«Гражданское общество» и основные подходы к его определению

В данной статье рассматривается генезис трактовки гражданского общества, который своими корнями уходит в глубокую древность. На конкретном материале он показывает, что в литературе по общественным наукам существует хотя и близкие по смыслу, но различающиеся по содержанию подходы к описанию конкретных обществ, в том числе и гражданского, выявляя при этом то общее и особенное, что и составляет их суть. Автор убежден, что гражданское общество в своем идеале – это общество, где главным действующим лицом и субъектом исторического процесса выступает человек. 

Начну статью с двух, на мой взгляд, исключительно важных для нашей темы цитат из «Политики» Аристотеля.

Первая: «Государство создается не ради того только, чтобы жить, но преимущественно для того, чтобы жить счастливо…» [1].

Вторая: «Поскольку… всякое государство представляет собой своего рода общение, всякое же общение организуется ради какого-либо блага (ведь всякая деятельность имеет в виду предполагаемое благо), то, очевидно, все общения стремятся (stokhadzontai) к тому или иному благу, причем больше других и к высшему из всех благ стремится то общение, которое является наиболее важным из всех и обнимает собой все остальные общения. Это общение и называется государством или общением политическим» [2].

Эти высказывания свидетельствуют о том, что генезис трактовки гражданского общества своими корнями уходит в глубокую древность. Именно тогда была заложена идея политического сообщества, государства и гражданского общества.

Не вдаваясь в историю вопроса, отмечу лишь, что вплоть до второй половины XX века тема гражданского общества была уделом кабинетных размышлений и интерес вспыхнул с новой силой в связи с коренными политическими изменениями, которые ассоциируются с расширением ареала демократии. Новые политические реалии в современном мире со всей остротой поставили вопрос о гражданском обществе как факторе и необходимом условии утверждения демократии.

Однако в современной литературе по общественным наукам нет единого определения даже самого понятия «общество». А отсюда – самые разные подходы к описанию конкретных обществ, в том числе и гражданского.

К примеру, Большой толковый социологический словарь (составители Дэвид Джерри и Джулия Джерри) дает следующее определение:

«Общество (society) – 1. Вся сумма человеческих отношений. 2. Самоувековечивающееся объединение, занимающее относительно ограниченную территорию, обладающее собственной более или менее отличительной культурой и институтами (например, народ нуэр), либо давно и хорошо известное национальное государство (вроде Великобритании или США).

Несмотря на то, что это – одно из важнейших понятий в социологии, его использование сопряжено с рядом трудностей и споров, особенно во втором значении, которое легко применяется к известным национальным государствам с собственными семейными, экономическими и политическими институтами и четкими границами » [3].

А «Всемирная энциклопедия: Философия» определяет «общество» как: «Понятие, фиксирующее предмет социальной философии: в качестве базисной категориальной структуры фундирует собою концепции, развивающиеся в русле социального реализма; в традиции историцизма, фокусирующей внимание на истории как истории духа и на имманентных индивидуальных импульсах совершения человеком того или иного поступка, а не на интегральных (со стороны общества как общего) детерминантах, практически не употребляется. В социальном реализме определяется – в широком смысле – как выделившееся из природы системное образование, представляющее собой исторически изменяющуюся форму жизнедеятельности людей, которая проявляется в функционировании и развитии социальных институтов, организаций, общностей и групп, отдельных индивидов; в узком смысле под обществом нередко понимается исторически конкретный тип социальной системы… или отдельный социальный организм. Общество – основополагающая категория философии и социологии. Философскотеоретический анализ общества возможен только на базе исследования его идеальной модели» [4].

Оба эти примера дополняют друг друга.

А вот политологические энциклопедические издания понятие «общество» вообще не включили в свои словники. И это понятно, ибо ещё в 1948 г. на Международной конференции по вопросам политической науки, состоявшейся в Париже по инициативе ЮНЕСКО, была предпринята попытка систематизировать составные элементы политической науки. Были выделены четыре блока таких элементов:

  1. Политическая теория: а) политическая теория; б) история идей.
  2. Политические институты: а) конституция; б) центральное управление; в) региональное и местное управление; г) публичная администрация; д) экономические и социальные функции управления; е) сравнительный анализ политических институтов.
  3. Партии, группы и общественное мнение: а) политические партии; б) группы и ассоциации; в) участие граждан в управлении и администрации; г) общественное мнение.
  4. Международные отношения: а) международная политика; б) политика и международные организации; в) международное право.

Таким образом, политология, определив свою нишу, сосредоточила внимание на социальной системе, т.е. на государственно-общественном устройстве, и вытекающих отсюда проблемах, оставив за социологией и социальной философией изучение феномена общества в целом как «всей суммы человеческих отношений».

Любое общество или любая организация, группа составляют социальную систему. И вот здесь интересы и политологии, и социологии, и социальной философии совпадают, несмотря на то, что, как в свое время отметил известный британский социолог Энтони Гидденс, социальные системы весьма переменны, они «редко имеют вид внутреннего единства».

А может быть, «не несмотря», а именно поэтому?

Гражданское общество в иерархии категорий современного обществознания представляет одну из ключевых позиций. И поэтому и политология, и социология, и социальная философия изучают этот феномен, но изучают своими методами, а значит заостряют внимание на тех деталях, которые входят в их компетенцию.

В этом легко убедиться, если сопоставить определения, которые даны в энциклопедических изданиях по этим наукам.

Так, Энциклопедический словарь «Политология» дает гражданскому обществу следующее определение:

«Общество с развитыми экономическими, культурными, правовыми и политическими отношениями между его членами, не зависимое от государства, но взаимодействующее с ним, общество граждан высокого социального, экономического, политического и морального статуса, создающих совместно с государством развитые правовое отношения. Реальность гражданского общества определяется соотношением идеала, идеального проекта и реально достигнутого состояния общества, которое действительно осуществляет такой проект. Это, в принципе, бесконечный процесс совершенствования общества, власти, политики и человека, охватывающий все без исключения стороны жизни, так же, как процессы достижения свободы, равенства, справедливости и др. социальных, политических, моральных и культурных ценностей. Бесконечность вечного совершенствования не повлияла на сам процесс становления гражданского общества для народов, сумевших добиться ощутимых результатов на этом пути» [5].

Большой толковый социологический словарь ставит акценты на несколько иных аспектах:

«Гражданское общество (civil society) (в смысле, применяемом Гегелем и Марксом) – рыночные и экономические отношения (в отличие от деятельности государства); промежуточная сфера между семьей и государством. В широком смысле сфера обширных социальных отношений и общественного участия в качестве противовеса более строгим действиям государства или экономики» [6].

А в Новой философской энциклопедии написано: «Гражданское общество 1) общество, в котором сочетаются частные и общие интересы; 2) общество, достигшее партнерских отношений с государством, способное поставить государство под свой контроль, в котором возможность его членов реализовывать свои права и обязанности дополняется способностью государства обеспечить безопасность общества в целом и отдельных граждан; 3) общество, контролирующее не только государство, но и богатство страны, общество с развитыми партнерскими отношениями между обществом, государством и экономикой. В целом гражданское общество можно охарактеризовать как самоорганизующееся начало и сосредоточение негосударственных отношений» [7].

При всем несовпадении определений дефиниции «гражданское общество» общим для всех них является:

во-первых, выделение в качестве главного высокого экономического, социального и политического уровня развития, что должно способствовать установлению соответствующих отношений;

во-вторых, общественное участие в качестве противовеса государству, установление партнерских отношений с ним.

Но самое главное (и это напрямую подчеркивает политологическое определение, хотя опосредованно присутствует во всех трех толкованиях) состоит в том, что сегодня никто не может привести хотя бы один пример, который можно было бы взять за эталон в построении гражданского общества (хотя, конечно же, некоторые страны ушли далеко вперед в достижении данной идеи).

Казахстан же находится лишь в начале пути, при этом надо иметь в виду, что высокоразвитое гражданское общество это высшая форма демократии, её устойчивости и стабильности. А этого мы тоже пока не достигли.

В своем идеале гражданское общество это такое общество, где главным действующим лицом и субъектом исторического процесса выступает человек. Степень же защищенности отдельных граждан и общества в целом от жесткой регламентации со стороны государства определяется уровнем демократии (и это надо подчеркнуть особо), поэтому в гражданском обществе все связи идут не «сверху вниз», а наоборот, «снизу верх», т.е. государство и его органы формируются обществом и находятся под его контролем. Поэтому гражданское общество может сформироваться лишь в правовом государстве.

Коль скоро основополагающей доминантой гражданского общества является отдельно взятая личность, то, естественно, формирование индивидуальной свободы, признание самоценности каждой отдельной личности есть главная цель при построении такого общества, а значит, как справедливо отмечает российский политолог К.С. Гаджиев, несущими его конструкциями «являются все те институты, организации, группы и т.д., которые призваны содействовать всесторонней реализации личности, её потенций, интересов, целей, устремлений. Эти институты, организации и прочее служат для отдельного индивида источником власти, влияния и авторитета» [8].

Безусловно, большая роль здесь принадлежит семье, ибо совершенно очевидно, что ни о каком гражданском обществе не может быть и речи, если не будет на должный уровень поднят институт семьи, его социальная значимость, морально-нравственные принципы. Сегодня, к сожалению, представления отдельных людей о содержании понятия «семья» весьма существенно отличается от модального типа этого института. Да, конечно, за примерно три тысячи лет своего существования семья прошла сложный путь: от расширенной семьи к корневой или стержневой, в том числе и патриархальной, и далее к нуклеарной... Но она была и остается одним «из шедевров природы» (Д. Сантаяна).

Всё самое лучшее закладывается в семье, а формируется всю жизнь. Но семья может заложить в человеке всё самое низменное, антигуманное, античеловеческое. Поэтому семья не может быть вне поля общественного внимания и влияния. Прав был известный американский педагог Феликс Адлер, когда назвал семью «обществом в миниатюре». Большое значение имеют родственные связи, соседские общины. Перефразируя известные стихи Н.Заболоцкого о В.Хлебникове, можно с уверенностью сказать, что прекрасный образ человека в душе природы заронить может каждый, но лишь своими добрыми делами.

«Каждый человек, по словам И.В. Гёте, это целый мир...». Не существуют ни одного одинакового процесса социализации и ни одной одинаковой личности: индивидуальный опыт каждой из них уникален и неповторим. Вместе с тем, человек это плоть от плоти своей социальной среды, она и определяет, по крайней мере, в значительной степени, духовный облик человека, его мировоззрение, или, как остроумно сказал B.C. Соловьев, его «умственное окошко».

«Умственное окошко», или мировоззрение, зависит от ориентации человека. А ориентация, в свою очередь, от многих факторов: социальной среды, исторических условий, политической обстановки, национальных и религиозных традиций, общего культурного уровня, нравственных требований общества и т. д., и т. п.

При этом важно всегда помнить, что у каждого поколения свои духовные ценности, или, как говорил в одном из выступлений перед студентами русский историк В.О. Ключевский, «у каждого поколения могут быть свои идеалы, у моего свои, у вашего другие, и жалко то поколение, у которого нет никаких».

 

 

И все же, именно духовные корни и ценностные ориентации обеспечивают преемственность поколений, связь между ними. Общий стержень, который крепит связь поколений, это общечеловеческие представления о месте каждого из нас в этом мире, это веками сложившиеся правила нашего совместного проживания, это, наконец, общечеловеческая мораль фундамент нравственности и ответственности перед обществом.

Но было бы наивно думать, что все это приходит само собой. Нет! Здесь огромна роль семьи, школы, окружающей среды. «Наставь юношу при начале пути его: он не уклонится от него, когда и состареет», говорится в Книге притчей Соломоновых.

И здесь во весь свой рост встает вопрос об уровне образования, его ответственности за духовное состояние общества, «стандарт цивилизации» (М. Пришвин), особенно гуманитарного.

На наш взгляд, для обеспечения определенного единства и рациональной направленности в социально-гуманитарном образовании следует:

  • добиться обновления структуры и содержания преподавания социально-гуманитарных дисциплин, возрастания их роли в формировании личности, духовном воспитании;
  • наполнить учебно-воспитательные программы элементами этнокультуры наций и народностей, проживающих в Республике Казахстан;
  • восстановить единство учебно-воспитательного процесса, плановости и органичности форм и методов профессиональной и мировоззренческой, духовно-нравственной и общекультурной подготовки учащихся средних школ и студенческой молодежи;
  • в процессе преподавания и формирования профессиональных навыков бакалавров и учащихся колледжей шире использовать внутренний гуманитарный потенциал любой науки, накопленный в ходе его исторического развития и становления как самостоятельной отрасли знания;
  • сбалансированно подходить к религиозным этнофетишистским, изоляционистским умонастроениям в школьной и молодежно-студенческой среде, постоянно расширять сферу использования творческих форм и методов гуманитарного образования, мировоззренческого и духовно-культурного диалога преподавателей и студентов.

И ещё один вопрос: уровень истинной образованности самих педагогов. Ведь не секрет, что даже ученые степени докторов и кандидатов наук, к сожалению, не являются мерилом подлинной образованности, а тем более интеллигентности, высокой нравственности и духовности, а лишь отражают определенный уровень профессиональной подготовки. Еще великий В. Гёте говорил, что те, у кого мы учимся, правильно называются нашими учителями, но не всякий, кто учит нас, заслуживает это имя.

Необходимо четко видеть и понимать, что воспроизводство обществоведческих знаний – неотъемлемый компонент процесса социальной адаптации подрастающих поколений, индивидуальной, групповой дифференциации и интеграции общественной сущности каждого молодого человека, формирования духовно-нравственной Личности.

Нельзя не отметить и роль религии самой тончайшей струны человеческой экзистенции, которая, говоря словами русского философа Вл. Соловьева, если это именно религия, а не спекуляция вокруг неё, старается уберечь человечество «от расхищения бунтующим материальным хаосом». Любая религия всегда старалась и старается ответить на самые злободневные вопросы, дать как бы новое подкрепление, мировоззренческую опору не только религиозным переживаниям и чувствам, но и жизненной позиции, ценностным ориентациям.

Сегодня всё чаще говорят о гражданской религии. Это «общая, изоморфная характеристика религий, принадлежащих к различным культурно-историческим традициям и не просто лояльных к существующему в той или иной стране общественному строю, но стоящих на позитивно-гражданских позициях и выражающих позитивное, заинтересованное и активно-созидательное отношение к социальной действительности. Гражданская религия это прежде всего общая социально-политическая идеология разнообразных религиозных объединений, существующих в данном общественном пространстве, «гражданами» которого эти объединения являются» [9].

Первый, кто обосновал значение гражданской религии, был Ж.-Ж. Руссо. Но проблема широкую дискуссию обрела в конце 60-х годов прошлого столетия, когда американский социолог Р.Белла выступил по вопросу общественного согласия представителей различных религий. На примере США и Японии, где религиозный плюрализм носит наиболее ярко выраженный характер, Р.Белла охарактеризовал гражданскую религию как единое измерение религиозной жизни и согласованной основы единства общества.

Некоторые ученые считают гражданскую религию как квази-религиозные убеждения и ритуалы, в частности, салютование национальному флагу, парады, церемонии коронации или даже международные спортивные соревнования [10]. Даже если это принять во внимание, то нельзя всё же не увидеть воспитательную составляющую и социальную, солидарность, которые, безусловно, заложены в гражданской религии.

При этом, конечно же, надо иметь в виду, на наш взгляд, и очень точное определение Габриэля Алмонда известного американского политолога и социолога о том, что в гражданской культуре в целом политические ориентации участия сочетаются с патриархальными и подданническими политическими ориентациями, но при этом не отрицают их.

Поэтому, думается, и гражданская религия должна иметь место быть в формировании гражданского общества.

Безусловно, правы те, кто считает, что гражданское общество не является каким-то особым образованием, но оно должно давать возможность участия при его создании, а это означает расширение рамок вовлечения населения в организацию политической системы и воспитание соответствующей культуры поведения.

В корне неверно идентифицировать гражданское общество с государством, хотя первое, безусловно, не стоит изолированно от второго. В то же время нельзя согласиться с теми, кто утверждает, что гражданское общество характеризует государство, отражает степень его цивилизованности. Почему? Ответ, на наш взгляд, заложен уже в самом определении: «гражданское общество», а не «гражданское государство», ибо функции государства всё более активно передаются обществу, т.е. народу. А без этого, уже по определению, нельзя построить гражданское государство.

Гражданское общество должно иметь свои политические институты, которые обязаны не только способствовать развитию такого общества, но и осуществлять строгий контроль за государственными институтами с верху до низу. И хотя, как справедливо отмечает французский социолог, политолог и юрист Морис Дюверже, «ни термин «институт», ни термин «политический» совершенно точного значения не имеют: в этом-то и кроется трудность определения понятия политических институтов». И всё же мы примем его же формулировку: «Думается, что термин «институты» можно было бы резервировать для обозначения совокупности идей, верований, обычаев, составляющих упорядоченное и организованное целое (например, брак, семья, выборы, правительство, собственность и т.д.)» [11].

Гражданское общество включает и ряд так называемых «промежуточных институтов». Это, например, политические партии, организации, объединения, средства массовой информации.

Важной единицей гражданского общества является группа. По Н.Смелзеру, ею «называется совокупность людей, которые взаимодействуют друг с другом определенным образом, чувствуют свою принадлежность к данной группе и воспринимаются другими как члены этой группы» [12]. Группы различаются по роли, принадлежности и функциям.

К.С. Гаджиев типологизирует группы на первичные и вторичные. Он пишет:

«Первичная группа состоит из небольшого числа людей, вступающих в прямое и непосредственное взаимодействие, базирующееся на их индивидуальных особенностях. Примером такой группы является семья или любая группа друзей, сподвижников, соплеменников и т.д., между которыми сложились более или менее глубокие эмоциональные отношения. Объединяющим началом вторичной группы служат не столько эмоциональные отношения, сколько достижение определенной цели. Типичный пример такой группы бригада рабочих, созданная для выполнения четко сформулированной цели. Очевидная характеристика группы это функциональная взаимозависимость составляющих её членов. Группа существует и функционирует в силу разделяемых всеми её членами интересов, целей, установок, ценностей, что в свою очередь предполагает взаимную зависимость её членов друг от друга при реализации совместных целей и интересов».

Гаджиев К.С. выделяет также заинтересованные группы, которые, по его мнению, являются наиболее институционализированными и представляют собой разного рода организации или ассоциации рабочих, фермеров, предпринимателей, представителей различных профессий (например, врачей, адвокатов, инженеров и т.д.), церковные, женские, молодежные и иные общественные организации, члены которых объединены одинаковыми интересами [13].

Следует особо подчеркнуть, что без активных демократических процессов, которые и должны выступать в качестве базисных, построить гражданское общество невозможно. Демократия и гражданское общество не только тесно связаны, но могут действовать только во взаимодействии.

Во-первых, демократия это, безусловно, равенство всех людей (как говорил пророк Мухаммед, «...все люди равны, как зубья расчески»). Любая попытка разрушить это равенство, возвысить один народ за счет других деструктивна. И здесь двух мнений быть не может; 

Во-вторых, уровень демократии в том или ином обществе оценивается прежде всего по отношениям общества и индивида, по тому, насколько развита свобода слова и печати, свобода совести и т.д.; демократия это приверженность либеральным общечеловеческим ценностям, но они могут получить своё демократическое воплощение только при условии, если в обществе будут развиты толерантность, веротерпимость, свободомыслие.

Оставляя в стороне генезис этих важнейших для демократии и любого гражданского общества понятий, подчеркнём лишь главное: они являются ключевыми нравственными принципами, хотя их нельзя абсолютизировать, так как каждое из них имеет свои пределы, выходя за которые, открывается путь произволу и насилию.

Согласно определению, данному в Декларации принципов толерантности (подписана 16 ноября 1995 г. в Париже 185 государствамичленами ЮНЕСКО), толерантность означает «уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, наших форм самовыражения и способов проявлений человеческой индивидуальности. Ей способствуют знания, открытость, общение и свобода мысли, совести и убеждений. Толерантность это свобода в многообразии. Это не только моральный долг, но и политическая, и правовая потребность. Толерантность это добродетель, которая делает возможным достижение мира и способствует замене культуры войны культурой мира».

Следовательно, толерантность в качестве важнейшего элемента цивилизации является необходимым условием общественного единения людей самых разных взглядов, верований, национально-культурных традиции. Но при этом общество обязано предоставить, как говорил П.Гольбах, право «каждому гражданину рассуждать по-своему, если только действия его всегда согласуются с разумом». Важно научиться «ценить высоту иной точки зрения» (И.Залотусский), умению отстаивать свои идеи, вслушиваясь в доводы оппонента, а не размахивать кулаками или хвататься за оружие.

Толерантность главное условие сосуществования и взаимопонимания в мире, разделенном культурными, национальными, религиозными, социальными, политическими перегородками.

По словам Гёте, толерантность должна быть, собственно, только предваряющей посылкой, ведущей к взаимопризнанию.

Надо всегда помнить, что любая идеология, основанная на узконациональных, классовых и узкорелигиозных принципах, направлена на разобщение людей. А объединить, гармонизировать их отношения может только та национальная идея, которая служит нравственной общедуховности, взаимопониманию и уважению друг друга.

Без этого все рассуждения о гражданском обществе останутся только благими пожеланиями и демагогическим филистерством.

И еще одно, на мой взгляд, существенное замечание: только зрелая демократия может сформировать подлинно гражданское общество. Но при этом надо иметь ввиду, что демократия перед каждым новым поколением открывается как бы заново, ибо каждая историческая эпоха создает свою систему ценностей: материальных, общественно-политических, нравственно-этических. А значит и свое представление о наиболее рациональном и адекватном данному времени устройстве общества. Безусловно, что и каждое новое поколение ответственно за стандарт цивилизации, чего также нельзя забывать.

Гражданское общество – это бесконечно развивающийся процесс. Но стержень его – уровень демократии, т.е. демократизма власти и политики, коллективистских и индивидуальных начал гражданственности.

Мы все не только причастны, но и ответственны за то, какой стандарт этого процесса передадим следующим поколениям.

 

Список использованных источников

  1. Аристотель. Политика. // Сочинения в четырех томах. – Том 4. – М.: «Мысль», 1983. – С.460. 2. Там же. – С.376.
  2. Джерри Дэвид и Джерри Джулия. Большой Толковый Социологический словарь. – В двух томах. – Т.1(АО]М.: Вече. АСТ, – С.508.
  3. Всемирная энциклопедия: Философия. – М.: АСТ, Мн.: Харвест, Современная литература, – С.726.
  4. Политология: Энциклопедический словарь. – М.: Изд. Publishers, 1993. –С.75.
  5. Джерри Дэвид и Джерри Джулия. Большой Толковый Социологический словарь. – Т.1(АО].С.144-145.
  6. Новая философская энциклопедия. – В 4-х томах. – Том первый (А-Д]. – М.: «Мысль», – С.549.
  7. См.: Гаджиев К.С. Введение в политическую науку. – М.: «Логос», – С.58-62.
  8. Религиоведение: Энциклопедический словарь. – М.: Академический проект, 2006. – С.252.
  9. См.: Джерри Дэвид и Джерри Джулия. Большой Толковый Социологический словарь. – Т.1 (А-О) С.144.
  10. См.: Duverger Institutions politiques et elpoit constitutional. – Paris: Themis, 1970.
  11. Смелзер Н. Социология. – М.: Феникс,
  12. См.: Гаджиев К.С. Введение в политическую науку. – С.61-62. 
Год: 2017
Город: Алматы
Категория: Политология
loading...