Еще раз к вопросу религиеведческого образования и воспитания

Профессор А.И. Артемьев по заявленной теме уже неоднократно выступал в печатных СМИ, а также на различных международных и внутривузовских научных конференциях. Поэтому данная статья – это как бы продолжение размышлений автора. Главные проблемы, которые его волнуют в этой связи - это бездуховность и религиеведческое невежество, которые порождают веронетерпимость, фанатизм и экстремизм.

Он рассматривает пути борьбы с различными политическими формированиями, прикрывающимися религией, уделяя при этом особое внимание вопросам религиеведческого образования и воспитания.

Автор анализирует основные недостатки в преподавании «Основ религиеведения» в 9-х классах средней школы,  а также курса «Религиеведение» в вузах, предлагая свое видение выхода из создавшейся ситуации. 

Сегодня только лениво-безразличный не критикует нашу систему образования. Не всегда эта критика бывает объективной. Но нельзя не согласиться с теми, кто с тревогой говорит о величайшей опасности  для всего человечества и казахстанского общества в частности – дегуманизации, констатируя разрушение основы основ, фундамента образования и воспитания – духовности.

«У каждого поколения, - писал русский историк В.О. Ключевский, - могут быть свои идеалы, у моего свои, у вашего другие, но жалко то поколение, у которого нет никаких». [1]

«Бездуховность – явление многоуровневое, многослойное:

  • в области чувств она предстаёт в виде душевной грубости, эгоизма, зависти, лицемерия, жадности, распущенности, порнографии, антихудожественности, пощлости, антиискусства и других феноменов антикультуры;
  • в области воли она проявляется в виде противоправного и безнравственного образа жизни: преступности, проституции, отказа родителей от своих детей, а детей – от своих родителей, а также в виде безволия, зависимости человека от своих страстей (лени, алкоголизма, наркомании, стяжательства и т.п.);
  • в области практической жизнедеятельности (социальных отношений) бездуховность выражается прежде всего в форме «пофигизма», пренебрежения общественными интересами, а отсюда – снижение производительности труда, разворовывание национального достояния, теневая экономика, мафия, разрушение окружающей среды, межнациональные и этноконфессиональные конфликты, экстремизм и терроризм, тотальный распад социальной жизни».

Автором этой большой цитаты является известный политический деятель России,  доктор  философских наук, профессор, заслуженный деятель РФ Р.Г. Абдулатипов. [2]

Полностью  соглашаясь  с    его    выводами,   хотел   бы    лишь   в    этот    перечень   добавить «веронетерпимость», которая червоточиной сидит в людях, когда те вообще  негативно  относятся  ко всем религиям (воинствующий атеизм), или, возвышая лишь то вероучение, которого сами придерживаются, отказывают другим в праве на другое вероисповедание. Ещё святой Авва Дорофей (VI-VII век) указывал на три основных идола, которые порождают все прочие: «Всякий грех происходит от сластолюбия, или от сребролюбия, или от славолюбия». [3]

И он, безусловно, был прав. Но к указанным идолам, главным в данном конкретном контексте, на мой взгляд, выступает всё же религиеведческое невежество.

Сюда же относится и крайняя форма веронетерпимости – антикультизм, главными идеолагами которого в Европе стали один из ярких приверженцев нацизма в Германии Ф.В. Хаак (1935-1991) и его «духовный брат» из Дании Й.Огурд (1928-2007), а наиболее известными последователями религиозного нациста Огурда являются Томас Гандоу и Мелгурт – соавтор Огурда по книге «Новые религиозные движения в Западной Европе» (1997).

В Россию и Казахстан движение антикультистов пришло через ученика Хаака и Огурда, ярого антикультиста Александра Дворкина – автора нацистского термина «тоталитарные секты».

Сегодня идеи Дворкина и иже с ним проникли в наши СМИ, нашли своих последователей в среде ученых-дилетантов, считающих себя «религиеведами», а через них во властные структуры, заразив своим «вирусом» определенную часть населения.

И всё это на фоне исключительно сложной политической обстановки в окружающем нас как с  Востока, так и с Запада мире: это и политическая организация, так называемое «Исламское Государство», обезумевшие последователи которого пытаются захватить как можно больше территории государств Востока, при этом разрушая великие памятники Античности; это и другие движения и организации, действующие под исламским флагом; это и фанатизм, и фундаментализм, замешенные на национализме, шовинизме, религиозной «исключительности».

И то, что сегодня на стороне ИГИЛа воюют в Сирии наши молодые люди, -это сигнал о серьезной опасности и серьезных недоработках и сбоях всей системы образования и воспитания.

Всё это, естественно, требует нового осмысления и новых подходов в сфере образования.

Как специалист в области религиеведения, которому посвятил более 50 лет жизни, хотел бы поразмышлять именно по этому вопросу.

Религиеведы долгое время добивались введения в образовательный процесс всех уровней учебной дисциплины «религиеведение». Наконец, несколько лет назад она была введена как в среднюю, так и в высшую  школу.  Но,  к  сожалению,   говоря   словами   небезызвестного   автора   многих   афоризмов В.С. Черномырдина, «хотели, как лучше, а получилось, как всегда».

Дисциплину-то ввели, а не подумали о том, кто её будет преподавать, по каким учебникам школьники и студенты будут заниматься.

Поэтому и получилось, что часы, отведенные на этот предмет, стали распределять между преподавателями, которым не хватало их для учебной нагрузки, и неважно, какова специальность: историк или физик, языковед или физкультурник…

Рассчитывая, видимо, на большие гонорары, наиболее рьяные «учёные» начали в срочном порядке писать учебники по «Основам религиеведения» для 9-х классов, при этом напрочь отбросив наработки российских специалистов. В результате вышел конфуз, ибо все предложенные «учебники» ничего общего не имели с теми задачами, которые ставились в связи с введением в школьную программу данного предмета, а то и были с грубейшими ошибками и даже сомнительными политическими оценками.

В результате школы до сих пор не имеют добротного и религиеведчески выверенного учебника, рассчитанного именно на учеников 9-х классов.

Глубоко убеждён, что такой учебник школьники получат только тогда, когда к его написанию будут привлечены   не  только  религиеведы   (при   этом  квалифицированные,   а  не   «дипломированные»), а  и методисты школьного образования и учителя-новаторы. Здесь, на мой взгляд, главное не учёные степени  и высокие академические звания, а именно профессионализм, глубокое знание специфики школы в целом и уровень гуманитарной подготовки девятиклассников.

И здесь своё веское слово должно, безусловно, сказать Министерство образования и науки. Именно Министерство обязано твёрдо стоять на страже качества школьного преподавания и воспитания, формирования мировоззрения учащихся с тем, чтобы их «умственное окошко» (Вл. Соловьёв) было открыто для духовности, для восприятия высокой гражданственности,  честности, истинной культуры, а  не её эрзацев. Ведь духовность – это то, что определяет в человеке Личность независимо от его мировоззренческих пристрастий (светских или религиозных): интеллект, чувство собственного достоинства, активная жизненная позиция, душевная щедрость, следование определенным нравственно- этическим идеалам, высочайшая ответственность за свои поступки перед семьей, близкими, обществом, понимание долга, благодеяние, бескорыстность, умение сострадать, помогать и любить. Духовный  человек, с одной стороны, сознает самоценность собственного внутреннего мира и своих  убеждений, свою уникальность, с другой, причастность к универсальным началам бытия, процессам, происходящим вокруг него и в мире в целом.

Всё это и должно формировать школьное гуманитарное образование, в котором предмет «Основы религиеведения» играет далеко не последнюю роль. При этом все досужие  рассуждения  невежд о том, что «Религиеведение» - атеистический предмет, беспочвенны. Он может стать и теологическим, если за преподавание возьмётся кто-то из фанатиков той или иной конфессии или деноминации.

Здесь очень важно обеспечить нейтральность, объективность и светскость в преподавании.

Говоря о высшем образовании, не могу не сослаться на профессора Ю.М. Лотмана, который, выступая на открытии русской гимназии, при Тартуском университете, на мой взгляд, очень точно сформулировал основную задачу: «Университетское образование означает иную ступень по сравнению со средней  школой. И одна из особенностей этой ступени в том, что здесь уже нет верха и низа – учителей и  учеников – здесь все коллеги, т.е. люди, которые работают вместе. Ведь работа высшего учебного заведения состоит в сотрудничестве, т.е. когда одни хотят учиться, а другие им помогают в этом. Принуждение, обязательный насильственный контроль остались на низшей ступени образования. И отношение преподавателей к вам будет иное. Это будет отношение коллеги к младшему коллеге. Но это означает не то, что станет легче, а то, что станет труднее». [4]

Вузовское образование (бакалавриат). Здесь уже должен преподаваться полный курс «Религиеведе- ния», при этом в наибольшем объёме – для будущих гуманитариев-бакалавров: юристов, психологов, врачей, журналистов.

Послевузовское образование (магистратура, PhD докторантура). Здесь уровень должен быть высочайшим. Но для этого нужно поднять престиж религиеведческой науки, ибо совершенно ясно, что дилетантизм и невежество в этой области, которые имеют место быть, уже нанёсли трудно восполнимый ущерб и в дальнейшем терпимы быть не могут.

Но здесь, на мой взгляд, возникает, по меньшей мере, несколько вопросов:

  • первый. Хорошо, что в ряде вузов сегодня ведётся подготовка магистрантов и PhD докторантов по специальности религиеведение. Но проблема, как представляется, в том, что произошло некоторое смещение в сторону подготовки исламоведов, в ущерб общему религиеведению;
  • второй. Сегодня, как уже было сказано выше, вокруг религиозной темы «крутится» большое количество дилетантов, невежд, а то и шарлатанов от науки, превращая религиозный вопрос в средство личного пиара, а то и откровенного обогащения;
  • третий. Повышение религиеведческой квалификации тех специалистов, которые связаны с конфессиональными вопросами.

Думается, что на государственную, юридическую и медико-профилактическую службу должны приниматься только те, кто имеет сертификат о соответствующей  религиеведческой  подготовке. Особенно это касается журналистов, пишущих на религиеведческие темы. Пора установить прочный заслон журналистскому невежеству в освещении религиозных вопросов, ибо недопустимо, чтобы СМИ, вместо консолидации общества, вносили в него раздрай, вместо воспитания у населения, особенно молодежи, толерантности, веротерпимости, уважительного отношения к свободомыслию, формировали ксенофобию, синдром агрессивности, национал-нацистские взгляды; - четвёртый. «Как учить?», т.е. религиеведческое образование самих учителей и преподавателей.

Глубоко убеждён, что надо повсеместно в вузах восстановить специализированные кафедры, но уже   на качественно новом уровне, т.е. кафедры «Религиеведения», придав им статус и выпускающих.

Для того, чтобы как можно быстрее решить эту проблему, необходимо отобрать наиболее способных и заинтересованных учителей и преподавателей вузов для их подготовки по ускоренной программе. Но при этом разработать методические рекомендации и специальные пособия для учителей.

Серьёзные вопросы возникают и по так называемым «экспертам». Насколько их квалификация выше тех, чьи работы они экспертируют? Это в полной мере относится и к экспертизе религиозной литературы. Думается, что в этой связи нам следует серьёзно изучить лучший международный опыт в этом отношении.

Да, у нас подходы к религиозным вопросам имеют свою специфику, о чём неоднократно говорил Президент страны. Но это не значит, что мы должны мириться с невежественной экспертизой, которая компрометирует нашу страну.

Мы должны чётко понимать, что без решения всех этих проблем мы не сможем активно бороться с посягательствами фанатиков, экстремистов и террористов всех мастей на духовное состояние нашего общества, особенно его молодое поколение. Как напутствовал нас всех Д.С. Лихачёв, «общепризнанным критерием деградации или расцвета должны стать качество сознания человека, степень восприимчивости им Знания и Красоты, способность сердца любить культуру, защищать её достижения и трудиться во имя неё на общее благо. Без этого невозможно распознать лучшие спасительные пути преображения жизни». [5]

 

  1. Ключевский В.О. Курс русской истории. – ч. – М., 1987. – С.62.
  2. Культурология в исходных научных понятиях, структурно-логических схемах, исторических феноменах культуры. Учебное пособие./ Под ред. Р.Г. Абдулатипова, В.А. Сапрыкина, С.Н. Комиссарова. – М., – С.4-5.
  3. Авва Дорофей. Душеполезные поучения. Поуч. – М., 1874. – С.126.
  4. Лотман Ю.М. Чему же учатся люди? (Из выступления профессора Ю.М. Лотмана на открытии русской гимназии при Тартуском университете. 1990г.) // Ю.М. Лотман и тартуско-московская семиотическая школа. – М., 1994. – С.459.
  5. См.: Лихачёв Д.С. Русское искусство. От древности до авангарда. – СПб.,
Год: 2016
Город: Алматы
Категория: Религиоведение
loading...