Гуманная направленность международно–правовых актов, регулирующих права несовершеннолетних

В данной статье охватывается определенный спектр прав человека – гражданских, политических, экономических, социальных и культурных – признается, что осуществление одного права не может быть отделено от осуществления других прав. В статье указывается, что свобода, которая необходима для интеллектуального, нравственного и духовного развития ребенка, требует, помимо прочего, создания здоровой и безопасной обстановки, доступа к медицинскому обслуживанию и достижения минимальных стандартов в обеспечении материальных благ.

Ребенок является членом общества, поэтому он имеет право участвовать в его жизни и вносить свой вклад в его развитие. О том, что Конвенция о правах ребенка, принятая от 20 ноября 1989 года Генеральной Ассамблеей Организаций Объединенных Наций с этой целью закрепляет право на сохранение индивидуальности, право свободно выражать свои взгляды по всем затрагивающим его вопросам, право на свободу мысли, совести, религии, право на частную жизнь, право на отдых и досуг, на участие в культурной и творческой жизни, о правах ребенка, принадлежащего к этническим, религиозным меньшинствам и т.д.

Введение

Принятая Генеральной Ассамблеей ООН в 1959 г. Декларация о правах ребенка (далее Декларация 1959 г.), включающая десять принципов, касающихся важнейших сторон жизни ребенка, в преамбуле после ссылок на Уставе ООН в Всеобщую декларацию прав человека отмечается, «что ребенок, ввиду его физической и умственной незрелости, нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту как до, так и после рождения, и что необходимость в такой специальной охране была указана в Женевской декларации права ребенка 1924 года и признана во Всеобщей декларации прав человека, а также в уставах специализированных учреждений и международных организаций, занимающихся вопросами благополучия детей».

Конвенция состоит из трех частей:

а) преамбула, основные положения (статьи 1-45) и заключительные положения (статьи 46-54). В некоторых работах зарубежных авторов при характеристике содержания Конвенции используется деление на: обеспечение (provision) – права, обеспечивающие удовлетворение основных потребностей ребенка (например, право на образование, право на доступ к наиболее совершенным услугам здравоохранения, право на отдых и досуг;

б) защита (protection) – права, гарантирующие защиту от вредного воздействия на ребенка со стороны общества, семьи (например, защита от экономической и сексуальной эксплуатации, от физического и психического насилия, от жестокого обращения);

в) участие (participation) – права ребенка на самостоятельные действия и участие в общественной жизни (например, право на свободное выражение своих взглядов по всем вопросам, затрагивающим правоотношения, участником которых является ребенок).

В Конвенции содержатся нормы, направленные на защиту детей от пагубного влияния общества. Такие положения или закрепляют право ребенка, а затем обязанность государств принять необходимые меры по его обеспечению, или содержат только обязанности государств: обеспечение прав ребенка; на пользование наиболее совершенными услугами системы здравоохранения (ст.24); пользования благами социального обеспечения (ст.26); на уровень жизни, необходимый для физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития (ст. 27); на защиту от экономической эксплуатации (ст.32); обязанность защитить ребенка от употребления наркотических средств и психотропных веществ (ст.33), от всех форм сексуальной эксплуатации (ст.34) и от других форм эксплуатации (ст.36); обязанность предотвращать похищение детей, торговлю детьми и их контрабанду (ст.35); обязанность содействовать физическому и психологическому восстановлению и социальной реинтеграции ребенка (ст.39).

Профессор С.Н. Сабикенов, отмечает, что в Конвенции очень четко прослеживается система взаимоотношений: ребенок семья – государство. Семья для ребенка является важным звеном для подготовки к жизни в обществе. Об этом говорится в п.6 преамбулы: «ребенку для полного и гарантированного развития его личности необходимо расти в семейном окружении». У семьи есть обязанности в рамках общества – подготовить ребенка «к самостоятельной жизни в обществе» и воспитать «в духе идеалов, провозглашенных в Уставе ООН, и особенно в духе мира, достоинства, терпимости, свободы, равенства и солидарности» (п.7 преамбулы) [1, с.115 121].

Кроме того, семья является гарантом осуществления прав ребенка, даже порой в большей степени, чем государство. В связи с этим, в Конвенции можно выделить группу норм, закрепляющих права ребенка на семью: право знать своих родителей и право на их заботу (п.1 ст.7), право поддерживать на регулярной основе личные и прямые контакты с родителями (п.3 ст.9, п.2 ст.10), право ребенка и его родителей пожидать любую страну и возвращаться в свою страну (п.2 ст.10).

В п.5 преамбулы Конвенции говорится о том, что семье «должны быть предоставлены необходимые защита и содейсвтие», что отразилось в положениях, закрепляю-щих обязанности государств – участников сохранять целостность семьи (пп.1,2, 4 ст.9), способствовать восстановлению семьи (п.1 ст.10), принимать меры для борьбы с незаконным перемещением и невозвращением детей из-за границы (ст.11), законным опекунам в выполнении своих обязанностей по воспитанию детей (пп.2, 3 ст.18).

Следует отметить, основная обязанность и одновременно право на воспитание и развитие ребенка лежит на родителях или в соответствующих случаях на других лицах, заботящихся о нем, от них зависит реализация многих прав ребенка (ст.5). Но не всегда эти обязанности выполняются добросовестно, поэтому государство должно защитить ребенка от злоупотреблений и пренебрежения со стороны семьи (ст.19), при этом обеспечить ребенку, который временно или постоянно лишен своего семейного окружения, необходимую заботу (ст.21, 22).

Ребенок является членом общества, поэтому он имеет право участвовать в его жизни и вносить свой вклад в его развитие. Конвенция с этой целью закрепляет право на сохранение индивидуальности (ст.8), право свободно выражать свои взгляды по всем затрагивающим его вопросам (ст.13), право на свободу мысли, совести, религии (ст.14), право на частную жизнь (ст.16), право на отдых и досуг, на участие в культурной и творческой жизни (ст.31), права ребенка, принадлежащего к этническим, религиозным и этническим меньшинствам (ст.30) [1, с.150-151].

Однако время и реальное положение детей в мире потребовали от мирового сообщества принятия нового документа, в котором не просто декларировались бы права детей, но и предусматривались меры по их защите.

В наши дни подход к проблемам детей на международном уровне претерпел решительные изменения. Осознание необходимости придать правам детей силу договорного права стало очевидным в ходе подготовки к проведению Международного года ребенка. Тогда в 1979 году по инициативе Польши Комиссия ООН по правам человека приступила к разработке Конвенции о правах ребенка. В период с 1979 года по 1989 год Комиссия по правам человека уделяла повышенное внимание разработке Конвенции.

20 ноября 1989 года Генеральная Ассамблея отметила 30-ю годовщину Декларации прав ребенка. В этот же день была принята Конвенция ООН о правах ребенка. Международное сообщество распространило действие прав человека на одну из наиболее уязвимых групп общества – детей. Это первый международный правовой документ, в котором закреплены гарантии осуществления целого ряда прав ребенка [2, с.56-57].

В этой связи нельзя не привести мнение профессора С.Н.Сабикенова, о том, что вклад Конвенции, 1989 года состоял в следующем:

а) в ней впервые было дано понятие ребенка как субъекта прав. Этим субъектом считался несовершеннолетний, а, значит, субъектами прав становились не только дети, но и подростки: согласно Конвенции ребенком является каждое лицо в возрасте до 18 лет, если только национальным законодательством не установлен более ранний возраст достижения совершеннолетия;

б) она сформулировала международноправовой статус несовершеннолетнего, причем объем его прав и свобод был расширен путем включения права детей и подростков на выражение ими своего мнения, касающегося собственного развития;

в) предусмотрена юридическая защита детей недееспособных, нарушивших закон, жертв жестокого обращения и вооруженных конфликтов;

г) отражены вопросы защиты детей от влияния некоторых негативных явлений (наркомания и токсикомания, торговля детьми, использование их в порнографическом бизнесе);

д) провозглашен общий принцип не дискриминации ребенка или подростки в его правах и их защите.

Конвенция является комплексным документом в области защиты прав ребенка и признается базовым для всех иных документов, касающихся правовой защиты детства и юношества. В ней отражены права детей, отражающие какие-либо специальные вопросы, в том числе, и вооруженные конфликты [1, с.151-152].

Конвенция содержит ст.38, в которой государства – участники обязуются уважать нормы международного гуманитарного права. Данное обстоятельство оценивается как достижение, поскольку международное право прав человека может быть временно приостановлено во время вооруженных конфликтов международного и немеждународного характера. Такая возможность предусматривается ст.4 Международного пакта о гражданских и политических правах человека и ст.15 Европейской Конвенции прав человека. Они не допускают приостановления прав и свобод человека так называемых «hardcore» (это – бесчеловечное обращение или наказание, запрет рабства, свободы мысли и др.). Временное приостановление может, однако, произойти при условии, что оно не действует против остальных обязательств по международному праву» [3, с.116].

К числу этих «остальных обязательств» относятся нормы международного гуманитарного права, содержащиеся, прежде всего, в четырех Женевских конвенциях 1949 г., а также в двух Дополнительных Протоколах 1977 г. к Женевским конвенциям, Декларации о защите женщин и детей в ситуациях чрезвычайного положения и вооруженных конфликтах 1974 г., и Факультативному протоколу к Конвенции о правах ребенка, по вопросам защиты детей в вооруженных конфликтах 2000 г.

Международное гуманитарное право, действующее в условиях вооруженных конфликтов, включает международноправовые нормы, которые охватывают все вопросы защиты жертв войны, положение раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, военнопленных, гражданского населения, медицинского персонала и лиц духовного знания, персонала добровольных обществ помощи, дополнительных категорий, пропавших без вести и погибших, военнослужащих, находящихся в районе вооруженного конфликта, которые в результате травмы, болезни или инвалидности нуждаются в медицинской помощи и уходе, рожениц, новорожденных, беременных женщин, независимо от того, к какой воюющей стороне они принадлежат. С ними должны обращаться гуманно, без всякой дискриминации по признаку расы, пола, цвета кожи, религии или веры, происхождения, имущественного положения или любых других аналогичных критериев [1, с.152].

Согласно мнению Н.И. Котлярова, объектом правового регулирования, сутью международного гуманитарного права являются:

  • меры по защите жертв войны;
  • правовой статус комбатантов, т.е. законных участников вооруженных конфликтов;
  • меры по ограничению воюющих в применении средств и методов ведения войны;
  • порядок защиты гражданских объектов и культурных ценностей;
  • сфера деятельности и задачи гражданской обороны;
  • правовое положение нейтральных государств;
  • ответственность государств и физических лиц на противоправные действия [3, с.116].

С учетом вышеизложенного следует отметить, что менее чем через год после принятия Конвенции, 29-30 сентября 1990 года, в ООН состоялась Всемирная встреча на высшем уровне в интересах детей, на которой присутствовало рекордное число мировых лидеров. Представленные на встрече 159 стран – 71 из них главами государств или правительств, – решительно поддержали Конвенцию. Они совместно подписали Всемирную декларацию о выживании, защите и развитии детей, а также План действий по реализации Декларации в 90-е годы.

Основная идея Конвенции, своеобразного «Билля о правах» детей, состоящего из 54 статей, заключается в наилучшем обеспечении интересов ребенка.

Отличаясь позитивным и перспективным подходом, Конвенция призывает ратифицирующие ее государства, создавать условия, в которых дети могут принимать активное и творческое участие в общественной и политической жизни своих стран.

В настоящее время 96 % детей в мире проживают в государствах, связанных юридическим обязательством защищать права детей. Права эти всеобъемлющи.

В соответствии с Конвенцией, ребенком является человеческое существо до достижения 18-летнего возраста (статья 1).

В Конвенции охватывается весь спектр прав человека – гражданских, политических, экономических, социальных и культурных – признается, что осуществление одного права не может быть отделено от осуществления других прав. В ней указывается, что свобода, которая необходима для умственного, нравственного и духовного развития ребенка, требует, помимо прочего, создания здоровой и безопасной обстановки (статья 3), доступа к медицинскому обслуживанию (статья 24) и достижения минимальных стандартов в обеспечении продовольствием, одеждой и жильем.

Конвенция затрагивает новые сферы. В ней закрепляется право ребенка на активную роль в процессе       своего       собственного развития (статья 31), на получение информации (статья 13), доступ к соответствующей информации (статья 17), на образование (статья 28), на выражение своего мнения и на то, чтобы его учитывали при принятии решений, касающихся его жизни (статья 12). В ряде других областей, иногда весьма щепетильных,   Конвенция идет гораздо дальше существующих юридических норм и практики. Сюда относятся ее положения в отношении права на жизнь, выживания и развития (статья 6); права на имя и гражданство с момента рождения (статья 7); усыновления (статья 21); прав детей – инвалидов (статья 23) и сирот (статья 20), детей – беженцев (статья 22), а также детей, нарушивших закон (статья 40).

Она расширяет юридические аспекты прав человека, обеспечивая защиту детей от всех форм эксплуатации (статья 36), касаясь вопроса о детях меньшинств и коренных групп населения (статья 30) и затрагивает злоупотребление наркотиками (статья 33) и отсутствие заботы о детях (статья 34).

В Конвенции признается главенствующая роль семьи и родителей в уходе за детьми и в обеспечении их защиты, а также обязанность государства помогать им в выполнении этих задач (статья 5).

Она позволяет получить новое глобальное представление о сведенных воедино правах ребенка, которые нашли отражение во многих международных договорах и декларациях за последние 40 лет.

Важным принципом Конвенции является отсутствие дискриминации; дети пользуются своими правами без какойлибо дискриминации, независимо от расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального, этнического или социального происхождения, имущественного положения, состояния здоровья и рождения ребенка, его родителей или законных опекунов или каких-либо иных обстоятельств (статья 2).

Конвенция ООН о правах ребенка это правовой документ высокого международного  стандарта. В нем ребенок провозглашен полноценной и полноправной личностью,            самостоятельным     субъектом права. Такого отношения к ребенку не было еще ни в одном международном документе. 2 сентября 1990 г. после ратификации ее 20 государствами Конвенция о правах ребенка вступила в силу как международный документ [2, с.56-67].

Многие нормы международного гуманитарного права можно толковать с точки зрения режима наибольшего благоприятствия для детей без каких-либо ограничений.

Заключение.

Гуманная направленность международно-правовых актов делает их незаменимым источником, регламентирующим все случаи, с которыми могут столкнуться дети в период международных и немеждународных вооруженных конфликтов, а потому их совершенно необходимо изучать и широко пропагандировать [4, с.51].

Следует согласиться с С.Н. Сабикеновым, полагающим, что однако может возникнуть закономерный вопрос: стоит ли останавливаться на достигнутых результатах в сфере международно-правового регулирования защиты прав детей -жертв вооруженных конфликтов? На этот вопрос нельзя ответить утвердительно. К сожалению, современная ситуация, связанная, в том числе, с появлением новых форм вооруженных конфликтов, показывает, что имеются существенные пробелы, как в правовом статусе детей, так и в системе контроля защиты их прав.

Необходимо отметить, что привелигированная, повышенная защита прав детей и подростков традиционно устанавливалась в связи с нахождением их в экстремальных ситуациях (потере родителей, конфликт с законом и т.п.). К сожалению, такая защита не распространилась на детей – жертв вооруженных конфликтов [1, с.152].

Нормы международного права, как и национальные законодательства, здесь крайне немногочисленны.

«Все государственные меры, направленные на реализацию Конвенции о правах ребенка и других международных актах, говорят о заинтересованном отношении государства в создании благоприятных условий для гармоничного развития подрастающего поколения» [5, с.29].

 

Список использованной литературы

  1. Сабикенов С.Н. Международная защита прав детей. // Вестник Университета им. Д.А. Кунаева. №2 (23) 2007. С.148 -150.
  2. Сагиев Р.М. Международные организации и Конвенции ООН по защите прав детей. // Казахстанский журнал международного права, №1 (8),2007. – С.56-67.
  3. Котляров И.И. Международное гуманитарное право и вооруженные силы России // Московский журнал международного права XII. 2008 г. – С.116.
  4. Корбут И.В. Международные конвенции и декларации о правах женщин и детей. М.: ИЦ – Гарант. 2007 г. – С.51.
  5. Утанов М. Суд по делам несовершеннолетних – альтернатива общим судам. – “Фемида”, 2007, № 6. С.29.
Год: 2017
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
loading...