Процесс развития исторических знаний по истории Казахстана второй половины XIX-начала XX вв.

В данной статье рассматривается процесс формирования исторических знаний по истории Казахстана второй половины XIX начала XX веков. Степень изученности проблемы формирования казахского чиновничества показана на основе анализа работ отдельных ученых, в которых отражены основные результаты и выводы. Анализ исторической литературы показывает, что в современной историографии отсутствуют работы, посвященные изучению вопроса формирования казахского чиновничества, его деятельности в органах колониального управления и свидетельствует о необходимости переосмысления традиционных концепций, привлечение новых источников, выхода на новый уровень в исследовании данного вопроса. 

В исторической науке Казахстана имеется ряд значительных историографических трудов, раскрывающих процесс развития исторических знаний по истории Казахстана второй половины ХIХ – начала ХХ веков. В них выделены этапы изучения истории Казахстана, отражены основные результаты и выводы русской и зарубежной дореволюционной историографии, а также советской исторической школы периода становления и развития в 1920-1980-е годы. Это труды Д.И. Дулатовой, К.Есмагамбетова [1] В дореволюционной историографии имеются работы В.Евреинова, Е.Карнович [2], посвященные формированию русского чиновничества, однако принцип привлечения нерусского населения имперской России к государственной службе не рассматривался.

Подготовка казахских служащих осуществлялась в учебных заведениях Оренбурга, Троицка, Уфы. Исходя из этого, для нас важны исследования А.Е. Алекторова, В.Е. Игнатьева, А.Васильева, К.Белавина [3], посвященные включению казахского населения в образовательный процесс и возможности  вхождения их в административные органы управления и соответствующего карьерного роста.

Цикл работ дореволюционных исследователей были посвящены административным преобразованиям, произведенным в казахской степи в ХIХв. Это известные работы А.Алекторова, А.Добросмыслова, И.Крафта [4].

Проблема  формирования чиновничества  связана с таким явлением как верховная власть и управление Российской империей, административная политика центральных и местных властей в казахской степи, участие казахских чиновников в подготовке и осуществлении реформ в казахской степи. Исходя из этого, нами предложен проблемный метод изучения историографии вопроса.

Проблема управления и власти достаточно основательно разрабатывалась в западной историографии. Одним из первых, внесших вклад в изучение данной проблемы стал Макс Вебер. Им была разработана идеально-типическая концепция рассмотрения чиновничества как особой привилегированной статусной группы, со своими особыми взглядами и ценностными ориентациями, которая представляла собой серьезную социальную силу, и стремилась к обладанию властью в обществе. Либеральную концепцию формирования чиновничества разработал Марк Раев, который обратил внимание на формирование правительственного аппарата имперской России, в которой, по его мнению, отсутствовала «однородная, эффективная и сильная бюрократия». При этом он выделил  три  уровня  администрации  в Российской  империи ХIХ в.: мелкая тирания, коррупция и произвол на нижнем уровне; на среднем – компетентность чиновников, стремившихся «отвечать на нужды и проблемы страны»; на высшем уровне – произвол самодержавного абсолютизма, господство личных (традиционных) связей.

Важной вехой в формировании чиновничества, по мнению Раева, явились реформы 1860-1870-х годов и революция 1905 г. В период буржуазных реформ были созданы новые институты власти, в частности земства, которые противодействовали сложившемуся бюрократическому правлению, а революция 1905 г. дала серьезные властные полномочия чиновникам среднего уровня и способствовала усовершенствованию на нижнем. Важнейшей характеристикой высшего уровня управления в царской России, по Раеву, была решающая роль самодержца, как в определении политического курса, так и в назначениях на конкретные должности.

Инкорпорация представителей нерусских народов на государственную службу в контексте национальной политики имперской России представлена в исследовании немецкого ученого Андреас Каппелера.

Особый интерес для нашего исследования представляет работа Стивен Величенко [5], выбравшего для сравнения Российскую империю с другими империями нового времени по такому малоисследованному аспекту – численность имперской армии и бюрократии. Им представлены информативные таблицы, где включены данные и по Тургайской области, в частности, сколько приходится чиновников на численность населения, а именно 452845 человек, проживали на 1897 г. в Тургайской области, а численность чиновников составила – 69. При этом Величенко подчеркивает, что наименьшая численность чиновников составляла именно в Тургайской области (1:6563). Он сравнивает не только абсолютные цифры, но и региональную специфику, а также пропорции армии и чиновнического аппарата к общей численности населения. В результате сопоставления полученных относительных величин Величенко приходит к выводу, что на самом деле в Российской империи было на порядок меньше чиновников на душу населения, чем в европейских государствах. Иными словами, вопреки распространенному заблуждению о России как царстве бюрократии, Российская империя в действительности была «недоуправляемой» (undergoverned). Соотношение числа чиновников к численности населения в России близко к пропорциям, характерным для некоторых колониальных владений Британии и Франции того времени. В исследовании указывается, что в великорусских губерниях было даже меньше чиновников, чем в некоторых из нерусских окраин, например, Польше. В этой, а также целом ряде других статей по этой теме, Величенко высказывает ряд интересных гипотез о роли такой «недоуправляемости» в развитии политических процессов, в том числе национальных движений.

В советской историографии большое внимание уделялось изучению политического устройства самодержавного государства [6]. Одним из исследователей явился Н.П. Ерошкин, внесший определенный вклад в раскрытии политических институтов Российской империи в первой половине XIX в.  Автор выявил основные тенденции развития русской государственности в изучаемый период, эволюцию политических институтов самодержавия на протяжении полувека. Специальная глава исследования посвящена общей характеристике русской бюрократии в то время. В ней автор уделил внимание подробному обзору правительственного законодательства в этой области, не ставя перед собой задачи всестороннего анализа самого правящего слоя. В исследовании П.А. Зайончковского впервые была сделана попытка дать общую характеристику русского чиновничества на протяжении всего XIX в., а также проанализировать состав отдельных групп высшей и губернской администрации в двух хронологических срезах – для середины XIX и начала XX вв.

П.А. Зайончковский впервые в советской историографии изучил формулярные списки высшей бюрократии (членов Государственного совета, министров, сенаторов, товарищей министров и директоров департаментов)  и  губернской  администрации  (губернаторов,  вице-губернаторов,  председателей  палат, губернских прокуроров) за два года, отделенные друг от друга полустолетием (1853 и 1903 гг.). Это позволило ученому дать характеристику каждой из указанных групп на данный момент времени по ряду признаков: социальному происхождению, возрасту, национальному составу, образованию и имущественному положению. Исследование Зайончковского наглядно продемонстрировало широкие возможности, открываемые привлечением этого вида источников Постепенно благодаря усилиям историков образ российского чиновничества начал приобретать зримые очертания. В первую очередь изучалось законодательство, определявшее правовой статус бюрократии в XVIII и XIX вв. Наряду с юридическими нормами активно изучалась история государственных учреждений и правительственная политика в этой области. В научный оборот введены значительные комплексы документов, извлеченных из архивов тех учреждений, задачей которых была организация деятельности государственного аппарата. Это позволило вскрыть подспудные процессы, влиявшие на издание законодательных актов, показать борьбу различных группировок внутри правящего класса. В работе А.П. Корелина через призму дворянского корпоративного устройства показаны основные тенденции эволюции высшего российского сословия и форм его классовой организации в период от падения крепостного права до начала первой русской революции [7]. Определенную лепту в изучение системы военных, гражданских, придворных титулов и чинов и соответствовавших им мундиров и орденов в Российской империи (XVIII в. 1917г.) внес российский ученый Л.Е. Шепелев. Им впервые представлен анализ системы чинов и званий, чинов и наградной системы имперской России, состава чиновников и условиях их службы [8]. В российской исторической литературе в последние десятилетия появились новые исследования, посвященные проблеме формирования чиновничества, политике российского правительства по повышению образовательного и профессионального уровня бюрократии Российской империи и определенных социальных ограничений в те отрасли государственной службы, которые были важны с государственной точки зрения. Под новым углом зрения исследована социальная история имперской России в длительной исторической ретроспективе (VIII в. начало ХХ в.)  в работе Санкт-Петербургского историка Б.Н. Миронова. Им представлена широкая картина социальной структуры населения империи, ее социальная мобильность, менталитет различных сословий как важный фактор социальной динамики.

Изучению российского чиновничества, его особенностей через призму системы управления в регионах и центре посвящено исследование Д.И. Исмаил-Заде. Он обратил внимание, что военно-административная власть ощущала острый недостаток в « опытных и благонадежных чиновниках, которые вполне постигли бы важность своего призвания». Кроме того, по его мнению, возрастала потребность в людях, владеющих местными языками и являющихся соединительным звеном между администрацией и населением. Важно было создать надежное чиновничество из высших слоев местного населения [9].

В казахстанской историографии проблема становления чиновничества связана с формированием казахской интеллигенции. Одним из первых внесших вклад в восстановление биографии первых казахских краеведов и первых казахских чиновников Оренбургского ведомства стал Э.А. Масанов. Автором систематизирован обширный историко-этнографический материал, и вклад первых казахских служащих, в частности братья Сейдалины, С.Жантюрин, в сохранении устного народного творчества казахов, истории, быта, хозяйства, верований и других сторон жизни казахского общества в ХIХ-начале ХХ веков. Определенную лепту в изучении их научного наследия внесли Н.Масанов и Н.Ивлев, И.В. Ерофеева, В.З. Галиев [10]. Влиянию реформ на традиционную систему управления внесли  С.З.  Зиманов,  К.А.  Жиренчин,  Б.М. Абдрахманова [11].

Если С.З. Зиманов рассмотрел сущность новых административных органов местной администрации в конце ХVIII – первой половине ХIХ в., то К.А. Жиренчин рассмотрел административные реформы в Казахстане во второй половине Х1Хв., а Б.Абдрахманова исследовала результаты осуществления административных реформ российской властью в казахской степи в ХVIII-ХIХ вв. Раскрытию административно-политических реформ на территории Казахстана в контексте колониальной политики посвящены исследования С.М. Машимбаева, С.К. Жакыпбек [12].

Изучению особенностей функционирования традиционной системы управления казахов в колониальной системе Российской империи посвящено исследование Ж.Джампеисовой [13].

В работе предпринята попытка исследования роли институтов султанов, биев, аксакалов в комплексном анализе с другими элементами традиционной политической системы казахов. В последние десятилетия появились работы, посвященные деятельности ярких лидеров Казахской степи, их роли в разные периоды истории, их социальные связи в обществе. Это исследования Касымбаев Ж.К., М.Ж. Абдирова, А.Х. Касымжанова [14].

Распад  Советского  союза  и  образования  независимых  государств  отмечен  в  исторической  науке всплеском интереса к имперской проблематике, ее смысловому значению, институциональному оформлению, формам проявления на российском геополитическом пространстве. Исследователи стремятся расширить понятие "империя", как особого типа политической организации, использовать имперские характеристики при изучении российской исторической реальности. Все большую популярность в  научной среде приобретает регионально ориентированный подход к проблеме империи, совмещающий анализ имперских унифицирующих механизмов с разнообразием реальной действительности.

Спецификой современного подхода к изучению империи является активное вовлечение в научный оборот достижений зарубежных теорий общественного развития, в том числе теории модернизации.  В этой связи закономерно появление работ, посвященных политике российского самодержавия в отношении национальных окраин.

Административные преобразования в национальных окраинах оцениваются авторами, как одно из важнейших направлений эволюции имперского пространства, его переход на качественно новый уровень, основной характеристикой которого является выработка системы отношений с регионами.  Недостаточную изученность вопросов общего и особенного, имперского и регионального, относительной самостоятельности регионов в экономическом, социокультурном и политико-административном отношениях выявила работа «Имперский строй в региональном измерении» (М., 1997). В данном сборнике статей представлен новый подход к изучению явлений и процессов, выражавших целостность империи. Авторами выделены три группы факторов, раскрывающие сущность империи, а именно геополитические (пространство империи, ее государственная территория), экономические (аграрный строй, ее финансовопромышленная инфраструктура, рынок) и социокультурные (культурно-исторические типы, самоидентификация, интеграция в общеимперскую структуру). Знаменательно, что авторами обращено внимание будущих исследователей на то, что история Российской империи, история отдельных регионов не может быть исследована в достаточном объеме без учета и понимания взаимоотношения частей и целого и полиэтничности населения. В связи с этим важно, что в казахстанской историографии возникла тенденция изучения основных направлений и специфики имперской политики царизма, форм и методов ее осуществления в региональном контексте (на примере Северо-Западного Казахстана). Эти аспекты нашли отражение в кандидатских диссертациях Р.Х. Сариевой, Р.А. Идрисова, Б.Жумашевой [15].

Этно-демографическая характеристика Казахстана на основе исторических  источников  XIX-начала ХХ вв. была исследована учеными Н.Е. Бекмахановой, М.Н. Сдыковым [16]. В работе представлен также анализ этносословной структуры, однако такое явление как чиновничество в исследовании не отмечено.

Вопросы внедрения «Табеля о рангах» в контексте политики имперской власти по отношению к тюркоязычным народам Волго-Уральского региона и Западного Казахстана  актуализированы  ученым Г.С. Султангалиевой. Ею внесен вклад в изучении эволюции этносословной структуры региона и выделены предпосылки формирования казахского чиновничества в регионе, а именно  административная политика центральных и местных властей, роль учебных заведений региона в подготовке казахских служащих. Сутангалиевой Г.С. [17] систематизирована история мусульманского и светского образования, составлены списки выпускников-казахов учебных заведений Оренбурга, Казани, Уфы, Троицка исследовано взаимодействие национальной интеллигенции тюркоязычных народов XIX – начала XX вв.

В российской историографии XX-XXI вв. изучению истории развития народного образования Южного Урала, где шел процесс подготовки казахских служащих, были посвящены работы С.Г. Мирсаитовой, М.Н.Фаршхатова, А.Махмутовой [18]. Авторы очерчивали круг исследований проблематикой формирования татаро-башкирской интеллигенции в мусульманских и русскоязычных начальных, среднеспециальных и высших учебных заведениях Южного Урала. Историю развития народного образования Оренбуржья исследовали В.С. Болодурин, Ю.П. Злобин [19]. Они, рассматривая деятельность правительственных учебных учреждений, мусульманских школ, констатировали их роль в развитии светского образования многонационального Оренбургского края. Кроме того, Ю.П. Злобин внес вклад в изучение истории профессионального педагогического образования Оренбургского региона.

В современной казахстанской исторической науке формы казахско-русского взаимодействия в области просвещения, распространения светского образования исследовали Т.Т. Тажибаев, К.Бержанов [20].

Новый подход в рассмотрении «масштабов и результатов колонизаторской политики царизма» в духовной сфере казахского общества использовала З.Т. Садвакасова, акцентируя внимание на последствия духовной ассимиляции казахов.

Вклад чиновников Оренбургской администрации В.В. Григорьева, Г.Ф. Генса, А.Васильева в изучении истории и культуры Казахстана исследовали Ю.С. Зобов, И.Я. Гармс [21]. И.Я. Гармс также приводит сведения о деятельности первых инспекторов – казахов народных училищ Тургайской области И.Алтынсарина, Г.Балгимбаева.

В 90-х годах ХХ в. появился ряд диссертационных исследований, объектами исследований которых стали отдельные аспекты развития образования. Эти работы внесли вклад в характеристику образовательного уровня казахского чиновничества.

Таким образом, анализ исторической литературы показывает, что в современной историографии отсутствуют работы, посвященные изучению вопроса формирования казахского чиновничества, его деятельности в органах колониального управления и свидетельствует о необходимости переосмысления традиционных концепций, привлечение новых источников, выхода на новый уровень исследований  в русле имперской проблематики.

 

 

  1. Дулатова Д.И.  Историография  дореволюционного  Казахстана  (1861-1917гг).  -  Алма-Ата:    –  272  c.
  2. Есмагамбетов К. Что писали о нас на Западе. Алма-Ата, 1991.
  3. Евреинов В.А. Гражданское чинопроизводство в России. СПБ.
  4. Карнович Е.П. Русские чиновники в былое и настоящее время. СПБ.
  5. Алекторов А. Очерк народного образования в Тургайской области. Летопись (1744-1898). Оренбург: типолитография Ф.Сачкова, 1900. Вып.2. – 160 с.; Вып. 3-277 с. Игнатьев В.Е. Исторический очерк народного образования в Оренбургском учебном округе за первое 25-летие (1875-1899). Вып.1. Оренбург: типолитография И.И. Евфимовского-Мировицкого, 1901. – 301 с.
  6. Васильев А. Исторический очерк русского образования в Тургайской области и современное его состояние. Оренбург: типолитография П.Н. Жаринова, 1896. – 226 с. Белавин К. Историческая записка об Оренбургской мужской гимназии за первое 25-летие её существования. Оренбург,
  7. Алекторов А.Е. Тургайская область (исторический очерк). – Оренбург, 1891 г. – 98 с. Добросмыслов А.И. Тургайская область. Исторический очерк . Известия ОИРГО. Выпуски XV, XVI, XVII. – Оренбург, 1900-1902 гг.
  8. Крафт И.И. Сборник узаконений о киргизах степных областей. – Оренбург, 1898. – 532 с.
  9. Raeff M.Introduction || Pians for political reform in imperial Russia. 1730-1905. Englewood Cliffs. p. 1-39. Каппелер Андреас. Россия – многонациональная империя. Возникновение. История. Распад. (перевод с нем.яз. С. Червонная). М., 2000. – 344 с. Величенко C. Численность бюрократии и армии в Российской империи в сравнительной перспективе. Российская империя в зарубежной литературе. Антология. – М., 2005. 54-69 c.
  10. Ерошкин Н.П.  История  государственных  учреждений  дореволюционной  России,  2  изд.  -  М.,Зайончковский П.А. Правительственный аппарат самодержавной России в XIX в. – М., 1978.
  11. Карелин А.П. Российское дворянство и его сословная организация (1861-1904). История ССР. №5.
  12. Шепелев Л.Е. Отмененные историей. Чины, звания и титулы в Российской империи. Л., 1977. Шепелев Л.Е. Титулы, мундиры, ордена в Российской империи. М.: Наука (Ленинградское отделение), 1991. Шепелев Л.Е. Чиновный мир России: XVIII начало XIX в. СПб.,
  13. Писаркова Л.Ф. От Петра 1 до Николая 1: политика правительства в области формирования бюрократии. Отечественная история. 1996 г. №4 29-42 с. Миронов Б.Н. Социальная история России (XVIII начало ХХ вв.). Генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства. В двух томах. СПб., «Дмитрий Буланин». 2003. Т.1. – 548 с., Т.2. – 583 с. Исмаил-Заде Д.И. Система управления и российская бюрократия. Российская многонациональная цивилизация. Единство и противоречия. Отв. Ред. В.В. Трепавлов. М.: Наука. 2003. 378 с.
  14. Масанов Э.А. Очерк истории этнографического изучения казахского народа в СССР. Алма-Ата.:1966. 291с. Ивлев Н., Масанов Н. Видный казахский ученый С. Бабаджанов. Вестник АН КазССР. 1982. № Ерофеева И.В. Т.Сейдалин просветитель, этнограф, правовед. Новое поколение.1993. №20 –21 от 4 и 11 августа.
  15. Галиев В.З. Караванные тропы (Из истории общественной жизни Казахстана ХVIIIХ вв.). – Алматы, 1994. – 128 с.
  16. Зиманов С.З. Россия и Букеевское ханство. Алма-Ата.: 171с.
  17. Зиманов С.З. Общественный строй Казахстана в конце CVIII и первой половине CICвв. Алма-Ата.: Изд-во АН КазССР. 296с.
  18. Зиманов С.З. Политический строй Казахстана в конце CVIII и первой половине CICв.Алма-Ата.: Изд-во Ан КазССР. 296с.
  19. Жиренчин К.А. Политическое развитие Казахстана в ХIХ начало ХХвв. Алматы.:
  20. Абдрахманова Б.М. История Казахстана: власть, система управления, территориальное устройство в ХIХвеке. Астана.:1998. 136с.
  21. Машимбаев С.М. Патшалык Ресейдiн Казакстандагы мемлекеттiк баскару мекемелерiнiн тарихы. Т.ғ.д. дисс. Автореф. Алматы.2001. 51 с.
  22. Жакупбек С.К. Царские законы 1886 и 1891г. и усиление колониальной власти в Казахстане. Вестник КазНУ им. Аль-Фараби. Серия истор. 2000. №2. 39-44 с.
  23. Джампеисова Ж. Функционирование традиционных властных институтов казахов в колониальной системе Российской империи. Автореферат на соискание ученой степени к.и.н. Алматы. 28с.
  24. Касымбаев Ж.К. Старший султан Кунанбай Оскенбаев и его окружение. Алматы.1995. 122с. Абдиров М.Ж. Казахский генерал русской армии.Простор. №7.120-125c.Касымжанов А.Х. Портреты к истории Степи. Алматы.1995г. вып.1. -128 с.
  25. Сариева Р.Х. Колониальная политика царизма в Казахстане на примере Тургайской области (1868-1917 гг.). Автореф. дисс…к.и.н. А., 2002. – 20 с. Жумашева Б. Колониальная политика на Мангышлаке.Автореф…к.и.н. А., 1998. – 23 с. Идрисов Р.А. Историческая география Западного Казахстана в первой половине ХIХв. Автореф…к.и.н. А.: 24с.
  26. Бекмаханова Н.Е. Формирование многонационального населения Казахстана и Северной Киргизии: последняя четверть ХVIII –60-е годы ХIХвв. М.: 1980.280с. Сдыков М.Н. Население Западного Казахстана: история формирования и развития (1897-1989гг.). А.: Гылым. 220с.
  27. Султангалиева Г.С. Западный Казахстан в системе этнокультурных контактов (XVIII – начало XX вв.). -Уфа: РИО РУНМЦ Госкомнауки РБ.2002. 262с.
  28. Мирсаитова С.Г. Народное образование на Южном Урале в I пол. XIX в. В 2ч. – Екатеринбург: Уралнаука. 2000. – 195 с. Фаршхатов М.Н. Народное образование в Башкирии в пореформенный период 60-90-е годы XIX в. М.: Наука. 144с.
  29. Махмутова А.Х. Становление светского образования у татар. (Борьба вокруг школьного вопроса).18611917гг. Казань.:
  30. Болодурин В.С. Образование и педагогическая мысль в Оренбуржье. Страницы истории (1735 1940). – Оренбург: Оренбургское книжное издательство, – 320с.; Злобин Ю.П. Учительские институты и семинарии в Оренбургской губернии во второй половине XIX – начале ХХ веков //Вестник Оренбургского гос. пед. ун-та. Оренбург.: 1999. I (XI). 36-43 с.
  31. Тажибаев Т.Т. Педагогическая мысль в Казахстане во 2-ой половине ХIХв. Алма-Ата.: 1965. 163с. Бержанов К. Русско-казахское содружество в развитии просвещения. А.-А.: Казахстан. – 343с.
  32. Садвакасова З.Т. Духовная экспансия царизма в Казахстане в области образования и религии (II пол. XIX начало XX веков). – А.: 2005. – 277с. Зобов Ю.С. Деятельность Г.Ф.Генса (1787-1845) в Оренбургском крае Немцы и Оренбургский край: сборник материалов. – Оренбург.: 16-19 с. Гармс    И.Я.    Педагог-просветитель Александр Васильев. А-А: Рауан. 1990.96с.
Год: 2014
Город: Алматы
Категория: История
loading...