Общественная деятельность казахских прогрессистов (XIX - начало XX вв.)

Структурные изменения казахского общества обусловили отток значительной части просвещенных казахов в города степной зоны, испытывавших сильное влияние из европейской части империи. Профессионально-ролевая статусность данных фигурантов в иерархии управления оказалась различна. При этом существенно превалировала степень сближения их по этническому признаку. В городской период обучения у представителей учащейся молодежи вырабатывался единый стиль поведения их в новой среде.

Создание в городах местных государственных учреждений при наличии у просвещенных казахов права выбора работы способствовало их притоку. В городских центрах изначально они составляли чиновничество, в котором численно преобладали представители низовой администрации. По причине различных обстоятельств все они вынуждены были вступать между собой в контакты для решения личных и местных производственных проблем. С течением времени тон среди казахского чиновничества задавали служащие занимавшие более высшие иерархические звенья.

Удельный вес казахского городского населения оставался незначительным. Сфера контактных связей казахских служащих с казахским мещанством и жителями рабочих кварталов малоисследованна. Очевидно городские казахские служащие локализовались в своей узкой среде по профессиональным признакам и образовательному цензу. Собственно эти факты вкупе стали основой корпоративного объединения казахских городских служащих. Их кругозор, круг интересов и сфера деятельности оставались различными, но в монотонной жизни провинциальных центров они находили способы самореализации своих возможностей и потребностей.

Этноконфессиональное единство немногочисленных казахских служащих способствовало появлению программы профессиональной и общественной взаимопомощи, что соответствовало национальной общественной психологии казахов проживавших в ином этнокультурном окружении. Впоследствии на базе этой группы создается единое объединяющее идеологическое начало.

Наставнические традиции ярко проявлялись в образовательной сфере. Биографические сюжеты известных персон полны сведений о помощи со стороны признанных лидеров от просвещения. Первые педагоги, подготовленные по имперской модели просвещения И.Алтынсарин, Г.Балгимбаев неоднократно ходатайствовали за талантливых, подающих надежды казахских мальчиков, которые впоследствии зарекомендовали себя как примерные ученики и состоялись в будущем. Казахские интеллигенты проявляли личную заинтересованность в судьбах казахских учащихся. По согласованию инспектора казахских школ И.Алтынсарина и уездного начальника ученик Мирзагалий Нгиликов получил стипендию в Троицкой гимназии/1/. В подобных ситуациях казахские общественные деятели выступали гарантами своих протеже.

Стартовые возможности к обучению в Оренбургских училищах, получивших известность в регионе администраторов И. Алтынсарина, А.Сейдалина, Т.Сейдалина и многих других определялись благодаря воздействию султана Ахмета Джантурина/2/. Данный институт взаимопомощи оказался наиболее приемлемым и соответствовал историческим традициям казахов. Образовательная сеть региона развивалась при активном участии Алтынсарина, Байтурсынова, Бабина, Балгимбаева и др.

Военный губернатор Тургайской области Я.Ф.Барабаш встречался с казахами с целью пропаганды государственного просвещения в школах и университетах как наиболее приемлемого способа развития и противодействия влиянию татар. Характерно, что во время этой встречи Барабаш ссылался в качестве положительного примера на карьерное продвижения молодых казахов, в том числе и на преуспевающего чиновника Т.Сейдалина. Присутствие Сейдалина оказалось полезным и произвело приятное впечатление на присутствующих/3/. Подобная рекламная процедура деловых успехов казахов-служащих применялась довольно часто и оказалась эффективна.

Деятельность казахских чиновников вписывавшаяся в стандарты государственного делопроизводства все же оказалась несколько иной в специфичных условиях степных районов. Доминирование наглядного образного мышления и идейного восприятия в сознании казахских общинников акцентировало задачу своеобразного стиля поведения и образа жизни казахских чиновников, заинтересованных в сохранении личного статуса в национальной среде. Поэтому мотивационная деятельность служащего Г.Сейдалина, М.Карабаева, Г.Беримжанова, И.Алтынсарина и многих других существенно выделяла их из среды остальной массы чиновников.

Фиксируются данные об участии казахов в Мусульманских благотворительных обществах. Данные организации создавались в местах компактного расселения тюркского населения. Идейными вдохновителями этих организаций являлись общественные деятели и интеллигенты, которые своими действиями являли пример взаимосотрудничества и взаимопомощи на основе единой духовной базы и этноязыковой близости.

Так врач Аубакир Алдияров входил в состав подобной организации/4/. Это был не единичный случай. Юрист Абдулла Темиров возглавлял Тобольское общество мусульман-прогрессистов в бытность своей службы в Тобольске/5/. Участие в подобных акциях консолидировало активность тюркских интеллигентов, служащих, торговцев, мещан, священнослужителей в реализации социальных установок развития общества.

В общество прогрессистов входили тюрки горожане. Административный опыт и служебные полномочия Темирова определили его роль в данной ситуации. Тобольское общество мусульман- прогрессистов открылось 7 мая 1909 г. В состав общества входили 71 человек. При соответствующих обстоятельствах пост председателя общества получил Темиров Абдулла. Усилиями руководства общества в Тобольске открылась местная татарская школа. В скором времени общество быстро разрослось за счет новых членов. Первоначальное общество в своей деятельности ограничивалось накоплением средств, необходимых для проведения масштабных программ/6/.

В работе местных прогрессистов комбинировалось сотрудничество сибирских буржуа и управленца Темирова на своем уровне лоббировавшего интересы тюркской общественности. Одновременно Темиров входил в Тобольское попечительство общества бедных. Таким образом согласно сложившейся социальной традиции доминанты влияния аристократических семей сохранялась ролевая статусность их представителей

Будучи статским советником врач М.К.Карабаев на правах действительного члена входил в состав Тургайской Областной счетной комиссии/7/. Его участие в деятельности комиссии свидетельствовало о высокой степени доверия к нему со стороны властей. Общинная психология казахов акцентировалась на анализе положительного воздействия известного персоналия. Безусловно в глазах казахских общинников Карабаев воспринимался как положительная личность, деяния которого оценивались как образец поведения. Очевидная степень доверия в областном масштабе к указанным персонам со стороны властей и общественности оказывалась весьма весомой.

Изучение источниковой документации свидетельствует что, в общественных организациях как правило принимали участие успешно реализовавшие свои профессиональные качества на производстве служащие. Вероятно профессиональный успех как показатель высокой подготовки специалистов являлся основой привлечения успешных чиновников в общественную сферу.

Данный процесс усиливал их степень влияния в общественных массах и на управленские структуры.

Статский советник М.Карабаев на правах действительного члена входил в Тургайский областной статистический комитет/8/. Участие просвещенных казахов в подобных общественных организациях положительно воспринималось властями. Преобразовательная деятельность интеллигентов и служащих нашла свое отражение в работе подобных структур.

В последней четверти XIX в. увеличилась динамика участия казахского населения в подобных акциях. Требовалось личное участие авторитетных персон, инициировавших деятельность социально- культурного общества. В городах степного края актуализировалась проблема развития социально- культурного сектора. Представители местной общественности инициировали сборы общественных сумм на нужды региона. Так в мае 1891 г. совет общества попечителей начального образования решил приступить к формированию в Кустанае народной библиотеки на средства общества/9/.

В числе жертвователей на нужды Кустанайского реального училища известен чиновник от образования, педагог Балгимбаев Абдугали Балгимбаевич/10/. В 1898 г. по инициативе сверхштатного чиновника особых поручений при Военном губернаторе Тургайской области зауряд-хорунжего Дербисали Беркимбаева население пожертвовало на реконструкцию Кустанайской Александрийской женской русско- казахской школы 900 руб./11/. Подавляющее большинство населения Степных областей составляли казахи. Вероятно основную массу жертвователей представляли те казахские подданные, которые осознавали значимость образования для населения. Характерно, что казахские стипендиатки представляли минимум в женских училищах. В действиях казахских спонсоров теплилась надежда на перспективы обучения казахских девочек в школах.

Стихийные явления способствовали консолидации просвещенных казахов. Во время голода 1898 г. проявился организаторский талант и экономические способности общественного деятеля А.Букейханова. Просвещенный интеллигент Букейханов апеллировал к нормам обычного права и традиционной системе взаимопомощи казахов. Как правило, организующую роль возлагали на себя казахские родоправители и старшины. Действия недавнего студента Букейханова носили показательный характер стремления к самостоятельности молодой генерации прогрессистов. Руководством общества Букейханов рассматривался как один из реальных гарантов целевого использования денег. Пожалуй это был один из немногих примеров. Букейханов действительно получил известность в либерально- прогрессивных и научных кругах Сибири. Его личное участие в разрешении кризиса и степень влияния существенно облегчили последствия голода в области. В результате социальной трагедии казахи Семипалатинской области находились на грани вымирания. Императорское вольно-экономическое общество передало А.Букейханову 1000 руб. для голодающих казахов. Ему удалось закупить в Павлодаре 1000 пудов муки. За это время он объездил наиболее пострадавшие от голода районы. Реальными помощниками Букейханову оказались его товарищи по экспедиции Щербины И.Ф.Гусев, и казахи Махат Акаев и Тохмухамед/12/. Помощь осуществлялась методом закупа домашнего молочного скота и роздачей его пострадавшим. Этот способ оказался эффективным. О чем не преминули вспомнить через много лет сибирские обозреватели. Аналитики рекомендовали применить упомянутую схему ликвидации голода в голодающих местностях Сибири и Степных областей в 1912 г.

В исследуемый период наблюдается присутствие казахских представителей в тюремных попечительных советах - организациях, призванных оказывать морально-психологическую помощь заключенным. С серерины XIX в. наблюдается приток казахских заключенных в государственные тюрьмы. Расслоение казахского общества, сопровождавшее разрывом привычных социально- экономических связей, деградирующее сказывалось на маргинальной части населения. Лишенные средств к существованию и неадаптированные к новым реалиям данные представители оказались вытолкнутыми на периферию социальных отношений.

В казахской традиционной судебно-исполнительной системе отсутствовал институт тюрем как формы наказания. Унификация судопроизводства посредством тюремного изолированного заключения в иной социальной среде осложнила физическое пребывание казахов, в большинстве не знающих русский язык. Соответствующая реакция казахской общины выразилась в представительстве в подобных комитетах как в средстве влияния и участия в судьбах заключенных. Подобные комитеты действовали в городах. В подобной акции причудливым образом сочетались официально-разрешенные институты общественного призрения и устойчиво сохранившиеся формы традиционной системы взаимопомощи.

В состав Тургайского областного тюремного комитета входили Мурзагул Койайдаров и Пангирей Нурмухамедов/13/. Одним из директоров Каркаралинского отделения попечения о тюрьмах общества являлся мировой судья Х.Бекметьев/14/. Членами Кустанайского уездного тюремного отделения были врачи М.Карабаев, Альмухамед Наритаев, А.Алдияров и волостные правители. Примечательно присутствие казахских врачей в деятельности организаций. По должности и роду профессиональной деятельности медики имели статус народных персон и благожелательно воспринимались всеми социальными группами населения. Врачебная помощь оказалась востребована в заведениях пенитенциарной системы. Алдияров имел звание почетного гражданина. В архивной документации редко встречаются материалы о награждении и поощрения врачей. Участие врачей в благотворительных обществах благожелательно воспринималось публикой. В казахском обществе регулярно проводилась процедура сбора денег для тюремных нужд. Властные структуры поощряли деятельность подобных организаций, что обеспечивало снижение социальной напряженности в крае. Наиболее действенной мерой оставались сборы денег с населения в помощь голодающим, социально- неимущим, учащимся, заключенным. Подобные акции проводились известными лидерами способными реализовать подобные проекты. Методы поощрения таковых оставались традиционными. Так например Саудабек Сатбаев получил благодарность за сбор денег для тюрьмы /15/.

Реформирование имперской системы судопроизводства актуализировало наличие элементов гласности проводимых судебных процессов. Это модель постепенно внедрялась на территории Восточных районов государства. По оценкам современников уровень подготовки и образованности местного населения был ниже в отличии от промышленных центров. Актуализировалась проблема формирования и функционирования присяжных комиссий. Члены комиссии должны были соответствовать социально- имущественному и образовательному цензам. Наличие подобных гражданских институтов и их сфера деятельности с интересом воспринимались местным населением. Адекватная ассоциация членов комиссии местным сообществом в перспективе существенно возвышала их статусность и соответственно силу действий комиссий как государственного органа.

Казахские депутаты присутствовали в качестве присяжных заседателей. В состав комиссии входили персоны известные и авторитетные. Например, в состав комиссии Акмолинской области на период 1909 г. входили 22 казахских депутата. В числе депутатов фигурировали чиновники Аблайханов, переводчик Джантасов, переводчик Айтпенов, служащий Х.Какенов, агент конторы Кеменгеров/16/.

Примечательно, что казахские служащие комиссии имели разноуровневую подготовку. При этом численность национальных служащих всех областей оставалась незначительной. Характерно, что эти служащие соответственно в пропорциональном соотношении составляли минимум всех членов комиссии.

При этом внутри своей группы чиновников эти служащие в какой-то мере отражали профессиональную структуру казахского чиновничества области. В частности, во всех регионах Степного края в составе казахского служащего корпуса преобладали переводчики, что в определенной мере отразилось в составе комиссии. Каралдин, будучи словесным переводчиком, состоял в Тургайском уездном правлении присяжных в 1904 г./17/. Наличие образовательного ценза и степень политической благонадежности гарантировали присутствие чиновников в комиссии. Высокопоставленных администраторов уровня Аблайханова во всех областях оставалось немного.

Д. Кеменгеров входил в состав членов Председателей комиссии по составлению очередных списков присяжных заседателей Акмолинской области/18/. В Акмолинской области обязанности члена- председателя комиссии по составлению очередных списков присяжных председателей выполнял Х.Темербеков/19/. Обычно подобную миссию выполняли отличившиеся на гражданской службе чиновники. Вероятно, учитывались специфические особенности казахского социума, в котором сохранялась регламентация общественных отношений конструированных по семейному и родовому принципу. Выбор подобной персоны логически должен был соответствовать интересам государства и мнению общественности, отражаемому в действиях ее представителей, то есть авторитетных персон.

Реформирование системы управления под давлением общественности и политической ситуации актуализировало принцип действий выборной системы как одной из составляющих дальнейшей эволюции. С учетом сложившейся ситуации к работе в комиссии привлекались казахские служащие. Данные персоны легитимностью своего участия отражали степень политизированности и заинтересованности масс. По источникам в комиссии всех уровней привлекались, прежде всего, чиновники соответственно по образовательным, имущественным характеристикам и индикаторам политической благонадежности. Оппозиционо-критически настроенные к режиму личности в данных комиссиях, как правило, были нежелательны. И. Аблайханов входил в состав Омских городских избирателей к выборам в гласные Омской городской Думы на 1910-1914 гг./20/. Таким образом, относительно обеспеченные и политически лояльные персоны, как Аблайханов оказались востребованными велением времени и остротой ситуации.

Правовые функции возлагались на М.Карабаева, который вместе с юристом Беремжановым приказом Тургайских властей был назначен почетным мировым судьей/21/. Карабаев и Беремжанов состояли в должности почетных мировых судей с 1902-1904 гг. Возложение юридических обязанностей на Карабаева не вписывается в стандарты государственного делопроизводства. Спектр деятельности Карабаева оказался совсем разносторонним. Очевидно, его привлечение к подобной миссии востребовалось спецификой отношений властей, точечно рассредоточенных в оседлых центрах, и остальной массы казахского населения.

В отличии от Беремжанова Карабаев не имел юридического образования. Функциональные особенности действий почетных мировых судей носили незначительный характер. Реформирование судопроизводства постепенно меняло правовое сознание общества. Конструировалась новая правовая культура. Возложение на Карабаева юридической должности в сознании общинников воспитывало уважение к силе состоявшейся личности и чужой собственности. Изначально Карабаев и ему подобные, не являвшиеся юристами, апеллировали не сколько к судебным нормативам, а к зову совести при разборе мелких тяжб. Подобная практика включения казахских служащих в эти институты изменяла психологию масс в восприятии новой судебной системы. Мировые судьи избирались на 3 года органами городского и земского самоуправления из лиц соответствующих возрастному, образовательному и имущественному цензу. При этом учитывался служебный стаж работы. Имущественный ценз оценивался недвижимой собственностью в объеме 15 тыс. руб./22/.

Институт мировых судей был создан как один из видов суда основанного на буржуазных принципах независимости и компетенции. Выборные мировые судьи олицетворяли собой независимые структуры. Должностные полномочия и звание обязывали российских чиновников и служащих принимать участие в деятельности областных государственных организаций.

Переселенческая программа и как следствие расслоение казахского общества определили поиски решения прогрессистами проблемы обезземеливания казахов и их перехода к новым формам хозяйствования. Объективно участие интеллигентов и чиновников в различных легальных организациях. В Тургайское сельскохозяйственное общество на правах членов-учредителей входили И.М.Курбангулов и А.Б.Балгимбаев/23/. Казахских профессионалов-экономистов и аграриев было недостаточно среди подготовленных специалистов. Казахские представители в подобных организациях рассчитывали на консультативную помощь и вероятно занимались самообразованием по востребованным дисциплинам. Несомненно, составляя костяк благотворительных обществ, казахские служащие приобретали опыт местного самоуправления по европейским образцам.

Практика личностного участия национальных чиновников в информировании и убеждении аульных общин довольно часто применялась властями. Чиновники А.Сейдалин, Беркимбаев, Карпыков, Арынгазиев выступали в прениях о необходимости подготовки сенных запасов жителями Тургайской области/24/. О том насколько масштабным было данное мероприятие свидетельствует присутствие российских администраторов А.И. Добросмыслова, И.И. Крафта.

Представители казахской общественности принимали участие в организации благотворительных вечеров для населения. Предпринимались попытки создания театральных студий. Подобная театральная постановка финишировала в 1903 г. в Оренбурге для присутствовавших казахов. В проведении мероприятия принимал участие коллектив из 27 чел., представленный образованными казахами. Солистом группы являлся вчерашний семинарист, учитель русско-казахской школы. Примечательно, что среди зрителей присутствовали казахские чиновники и ученики Оренбургской учительской школы/25/.

Театральное искусство как форма духовной культуры было слабо представлено в казахской традиционной среде. У казахов преобладала развитая песенная и музыкальная культура. Носителями театрального искусства являлись представители русского чиновничества и интеллигенции. Немногочисленные казахские чиновники городов, в большинстве своем перенесшие в учебный период безденежье и бедность, были лишены снобизма и чванства. У наиболее активной части казахских чиновников и служащих наблюдалась корпоративная солидарность проявлявшаяся в просвещении народных масс.

Наблюдатели отмечали положительную работу мусульманских прогрессистов в области культуры и экономических преобразований, особенно в таких администрированных центрах Приуралья как Челябинск и Оренбург. Фактически в н XX в. в этих центрах формируется идейно сплоченное тюркско- либеральное ядро в таких общественных направлениях как кредитная кооперация, сельскохозяйственные и театральные общества/26/.

Казахские служащие точечно рассредоточенные среди русского большинства зачастую лишались возможности участия в казахской национальной праздничной культуре. Этот фактор активизировал действия наиболее активной части из них на возрождение элементов культуры и ее поддержания в узкой немногочисленной группе городских казахов

Под воздействием русской и ссыльной интеллигенции действовали отделы Русского Географического общества в городах Степного края и близлежащей зоны. Просвещенные казахские интеллигенты принимали участие в работе РГО. Профессиональных историков и археологов в их среде оказалось немного. Таким образом, исследовательская деятельность интеллигентов и служащих оценивалась ими как средство просвещения народа и распространения его культуры окружающему миру. Работа в РГО обуславливала установление личных и деловых контактов с профессиональной, либеральной частью населения. Научный дух этого общества в перспективе предопределял формирование политических идей казахов, находившихся в поисках будущего развития своего этноса. Финансовые возможности Западно-Сибирского отдела РГО ограничивались официальной суммой в 3 тыс. руб./27/. Данный фактор существенно сокращал познавательные возможности его членов в исследовании края, к коему относились Акмолинская и Семипалатинская области.

В этот период ярко проявился талант Алихана Букейханова. Букейханов активно сотрудничал с Семипалатинским Подотделом Западно-Сибирского отдела императорского Русского Географического общества. В статьях Букейханова описываются быт и культура казахов.

В работе «Из бумаг султана Большой Киргизской Орды Сьюка Аблайханова» автор представил динамику политических событий 1820 г. Исходным материалом стала переписка султана С.Аблайханова с царской администрацией. Букейхановым подробно представлены документы, обнаруженные в архивах того времени. Данные документы и по сей день представляют научную ценность, так как в них досконально представлены имена, фамилии основных фигурантов, показаны экономические показатели и весь драматизм сложных событий начала XIX в. Букейханов проживал в Омске, но поддерживал творческие связи с семипалатинцами. В 1905 г. он состоял членом Распорядительного комитета Западно- Сибирского Отдела/28/.

В материалах сохранился факт официального обращения Букейханова как члена комитета к членам Семипалатинского Подотдела о передаче некоторых экземпляров коллекции Семипалатинского музея в Западно-Сибирский отдел.

По сути интеллигенты и служащие продолжили традиции этнографического изучения и социально-экономических исследований казахского этноса, заложенные выпускниками кадетских корпусов Ч. Валихановым, С.Бабаджановым, братьями А. и Т. Сейдалиными, М. Таукиным и другими.

Рубежное время ХIХ – начала ХХ вв. возможно рассматривать как период начала складывания новой социальной группы казахов – интеллигенции. Профессиональное занятие интеллектуальным трудом предопределяло гражданскую позицию и экономическую свободу конкретного персоналия в столкновении с клановыми вождями и властью. Отрыв от общины с незыблемыми устоями воздействовал на поведенческое состояние данных аутсайдеров в городах с иной практикой отношений. Выдержавшие экзамен испытанием привыкания совершенно иначе оценивали социальное время своего совершенства.

 

  1. ЦГА РК. Ф.25. Оп.1. Д.467. Л.35.
  2. Добросмыслов А.И. Известия Оренбургского отдела Императорского Русского географического общества. Выпуск Тургайская область. Исторический очерк. - Тверь, 1902. – С.404.
  3. Особое «Прибавление» Акмолинким областным ведомостям. –Омск. -1893.- №15.- 9 апреля. С.118.
  4. Адрес-Календарь и справочная книжка Оренбургской губернии на 1915. – Оренбург, 1916. - 
  5. Памятная книжка Тобольской губернии на 1914г. – Тобольск, 1914. - С.62.
  6. Сибирский листок: 1908-1911 /Составитель В.Белобородов (при участии Ю.Мандрики) –Тюмень: Мандр и К, 2003 .– 640 с. (Газеты Сибири) - С.25.
  7. Справочная книжка и Адрес-Календарь Тургайской области на - Оренбург, 1915. –
  8. Справочная книжка и адрес-календарь Тургайской области на 1915. – Оренбург, 1915. – 9. ЦГА.РК.Ф.25.Оп.1.Д.3628. Л.35.об.
  9. Тургайская газета. – 1910.- №47.- 21ноября. 11. ЦГА РК.Ф25.Оп.1.Д.906. Л.37.
  10. Письма о голоде // Сибирская жизнь. –Томск.. -1912. - 8 апреля.
  11. Справочная книжка и Адрес-Календарь Тургайской области на 1915. - Оренбург, 1915. - 
  12. Справочная книжка Семипатинской области. – Семипалатинск, 1903. -С.82.
  13. Тургайские областные ведомости. – Оренбург.- 1910. -№33. - 14 августа.
  14. Акмолинские областные ведомости.- 1909.- №35. - 2 сентября. 17. ЦГА РК. Ф25. Оп2. Д379. Л.11.
  15. Акмолинские областные ведомости.- Омск.. 1909.- №29. - 22 июля.
  16. Акмолинские областные ведомости. – Омск.. -1909. - №32. 12 августа.
  17. Акмолинские областные ведомости. – Омск. -1910. -№4.- 27 января.
  18. Тургайские областные ведомости. – Омск. - 1903. -№18. - 28 апреля.
  19. Ерошкин Н.П. История государственных учреждений в дореволюционной России. – М., 1983.- С.936.
  20. Тургайские областные ведомости. – Оренбург. - 1903. - №18. - 28 апреля.
  21. Особое «Прибавление» Акмолинским областным ведомостям. - Омск. – 1893. - №12.- 19 марта.
  22. Из городской жизни//Тургайская газета. – Оренбург. – 1903. -№52. - 21 декабря.
  23. Успехи культуры среди мусульман //Сибирская жизнь. – Томск. – 1912. - 1 июня. – С.22.
  24. Культурная деятельность Министерства Внутренних дел в Сибири // Сибирские вопросы.- СПб. - 1907. - №21. - 19 августа.
  25. Записки Семипалатинского Подотдела Западно-Сибирского отдела Императорского Русского Географического общества. - Семипалатинск, 1905. - С.34.
Год: 2010
Город: Алматы
Категория: История
loading...