Немецкие монархи России (псевдоромановы) и немецкое привилегированное меньшинство в России: политические вопросы

Аннотация

В статье рассматриваются вопросы немецких монархов России и немецкого привелигированного меньшинства в России, которые еще недостаточно изучены в социально-политической науке. В статье более подробно рассматриваются российские монархы германской династии и положений немецких колонистов, привелигия представителям немецкой национальности в России и их особенностям. В статье отмечается, что при явно неодобрительном отношении широких слоев населения России к привелигированным немцам, их отношение к рядовым, трудящимся немецким семьям было, в целом, положительным. Вместе с тем в статье уделено внимание и дискуссионным вопросам. 

Вместо эпиграфа

«Но после смерти Петра началась эпоха дворцовых переворотов, и за несколько десятилетий элита ... честь утратила. Главным для неё стали богатство и близость к власти, хотя настоящая задача элиты это формирование стратегии, принципов существования всего общества. И когда элита отказывается от своего гражданского призвания, в конце концов она получает народный бунт» [1]. А.Иванов, автор этих слов, забыл добавить, что самая верхушка элиты императорский Дом с 1761 года и до его бесславного конца в феврале 1917 года стояла на лжи, на незаконном присвоении чужого имени. О какой чести для такой верхушки могла идти речь?! 

Монаршеский Дом с украшенной фамилией и некоторые им облагодетельствованные лица

С традиционной династической исключительностью резко порвал ещё Пётр Первый. Он связал Дом Романовых с мелкими немецкими владетельными дворами узами родства, которые в конце концов привели к полному онемечиванию российской императорской фамилии. Он же установил правило гласившее «дабы назначение наследника ... было всегда в воле правительствующего государя». Но сам он умер, не успев изьявить своей последней воли. И началась «эпоха» дворцовых переворотов и господства женских «персон», «калифов на час» [2]. Таким был провозглашённый императри-цей Елизаветой ещё в манифесте 1742 года «яко по крови ближайший к императрице», «наследник престола» пресловутый «голштинсиий чёртушка» Карл, сын Анны Петровны, принцессы Гольштинской, дочери Петра Первого, занявшего в 1761 году императорский престол под именем Петра Третьего [3].

И с 1761 года Россией правила германская династия фон Гольштейн-Готторпов, присвоив фамилию вымерших Романовых. И привилегированные немцы, жившие в стране или приглашённые, оставались вплоть до Первой мировой войны, любимыми детьми монархии [4]. По преданию, знаменитый «покоритель» Кавказа Ал. Петр. Ермолов ответил Александру Первому, спросившему, какой бы генерал хотел получить награды, ответил: «Произведите меня в немцы!», что было, по нашему мнению, одной из причин его отставки в 1827 году.

В 1730 году умер царь Пётр Второй последний мужчина из Романовых. Это отмечено, например в словаре Брокгауза: «Пётр II Алексеевич, император (с 1727), Петербург 23.10.1715 Москва 29.1.1730; сын наследника престола Алексея Петровича, наследовал трон за Екатериной I 17.5.1727. С ним вымер Дом Романовых по мужской линии» [5]. Потом правила Елизавета Петровна, дочь Петра Первого, не имевшая детей. С ней вымерла и женская линия Дома Романовых [6]. Правда несколько ранее, в 1899 году, этот словарь (Брокгаузь Ефронь, т. 27, стр. 49-50) сообщил в статье «Романовы» много интересного об этой династии до 1655 года со ссылкой на множество оригинальных источников. О дальнейшей истории «Романовых» эта статья умалчивает.

Престол она завещала Карлу Петеру Ульриху фон Гольштейн-Готторпскому, сыну своей сестры Анны, которая тоже была дочерью Петра Первого. Её выдали замуж в германскую землю за эрцгерцога Карла Фридриха фон Гольштейн-Готторпа. Она перешла в лютеранство, стала эрцгерцогиней фон Гольштейн-Готторп и, родив мужу наследника, через три месяца умерла. Отец умер, когда сыну было одиннадцать лет и он занял гольштинский престол [7]. И именно его, являвшегося третий год эрцгерцогом Гольштейна, Елизавета определила в российские императоры.

Анна Петровна была помолвлена с Карлом Фридрихом в ноябре 1724 года, незадолго до смерти императора Петра Первого. В заключённом брачном договоре Анна Петровна вместе с женихом под присягой отказывались от всяких притязаний на российский престол за себя и своё потомство. Этот договор недвусмысленно выражал волю Петра Первого, а Елизавета Петровна её нарушила [8].

О первом российском монархе германской династии на троне России нелицеприятно писал В.О. Ключевский во многих местах: «герцог голштинский, известен в нашей истории под именем Петра III»; «Не оплакивало её (умершую Елизавету-авт.) только одно лицо, потому что было не русское и не умело плакать: это назначенный ею самой наследник престола самое неприятное из всего неприятного, что оставила после себя императрица Елизавета... на русском престоле Пётр стал ещё более голштинцем, чем был дома». «Он не знал и не хотел знать русской армии", "боялся всего в России, называл её проклятой страной». «Он завёл особую голштинскую гвардию из всякого международного сброда, но только не из русских своих подданных: то были большей частью сержанты и капралы прусской армии, ...» ... сволочь, по выражению княгини Дашковой, состоявшей из сыновей немецких сапожников". "Сбродной голштинской гвардии Пётр отдавал во всём предпочтение перед русской, называя последнюю янычарами". «Прусский вестовщик (информатор авт.) до воцарения, пересылавший Фридриху II в Семилетнюю войну сведения о русской армии, Пётр на русском престоле стал верноподданным прусским министром» [9]. Павел I, сын этого императора и сам император (1796-1801), ввёл в армию те же порядки, что и его отец. Это хорошо видно на полотне А.Бенуа «Парад при Павле I» (1907). Здесь солдат, даже ушедший с парадного плаца (левая нижняя часть картины), прусским парадным шагом По воцарению Пётр III облачился в прусский военный мундир и никогда не снимал пожалованный ему королём ордена Чёрного Орла на ленте. Пётр уже и до этого носил в перстне портрет Фридриха II, другой портрет держал под постелью. При всех набожно целовал бюст короля, а во время одного парадного обеда во дворце встал, в присутствии иностранных министров, на колени перед портретом Фридриха II и назвал его «своим государем».

При Елизавете Фридрих II был в отчаянии от побед русских на полях сражений. Но Пётр III быстренько заключил с ним 5 мая 1762 мир. И он отказался от всех территориальных завоеваний России, в том числе от Восточной Пруссии, уже принявшей русское подданство. Но и этого Пётр считал малым для обожаемого короля и он присоединил свои войска к прусским, чтобы действовать против австрийцев, недавних союзников России. Населению Пруссии возмещались убытки, понесенные из-за присутствия русских войск. Прусские офицеры, отпущенные из плена, получали щедрое денежное вознаграждение. Ну как же патриотам России его было не убить? И в 1762 году Карл Пётр Ульрих (император Пётор III) был убит по поручению собственной жены Екатерины Алексеевны (тоже немка урождённая Софья Фредерика Августа АнхальтЦербстская /1729-1796/) с помощью русской гвардии, Г.Г. и А.Г Орловых и др.). Екатерина Алексеевна стала императрицей Екатериной II. Карл Нессельроде сорок лет являлся министром иностранных дел России 1822-1856, госканцлером с 1845: и не знал по-русски! Он не любил русских, «зато боготворил немцев» /князь П.В. Долгоруков/ [10]. А.С. Грибоедов был у него одним из служащих. А предки Грибоедова были думные дьяки высокие государственные чиновники. Нессельроде главный виновник дипломатической изоляции России во время Крымской войны (1853-1856). Эта изоляция была одной из немаловажных причин поражения России в этой войне. Но и до сих пор пишут, что «военная и экономическая отсталость России обусловили её поражение» [11]. Неужели Турция того времени, которая и была инициатором войны, была менее отсталой в экономическом и военном отношениях чем Россия, которая била её до этой войны на всех фронтах? Это были победы в Молдавии, Валахии, на Кавказе, уничтожение турецкого флота в сражении при Синопе и др.

Сопоставление судеб двух военных, которых по их заслугам перед Россией и сопоставить то сложно, даёт ещё один показательный пример отношения царского двора к привилегированным немцам в России. Александр Васильевич Суворов (1730-1800) после своих блистательных побед, после своей великой и пожизненной военной службы был отправлен в отставку за нелестный отзыв о прусских порядках в армии и особенности своего юмора. И эта критика, и особенности его юмора и поведения никак не вписывались в повадки прочих царских, в особенности немецких, сановников. Особенности характера Суворова описаны во многих источниках, на которых мы не будем останавливаться, но укажем лишь на суворовскую манеру обращения с людьми, запанибратскую зачастую. Как писал о полководце его адъютант и биограф Е.Фукс: «Странности, особенности или так называемые причуды, делали Князя загадкою, которая не разрешена и поныне...» [12].

А немец Беннигсен «... изволивший пойти на русскую службу? Только за участие, под началом А.В. Суворова, в Польской компании 1794 года был произведен в генерал-майоры, награждён золотой в бриллиантах шпагой с надпиью «За храбрость», получил другие награды и главное! получил тысячу с лишним крепостных!» [13]. Современные немецкие источники представляют читателю Беннигсона Левина, русского графа с 1813 года (через 13 лет после смерти Суворова). Сообщается, что он как генерал на русской службе воевал против Наполеона 1, руководил битвами при Эйлау (Пруссия) и Фридланде (Пруссия) в 1807 году. В 1812 году был начальником военного штаба при Михаили Илларионовиче Кутузове, ученика А.В. Суворова [14].

Беннигсен, сообщают далее немецкие источники, успешно воевал в 1812 году против наполеоновского маршала Мюрата и был командиром российской резервной армией в битве народов при Лейпциге в 1813 году. После этой битвы он в этом же году стал графом. Похоронен в Германии (селение Бантелен в округе Хильдесхайм, земля Нижняя Саксония). Но странным образом немецкий источник забыл упомянуть о том, что в битве при Фридланде в которой русскими войсками руководил Беннигсен, он пережил позорные страницы своей военной жизни. Битва закончилась разгромом русской армии, бегством раненного Беннигсена и его штаба с поля боя, громадными людскими и материальными потерями, сдачей города Кёнигсберга и захватом французами Тильзита [15].

К Первой мировой войне значительную часть командного состава вооружённых сил страны составляли российские немцы. «Между 1900 и 1914 годами две трети офицеров в званиях от подпоручика до полковника были либо крестьянского, либо разночинного происхождения. 23 процента выпускников юнкерских училищ составляли выходцы из крестьян, а ещё 20 процентов разночинцы. Их наиболее многочисленные коллеги были остзейские немцы, которых было до четверти от общего числа офицеров... Из шестнадцати командующих армиями в 1914 году семеро носили немецкие имена, один голландское, один был болгарином. У семерых были русские имена, хотя двое из них по происхождению были поляками» [16].

Российские привилегированные немцы чувствовали себя на месте и в среде казацкого начальства. М.А. Газенкампф был с 1885 по 1903 годы наказным атаманом Астраханского казачьего войска. П.Ф. Унтербергер был с 1905 по 1910 годы наказным атаманом Приамурского и уссурийского казачества, А.Е. Эверт был с 1912 по 1914 годы был наказным атаманом Забайкальских казачьих войск.

Примечательной фигурой из ряда привилегированных немцев был Пётр Андреевич Клейнмихель, граф (с 1839), генерал от инфантерии (с 1841) ставший главноуправляющим путями сообщения и публичными зданиями империи (1842-1855). Клейнмихель до того никогда не видевший ни паровоза, ни вагона, был назначен Николаем Первым руководить строительством железной дороги между Петербургом и Москвой и благодаря этому упомянут в поэме Некрасова «Железная дорога». Он не раз обвинялся в расточительстве казённых денег. Только на содержание занимаемого им дома он получал до 200 тысяч рублей ежегодно. Напомним, что в России того времени человек, имевший доход в 8 тысяч рублей в год, считался небедным. Имея 400 тысяч крепостных душ (мультимиллиардер по нынешнему), он не нашёл нужным помочь семье на похороны умершего обнищавшего мелкого чиновника. И этот-то Клейнмихель получил все российские ордена, включая орден Св. Апостола Андрея Первозванного с бриллиантовыми знаками. Наконец-таки он был уволен со службы «за злоупотребления», но прожил в роскоши и "благодати" до глубокой для тех времён старости.

О Виленском губернаторе Вале Викторе Владимировиче (наст. Карл-Конрад-Вильгельм) исследователь В.И. Федорченко сообщил много хорошего, и вместе с тем то, что в 1901-1902 годах он распорядился сечь (наказывать розгами) политических заключённых в виленской тюрьме. В Вильно на него было после этого совершено покушение и он был ранен в руку и ногу. Но Вале настолько сохранил присутствие духа, что лично задержал одного из террористов [17].

Граф С.Витте, председатель Совета министров, отзывался о блистательном русском дипломате, авторе многих исторических трудов, Николае Чарыкове так отзывался о его деятельности: «Чарыков, человек недурной, порядочный, весьма ограниченный, склонный к занятиям нумизматикой и другими подобными нервно-успокоительными делами, но никоим образом не обладает тою светлостью ума и талантливостью, которые требуются от деятельности дипломата». Крайне надменная и даже уничижительная характеристика. Витте в немалой степени способствовал увольнению Чарыкова с дипломатической службы и преводу его в Сенат (Леонидов В. Балканский маг. В НГ ЕХ LIBRIS, 19.01. 2017. История, стр. 15).

В истории Казахстана тёмный след оставил привилегированный российский немец О.Эссен, назначенный 1817 году оренбургским военным губернатором. Остановимся на этом подробнее, используя данные исследований госпожи, доктора Г.Б. Избасаровой [18].

При военном губернаторе Г.С. Волконском отец будущего хана Младшего жуза Шергазы второй сын Айшуака, внук хана Абулхаира принадлежал к той группе чингизидов, которых поддерживала российская администрация как потомков Абулхаира, инициатора присоединения Младшего жуза к России.

Отец Шергазы Айшуак Абулхаиров, был избран ханом 14 ноября 1897 года и в своём письме оренбургскому военному губернатору Г.С. Волконскому от 17 февраля 1805 года просил освободить его от звания хана в связи со слабым здоровьем и преклонным возрастом [19]. Его старший сын Жанторе был утверждён в звании хана Младшего жуза императором Александром Первым 3 сентября 1805 года, но в 1809 году был убит султаном Каратаем Нуралиевым в борьбе за власть.

В ноябре 1809 года, после смерти Жанторе хана, Айшуак и его сыновья Шергазы, Альгазы и Токе в своём прошении на имя императора, просили назначить ханом Младшего жуза султана Шергазы. По предложению оренбургского военного губернатора Волконского от 22 августа 1812 г. Шергазы и занял этот пост. И официальное возведение Шергазы ханом было чрезвычайно торжественным на уровне предписанного государственного церемониала (пушечные выстрелы, дефилирование конницы, дорогие подарки от императора и др.).

И всё было бы, как полагается по закону и обычаям если бы в 1817 году военным губернатором не был бы назначен немец О.Эссен, много меньше, если вообще, знавший и уважавший местные традиции и обычаи. Он не только сразу невзлюбил Шергазы, но и был инициатором ликвидации ханской власти в Младшем жузе. Все многочисленные жалобы Шергазы императору на незаконные действия губернатора не имели воздействия.

И, наконец, 31 января 1824 года на заседании Азиатского комитета МИД был принят документ "Утверждённое мнение Комитета азиатских дел", упразднивший ханскую власть в Младшем жузе. А Шергазы был приглашён на присутствие в Оренбургскую пограничную комиссию с унижительным для его достоинства жалованьем 150 рублей в год (далее вы, любезный читатель, сможете сравнить этот годичный «оклад» бывшему хану с денежной помощью, оказывашейся царской казной каждой семье первых немецких колонистов).

Официальные лица Германии уже по ходу Первой мировой войны подчёркивали многовековую «немецкость» императорского Дома. Министр иностранных дел Германии фон Ягов в меморандуме на имя Кайзера от 2 сентября 1915 года писал, что «... русская раса, частично славянская, частично монгольская, является враждебной по отношению к германско-латинским народам Запада, несмотря на влияние западной цивилизации, открытое для неё Петром Великим и германской династией, которая последовала за ним» [20]. 

Русско-немецкие и русские писатели и историки о привилегированных немцах России

Первую заметную работу о положении привилегированных немцев в России, вышедшую в свет в 1844 году, написал российский немец, путешественник и литератор, друг А.С. Пушкина Филипп Вигель, от которого и идёт выражение «Россия захвачена немцами». У Александра Герцена (его мать немка Луиза Гаак) в статье «Русские немцы и немецкие русские» у него есть слова «правительствующая у нас Германия». Это из отрывка: «Собственно немецкая часть правительствующей у нас Германии имеет чрезвычайное единство во всех семнадцати или восемнадцати степенях табели о рангах. Скромно начинаясь подмастерьями, мастерами, гезелями, аптекарями, немцами при детях, она быстро всползает по отлогой для неё лестнице до немцах при России, до ручных Нессельроде, цепных Кляйнмихелей, ...Беккендорфов, ... Адлербергов». В «Былое и думы», в главе LVII: «Немцы в эмиграции» автор вспоминает и известного тогда немецкого политика Руге: «Руге писал мне, что Россия один грубый материал, дикий и неустроенный, которого сила, слава и красота только оттого и происходят, что германский гений ей придал свой образ и подобие». А Руге, считавший русскую

«высокую» культуру привнесенной немцами, был прогрессивный, по тем временам, человек, бывший младогегельянец, политик и публицист, сотоварищ Маркса в издании «Немецко-французского ежегодника» /1844/, позднее радикальный демократ и член Франкфуртского парламента /1848-1849/, после разгона парламента эмигрировавший в Англию. В этой же работе (глава ХХVI) Герцен даёт неприглядное описание немцев на государственной службе «нечто лемуровское, долговязое, нерасторопное тянущееся. У них мозг действует медленно, не сразу схватывает и долго работает, чтоб дойти до какого-нибудь заключения».

Немцев-администраторов на русской государственной службе и дух немецкого чиновничества критикует и Ф.М. Достоевский. Вот описание одного из губернаторов-немцев: "Андрей Антонович фон Лемке относился к тому фаворизированному (породой) племени, которого числится по календарю несколько сот тысяч и которое, может и само не знает, что составляет в ней всею своей массой один строго организованный союз. И, уж разумеется, союз не предумышленный и не выдуманный, а существующий в целом племени сам по себе, без слов и без договору, как нечто нравственно обязательное, и состоящий во взаимной поддержке всех членов этого племени одного другим всегда, везде и при каких бы то ни было обстоятельствах. Андрей Антонович имел честь воспитываться в одном из тех высших русских учебных заведениях, которые пополняются юношеством из более одарённых связями или богатством семейств ...учился довольно туго ... карьера его устроилась. Он всё служил по видным местам, и всё под начальством соплеменников... умел войти и показаться, умел глубокомысленно выслушать и замолчать, схватил несколько весьма приличных осанок, даже мог сказать речь, даже имел некоторые отрывки и кончики мыслей, схватил лоск новейшего необходимого либерализма" (Ф.М. Достоевский. «Бесы», часть вторая. Глава четвёртая).

Изрядно досталось российским немцам и от историка, немца Михаила Константиновича Лемке в его книге «250 дней в царской ставке (25 сентября 1915 2 июля 1916) (Петербург, 1920, Государственное издательство)». Лемке указывает на то, что простой народ знал немцев, главным образом с «начальственной» стороны, как наполнявших управленческую административную и государственную прослойку. Немцев-колонистов он знал в меньшей степени, поскольку те жили отдельными селениями». «Указывал Лемке и на то, что «Романовы-ГольштейнГотторты» «не одарены умом и сердцем».

Историк Евгений Тарле в своей монографии «Наполеон» прямо указывал на Россию как на "вотчину семьи Глдьштейн-Готторпов, присвоевших себе боярскую фамилию вымерших Романовых" [21]. 

Первые немцы переселенцы по приглашению императорского Дома

С началом 1764 года по городам немецких микрогосударств ходили глашатаи, приглашавшие от имени императорского Дома желающих переселиться в Россию на свободные земли и на весьма выгодных условиях: дорога будет им оплачена российской казной, они вьедут в уже готовые дома, получают бесплатно землю, беспроцентную ссуду, не будут призываться на воинскую службу, не платить налогов и торговать беспошлинно. Любой когда-либо хозяйствовавший человек, да и не хозяйствовавший, понимал условия сказочные, да и гарантирует сама императрица.

О внешнем виде типичного дома немца-колониста можно прочесть у Гоголя при описании дома Собакевича: «...посреди виднелся деревянный дом с мезонином, красной крышей и тёмносерыми или лучше, дикими стенами, дом вроде тех, как у нас строят для военных поселений и немецких колонистов» [22]. Более подробно создание домов для переселяющихся немцев описано у Игоря Плеве: «С ранней весны 1764 в местах, определённых под первые пять колоний, работали бригады плотников из различных близлежащих русских сёл. Так, на строительстве домов в колонии Шиллинг (Сосновка) было задействовано 60 плотников из государственных крестьян села Новые Бураны. Дома в колонии Антон (Севостьяновка) строили 27 человек из Керенского уезда. ... К 1768 году было построено 3453 дома, и в течении того же года ещё 998 домов» [23].

Приглашённым предоставлялась свобода вероисповеданий, они могли из перечисленных местностей поселиться там, где пожелают, самостоятельно решать общие дела своих поселений, получали в полное владение на семью тридцать десятин земли бесплатно, с правом передачи по наследству, но без права продажи. Проезд колонистов до места проживания оплачивала русская казна. На время переезда семье переселенца предоставлялись так называемые «кормовые» деньги (около 20 рублей). Каждая семья получала крупную ссуду в 200 рублей, две лошади при стоимости каждой от 8 до 9 рублей и одну корову стоимостью от 5 до 6 рублей. С точки зрения среднего русского крестьянина это были громадные суммы: ведь только за одни "кормовые" деньги можно было бы купить не менее 3 коров! Местные власти отвечали за обеспечение прибывших орудиями труда, семенами, предметами домашнего обихода и кухонную утварь, вплоть до ложек! (Немец, очевидно, такие списки составлял). Там, где климатические и почвенные условия позволяли разводить сады, переселенцам выдавались саженцы плодовых деревьев [24].

Исследователь Б.И. Гурко отмечал: «В то время как русский крестьянин ежегодно десятками тысяч переселялся в далёкие тундры Сибири, наши западные окраины ... наводняются немецким пришельцем, мирно, но стойко и неуклонно отодвигающий наши этнографические границы к востоку» (Гурко В.И. Устои народного хозяйства России. Сб., 1902, стр. 56). В эти же времена десятки тысяч россиян вообще покидали Российскую империю (старообрядцы и др.). В годы Первой мировой войны Германия не оставляла вне поля зрения немецких колонистов в России. Сотрудники министерства иностранных дел подготовили для министра доклад, в котором два миллиона немцев-колонистов были выделены как этническая группа с самым высоким уровнем рождаемости в Европе [25].

Невольно вспоминается озвученная примерно в 1906 году провидческая этническая стратегия египетских братьев-мусульман: они тогда утверждали, что можно исламизировать Европу безо всяких войн, а через «животы наших женщин», т.е. путем высокой деторождаемости у традиционных семей мусульман, а это в настоящее время и происходит во всей Западной Европе. 

Странное поведение православных государей

Определённый в наследники Карл Петер Ульрих (Пётр III) принял православие. Сделавшись самодержцем он и по законы стал главой Русской Православной Церкви и имел право назначать епископов, обер-прокурора Святейшего Синода, менять по своему усмотрению состав Синода. На фоне этих прав его поведение к православию было явно вызывающим, даже вздорным: любой маломало умный человек, а не только император, не стал бы так себя вести. Во время церковных служб он задорно щеголял пренебрежением к православным обрядам. С.М. Соловьёв, создатель 29 томного сочинения «История России с древнейших времён», полагал, что у Петра III было намерение «переменить религию нашу». Василий Осипович Ключевский полагал что этот монарх специально публично дразнил русское религиозное чувство «высовывая язык священнослужителям» и смеясь над ними. По ряду свидетельств он собирался, да не успел заставить священников бриться и одеваться как пасторы у него на родине.

Пётр III запретил домовые церкви, а Екатерина оставила в силе это запрещение, существенно ограничивавшее возможности влияния православия на народное сознание. Павел Первый стал гроссмейстером католического Мальтийского ордена. Александр Первый, будучи наследником, имел в духовниках православного протоирея, который действительно брился. Одевался он не как пастор, но не как священник, а носил светское платье. Заняв престол, Александр Первый в одном из писем делился с другом мечтами поселиться на берегу Рейна, молиться то католическому, то протестантскому Богу. Александр Первый пригласил баронессу Кюденер проповедовать в России иллюминатство, осуждаемое православием [26]. Александр Первый охладел к иллюминатству, когда узнал, что его приверженцы отрицают принципы монархизма.

Николай Первый ненавидел евреев и ввёл для еврейских мальчиков с 8-9 лет и старше рекрутскую повинность их забирали в будущие солдаты. У Герцена в «Былое и думы» описана ужасная сцена пешего «перегона» толпы таких жалких детей-рекрутов на дальние расстояния. Когда умер Николай Первый, берлинская пресса сообщала «умер наш император» [27]. Об утяжелевшемся положении православной церкви при Александре Третьем писал А.И. Солженицын. И этот православный монарх, ещё будучи наследником, вступил в Копенгагене под руководством датского короля, будущего тестя, в Масонское Всемирное братство. С соизволения Николая Второго в Петергофе была создана масонская ложа мартинистов [28] «Звезда и крест», о которой заботится датский король.

Монарх стал членом этой противной православию ложи и для него «вызвали дух его отца». Есть многие свидетельства о том, что Николай Второй увлекался спиритизмом, который осуждается православием как тяжкий грех. По русский говорил с акцентом.

В февральские дни 1917 года царю довели до сведения: или отречение, или будет обнародовано, что он фон Гольштейн-Готторп, а никакой не Романов. В этом случае его и его свиту могли бы арестовать генералы-русаки: версия обстоятельств Февральской революции 1917 года, требующая тщательного и всестороннего научного изучения, расследования, которое, надеемся впереди [29].

В названии статьи мы не случайно поставили определение «немецкое привилегированное меньшинство». Далеко не все немцы в России и затем в СССР благоденствовали подобно первым переселенцам или тем, кто имел прямую и косвенную поддержку германского императорского Дома и его администраторов на местах. Подавляющее большинство российских советских немцев были рядовые труженики, работники колхозов, совхозов и заводов, зарабатывавших своё благополучие упорным трудом старательностью, дисциплинированностью, законопослушностью, упорядоченной семейной жизнью и другими положительными гражданскими качествами.

Слова благодарности

Мы благодарим руководство журнала "Современная научная мысль" за информационную поддержку и господина И.Гергенрёдера за возможность ознакомиться с его интересным и поучительным трудом «Донесенное от обиженных» (Изд. Эдита Гельзен 2012), доступ к которому получить не так-то просто в силу малотиражности издания. Приведенные им факты, некоторые из которых мы приводим в данном тексте, и системы аргументации, опирающейся на них вполне убедительны, хотя и создаётся впечатление, что всем немцам на Руси и всегда было хорошо. Достаточно лишь указать на поголовное выселение Автономной Республики немцев Поволжья с колоссальными жертвами для этой национальности. Отметим, что при явно неодобрительном отношении широких слоёв населения России к привилегированным немцам, их отношение к рядовым, трудящимся немецким семьям было, в целом, положительным. Тема требует дальнейшего исследования и доведения до широкой публики его результатов: и сегодня ещё изредка мы слышим сообщения, что хоронят одного из «Романовых», которые на деле-то давно вымерли и по мужской, и по женской линиям.

 

Список использованных источников:

  1. Иванов А. Элита без чести. Интервью в НГ-ЕХ LIBRIS. 12.2016 г. – С.2.
  2. Энциклопедический словарь русского библиографического института Гранат. – Москва, 1934. Т. 36, часть третья. – С.201, 203,
  3. Статью "Романовы" там же. С.193-221.
  4. Федорченко В.И. Дом Романовых. Энциклопедическая биография. Кросноярск БОНУС 2003, Москва: ОЛМА-ПРЕСС С.42-72; Российский императорский Дом и герцоги Шлезвиг-Гольштейн-Готторбские. – С. 74; Российский императорский Дом и Гессенский Великогерцогский Дом; С. 94; Российский императорский Дом и Вюртембергский Королевский Дом. С. 114; Российский императорский Дом и Баденский Великогерцогский Дом. С. 124; Российский императорский Дом и Саксен-Кобург-Готские династии.
  5. Brockhaus Enzyklopädie. F.A. Brockhaus, Mannheim, 1986. В более позднем издании "Der Grosse Brockhaus in einem Gütersloh/München 2010, S. 782 о Петре Втором не сказано ни слова.
  6. Kazimierz Waliszewski. La derniere des Romanov. Paris 1902 (Последняя из Романовых).
  7. Подробно о Гольштейне того времени см.: Gerhard Köbler. Historischen Lexikon der deutschen Länder. 2016, Verlag C.H.
  8. Федорченко В.И. Императорский дом. Выдающиеся сановники. Энциклопедия биографий. Красноярск: БОНУС; Москва: ОЛМА-ПРЕСС, Т. 2. -С. 563; У Брокгауза: Пётр III, император (1762), герцог фон Гольштейн-Готторп Карл Петер Ульрих, Киль, 21.2.1728 Ропша 17.7.1762; Bertelsmann Volkslexikon. Verlag Gütersloh 1956. S. 1386.
  9. Княгиня Дашкова Екатерина Романовна (1744-1810). Участница убийства Петра III и воцарения на престол жены Петра III Екатерины II. С 1769 более 10 лет проживала за границей, где встречалась с Ф.А. Вольтером, Д.Дидро, А.Смитом и другими учёными. В 1783-1796 годах директор Петербургской АН и Президент Российской Академии. По инициативе Дашковой создан и выпущен толковый словарь русского языка "Словарь Академии Российской", части 1-6, 1789-1794. Оставила после себя "Записки".
  10. Нессельроде Карл Васильевич /настоящ. Карл Роберт, 1780-1862/, граф, почётный член Петербургской АН с 1833 года. Принадлежал к англиканской церкви. Подробности см.: Игорь Гергенрёдер. Донесенное от обиженных. Изд. Эдита Гельзен, 2012. – С. 152-153.
  11. Российский энциклопедический словарь. Книга – Москва, 2001. – С.775.
  12. Анекдоты князы Италейского, графа Суворова-Рымникского. Изданные Е.Фуксом. СПб., С. 25- 
  13. О том же говорили другой биограф полководца Н.Полевой, и Ф.М. Достоевский, сообщавших, по преданию своих предков дальних родственников, о самых диковинных повадках полководца Суворова. Подсокорский Н.Суворовская легенда в творчестве Ф.М. Достоевского. В: Вопросы литературы. 2011, Сентябрь-Октябрь. С. 446.
  14. Гергенредер Игорь. Донесенное от обиженных. Изд. Эдита Гельзен, – С. 89.
  15. Мы полагаем, что он, скорее, был "приставлен" царём к Кутузову для присмотра: сам-то Кутузов был о Беннигсене невысокого мнения.
  16. Торопов А. Мировая история войн. Энциклопедия. Москва: ЭКСМО, Битва при Фридланде, стр.677-678.
  17. Уткин А.И. Первая мировая война. – Москва, – С. 99; См. так же: Торопов А. Мировая история войн. Энциклопедия. – Москва, 2003. – С.758-777.
  18. Федорченко В.И. Императорский дом. Выдающиеся сановники. Энциклопедия биографий. Т. 1. С. 257258; Т. 2. С.476, 591-592.
  19. Шергазы Айшуаков последний хан Младшего жуза казахов. В: Вопросы истории. 2016 №11 – С. 98-106.
  20. Материалы по истории Казахской ССР (1785-1828). Москва-Ленинград, Т. 4. С. 225.
  21. Российский энциклопедический словарь. – Москва, Т. 1. – С. 690.
  22. Тарле Е.В. Наполеон. Ростов на – Дону: Феникс, С. 306.
  23. Гоголь Н.В. Мёртвые души. Глава пятая.
  24. Igor Pleve. Einwanderung in das Wolgagebiet: 1764-1767 Göttingen 1999. S. 44-45. 24 Там же. S. 32, 45,
  25. Уткин А.И. Первая мировая война. – Москва, С. 222.
  26. Иллюминаты приверженцы одноимённого тайного просветительского ордена масонов. Членство в этом ордене приписывалось Гердеру, Гёте и другим знаменитостям. См.: Das Zeit Lexikon. Hamburg 2005, 6.S. 594-595.
  27. Уткин А.И. Первая мировая война. – Москва, С. 14.
  28. Martin von Tours, 316 11.397. Hünermann W. Sankt Martun der Reiter Barmherzigkeit. Mitterbiberach 1996. 29 Некоторые детали этого до сих пор не вполне ясного поворота российской истории см.: Гергенрёдер Игорь. Донесенное от обиженных. – С. 297-311; См. так же: Ольденбург Сергей. Царствование императора Николая II. – Москва, 2016, Центрополиграф, книга четвёртая "Мировая война 1914-1917".
Год: 2017
Город: Алматы
Категория: Политология