Крестьяне и коллективизация: формы противостояния (на примере Восточного Казахстана)

Силовая модернизация сельского хозяйства в Казахстане обусловила взрыв недовольства и различные формы протеста. С целью активизации хлебозаготовительной кампании и  реализации  плановых заданий 20 января 1928 года было принято решение о создании оперативных троек при Укомах [1]. Политика конфискации имущества крупных баев и кулаков проводилась в Семипалатинской  губернии, как и по всей стране, с применением чрезвычайных мер. Впоследствии Ф. Голощекин констатировал: «Применение чрезвычайных мер практиковалось повсеместно, просто в Семипалатинской губернии применялись шире и дальше, чем это диктовалось экономической и политической целесообразностью…» [2].

Начиная с марта 1930 года, увеличивается поток арестованных крестьян по  Восточному Казахстану – Зыряновский, Маркакольский, Катон-Карагайский и др.районы. Арестованных крестьян обвиняли по статье 58-2 – вооруженное восстание или вторжение в контрреволюционных целях на советскую территорию вооруженных банд, 58-7 – вредительство, 58-10 – контрреволюционная пропаганда или агитация, 58-14 – контрреволюционный саботаж. К ним применялись меры наказания от 3-х лет до расстрела. В сводках ОГПУ указывалось, что крестьянский протест выражался в сознательном уничтожении скота перед вступлением в колхоз, в бегстве из районов проживания, порой за границу, в письменных ходатайствах на имя руководителей страны. Архивные документы свидетельствуют, что в связи с проводимыми хлебозаготовительными кампаниями с применением репрессивных мер к злостным несдатчикам за невыполнение контрольных цифр, имеют место факты бегства байства и кулачества за пределы одного округа в другой и за пределы КАССР.

Архивы беспристрастны, они фиксируют протест крестьян с одной стороны, а с другой отмечают перегибы хлебозаготовителей, в частности в «Докладной записке по делу о преступлениях хлебозаготовителей в селах Секисовка и Быструха Убинского района» [3] сообщается, что 23 ноября 1929 года уполномоченный по селу Секисовка Дверкова и члены комиссии содействия допустили грубое обращение с крестьянами. ППОГПУ отметил, что указанные лица систематически и неоднократно вызывали по ночам для переговоров о сдаче хлеба крестьян, угрожали расстрелом, путем демонстрации оружия, производили массовые и необоснованные аресты, ночные обыски, держание на холоде и пр. Подобные методы применялись ко всем слоям крестьянства, вне зависимости их отношения к кулацким, середняцким, бедняцким хозяйствам. А далее пофамильно приведены примеры: «…бедняка Чернова продержали трое суток под арестом, ночью оставляли в холодном коридоре, требуя сдачи 20-ти пудов хлеба…Середняку Григорьеву председатель комиссии угрожал, «если сейчас не сдашь 36 пудов, то вывезем за бугор и расстреляем» [3]

Партийные органы не могли не реагировать на поток жалоб, в Семипалатинске за допущенные перегибы привлечены к партийной ответственности 33 уполномоченных, 9 секретарей партийных ячеек, 4 председателя сельсовета. Снято с работы 4 секретаря партийной ячейки, 6 уполномоченных,  2 председателя сельсовета. Расформировано 2 партийные ячейки, 2 сельских совета, весь состав Зыряновского райкома партии [4].

Впоследствии Зыряновский район назвали местом грубейших и безобразнейших извращений и искривлений политики партии в крестьянском вопросе, в коллективизации и совершенно не терпимых перегибов в отношении середняка, переросших в формы открытого преступного издевательства над ним и кошмарных расстрелов. Под кошмарным расстрелом подразумевалось самоуправство местных  работников в селе Кутиха, 12 марта 1930 года расстрелявших двух середняков, в выписке из протокола заседания бюро Семипалатинского окружного комитета ВКП (б) говорилось, что «факт расстрела в селе Кутиха крестьян свидетельствует о проникновении в ячейки этого района чуждых преступных кулацко- бандитских элементов» [5].

В выписке из протокола заседания бюро Семипалатинского ОК ВКП (б) от 17 марта 1930 года в постановляющей части говорилось: «…распустить РК, как не обеспечивший проведение линии партии и не принявший своевременно предупредительных мер в отношении кулацко-бандитских  элементов.  Ячейки Кутихинскую и Бородулихинскую распустить как засоренные чуждым элементом» [5].

В итоге вся вина была возложена на чуждый элемент, проникший в руководство низовых партийных ячеек с целью разложения колхозного строя и диверсии в сельском хозяйстве.

Самой крайней формой протеста явились крестьянские восстания. Информационный бюллетень с 15 апреля по 1 мая 1930 года сообщал, что «в последнее время в связи с применением мер репрессий в отношении кулацких хозяйств …участились случаи более активного и открытого выступления кулачества…Катон-Карагайский район с. Белое, Шемонаихинский район с.Убинское, Разинский район, с.Митрофановское…Крестьяне покушаются на жизнь общественных работников, причиняют ущерб и поджигают, избивают представителей власти и пр. В Разинском районе участились случаи активного выступления попов всех мастей и религиозных сект, в противовес проводимым мероприятиям хлебозаготовок» [6].

В феврале 1930 года сильные крестьянские волнения начались в Зыряновском, Усть- Каменогорском, Самарском, Шемонаихинском, Катон-Карагайском районах Семипалатинского округа [7]. В делах арестованных, начиная с февраля 1930 года, появляются обвинения по статье 58-2 – с указанием «участник бандитского отряда», «член вооруженной повстанческой организации», «участник вооруженного восстания» и пр. Самым крупным явился Толстоуховский мятеж, в сводках ОГПУ его назвали «вылазкой кулацкой банды». Точкой отсчета восстания можно назвать дату с 19 на 20 февраля, когда ОГПУ сообщило, что села Крестовка, Пролетарка, Пихтовый Ключ охвачены «кулацким» восстанием, которым руководит Толстоухов – приверженец теории Бухарина о «врастании кулака в социализм».  В  партийных  документах  того  времени  отмечалось,  что  ячейка  Пихтового  ключа  была совершенно разложена, она находилась под влиянием Ф.Толстоухова.

Что интересно, еще в декабре 1929 года партийная ячейка Пихтового ключа заявила: «Мы Пихтово-Ключевская ячейка всю политработу прекращаем, несогласны с генеральной линией партии, партия ведет крестьянство к разорению, а посему считаем себя беспартийными и будем руководствоваться революционной совестью». В партийных документах того времени отмечалось, что антисоветская, контрреволюционная ячейка «под крепким руководством Толстоухова развила свою массовую работу и увлекла за собой в кулацкое вооруженное выступление против Советской власти бедноту и батрачество» [5, л. 131-132]. Ячейка Пихтового ключа в полном составе во главе с секретарем ячейки Бочковым, 3-мя комсомольцами, 2-мя членами партии и демобилизованными красноармейцами, а также членами партии села Крестовки приняли активное участие в вооруженном кулацком выступлении. Вряд ли к данному выступлению применим критерий «кулацкое».

Партийное руководство области не обсуждало вопрос о самоуправстве местной власти, оно рассуждало о тлетворном влиянии контрреволюционного элемента, случайно попавшего во власть, обвиняло Толстоухова, совершенно «разложившего партийную ячейку».

Толстоухов Федор 1887 года рождения, уроженец Орловской губернии, интересная неординарная личность, оказался в Бухтарминском крае волей случая: был сослан как эсер в 1909 году. В годы установления Советской власти стал коммунистом, членом уездного ревкома, с целью защиты советской власти участвовал в партизанском движении, был комиссаром партизанского отряда «Красные горные орлы Алтая». Жил в Пихтовом ключе Зыряновского района. У Менгали Мусина в работе «Островок в Архипелаге ГУЛАГ» говорится, что его за «шкурничество» исключили из партии, а жена, убежденная коммунистка, ушла от него [8].

Вышеуказанные данные не сходятся с информацией одного из исследователей крестьянских восстаний в Восточном Казахстане Александра Лухтанова, который сообщает, что ради большой любви к другой  женщине  он  оставил  первую  жену.  Кем  же  он  был  Федор  Толстоухов?  А.  Лухтанов  пишет:

«Хлеборобом, интеллигентом-учителем, политическим деятелем местного масштаба? Наверное, можно  его назвать народным героем, защитником обиженных и борцом за справедливость. Этаким бухтарминским Робин Гудом ХХ столетия. В любом случае это была яркая личность с твердым  характером и своими убеждениями» [9].

Семипалатинский ОО ОГПУ еще в феврале 1930 года в сводках отметил, деятельность контрреволюционной организации в Усть-Каменогорском, Зыряновском, Бухтарминском, Самарском и других районах Восточного Казахстана. В оперсводке отмечалось, что организацию возглавляет бывший сельский учитель, бывший член ВКП (б), исключенный за разногласия по вопросу о политике партии в деревне, бывший  красный партизан  Ф. Толстоухов. Деятельность  организации проходила под лозунгами «Долой  коммунистов,  да здравствует  свободный  труд», «Долой  коллективизацию», «Долой пятилетку», «Мы не против власти, а против насилия», «Да здравствует чистая Советская власть». Лозунги, используемые в восстаниях 1930-х годов ратовали за Советскую власть без коммунистов, что отражало настроения и чаяния крестьян, эти настроения четко уловил Ф. Толстоухов. Активными помощниками Ф. Толстоухова были бывшие белые офицеры Клиновицкий, Зеньковский, бывший эсер Паутов. Основная задача указанной «контрреволюционной организации» заключалась в свержении Советской власти, диктатуры пролетариата и коммунистов, восстановлении крестьянской власти. Уже в начале февраля 1930 года при проведении первых операций в Зыряновском районе против толстоуховской банды было арестовано 92 человека, обнаружено при обысках 19 штук разных систем оружия, в том числе нарезного 8 штук, 200 штук трехлинейных патронов и пр. Восстание одновременно во всех районах должно было начаться 16 февраля, однако действия ОГПУ расстроили планы организованного выступления,  сообщалось в сводках ППОГПУ. Однако несмотря на проведенные операции ОГПУ, и значительное сужение размера запланированных крестьянских выступлений, восстанием были охвачены села Васильевка, Чистополья и др. 24 февраля 1930 года в селе Васильевка по сообщению ППОГПУ подняла восстание «контрреволюционная банда» численностью 50 человек, одновременно аналогичное выступление произошло в с.Кондратьевка. Отряд добровольцев из местных коммунистов и активистов, выступивший с Усть-Бухтарминской станции для подавления выступления был вынужден отступить, потеряв убитым командира отряда. В ходе ожесточенных боев восставшие покинули села, часть их была взята в плен, часть убита, остатки повстанцев во главе с Толстоуховым ушли в Самарский район. «В сводке ОГПУ сообщалось, что 1 марта селения по тракту Усть-Каменогорск-Бухтарма, Пихтовый ключ, Зубовка, Крестовка очищены от банд» [10].

Восточный Казахстан бурлил, во многих районах были отмечены случаи появления листовок, воззваний с призывами к участию выступлении 25 марта 1930 года, с целью недопущения новых крестьянских выступлений во многих селах располагались специальные отряды ОГПУ, сформированные из курсантов, активистов.

29 мая 1930 года начальник 50 ПО Зайсана докладывал, что в аул Серикбая располагавшемся в 2-х км. от границы прибыла группа с территории Китая и ожидает помощи продовольствием в п.Каратал. В перестрелке был убит бандит – Борисов С.Я., житель с.Пантелеймоновка Самарского района, оказавшийся толстоуховцем. 22 июня группа Толстоухова перешла границу в Маркокольском районе и направилась в Медведку  Катон-Карагайского  района.  Судя  по  содержанию  оперативных  сводок  ОГПУ, численность

«банды Толстоухова» составляла от 650 человек. Вероятно, начиная с 30 июня 1930 года, Ф.Толстоухов совместно с Клиновицким пытался повторно поднять восстание, посещая села Зыряновского и Усть- Каменогорского районов.

В целях ликвидации «банды Толстоухова» Семипалатинским ОО ОГПУ были подготовлены специальные отряды и созданы оперативные группы. В состав «банды Толстоухова» были внедрены специальные агенты с целью агитации пораженческих настроений. Кроме того, от руководства Семипалатинского ОО ОГПУ было послано письмо с предложением добровольной явки, такого же характера письмо было направлено от имени дочери Тамары.

В результате последующих военных столкновений Ф. Толстоухов был вынужден бежать в Китай, а 28 сентября 1930 года он попал в устроенную ОГПУ засаду и был убит. По непроверенным данным ОГПУ в банде Толстоухова приняло участие около 900 человек, из них было убито 160, ранено 70, покончило жизнь самоубийством 3, взято в плен 597 человек [10].

Восстание подавили в марте 1930 года, а отголоски его продолжали проявляться по территории Восточного Казахстана. Согласно архивным материалам подследственных, имевших, по мнению силовых ведомств, отношение к вооруженным восстаниям на территории края, в том числе и к толстоухинскому мятежу, Федор Толстоухов всегда поддерживал связь с антисоветскими элементами, как на территории Восточного Казахстана, так и Сибири.

В декабре 1937 г. органами УГБ НКВД была скрыта «повстанческая группа» с центром в Бухтарминском районе Гладковский кордон. В «контрреволюционную повстанческую группу» входили 22 человека, бывшие жители Бухтарминского района. Все они в прошлом являлись крупными кулаками, торговцами, служившими в карательных отрядах Колчака, служители религиозного культа.

В период операций 1937 г. было вскрыто ряд крупных разветвленных организаций в Зыряновском районе, в частности «повстанческая организация», руководимая бывшим командиром партизанского полка, другом вышеупомянутого Толстоухова Дмитриевым, по которой арестовано 189 человек [11].

В поселке Разино в 1937-1938 гг. была вскрыта и ликвидирована «контрреволюционная повстанческая группа» русского казачества в числе 11 человек. Руководителем группы был участник карательного отряда полковника Горбунова урядник Столяров Степан Николаевич, поддерживавший связи   с   белогвардейским   центром   в   г.   Чугучаке,   который   был   связан   с   японской   разведкой.

«Контрреволюционная повстанческая группа» русского казачества ставила своей целью борьбу с советской властью путем вредительства, вызова недовольства среди населения и свержения советской власти путем организованного вооруженного восстания. Участники этой группы, в частности Палагин, поддерживал связь с контрреволюционной повстанческой группой, существовавшей в селе Чарыш Алтайского края. Руководитель группы Столяров и его участники арестованы и приговорены к ВМН [12].

В 1937 г. в Шемонаихе был ликвидирован филиал толстоуховской контрреволюционной повстанческой организации в числе 15 человек. Руководителем этого филиала был бывший начальник колчаковской милиции прапорщик Семенов, который в момент разгрома толстоуховской банды бежал, контрреволюционная повстанческая организация продолжала существовать, проводя вредительскую работу в сельском хозяйстве до 1937 г., разбившись на две группы, которые возглавляли кулаки Степанов и Цикунов. Руководитель группы и его участники арестованы и приговорены к ВМН [11].

Таким образом, с начала колхозного строительства применение репрессивных мер в деревне становится главным рычагом в реализации задач по созданию обобществленного коллективного хозяйства и социальной перестройки деревни. Массовые сельскохозяйственные кампании, проводимые в период коллективизации, позволяли волюнтаристски трактовать нормы уголовного права и активно использовать все властные структуры, в качестве орудий репрессивной политики начиная непосредственно с силовых структур ОГПУ и кончая сельскими советами.

 

 

  1. АП РК. Ф. 141. Оп. 1. Д. 1857. Л. 19.
  2. АП РК. Ф. 141. Оп. 1. Д. 1675. Л. 3-7.
  3. АП РК Ф.141. Оп.1. Д.2433. Л.354-357.
  4. АП РК Ф.141. Оп.1. Д.2955. Л.99.
  5. АП РК. Ф. 141. Оп. 1. Д. 3292. Л. 64-66.
  6. ГАВКО. Ф. 139п. Оп. 1. Д. 22. Л. 67.
  7. Абылхожин Ж. Очерки социально-экономической истории Казахстана. ХХ век. – Алматы: Университет «Туран», 1997. - С.
  8. Мусин М. Островок в Архипелаге ГУЛАГ. - Усть-Каменогорск: КГП «Шынгыс акпарат», 2009. - С. 16-17.
  9. Лухтанов А. Да здравствует власть рабочих и крестьян, долой коммунистов и коммунию // Простор. – 2005. – №12. - С. 17.
  10. АП РК. Ф. 141. Оп. 17. Д. 455. Л. 43-60.
  11. ГАВКО. Ф. 462. Оп. 4. Св. 10. Д. 88. Л. 12-19.
  12. Дело № 1856 // Архив ДКНБ РК по ВКО. Ф.1
Год: 2010
Город: Алматы
Категория: История
loading...