Фанатизм, экстремизм, антикультизм, терроризм – реальные угрозы будущей стабильности общества

Проблема религиозного экстремизма, терроризма в транзитных обществах, к которым имеет отношение и Казахстан, распадается на несколько моментов. С одной стороны, существуют объективные, закономерные в переходных условиях процессы религиозного возрождения как таковые (имеется в виду сам процесс, а не крайние формы его проявления), с другой использование различными силами, как внутренними, так и внешними, религиозного фактора с целью продвижения своих политических и геополитических интересов. Проблема заключается в том, чтобы умело использовать положительный потенциал первого, закономерного компонента и снизить как существующие, так и возможные риски, а также отрицательные последствия второй составляющей. По сути, речь идет о стратегическом планировании и эффективном использовании религиозного фона. 

Очень существенной темой для полного анализа межнациональных и межконфессиональных отношении в Казахстане является экстремизм, терроризм, фанатизм, антикультизм, которые реально угрожают будущей стабильности общества.

Экстремизм (от лат.extremus – крайний) – приверженность к крайним взглядам, мерам, совершаемым как беспорядок терроритичесие акции, методы партизанской войны. Причина появления экстремизма возникает из-за  склонения человека к падкости. [1]

Экстремизм, связанный с религиозной ситуацией берет свое начало в ХХІ веке. Но,  из-за политической инсценировки появления этого экстремизма, религиозным он не является. Появление экстремизма, первый признак экстремизма это убеждение основанное на невежестве, устойчивое требованием исполнения и повиновения ему. Так же люди не понимают и не хотят понимать потребности других людей, или общества в целом. Они не признают никого из людей, способных показать им правильный путь. Им чуждо чувство самокритики, по их мнению – только они правы, а остальные заблудшие. Поэтому, они считают своим долгом и обязанностью обвинять других в несправедливости и жестокости, уверенно осознавая себя заместителями пророков. Они делают все, чтобы распространить ложную информацию, провоцирующую людей к разногласиям, посредством принуждения заставляя признавать их мнение правильным, делая поступки, противоречащие законам шариата и конституции. Вторая причина появления экстремизма – это чрезвычайная их активность и пересечение норм при совершении каких–либо действий, без особой на то необходимости, к чему они и призывают своих сторонников. В итоге, они становятся причиной разрыва отношений между людьми, нарушением гармонии в обществе и рождению социальных волнений. [2]

Как показывает мировая практика, по своей сути проявления экстремизм в основном делится на три вида: религиозный, этнический и политический.

Первый вид экстремизма – религиозный. Политическая ориентация религиозных учений и движений становилась зачастую причиной экстремизации их деятельности. Наряду с этим, среди доминантных инерционных механизмов религиозного экстремизма особая роль принадлежит  идеологическим  аспектам. В своих проявлениях экстремизм присущ всем направлениям религиозных течений. Типичным же вариантом его становления является формирование  фундаменталистского направления. Термин «фундаментализм» определяет не только характеристику в целом явления, устремленного к изначальным устоям религии, но содержит специфические концептуальные особенности самостоятельного учения. Это политическая доктрина, включающая объектно-целевые направления деятельности религиозных (независимо от теологической концепции) движений. У современных религиозных фундаменталистов (ваххабизм, аль-баннизм, хомейнизм, исламский джихад, братья-мусульмане, Талибан и т.д.) политическая ориентация (свержение светских режимов, взамен которому должен  установиться  порядок шариата, а также интеграция народов, исповедующих «истинный» ислам в мировой халифат, независимо от их воли) доминирует над изначальными формами салафизма, т.е. сохранением классической сути вероучения. Как целостное явление в мировой общественно-политической жизни, фундаментализм предстал в образе нового феномена современности. По содержанию – это результат духовного единения последователей салафизма, теологического учения, основанного на поклонении религиозной культуре предков, но с подчинением обозначенной принципиальной основы учений политической доктрине  борьбы с западничеством. [3]

Много пишут о фундаментализме, ошибочно ставя знак равенства между этим понятием и таким, как радикализм, экстремизм и даже терроризм. Между тем фундаментализм, проповедующий необходимость возвращения к истокам веры, к первоначальной чистоте религии, может быть присущ любой религии, в частности христианству и буддизму. Однако религиозная разновидность фанатизма рождает людей наиболее убежденных, верующих свято, слепо и неистово, без всякого снисхождения, терпимости и сострадания. Религиозные экстремисты стремятся решить при помощи религии все социальные и политические проблемы, одновременно восстанавливая интегральность, целостность своих догм, логика, рассудок, анализ действительности при этом отбрасываются и заменяются слепой верой.

Политические мотивы религиозного экстремизма имеют скрытые (статичные) и легальные (поступательно-динамичные) формы. Наличие определенных, причинно-мотивационных форм зависит в первую очередь оттипа политического режима. Что касается идеологических мотиваций религиозного экстремизма, то их необходимо относить к основным индикативным факторам разоблачения истинных, внутренних побуждений субъектов экстремистской деятельности.

Второй вид экстремизма – этнический. В современном мире наиболее распространенными являются три направления этнического экстремизма. Сторонники первой ориентации преследуют идеологореваншистские цели, стараясь различными путями и средствами доказать превосходство или актуальную значимость собственных идей по разрешению тех или иных национальных и этнических проблем. Другое направление выступает с радикальными намерениями, зачастую переходящими в русло воинствующего экстремизма, установления нового режима, игнорируя при этом традиционные способы мирного урегулирования вопроса. Организации, целенаправленно добивающиеся создания собственного государства, составляют третье направление этнического экстремизма. В свою очередь, мобилизующая сила каждого из обозначенных направлений зависит от таких, например, факторов, как:

А) степени поддержки населения выдвигаемых идей, которые в содержательном плане отличаются стратегической новизной и привлекательностью для той категории населения, изменение положения которых взято за основу программных требований;

  1. методов их реализации при достижении целей, которые, по сути, являются определяющим индикатором экстремистских характеристик этнических группировок и организаций;
  2. финансовой базы, основным источником которой являются страны-спонсоры и вливания от криминальной деятельности боевого крыла организации и движения (наркобизнес, незаконная торговля оружием, насильственное заложничество и т.д.).

Третий вид экстремизма – политический. В политологии политический экстремизм различается по форме и действию. По форме он представляет собой идеологию, воздействующую на сознание людей с целью смены сложившихся базовых ценностей политической культуры. Основной акцент в пропагандистской деятельности политических экстремистов делается на чувства и эмоции граждан, а не на их разум. А политический экстремизм в действии является абстрагированным от стержневой идеи, подразумевает воображаемое действо, поэтому в целом, при рассмотрении экстремизма как целостного явления, за основу следует брать именно эту готовность к совершению преступного деяния, т.е. суть явления.

Как видим, практическая реализация идеологии экстремизма требует от его участников кардинальных решений и жестких мер, призванных радикально изменить общественный уклад и  конституционный строй в государстве. В политике под понятием «радикализм»  обозначаются  социально-политические идеи,   направленные   на   кардинальное,   решительное   изменение   существующих   институтов  власти, бесповоротный отказ от сложившихся политических традиций, их смену на принципиально новые. Политический радикализм основывается на идеях и способах их реализации в  общественнополитическую практику. В этой связи, в отличие от других элементов цепи (политический экстремизм, политический терроризм) он представляет из себя собственно-идеологическую категорию, акцентируя внимание не столько на методах,  сколько на содержательной стороне идейной платформы терроризма.

Функциональная сущность политического радикализма имеет свои особенности. Во-первых, следует выделить индикативную функцию явления, т.е., он является своеобразным вестником социально-политической конфронтации в обществе, обусловленной формированием неблагополучной общественнополитической среды. Во-вторых, безусловно, политический радикализм выполняет роль силового механизма, волевыми методами принуждающего политические институты общества принимать те или иные политические решения. Из этого вытекает третья функция явления, которая заключается в его способности влиять на процессы смены или частичного изменения политического курса господствующих партий и правительств. В-четвертых, политический радикализм  выполняет  важную  функцию стимулятора инновационных преобразований. Данная функция состоит в том, что радикальные идеи, по сути, являются возбудителями коренных или эволюционных  политических  преобразований  в обществе.[4]

Заключительная стадия радикально-экстремистских устремлений является терроризм, тем самым данный феномен в определенной степени является «продуктом» экстремизма. То есть, система формирования политической агрессии, обретая идеологическую мотивацию на стадиях радикализма и экстремизма, постепенно входит в фазу реального процесса – терроризма. Характерным признаком этой формы насильственных деяний являются крайняя, зачастую, неизбирательная жестокость, целью которой является устрашение населения, на глазах которого совершаются безнаказанные убийства или наносится колоссальный материальный ущерб обществу и государству. Целевые установки террористов соответствуют формам и методам их деятельности. Одно из важнейших условий «состоятельности» терроризма в глазах его субъектов – общественно-политический резонанс, который вызывается его деятельностью.

Иными словами, публичность террористических акций должна подкрепляться их гласностью через коммуникационные средства. Завершающим циклом терроризма является террористический акт – международное преступное деяние, призванное сфокусировать внимание мировой общественности на целевых устремлениях его основного субъекта.

Как правило, террористический акт преследует три типа промежуточных целей. Первая – направлена на устранение с политической арены акторов оппозиции или нивелирование или дискредитация в глазах общественности их позиций. Вторая преследует идеи национального самоопределения. И,  наконец,  третья – заложничество с целью получения политических или материальных (для пополнения фонда террористической организации) выгод. Террористический акт используется как метод политической борьбы, как на международной арене, так и внутри государства.

Сегодня для развития независимых государств опасность в основном представляют экстремисты радикальных исламских организаций. Так, как для стран СНГ, их сплоченности и поступательного развития непосредственную опасность представляет целый ряд активно действующих экстремистских организаций. Среди них такие международные террористические организации, как «Братья-мусульмане», действующая на территории стран Центральной Азии; «Комитет мусульман Азии», «функционирующий на территории России и Центральной Азии; «Хизб ут-Тахрир аль-Исламия», проявляющая себя в России, Азербайджане, Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане, Украине; «Хамас» и «Аль-каеда», хорошо известные во всем мире; «Адолат уюшмаси», имеющая сеть в Узбекистане и другие.

Заслуживающую внимания точку зрения высказал директор аналитического центра PrudentSolutions Кыргызстана Эсен Усубалиев. Он называет несколько факторов, которые могли повлиять на радикализацию религиозных групп в Казахстане:

  • действия западных стран, которых не устраивает повышение политической и экономической роли КНР в мировой политике и экономике, в числе которых США занимают ключевое место;
  • действия не заинтересованных в переизбытке мирового рынка энергоносителей арабских стран Персидского залива в этой связи им выгодно блокировать выход центральноазиатской нефти из Прикаспийских районов;
  • действия Саудовской Аравии одного из главных после Израиля проводника интересов США на Ближнем и Среднем Востоке, в которой обучались большинство радикализированных религиозных деятелей;
  • вполне либеральное законодательство в области религии. [5]

По его мнению, деятельность групп радикального толка, выступления джихадистов против представителей силовых структур всего лишь начальная, не главная стадия развития вооруженных действий разных групп и джамаатов в Казахстане. В перспективе обострение отношений с КНР через объединение интересов уйгурских сепаратистов, стоящих на позициях джихада, и казахских  групп,  а также с Россией через связь террористов из Казахстана и джихадистов на Северном Кавказе (Дагестан) и вероятное использование территории Казахстана для дестабилизации Северного Кавказа России. [6]

Директор группы оценки рисков Д.Сатпаев еще в 2006 г. отмечал факторы, которые способствуют активизации террористической деятельности, начиная с того, что Казахстан соседствует со странами, где уже действуют террористические группировки, и заканчивая тем, что на территории республики существует большое количество западных инвестиционных кампаний, иностранных структур. Сюда же  он включал партнерство с США. По его мнению, в РК действуют не только экстремистские организации, но и целые группы, у которых имеются конкретные планы нанесения ударов. Он считает безосновательными разговоры об отсутствии в нашей стране условий для экстремизма. По его мнению, государственные структуры (кроме КНБ), а также традиционные конфессии практически не ведут работу среди населения, а между тем в Киргизстане «Хизбут-Тахрир-аль-Ислами» уже превратилась в серьезную политическую силу и активно участвует в выборах, поддерживая тех или иных кандидатов.

Подводя итоги, хотелось бы отметить, что проблему возникновения и предотвращения религиозного экстремизма, терроризма еще ни одно государство не смогло решить до конца. Так и в Казахстане задача противодействия религиозному экстремизму и терроризму под воздействием различных факторов также приобретает долгосрочный характер. Пока еще ни один из внешних факторов не нейтрализован. Более того, деструктивный характер их действий увеличивается.

Таким образом, дальнейшее взаимодействие государства и общества в целом в противодействии этому явлению остается актуальной задачей. Только совместными усилиями можно добиться устойчивой и толерантной системы развития государственно-общественных отношений, найти пути искоренения предпосылок и источников распространения на территории нашего государства экстремистских проявлений.

 

  1. Словарь политических терминов. – Алматы,
  2. Ислам. Энциклопедический справочник. – Алматы: «Аруна», 2010.
  3. Хохлов И. Развитие наркобизнеса в условиях контртеррористической операции//Мировая экономика и международные отношения. – – №6. – С.58-69.
  4. Устинов В.В. международный опыт борьбы с терроризмом. Стандарты и практика. – М.: Юрлитинформ, 2002. – С.23.
  5. Курганская В. Факторы интенсификации религиозного экстремизма и пути противодействия ему в Казахстане. – Алматы, 2011. – С-45-46.
  6. США и Саудовская Аравия может быть выгоден джихадизм в Казахстане //http//www.quorum.kz/
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Политология