Правовой менталитет в Казахстане: политологическое осмысление

В статье рассматриваются актуальные вопросы правового менталитета в Казахстане, которые еще не изучены в политической науке. Вместе с тем, в стать уделено внимание и дискуссионным вопросам. 

Проблема исследования правового менталитета, и выяснения места и роли его в структуре правовой культура Казахстана является чрезвычайно актуальной, интересной и перспективной для науки. При этом, его сущность, характер взаимодействия с другими явлениями представляются не менее интересными – тем более, что данный вопрос практически не рассматривался в политической науке.

К сожалению, понятие «менталитет» по существу, не разрабатывалась в казахстанской политической науке применительно к правому сознанию, праву. Правовое сознание населения представляет собой «совокупность взглядов на действующее право, на существующее правовые нормы.

Правосознание граждан, их отношение к закону… определяет правовая культура, отражающая сложившиеся в обществе юридические нормы» [1].

Следует сказать, что правовой менталитет стал рассматриваться в качестве самостоятельного предмета исследования в науке сравнительно недавно. Политологический анализ имеющихся в научной литературе определений правового менталитета характеризует о том, что в понимании самой его сути в целом нет серьезных разногласий, а есть только разница в текстуальном.

Понятие «правовой менталитет» является одним из основных проблем теории правовой культуры в Казахстане. Это в первую очередь связано с тем, что без данного понятия политологическое исследование глубинных структур правовой культуры, идейно – политологических основ правового сознания индивида, социальной группы, общества затруднено. Для того, чтобы выявить специфику правовой культуры Казахстана, требуется не только праворациональное объяснение, но и интуитивное проникновение в исходные элементы правовой сферы социума. При этом без правовой ментальности последнее невозможно, ибо как раз правовой менталитет включает в себя систему образов и представлений социальных групп. Кроме того, понимание законодателям, правоприменителем сущности правового менталитета нации, народности, национальных и этнических групп сделает их юридически – политически значимые действия обоснованными и поддерживаемыми населением. В случае движения законодательного и правореализующего правового сознания в сторону целенаправленного познания политическо – юридической ментальности казахстанского общества правовое, политическое поведение и юридические, политические акты государства станут более «осязаемыми» и понятными для казахстанцев.

Следует сказать, что говоря о культурно – историческом и духовном статусе правового менталитета в Казахстане, следует подчеркнуть его определенную автономность по отношению к правовому сознанию. Правовая ментальность в Казахстане не тождественна последнему, сохраняет особенную идентичность, бережет свои богатые, неисчерпаемые внутренние душевные силы. Наличие у правового менталитета имманентной рефлексии по поводу собственного места в ряду других правовых, политических феноменов Казахстана показывает его культурную и духовную самобытность принятой народом порядка, основанного на обычном праве. Обычное право в Казахстане «возникло в глубокой древности, связано с условиями кочевого общества. Ни одно человеческое общество не может существовать без определенного порядка, соблюдение которого является обязательным. За нарушение его следовало наказание. Вот это и есть право, установленное правящей частью общества» [2].

Здесь важно сказать, что понятие «правовой менталитет» в Казахстане не должно подменять понятия правового сознания казахстанцев. У казахстанского правового менталитета свое особенное место в идеологических структурах правового сознания, что связано с социальными, этническими, религиозными, научными, культурными и иными стереотипами, доведенными до автоматизма действиями казахстанских людей, самобытностью их включенности в тот или иной социум и т.д. В системе элементов правого сознания правовая ментальность казахстанцев предстает в виде его глубинного слоя, в определенной мере смыкаясь с правовым, политическим бессознательным уровнем, с юридическим, политическим подсознанием. Правовая ментальность людей это политическо – правовая система мыслей, верований, навыков духа, создающая относительно целостную картину мира», [3] права и скрепляющая единство культурной, правовой традиции общества и воспроизводящая правовых, нравственно – политических ценностей.

Надо отметить, что правовой менталитет казахстанцев в его содержательной специфике, с одной стороны, является продуктом долгой кристаллизации обстоятельств и форм жизни поколений Казахстана, результатом сложного переплетения факторов самого различного характер. С другой стороны, он в каждый исторический момент Казахстана оказывается некой заданной предрасположенностью, системной установок, находящих свое отражение во всех составляющих казахстанской правовой культуры. Правовой менталитет казахстанцев есть тот умственный стержень, при помощи которого правовая культура казахстанского общества этнически «пульсирует», функционально обеспечивает собственную культурную самость. В этом случае правовая культура как раз и предстает как качественное правовое состояние Казахстана.

Мы придерживаемся точки зрения, согласно которой правовой менталитет казахстанцев придает правовой системе страны ее неповторимое лицо. При этом можно указать на следующие важнейшие черты, признаки, характеризующие правовой менталитет казахстанцев: он выражает соответствующий образ восприятия, оценки, переживания, в общем, осмысления правовых реалий, который является важнейшей основой правовой культуры Казахстана, пронизывает все ее элементы; определяет базовые параметры правового сознания и правовой действительности Казахстана, в том числе, образует духовно – психологическую основу положительного права, является своего рода культурной парадигмой отражения юридической действительности; предопределяет в содержательном и функциональном плане культурологическую, политологическую специфичность конкретной правовой культуры Казахстана, а также выступает средством ее познания; представляет собой этноправовой инвариант правовой культуры Казахстана, «хранитель» юридической, нравственно – политической традиции казахстанского общества; выражая системообразующие духовно – интеллектуальные константы, обусловливает способность различных элементов правовой системы казахстанского общества к постоянству, устойчивости в различные периоды ее развития (в том числе кризисные); обеспечивает интеграцию личности казахстанца в правовую, общественно – политическую жизнь конкретного нашего общества. 

Следует отметить, что казахстанская правовая культура является уникальной [4] для мировой правовой практики. Вполне очевидно, что в этом случае дает основания говорить о связующем положении казахстанской правовой культуры по отношению к западной и восточной, европейской и азиатской, ее самобытности. Специфическое (геополитическое) положение Казахстана в цивилизационно – мировом пространстве закономерно предопределяет то, что и казахстанскую правовую культуру в целом оказывается невозможно отнести ни к западной, ни к восточной, ни к европейской, ни к азиатской. С учетом изложенного, как нам представляется, на сегодняшний день вполне оправданно считать казахстанскую правовую культуру как новый, самобытный тип современных правовых культур Евразии.

В связи с этим, надо сказать, что правовой менталитет казахстанцев рожден не внутренней духовной природой степи, а его социально – политической природой, общностью совместного хозяйствования на казахской земле. Он сформирован всем укладом хозяйственной, общественно – политической жизни многонационального, многоконфессионального Казахстана.

Политическоправовая природа менталитета казахстанцев предполагает наличие в его структуре таких базовых правовых, политических ценностей как свобода, равенство, правда, справедливость и т.д.

Об этом свидетельствуют результаты политологического анализа системы правовых и нравственно – политических ценностей населения Кызылординской области, проведенных социологических опросов кафедрой политологии и социально – философских дисциплин КазНПУ имени Абая (2012 г)., 150 респондентов). Во-первых, на протяжении последних лет наиболее важными для жителей Кызылординской области стабильно остаются такие нравственно – политические критерии личности как справедливость, свобода, честность, правдивость, порядочность, уважение к родителям, близким и коллегам. Вовторых, сравнительно слабым математическим ожиданием отличаются соблюдение законов (законопослушность), уважение к чужой собственности, выполнение гражданских обязанностей, что свидетельствует о небольшой ценности указанных явлений для жителей области. Примечательно, что каких – либо возрастных различий в оценке важности нравственно – политических и правовых ценностей в ходе научно – политологического анализа не выявлено.

Как мы полагаем, что представленный политологический анализ еще раз подтвердил, насколько глубоко и прочно в обыденном правовом сознании жителей Кызылординской области заложены нравственно – политические критерии традиционной правовой культуры. При этом как известно, источниками ценностей выступают правовые нормы, в данном случае, нормы правового обычая казахов [5].

Следует сказать, что активную роль правового менталитета в Казахстане мы можем наблюдать в сохранении и воспроизводстве такого противоположного по своей сущности социально – политическо – правового явления как правового нигилизма в государственно – правовой, политической сфере казахстанского общества, характерные для правового сознания казахстанцев.

В связи с этим, можно констатировать, что правовой нигилизм в стране как отрицание существующих правовых, политических ценностей, правовых, политических норм, правил и правовых, политических идеалов, то есть правовой, политической системы страны в целом, это есть явление социально – политическое. Он возникает вместе с правом, политикой и существует в рамках права и политики.

Изучение правовой культуры Казахстана свидетельствует о существовавших нигилистических тенденциях в казахстанском правовом сознании на всех исторических этапах его развитии.

Своеобразие правового нигилизма в Казахстане заключается в том, что правовой нигилизм питаются юридическим невежеством, деформированным правовым сознанием, дефицитом политико – правовой культуры и т.д. Кроме того, мы полагаем, что правовой нигилизм связан с многими факторами социально – политического бытия народа Казахстана.

Следует отметить, что правовой менталитет на переходных этапах общественного развития Казахстана играет существенную роль в признании или признании казахстанским обществом предлагаемых государством правовых, политических норм, ценностей, правовых, политических институтов, правовой, политической системы в целом.

Вполне очевидно, что правовой менталитет казахстанцев сформирован всем укладом общественно – политической, хозяйственной жизни многонационального, многоконфессионального Казахстана. Поэтому, правовой менталитет казахстанцев – это исторически сложившиеся ценности – правовые, нравственно – политические ориентации казахстанского социума и личности казахстанца, позволяющие объяснять и оценивать реалии социально – политической действительности.

В заключении, следует сказать, что правовой менталитет в Казахстане во-первых, является глубинным слоем правового сознания, непосредственно смыкающимся с правовым бессознательным. Тесная связь с правовым бессознательным придает правовому менталитету консервативность, обеспечивает его способность выполнять функцию стабилизации, консервации качеств общественного правового сознания, а вместе с тем, и всей правовой системы страны. Во-вторых, правовой менталитет казахстанцев определяет культурно – политический облик всей правовой системы страны, придает всем ее элементам особенные качественные черты, признаки, которые устойчиво воспроизводятся на протяжении всего существования казахстанской правовой системы. Правовой менталитет казахстанцев также предопределяет качественную специфику функционирования казахстанской правовой системы и составляющих ее элементов. В – третьих, с учетом описанных свойств правовой менталитет казахстанцев можно рассматривать в качестве основополагающего критерия для разграничения казахстанской правовой культуры, выделив ее как новый, уникальный тип – казахстанской правовой культуры Евразии.

 

Список использованных источников:

  1. Большая актуальная политическая энциклопедия. М.: Эксмо, – С.254.
  2. Кшибеков Д.К. Ментальная природа казаха. – Алматы: НИЦ «Ғылым», – С.151.
  3. Философский словарь. Киев, 2006. С.549.
  4. См.: Абсаттаров Г.Р. Сущность правовой культуры населения Казахстана в контексте политического процесса // Вестник КазНПУ. Серия социологические и политические науки. – 2016, №4. – С.9 –
  5. См.: Смагулова А.С. Казахское обычное право: принципы и их роли в регулировании отношении в обществе // Проблемы современной науки и образования. – 2016, №3. С. 137-140.
Год: 2017
Город: Алматы
Категория: Политология