоводах.

В целом русская дворянско-буржуазная историография внесла определенный вклад прежде всего в пополнение и накопление конкретных фактов, ярко иллюстрирующих характер налоговой политики царизма в крае, а также в изучении отдельных ее вопросов. Однако наряду с этим нужно отметить, что труды и исследования русских исследователей дворянско-буржуазной историографии имеют в целом однобокое отражение налоговой политики царизма. Ибо в их трудах в основном дается  констатация фактов и событий без критического анализа. В их трудах отсутствует трактовка проблемы социальноэкономической сущности проводимой налоговой политики в Казахстане. Умалчивается вопрос о возрастающей прямой при взимании налогов, других сборов со скотоводов-налогоплательщиков, о чем только констатируется исследователями.

С самого начала становления советской исторической науки в исследованиях ученых, занимавшихся изучением дореволюционной истории Казахстана, прослеживался определенный интерес к изучению социально-экономической политики Российского государства в данном регионе. В этой связи следует отметить, что одним из первых ученых, проявивших повышенный интерес к социально-экономической истории дореволюционного Казахстана, был С.Д. Асфендияров. Им была предпринята попытка всестороннего анализа социально-экономических изменений, произошедших в связи с окончательным присоединением Казахстана к России. Он внес значительный вклад в изучение проводившихся царизмом реформ 1867-1868 гг., история административно-территориального устройства, налогового  гнета  и т.д. С.Д. Асфендияров указывал, что «проникновение торгового и промышленного капитала, внедрение им товарно-денежных отношений, государственные налоги в денежной форме, все это присуще капиталистическому строю элементы более усиливали эксплуатацию масс, завершая систему колониального  грабежа колониальной выкачкой ценностей ( сырья )» [29].

Среди исследователей 30-х годов следует отметить работы Г.О. Токжанова, Т.Рыскулова, Е.Федорова [30]. В работах этих исследователей были сделаны попытки изучения экономического  развития Казахстана, а также в них говорится об отдельных налогах взимавшихся царизмом  с  казахского населения. Е.Федоровым был сделан важный в научном плане вывод о том, что в 90-х годах Х1Х в. все легальные сборы с казахского населения составляли в среднем на кибитку 8 руб., а в 1910 г. Они достигли по его расчетам 14 руб.31, т.е. значительно превышали законодательно утвержденную квоту.

Исследователем Г.О. Тогжановым указывалось на бесправное положение казахских трудящихся  шаруа, находившихся под двойным гнетом военно-бюрократического аппарата и феодально-байской верхушки казахского общества. Он отмечал: «налицо имелись типичные черты феодально-крепостнической эксплуатации крестьян в различных формах, начиная от ренты продуктами (подать, сугум, силык, кара-чигин и т.д.) и кончая отработками в хозяйстве казахских феодалов. Русский империализм не отменил, а закрепил все эти феодальные методы эксплуатации, видоизменения и приспосабливая их в колониальном Казахстане к новым условиям развития хозяйства в пореформенной России» [32]. В последующий период интерес советской историографии к изучению налоговой проблематики не уменьшается.

Для этого периода характерно освещение налоговой политики, как одно из средств жесточайшей эксплуатации казахских шаруа. А.В. Пясковский указывал, что трудовое крестьянство  испытывало  на себе всю тяжесть двойного гнета со стороны «своих» баев и феодалов и со стороны русских капиталистов и чиновников. Оно было обложено чрезвычайно высокими налогами (в 3 раза выше, чем в остальной России), которые все возрастали»[33}.

На рубеже 50-60-х годов начинается новый этап в развитии советской историографии. Помимо других проблем он характеризуется ростом интереса к изучению налоговой политики царизма и ее воздействия  на колониальные окраины, в частности на Казахстан. Этот период знаменуется появлением ряда крупных монографий таких исследователей, как П.Г. Галузо, Е.Д. Дильмухамедова, Ф.Маликова, Б.Сулейменова и др. [34}. Их работы имели важное значение, прежде всего в силу того, что в них впервые специально исследовались отдельные вопросы налоговой политики царизма в Казахстане. «Крестьянство разорялось под влиянием развития денежных отношений, роста и обострения феодальной и торгово-ростовщической эксплуатации, под гнетом казахских баев-полуфеодалов, под бременем налогов и поборов со стороны царизма и местной туземной администрации» [35].

Важное значение имели статьи А.П. Погребинского, А.И. Буковецкого и др. [36]. В целом работы этих ученых определили основные направления и методику изучения данной проблемы. Следствием этого явилась защита А.А. Сапелкиным диссертации, которая представила собой первое специальное исследованием по данной проблеме на материалах политики царизма в Киргизии [37]. В 70-80-х годах в  советской исторической науке появились важные работы по социально-экономической истории Казахстана ХІХ – нач. ХХ вв. Например, исследования С.Е. Толыбекова, Г.Е. Маркова,С.А. Сундетова, М.С.Турсуновой, Ж.К. Касымбаева, Б.С. Сулейменова, Н.Е. Бекмахановой, В.Я. Басина и др. [38]. В них хотя и косвенно освещены последствия налоговой политики царизма в отдельных регионах Казахстана. Некоторые итоги по изучению социально-экономической и налоговой проблематики были подведены в историографических работах М.П. Вяткина, Д.И. Дулатовой [39]. Исследователи правильно указывают, что степень изученности данной проблемы далеко еще недостаточна. Очевидно, что социальноэкономическая сущность и конкретная практика осуществления налоговой политики во второй половине ХIХ-нач. ХХ вв. должны стать предметом социального исследования. В исследованиях Е.Тажибаева, Н.Э.Масанова содержится систематизированный анализ налоговой политики. Ими дается классификация налогов, источники и формы налоговой политики царизма, раскрывается социально-экономическая сущность налоговой политики и т.д. [40].

Этим, по существу и исчерпывается советская историография проблемы. Как мы видим, вопросы налоговой политики России в Казахстане далеко недостаточно рассматривались. Проблема налоговой политики царизма конца 60-х по 1914 г. не стала предметом специального рассмотрения советских исследователей. До сих пор не введены в научный оборот, не подвергнуты анализу и научному освещению хранящиеся в архивах и содержащиеся в различных источниках материалы, характеризующие историю податного устройства, конкретных налоговых мероприятий, влияние налоговой политики на социальную структуру казахского общества и т.д.

Основную источниковедческую базу историографических источников составили документы и материалы,  выявленные  исследователями  в  крупных  архивохранилищах  страны.  Фонды Центрального Государственного архива Республики Казахстан (Алма-Ата): 15-Семипалатинское областное правление

(1854-1919);  25-Тургайское  областное  правление  (1869-1917);  40-  Мангышлакское  уездное управление

(1881-1918); 41Верненское уездное управление (1862-1918); 44 Семиречинское областное правление

(1866-1917); 64-Канцелярия Степного генерал-губернатора (1868-1917); 75-  Семиречинский  областной суд (1889-1899); 78-Временный Совет по управлению Внутренней Киргизской ордой (1818-1918); 85 Управление Мангышлакского пристава Закаспийского военного округа  Кавказских  войск  (1869-1889); 120 Джаркентское  уездное  управление (1883-1917); 124 Чимкентское  уездное управление (1870-1917);

146 Аулиэ-Атинское уездное управление (1868-1918); 232 Петровское уездное управление (1863-1917); 267 Казалинское уездное управление МВД (1868-1915); 318-Тургайский областной статистический комитет (1893-1910); 333-Акмолинский областной суд (1881-1899); 369 Акмолинское областное управление (1851-1920); 370 Уральское областное управление (1968-1917); 393 -  Акмолинский областной статистический комитет (1869-1918); 460 Семипалатинский  областной  статистический комитет (1877-1919); 700-Уральский областной статистический комитет (1900-1916).

Фонды    Центрального    Государственного    исторического    архива    РФ    (Санкт-Петербург):    572 Министерство финансов (1856-1882); 573 Министерство финансов (1862-1917); 1149 Государственный Совет   (1867-1917);   1152   -   Государственный   совет.   Департамент   Экономики   (1810-1917);   1263   Государственный   совет   (1867-1914);    1267   -Совет   Министров   (1905-1917);    1284   -   Министерство Внутренних дел. Департамент общих дел (1801-1918); 1341 Фонды Сената (1797-1918); 1396 Ревизия сенатора К.К. Палена Туркестанского края (1908-1911).

Фонды Государственного архива Омской области (Омск): 3 Главное правление Западной Сибири (1822-1882); 9-омское общее окружное управление (1823-1872); 24 -Омская казенная  палата (1900-1919); 25 Омская судебная палата (1899-1919); 36-Податный инспектор Омского уезда Акмолинской области (1894-1916); 84 Омская контрольная палата (1867-1919); 86 Западно-Сибирское отделение Русского Географического общества (1763-1922); 123 Омский уездный судья Министерства юстиции (1968-1892); 157 тов. прокурора Акмолинской области по г. Омску и его уезду (1893-1898); 190 Прокурор Омской судебной палаты; 199-Податный инспектор Омского уезда Акмолинской области (1911-1917); 238 Омский уездный начальник Министерства Внутренних дел (1876-1916); 270 Омское жандармское управление (1868-1917); 366 Г.Е. Катанаев; 395 Омская уездная по делам о выборах в Государственную думу комиссия (1906-1907); 422 Омское областное казначейство Омской казенной палаты (1913-1917); 436 Канцелярия военного губернатора Акмолинской области, г. Омск (1899).

Большинство выявленных архивных материалов и документов впервые вводятся в научный оборот исследователям. Архивные документы, используемые в исторических работах, носят официальный характер (приказы, инструкции), исполнительский (отчеты, рапорты, донесения генерал-губернаторов, военных губернаторов, областей, начальников уездов, материалы ревизий, служебная переписка), а также имеется множество документов исходящие от казахского населения (жалобы, письма, просьбы, приговоры аульных и волостных обществ), дающие ценный материал для определения классового характера налоговых мероприятий. В целом богатейший архивный материал позволил полно раскрыть все стороны проводившейся налоговой политики царизма.

Кроме архивных материалов историками и историографами были использованы законодательные источники, к которым можно отнести Полное собрание законов  Российской  империи  [41], содержащее все указы, издававшиеся в то время налоговые законы и повеления касающиеся Казахстана, а также к ним можно отнести «Свод законов Российской империи» [42], «Cборник узаконений о киргизах степных областей»  [43],   носящий   конкретную   и  четкую   направленность.   В  советский   период  были изданы «Материалы по истории политического строя Казахстана», «Материалы по казахскому обычному праву» [44], в которых аккумулированы источники по рассматриваемой проблеме.

Статистические источники носят разнообразный характер. При исследовании данной проблемы изучались и привлекались ежегодные обзоры губернаторов областей Казахстана [45], а также «Материалы по киргизскому землепользованию, собранные экспедицией по исследованию степных областей». Они содержат ценные сведения о конкретных формах налогов, реализации налогового законодательства, механизме их взимания и т.п. [46].

С выявлением новых историографических и исторических источников изучение налоговой политики царизма в Казахстане во второй половине XIX-нач. ХХ вв. получить должное новое освещение.

 

  1. Локоть В.Т.Бюджетная и податная политика России. М.,1908. С. I.
  2. Поршнев Б.Ф.Феодализм и народные массы. М., 1971; Мейман М.Н., Сказкин С.Д. Об основном экономическом законе феодальной формации.// Вопросы истории, 1954, №2; Серовайский Я.Д. Некоторые вопросы политической экономики феодального общества //Ученые записки КазГУ, сер,ист., 1959, Т.ХХХ1Х (20), Вып. 5/1 и др.
  3. Серовайский Я.Д.  К вопросу о разрастании  ренты при феодализме.//Ученые  записки  КазГУ.  Т.ХХХI. Вып.3. С. 98.
  4. Ленин В.И. Полн. Собр. соч. Т.З. 143.
  5. Поршнев Б.Ф. Очерк политической экономики феодализма. М., I С. 63. 6 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т.26. С. 309.
  6. Поршнев Б.Ф.Очерк политической экономики. М., С. 68.
  7. Чокан Валиханов Собр.соч. в пяти томах Т.4. Алма-Ата, С. 104.
  8. Aлекторов А.Е. Очерк Внутренней Киргизской Орды. // Изв. Оренбургского отделения Русского географического общества. 1893, вып.
  9. Терентьев М.А. Статистические очерки среднеазиатской России.//Записки Русского Географического общества,т. IV. C.
  10. Впервые этот термин "частноправовая внеэкономическая рента" при анализе историографии русских исследователей Казахстана был введен в казахстанской историографии исследователем Н.Э. Масановым. // См. Масанов Н.Э. Налоговая политика царизма в Казахстане в 20-60-годах ХIХ в. Алма-Ата, 1980. Дисс.на соис. учен. степени канд.ист.наук.
  11. Алекторов А.Е. Тургайская область. Оренбург, С. 101.
  12. Внутреннее обозрение. Кн.VIII, 1 августа, С. 318.
  13. Балкашин Н.Н. О киргизах и вообще о подвластных России мусульман. СПб., С. 34.
  14. Даулбаев Б. Расссказ о жизни киргиз Николаевского уезда Тургайской области с 1830 по 1880 гг.//3аписки Оренбургского отделения Русского географического общества, Т.4.
  15. Остафьев В. Колонизация степных областей в связи с вопросом о кочевом хозяйстве. // Записки ЗападноСибирского отделения Русского географического общества, 1895, H.18, вып.2, c. I-61;
  16. Гирс. Отчет ревизирующего по высочайшему повелению Туркестанский край тайного совета Гирса. СПб., С. 29.
  17. Макшеев А.И. Исторический обзор Туркестана и наступательного движения в него русских. СПб.,1890. 19 Влияние колонизации на киргизское хозяйство. СПб,1907.
  18. Азиатская Россия Т.I,СПб,1914; Боголепов. Вопросы податной политики в Сибири // Русская мысль, 1904, №С.I-33;
  19. Гинс Г. В киргизских аулах // Исторический вестник, 1913,№ 11; Львович Д. По киргизской степи. // Путевые записки. Пб, 1914; Миропиев М.А. О положении русских инородцев. CПб., 1901; Пален К.К. Отчет по ревизии Туркестанского края, произведенного по высочайшему повелению сенатором гофмейстером графом К.К.Паленом. Налоги и пошлины. Органы финансового управления СПб,1910; По новым местам. Спб., 1913; Аничков И.В. Упадок народного хозяйства в киргизских степях.// Русская мысль, 1905, N5;
  20. Валь К.О. О истории экономических отношений у киргиз.// Научное обозрение, 1901, вып. VIII, C. 22 Миропиев М.А. О положении русских инородцев. СПб, 1901. С. 297.
  21. Добросмыслов А.И. Тургайская область. Исторический очерк. //Известия Оренбургского отделения Русского географического об-ва, вып.15-17,
  22. Тихонов Т.И. Земство в России и на окраинах.СПб,I 25 Беротов. Страна свободных земель. СПб., 1907.
  23. Бердин П. Экономическое положение наших инородцев. // Русская мысль, N 12.
  24. Гинс Г.К. В киргизских аулах (очерки из поездки по Семиречью)// Исторический вестник, С. 302. 28 Чужой Л. Изнанки степной колонизации.//Средняя Азия, вып.УП.19I0. Ташкент. С.65.
  25. Асфендияров С.Д. История Казахстана с древнейших времен. Алма-Ата-М., т. I. C. 198.
  26. Тогжанов Г.О. Казахский колониальный аул. М.,1934; Рыскулов Т. Из истории борьбы за освобождение Востока;/ восстание киргизов за освобождение Востока/восстание киргизов Tуркестана против царизма в 1916 г.// Новый Восток, 1924; его же. Kазахстан. М.-Л., 1927; Федоров Е.К. К истории Казахстана в конце XIX нач. ХХ вв. // Большевик Казахстана, 1939,
  27. Федоров Е.К. К истории Казахстана. – Алма-Ата, 1962. С. 65.
  28. Тогжанов Г.О. Казахский колониальный аул. – Алма-Ата, С. 59.
  29. Революция 1905-1907 годов в национальных районах России.//Сб. статей. М., С. 529.
  30. Галузо П.Г. Aграрные отношения на юге Казахстана на 1867-1914 гг. Алма-Ата, 1965; Дильмухамедов Е.Д., Маликов Ф. Очерки истории рабочего класса дореволюционного Казахстана. Алма-Ата, I963 и др.
  31. Маликов Ф. Формирование рабочего класса Казахстана в период империализма в России // Казахстан на кануне Октября. Алма-Ата. С. 234.
  32. Погребинский А.П. Налоговая политика царизма в Средней Азии в 1860-1880 гг. // Исторические записки, 1960, N 66; его же. Финансовая политика царизма в 70-80-х годах Х1Х в. // Исторический архив, 1960, N 2; Буковецкий А.И. Финансово-налоговая политика царизма в колониальных окраинах России.// История СССР, 1962,№1.
  33. Сапелкин А.А. Haлоговая политика царизма в Киргизии (1867-1914 гг.) Автореферат канд.дис. на соис.учен.ст. канд.ист.наук. Фрунзе, 1963; его же. К истории феодализма в Киргизии. Фрунзе,
  34. Толы6еков С.Е. Кочевое общество казахов ХУII-Х1Х вв. АлмаАта, 1971; Турсунова М.С. Казахи Мангышлака во второй половине Х1Х нач. ХХ вв. Алма-Ата,1977; Марков Г.Е. Кочевники Азии. М., 1970; Касымбаев Ж. К. Роль городов Восточного Казахстана в развитии торговых отношений в конце XIX в. // Изв.АН КазССР. сер.обшеcтв. 1976 вып.5; его же. Под надежную защиту России. Алма-Ата, 1986; Сулейменов., Басин В.Я. Казахстан в составе России в XYIII нач. XX вв. Алма-Ата, 1981; ШоинбаевТ.Ж. Прогрессивное значение присоединения Казахстана к России. Алма-Ата, 1973 и др.
  35. Вяткин М.П. Социально-экономическое развитие Средней Азии исторический очерк 1865-1965 гг. Фрунзе, 1974; Дулатова Д.К. Историография дореволюционного Казахстана (1861-1917). Алма-Ата,
  36. Тажибаев Е. Введение кибиточной подати. // Исторические науки. Алма-Ата,1967,вып.1; его же. Изменение в хозяйстве казахов  20-60-х  годах  Х1Х  в.  -  Алма-Ата,1969;  Масанов  Н.Э.  К  вопросу  с ясачной  повинности по «Уставу о Сибирских киргизах" // Изв. АН Каз.ССР. сер. обществ. наук,1974, N4; его же. К истории царского ясака в Младшем и Среднем Жузах в XVIII в. // Maт-лы рес.научн. практ. конфер. молодых ученых по обществ. наукам. Алма-Ата, 1978; его же. Кибиточная подать. 1837-1868. // Вопросы истории, Алма-Ата, 1978; его же. Налоговая политика царизма во Внутренней Орде в середине Х1Х в. // Изв.AH КазССР,сер.обществ.наук, 1979, N4; его же. Налоговая политика царизма в 20-60-х годах XIX в. в Казахстане. Автореферат дисс. на соис. учен. степ. канд. ист. наук. Алма-Ата, 1980; его же. Проблемы социально-экономической истории Казахстана на рубеже XVIIIIХ вв. Алма-Ата, 1984.
  37. Полное собрание законов Российской империи. Собр. 2, тт. 42-55. 1867-1881; Собр.3, тт.1-32, 1881-1912. -СПб.
  38. Свод законов Российской империи тт.4-5, СПб. 1903.
  39. Сборник узаконений о киргизах степных областей. – Оренбург,
  40. Материалы по истории политического строя Казахстана. т.1. Алма-Ата, 1960; Материалы по казахскому обычному праву. Алма-Ата,
  41. Обзоры Акмолинской области за 1883-1891, 1893·1914 гг; Обзоры Семипалатинской области за 1881-1890, 1892-1911 гг.; Обзоры Семиреченской области за 1882-1913 гг.; Обзоры Сыр-Дарьинской области за 1885-1887, 1889-1895, 1904-1906, 1908-1913 гг.; Обзоры Тургайской области за 1881-1886, 1888-1896, 1899-1915гг.; Обзоры Уральской области за 1883-1915 гг. и др.
  42. Статистика Российской империи. Волости и населенные места. т ХХVП, вып. 1. Акмолинская область, вып. 5 Семипалатинская область, вып.14 Тургайская область. СПб, 1895; Голубев П.А. Историко-статистические таблицы по Оренбургской губернии за 1862-1893 гг. Составил по отчетам, ежегодникам и специальным изданиям департаментов различных министерств. Оренбург, 1896.
Год: 2014
Город: Алматы
Категория: История
loading...