Управление процессом воспитания правовой культуры людей в политическом пространстве

В статье рассматриваются актуальные вопросы управления процессом воспитания правовой культуры казахстанских людей в политическом пространстве, которые еще недостаточно изучены в социально-политической науке. В статье уделено внимание особенностям и проблемам управления процессом воспитания правовой культуры. Проблемы управления процессом воспитания правовой культуры населения, отмечается в статье является в настоящее время важнейшей для научной организации правового развития казахстанских людей. Вместе с тем уделено внимание и дискуссионным вопросам.

Каждый из исследователей проблемы управления процессом  воспитания  правовой  культуры населения обращает внимание на интересующие лично его грани, различные аспекты управления воспитанием правовой культуры людей как общественное явление. Нас же интересует, в первую очередь, политологические аспекты управления процессом воспитания правовой культуры людей в политическом пространстве.

Как показывает научно-политологический анализ социально-политической литературы, управление процессом воспитания правовой культуры людей в политическом пространстве еще не было предметом самостоятельного исследования в политической науке. Поэтому, на материалах Казахстана политологическое исследование управления процессом воспитания правовой культуры людей имеет большое не только теоретическое, но и практическое значение.

Президент Н.А. Назарбаев в статье «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания» писал:«На наших глазах мир начинает новый, во многом неясный, исторический цикл. Занять место  в  передовой группе, сохраняя прежнюю модель сознание и мышления, невозможно. Поэтому важно сконцентрироваться, изменить себя и через адаптацию к меняющимся условиям взять лучшее из того, что несет в себе новая эпоха» [1]. В этом контексте необходимо и актуально исследовать политологические аспекты управления процессом воспитания правовой культуры казахстанских людей в духе требовании ХХІ века.

По мере социально-политического развития и совершенствования казахстанского  общества усиливается тенденция к сближению основных правовых и нравственно-политических требований общества в целом, микросреды и целенаправленно организованной обществом системы воспитания правовой культуры людей.

Связанные с обновлением, реформированием, модернизацием казахстанского общества усложнение, дифференциация и интеграция общественно-политической деятельности вызывают потребность в сознательном, научном управлении не только материальным производством, но и процессом воспитания правовой культуры самого казахстанского человека.

Управление процессом воспитания правовой культуры казахстанских  людей  предполагает  воздействие на сознание и поведение воспитуемых, осуществляемое по определенному плану или по определенной программе или направлению, предусматривающей достижение заданной цели, учет исходного уровня воспитанности и его переходные состояния, систему корректировки на основе получаемой информации о функционировании системы управления.

Исследования показывают, что управление воспитанием правовой культуры осуществляется посредством организации правовой и общественно-политическо ценной деятельности людей, в процессе которой формируются и усваиваются правовые нормы. Психологической наукой установлено, что отношения, возникающие вокруг какого-либо человека, не переходят автоматически в его собственные, личностные. Деятельность казахстанца, человека способствует включению его в правовые отношения.

Надо отметить, что из двухстороннего характера процесса воспитания правовой культуры казахстанских людей (система внешних целенаправленных воздействий и деятельность воспитуемых) следует, что он включает в себя не только внешний, но и внутренний фактор развития правовой личности казахстанца. Здесь речь идет не о подстраивании воспитания к некоему спонтанно развивающемуся правовому развитию личности казахстанца, а об организации ее деятельности. Процесс воспитания правовой культуры казахстанских людей, таким образом, оказывается управляемым.

Управление процессом воспитания правовой культуры казахстанских людей исходит из научной организации и планирования деятельности как субъекта, так и объекта воспитания.

Сама природа демократического казахстанского общества требует научного планирования и регулирования общественно-политической и правовой деятельности. В демократическом казахстанском обществе создаются благоприятные условия для управления сферами правовой и общественно- политической деятельности через систему государственных и негосудар-ственных общественных организаций, учреждений, институтов.

Следует сказать, что полнота воздействий со стороны воспитателей во многом зависит от определенности, четкости, научной обоснованности задач воспитания правовой культуры казахстанцев. Общие принципиальные цели воспитания правовой культуры казахстанских людей определены в законах страны. И задача заключается в том, чтобы их конкретизировать в специальных планах или программах воспитания с учетом социальных, профессиональных, национальных, возрастных, психологических и других особенностей объекта воспитания, уровня его правовой воспитанности.

В связи с этим положением в планах или программах воспитания в качестве объекта усвоения и цели управления процессом воспитания правовой культуры казахстанских людей важно выделить правовые отношения. В имеющихся планах или программах воспитания казахстанских людей сделана полезная попытка сформулировать цели и способы правового воспитания личности казахстанца. Это соответствует идее воспитания правовой культуры каждого казахстанского человека и принципу индивидуального подхода к нему.

Однако учитывая, что объектом воспитания является не только личность –казахстанец, но и социальные общности, группы, в планах или программах воспитания важно обратить внимание на определение целей и способов воспитания коллективов, в которых как раз и осуществляется организованное и направляемое воспитателями правовое развитие личности казахстанца. Воспитание в коллективе и через коллектив стало ведущим принципом казахстанской теории воспитания. Только в коллективе казахстанский человек получает возможность личной свободы и условия для всестороннего развития.

Положительный опыт создания основы плана или программы воспитания казахстанской молодежи накоплен в практике перспективного планирования воспитательной работы вузов страны. В настоящее время обобщен опыт планирования в более 50 вузах страны. Полученные результаты показывают, что наиболее эффективные планы воспитательной работы содержат информацию об объеме содержании и структуре деятельности по правовому воспитанию студентов, указывают цели правового воспитания, основные воспитательные задачи и роль в их решении всех подразделений вуза. План позволяет выявить взаимодействий различных коллективов вуза в процессе воспитания, направление, характер и последовательность их деятельности, определяет формы, методы и средства воспитания правовой культуры, обеспечивает необходимую комплексность в формировании личности современного специалиста. Причем оперативное текущее планирование позволяет учесть специфические особенности различных коллективов вузов Казахстана.

Следует сказать, что какие бы структурные подразделения ни имели созданные и создаваемые планы или программы воспитания в Казахстане, они окажутся научно обоснованными и практически приложимыми лишь в том случае, если будут строиться с учетом принципа деятельности.   В соответсвии с данным принципом правовое воспитание происходит в деятельности, сами правовые качества личности казахстанца представляют собой устойчивые состояния правовой деятельности, и наконец, критерием правовой воспитанности является деятельность. Принцип деятельности в планах или программах воспитания казахстанских людей отражается поэтому на определении целей воспитания как реализации правовых и нравственных требований, а также и на путях воспитания в процессе правовой и общественно-политическо ценной трудовой деятельности.

Управление процессом воспитания в Казахстане предполагает не только задание объекту управления плана или программы функционирования, но и корректирование как его деятельности в соответствии с планом или программой, так и совершенствование в необходимых случаях самого плана или самой программы. Для этого необходимо получение иформации о состоянии усвоения воспитуемым  целей плана или программы воспитания, о его реакции на систему целенаправленных воспитательных воздействий, т.е. установление обратной связи. Такая связь в конечном итоге требует изучения изменений в уровне правовой воспитанности субъекта воспитания под влиянием внешних воздействий.

Надо отметить, что основным критерием для определения уровня правовой воспитанности  казахстанцев являются их поступки и действия. Правовое сознание казахстанца нельзя рассматривать изолированно от его поступков, в которых, как правило, проявляются его правовые убеждения. Поэтому информация о состоянии правовой воспитанности может быть получена лишь в процессе исследования различных форм деятельности казахстанских людей.

Следует сказать, что для того чтобы точнее установить эффективность воспитательных воздействий в Казахстане и построить оптимальную систему корректирования деятельности воспитуемого, важно уметь определить уровень его воспитанности.

Важно особо подчеркнуть, что для определения реально достижимых конкретных целей воспитания правовой культуры казахстанских людей и особенно способов их достижения следует целенаправленно собирать и наиболее правильно интерпретировать обратную информацию об эффективности воспитательных средств Казахстана, вносить правильные коррективы в систему воспитательных воздействий. Необходимо выявить и изучить механизм усвоения личностью казахстанцем право, логику перехода сложившихся в обществе правового опыта, принципов и норм во внутренний мир личности казахстанца. При этом заметим, что изучение процесса усвоения тем более необходимо, что еще существует тенденция вообще игнорировать требования интериоризации. Взгляд на воспитание правовой культуры как на своеобразный тренаж, механическое внесение в личность казахстанца тех или иных правовых черт вне зависимости от позиции казахстанского человека, его потребностей и интересов приводит к абсолютизации как практической деятельности, так и правового просвещения, когда от самого факта участия личности казахстанца в «воспитательных» мероприятиях ожидают автоматически положительный результат,  а поэтому не организуют  их достаточно  продуманно и наблюдается погоня за количество мероприятий, формализм в воспитании правовой культуры. В такого рода абсолютизации проявляются тенденции бихевиоризма в правовом воспитании, рассматривающего  формирование качества личности казахстанца по схеме: стимул-реакция, наподобие усвоения биологических рефлексов.

Для того чтобы глубже уяснить, почему выполнение правовых требований, соблюдение  правовых норм, «проделывание» правовых упражнений не ведет автоматически к усвоению права  Казахстана,  важно учесть, что законопослушно воспитанную личность-казахстанец характеризует именно внутреннее принятие правовых принципов и норм как принципов и норм собственного поведения, право-нравственно регулирующая роль долга, совести и чести, выполнение правовых принципов и норм по внутреннему убеждению, когда непосредственные внешние требования если и определяют правовой  поступок,  то лишь преломляясь через интеллектуальную и эмоциональную сферы личности казахстанца, становясь внутренним требованием личности казахстанца к самой себе. Иначе, процесс воспитания правовой культуры, усвоение права в Казахстане осуществляется тогда, когда в системе целенаправленных воздействий, в деятельности воспитуемых учитываются их потребности, интересы, уровень воспитанности, когда правовые нормы и принципы приобретают личностный характер.

В ряде наших исследований прослеживается тезис, что правовые нормы и принципы приобретают личностный характер, способствуют формированию правовых свойств личности казахстанца (правовых качеств, убеждений) в результате установления положительных связей между правовыми знаниями и чувствами в процессе деятельности.

В связи с этим следует сказать, что значительно менее выясненным остается вопрос о механизме установления этих связей, т.е. переживания, эмоционального принятия, в конечном итоге закрепления в поведении правовых норм и принципов, ибо ведущего тезиса о том, что усвоение права осуществляется в процессе правовой и общественно-политическо ценной деятельности, оказывается все же недостаточно, так как сама по себе данная деятельность казахстанских людей и совершение правовых поступков, выполнение правовых требований не гарантируют эмоциональное принятие правовых норм и принципов. Известно, что казахстанцы, сообразуя свое поведение с теми или иными правовыми знаниями, далеко не всегда делают их своими убеждениями. Ожидание положительного результата от  самого  факта включения в правовую и общественно-политическо полезную деятельность, которая  якобы  автоматически дает желаемый воспитательный эффект, т.е. абсолютизация ее воспитывающей роли приводит к формализму в воспитании правовой культуры, к проведению мероприятий ради самих мероприятий.

Действительному раскрытию связей интеллектуальной и эмоциональной сфер личности казахстанца в определенной мере препятствует интеллектуализм в трактовке чувств, отождествление знания и переживания, проведение между ними прямолинейной связи. Необходимо учитывать  сложность  характера связей между знаниями и эмоциями, различие между «словесным знанием» и «осознанием». Здесь речь идет именно об осознании, т.е. о том, в каком смысле вкладывает сам казахстанский человек в данное явление, а не о знании им этого явления.

Следует сказать, что противоположная интеллектуализму тенденция, выражающаяся в отрыве чувств  от интеллекта, в свою очередь, мешает раскрытию природы диалектических связей интеллектуального и эмоционального в сфере личности казахстанца. В основе возросшей в последнее время популярности данной тенденции лежит поверхностная интерпретация случаев расхождения между поведением отдельных казахстанских людей и их знаниями о правовых принципах и нормах. Отсюда делается вывод об отсутствии вообще связей между знаниями и чувствами людей.

В основе механизма усвоения казахстанских правовых норм и принципов лежит осознанно- эмоциональное отношение к ним, единство знания и переживания правового личностного смысла деятельности казахстанца. Органический характер связи между знанием правового личностного смысла деятельности казахстанца и его переживанием является тем условием, которая определяет срабатывание механизма усвоения права и способствует единству сознания и поведения. Оценка соотношения знания и деятельности в воспитании правовой культуры казахстанских людей отнюдь неоднозначно  –  от имеющего места вербализма до недооценки и роли сознания и правового просвещения в правовом воспитании. Раскрытие роли сознания личностного смысла деятельности казахстанца в положительном принятии, переживании правовых норм и принципов способствует уяснению диалектического характера связи знания и деятельности в правовом воспитании казахстанцев при ведущей роли деятельности. В этой связи главными приоритетами в данной деятельности, как отмечается в Концепции правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 года «должно быть:  борьба  с  приступностью, обеспечение  законности  и  общественной  безопасности,  защита  прав  и  свобод  граждан,  обеспечение неотвратимости реакции государства на любые правонарушения, быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение и привлечение к уголовной ответственности лиц, их совершевших, профилактика правонарушений, взаимодействие с гражданами в борьбе с преступностью» [2].

Как показал опыт воспитания студентов КазНПУ имени Абая, достижение высокого уровня право- мотивационной сферы деятельности студенческой молодежи предполагает усвоение достаточно полных правовых знаний. Научно-технический прогресс общества, развитие системы средств информации – радио, телевидения, кино и т.д позволяют усилить роль в воспитании правовой культуры эмоционально насыщенной правовой информации.

Управление усвоением правовых принципов и норм в Казахстане предполагает целенаправленную организацию правовой и общественно-политическо ценной деятельности воспитуемых, в  процессе которой формируется, осознается, переживается, личностный смысл правовых принципов и норм. Здесь важно подчеркнуть, что личностный смысл не тождествен понятию «личный интерес» в существующем его противопоставлении общественному интересу. Реализация правовых принципов и норм Казахстана, борьба за общественные интересы, служение казахстанскому обществу сами по себе могут приобретать личностный смысл. На разных уровнях правовой воспитанности казахстанцев характер, содержание личностного смысла выполнения правовых норм и принципов могут изменяться.

Надо подчеркнуть, что правовые знания помогают не только глубже осознать опыт правового поведения, но и способствуют целенаправленной организации правовой и общественно-политическо ценной деятельности казахстанских людей в соответствии с правовыми принципами и нормами.

Определение логики усвоение права Казахстана, позволяет рассмотреть и уточнить ряд важных для  управления процессом воспитания правовой культуры личности казахстанца  вопросов:  какая деятельность и каким образом может быть использована в целях воспитания правовой культуры, как следует организовать деятельность для оказания на воспитуемого оптимально положительного правового воздействия?

Прежде всего, исходя из вышесказанного, следует подчеркнуть роль правового и общественно- политическо ценного характера деятельности, а также роль правового, соответствующего требованиям казахстанского права, личностного смысла деятельности и оценки, осознания воспитуемым данного смысла в правовом развитии личности казахстанца. Характер оценки во многом определяется целью деятельности, именно тем, насколько процесс и результаты взаимодействия способствуют достижению конечного воображаемого результата. Личностный смысл деятельности казахстанца предполагаемого результата эмоционально окрашивает, актуализирует его. Изменение правовой мотивации в процессе деятельности и соответственно изменение его личностного смысла способствуют изменению цели. При этом, сила, устойчивость и правовой характер личностного смысла и цели деятельности во многом определяют воспитывающие возможности деятельности.

В случае формального выполнения казахстанским человеком правовых требований, когда достижение правового результата деятельности не стало его целью, он не усваивает их правового содержания, не принимает их как внутренние требования. В том случае, когда цель имеет правовой и общественно- политическо ценный характер, воспитуемый, оценивая соответственно ей свое взаимодействие, его личностный смысл, переживает правовое отношение к действительности. Если же цель имеет сугубо личный, эгоистически характер, казахстанский человек, совершая внешне те же самые поступки и оценивая их с позиций достижения своей эгоистической цели, переживает адекватные ей отношения, и поэтому объективный правовой смысл деятельности не усваивается им.

Все это показывает необходимость специальной организации правовой деятельности воспитуемых в целях повышения ее правового влияния, как направленного включения воспитуемых в правовой деятельности, так и планирования ее процесса.

Управление воспитанием правовой культуры казахстанских людей предполагает наличие плана деятельности также у самого воспитуемого, который формируется в конечном итоге именно как субъект деятельности – и в этом плане выступает, по замечанию А.С. Макаренко, субъектом воспитания. В процессе правовой деятельности воспитуемый включается в систему право и отношений, усваивает их, происходит формирование его личности казахстанца как совокупности общественно-политических отношений. При этом казахстанские люди в полной мере включаются «в реальные процессы управления  и самоуправления» [3].

Изучение социально-психологических механизмов поведения показывает, что цель правовой деятельности и способы ее достижения образуют в сознании казахстанского человека некоторую ориентировочную основу, так называемый правовой образец.

Правовой образец казахстанских людей включает в себя как процессуальную сторону деятельности,  так и целевую – правовой результат деятельности, т.е. включает в себя конкретые акты поведения  и оценку этих актов, знания о цели, смысле правового поведения. В формировании данных образцов значительную роль играют требования правового казахстанского государства, примеры окружающих людей, личный опыт деятельности, информация о конкретных типах и способах поведения, средствах достижения правовой цели, содержащаяся в кинофильмах, радиопередачах, литературных произведениях и т.д.

В тех случаях, когда данные ориентиры казахстанцев отсутствуют или даже ошибочны, не отражают достаточно адекватно правовые требования нашего  общества,  управляемость  деятельностью воспитуемых резко снижается. Конечно, для казахстанских воспитуемых, находящихся на  разных ступенях возрастного развития, правовой зрелости, социального положения, содержание и степень конкретности данных образцов в специально организованной информации  могут  значительно различаться. В процессе «правового информирования» взрослых важно сделать акцент на ведущие цели правовой деятельности и основные пути, способы их достижения. Ясно, что у детей ориентиры такого рода должны быть наиболее конкретными. При этом в любом лучае надо добиваться того, чтобы  правовой образец опирался на правовые отношения в коллективе, правовой  опыт  казахстанского человека, внутренне принимался им.

Важно подчеркнуть, что управление процессом правового развития  личности  казахстанца предполагает ее самодеятельность и свободу в решении проблем поведения. Будучи детерминированной обществом, личность - казахстанец в соответствии с конкретным историческим этапом развития казахстанского общества обладает определенной мерой автономии и свободы. Вместе с тем сама личность-казахстанец создает определенные системы управления и меняет их в соответствии с потребностями общественного развития. В казахстанском обществе по мере его дальнейшего развития возрастает степень социальной, политической свободы личности казахстанца, которая марксистами не рассматривалась как свобода от объективной детерминации поведения и от общетсвенно-политического управления деятельностью людей. Общественно-политическая жизнь Казахстана предоставляет человеку достаточно много возможностей и форм развития. Принятие собственного решения и его реализация осуществляются самим казахстанским человеком. Казахстанский человек выбирает формы своего поведения, его направленность, выбирает не только друзей, коллег, но и образцы, идеалы, согласно которым он строит свое правовое поведение. При этом, он обладает опреденной свободой решения и действия в противоречивых ситуациях, избирательно относится к информации, к нормам и ценностям, существуюшим в обществе.

Следует сказать, что внешние факторы, детерминирующие поведение личности  казахстанца, выступают в виде определенных стимулов. Внутренняя регуляция поведения  представляет  собой сложную систему мотивов, ориентаций и установок личности казахстанца.

Вся  система   поведения   личности   казахстанца   складывается   не  только   в  результате   усвоения и «перевода вовнутрь» правовых и общественно-политических регулирующих систем, но и в результате активной творческой деятельности самой личности казахстанца, приобретающей и накапливающей свой собственный, неповторимый жизненный опыт, вырабатывающей свои эталоны поведения, цели, идеалы в системе правовой политики Республики Казахстан [4].

Управление процессом правового развития личности казахстанца не имеет целью жестко детерминировать все поведение казахстанского человека, запрограммировать его действия. Наоборот, оно предполагат развитие творческой инициативы, подлинную реализацию свободы воли, свободы выбора действий и т.д. в рамках казахстанского права.

Важнейшее значение в развертывании самодеятельности и активности личности казахстанца, ее индивидуальных возможностей, в оптимизации всего процесса воспитания правовой культуры имеет правовое самовоспитание, деятельность казахстанского человека в целях совершенствования в соответствии с правовым государством в Казахстане. Следует помнить, что никакая система воздейтсвий, призванная обеспечить комплексность в воспитании правовой культуры ведущих качеств личности казахстанца, не достигнет поставленной цели, если не найдет у него поддержки, опоры и  ответных усилий, направленных на самовоспитание.

Самовоспитание как бы компенсирует возможные проблемы в воспитании правовой культуры казахстанских людей, которые могут возникнуть в случае определенного усреднения задач воспитания, когда оно не учитывает реальный уровень воспитанности, конкретных качеств казахстанского человека, его  сильные  и  слабые  стороны.  Такое  же  усреднение  имеет  место  из-за  сложности  и недостаточной разработанности технологии-методики изучения личности воспитуемого. Поэтому комплексность разных видов воспитания правовой культуры казахстанских людей может быть осуществлена в полной мере в  том случае, если воспитатели руководят самовоспитанием личности казахстанца.

Следует сказать, что общественно-политический характер самовоспитания правовой культуры казахстанских людей связано с общественными отношениями, условиями  жизни,  воспитанием.  В процессе воспитания правовой культуры казахстанцев формируется воля, самосознание, чувство долга и другие предпосылки правового самовоспитания. Непосредственные право-воспитательные воздействия могут также стимулировать правовое самовоспитание. Под влиянием условий жизни или определенных обстоятельств самовоспитание правовой культуры казахстанских людей может быть направлено на развитие тех или иных правовых, политико-волевых качеств, не заложенных в плане или программе воспитания; оно даже может противоречить и противодействовать воспитанию правовой культуры. Исследования показывают, что в последнем случае эффективность воспитательного  процесса  резко падает. Речь идет поэтому не о том, что правовое самовоспитание казахстанцев автоматически направляется воспитанием или же полностью включается в процесс воспитания правовой культуры. Правовое самовоспитание казахстанских людей может в определенной части смыкаться с воспитанием правовой культуры и важно, чтобы процесс воспитания правовой культуры включал в себя и момент работы личности казахстанца над собой в соответствии с непосредственными требованиями и задачами правового самовоспитания, чтобы процесс воспитания правовой культуры направлял правовое самовоспитание личности казахстанца. Процесс воспитания правовой культуры предполагает поэтому формирование самосознания, правовой самооценки личности казахстанца, стремления у нее совершенствовать свои политическо-правовые качества, самокритично оценивать свои недостатки и исправлять их. Исследования показывают, что активность личности казахстанца в сфере правового самовоспитания является необходимым условием оптимального осуществления процесса воспитания правовой культуры. Только в том случае, когда сама управляемая система Казахстана нормально функционирует и самоуправляется, возможен оптимальный результат в управлении процессом  воспитания правовой культуры. Последнее обстоятельство также показывает целесообразность организации в процессе воспитания казахстанских людей их правового самовоспитания.

Организуя самовоспитание личности казахстанца в духе правовой культуры, надо помочь ей осознать свои достоинства и недостатки, выработать плана или программу правового самовоспитания, овладеть средствами самовоспитания (самообязательство, самоконтроль и др.), осуществлять работу по самовоспитанию в правовой и общественно-политическо полезной деятельности. Важно, чтобы самовоспитание личности казахстанца было связано с решением правовых и общественно-политическо ценных задач, способствовало успешной деятельности коллектива, тактично контролировалось и направлялось коллективом.

Эффективность управления процессами воспитания и самовоспитания правовой культуры казахстанских людей «в значительной мере связано с тем, насколько  полно  и  последовательно реализуется принципы воспитательной работы в каждой акции и организованном мероприятии» [5].

Рассмотрение проблемы управления процессом воспитания правовой культуры позволяет заключить, что данная проблема является в настоящее время важнейшей для научной  организации  правового развития казахстанских людей. Решение вопросов управления процессом воспитания правовой культуры казахстанских людей: определения цели воспитания, планов или программ деятельности воспитателей и воспитуемых, организации обратной связи и системы стимулирования, корректирования деятельности воспитуемых и, наконец, организации самовоспитания (самоуправления управляемой  системы)  –  является ведущим путем повышения эффективности процесса воспитания правовой  культуры, достижения значительного прогресса в правовом развитии казахстанских людей. При этом важно сказать, что, как было показано, определяющее значение при использовании общих требований управления  в сфере процесса воспитания правовой культуры имеет учет специфики данного процесса, логики и особенностей усвоения личностью-казахстанцем права, правовых норм и принципов.

 

Список использованных источников

  1. Назарбаев Н.А. Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания // Мысль. 2017, №5. – С.
  2. Концепция правовой полиики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 года // Казахстанская правда. - 2009, 27 августа.
  3. Браун Э. Демократия как фактор управления кадрами // Мысль. 2017, №1. – С.
  4. См.: Абсаттаров Г.Р. Право. Политика. Сознание. – Алматы: Ғылым, 2016.
  5. Сейтешев А. Общие закономерности и принципы воспитания // Мысль. – 2016, №3. – С.
Год: 2017
Город: Алматы
Категория: Политология
loading...