Особенности уголовного проступка по уголовному законодательству республики Казахстан (в сравнении с зарубежной законодательной практикой)

В статье рассмотрена одна из проблем Общей части уголовного права – классификация преступных деяний и изучена степень соответствия нынешней законодательной классификации и формулировок их определений зарубежным законодательным практикам. Причиной написания этой статьи является реформирование уголовного законодательства РК и внедрение в Уголовный кодекс нового понятия «уголовный проступок», которое существует в зарубежных уголовных законодательствах. Соответственно, в статье проанализирована уголовно-правовая характеристика данного понятия с учетом зарубежной уголовно-правовой практики. В результате выявлено, что нынешнее деление преступных деяний на «преступления» и «уголовные проступки» соответствует уголовному праву ФРГ.

В ходе анализа части 3 статьи 10 Уголовного кодекса Республики Казахстан, предусматривающей определение уголовного проступка, выявлено ее несоответствие некоторым требованиям уголовного права. На основе этого и в целях совершенствования уголовного законодательства РК сформулировано другое определение уголовного проступка.

Главным новшеством Уголовного кодекса Республики Казахстан 2014 года является внедрение такого понятия, как «уголовный проступок». Уголовный закон РК, рассматривая понятие уголовного правонарушения, в виде обобщенного понятия в качестве ее видов приводит «преступление» и «уголовный проступок». Соответственно, уголовный закон в своем содержании рассматривает понятия преступления и уголовного проступка, а также в Особенной части определяет их виды, при этом, как правило, устанавливая уголовную ответственность за их совершение.

Для Казахстанских ученых в области уголовного права и ученых постсоветских стран в целом, понятие «уголовный проступок» считалось уголовно-правовым элементом законодательства зарубежных стран, в частности Германии, Франции и т.д.

Теперь это понятие использует и уголовное законодательство Республики Казахстан. Поэтому целями данной статьи является выяснение приемлемости этого понятия для казахстанского уголовного законодательства, изучение степени общественной опасности тех составов уголовных правонарушений, которые относятся к уголовному проступку, а также определение влияния на эффективность уголовного права.

Для достижения поставленной цели, сначала следует сравнительно остановиться на правовой характеристике уголовного проступка по уголовному праву зарубежных стран и отечественному праву, в частности на определении понятия «уголовный проступок» и классификации уголовно наказуемых деяний по степени их общественной опасности.

Французское уголовное право все преступные деяния делит на три категории: преступления, проступки и нарушения. Такая классификация преступных деяний в соответствии со ст. 111-1 УК Франции существует в зависимости от их тяжести [1]. Следует отметить, что такая классификация преступного поведения во Франции была законодательно закреплена еще в 1810 году во времена кодекса Наполеона. Лишь УК Франции 1992 года установил материальный критерий классификации преступных деяний, т.е. тяжесть деяния.

Статья 111-2 УК Франции гласит, что «Закон определяет преступления и проступки и устанавливает наказания, применяемые к их исполнителям. Регламент определяет нарушения и устанавливает в пределах и в соответствии с различиями, установленными законом, наказания, применяемые к нарушителям» [1]. Если обратить внимание на содержание кодекса, то можно заметить, что большинство умышленных деяний относятся к преступлениям, и небольшая часть неосторожных деяний квалифицируется, как преступления. Таким образом, французское уголовное право, учитывая меньшую тяжесть неосторожного поведения, по сравнению с преступлением, большинство неосторожных деяний признает в качестве проступка.

Как видно из содержания ст. 111-2, виды нарушения определяются различными регламентами или правилами, нарушение или несоблюдение которых, без установления какой либо формы вины, влечет уголовную ответственность. За совершения нарушения применяются те меры ответственности, которые предусмотрены регламентами. Отсюда можно делать вывод о том, что французское уголовное законодательство не ограничивается одним уголовным кодексом. Следует отметить, что Казахстанское уголовное законодательство в своем содержании также имеет бланкетные диспозитивные признаки, которые вынуждают правоприменителя изучать различные правила, уставы, инструкции, однако наказания, применяемые за их совершение, определяются уголовным кодексом.

Классификация преступных деяний, безусловно, вопрос важный, поскольку по этому критерию определяются не только размер уголовной ответственности, но и сфера распространения ответственности на других лиц, возможность реализации уголовной ответственности при неоконченной преступной деятельности, а также процессуальные вопросы, например, подследственность и подсудность деяния.

По французскому уголовному праву покушение на преступление всегда наказуемо, покушение на проступок наказуемо только в том случае, когда это предусмотрено законом, а покушение на нарушение не наказуемо вообще.

Соучастие в уголовном правонарушении наказуемо за преступления и проступки, нарушение наказуемо только в том случае, если это прямо предусмотрено постановлением исполнительных органов власти.

С точки зрения уголовно-процессуального права преступления рассматриваются судом присяжных, проступки – исправительным трибуналом, нарушения – полицейским трибуналом [2, с. 73]. Обращая внимание на компетентность рассмотрения уголовных дел по законодательству Франции, можно ожидать такого варианта рассмотрения уголовных дел в ближайшем будущем и в Казахстане, поскольку глава 55 Уголовнопроцессуального кодекса РК, регламентируя особенности производства по делам об уголовных проступках, эту категорию уголовных дел относит к полно-мочию органов дознания. Учитывая обяза-тельность протокольной формы досудебного расследования по делам об уголовных проступках, нельзя удивляться, если со временем казахстанский законодатель эту категорию уголовных дел передаст полиции, а именно патрульной службе и участковым полицейским.

Деление всех преступных деяний на две группы, как в уголовном законодательстве РК, существует в УК Германии. Содержание §12 УК ФРГ, где дается определение преступления и проступка, буквально выглядит следующим образом: 

«(1) Преступлениями являются противоправные деяния, за совершение которых в качестве минимального наказания предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от одного года и более.

  • Проступками являются противоправные деяния, за совершение которых минимальным наказанием является лишение свободы на более короткий срок или денежный штраф.
  • Отягчающие или смягчающие обстоятельства, предусмотренные в пред-писаниях Общей части, или для особо тяжких либо менее тяжких случаев, при делении деяний не принимаются во внимание» [3].

Обращая внимание на определение преступления и проступка, следует отметить, что критерием классификации является формальный признак – вид и размер предусмотренного в УК наказания за их совершение. Общим признаком преступления и проступка тоже является формальный признак – противоправность деяния, т.е. установление уголовно-правового запрета параграфами УК ФРГ. Кроме того, из содержания вышеприведенных определений видно, что, в качестве разграничивающего критерия между преступлением и проступком использован размер и вид наказания, а не степень тяжести противоправного деяния, которое на самом деле в действительности существует. Тем не менее, с такой позицией германских законодателей следует согласиться, поскольку использование в качестве разграничивающего признака «степени тяжести деяния» привело бы к употреблению оценочного признака, результат которого не всегда и не совсем понятно отражают мысль законодателя, а в действительности законодательно выражает вид и размер санкции. К тому же, такой вариант решения вопроса, т.е. разграничение преступления и проступка характером санкции ближе к пониманию населением содержания и требования права. Отмечаем, что такая классификация преступного деяния в отличие от французского законодательства не влияет на подсудность уголовных дел.

Англо-американское уголовное право преступные деяния не делит на преступления и проступки. В уголовном законодательстве этих государств сами преступления по степени опасности делятся на несколько категорий. Например, американское уголовное законодательство классифицирует преступления на две группы: 1) опасные преступления – фелонии; 2) менее опасные – мисдиминоры. К мисдиминорам относятся те преступления, за совершение которых законодательством предусмотрено до одного года лишения свободы или штраф. В свою, очередь мисдиминоры разделяются на незначительные мисдиминоры или нарушения. К фелониям относятся все остальные преступления, предусматривающие наказание свыше одного года лишения свободы. Следует отметить, что по уголовному законодательству большинства штатов и фелонии, и мисдиминоры делятся на несколько категорий или классов, в зависимости от которых устанавливаются пределы наказаний. Именно с этой точки зрения все фелонии и мисдиминоры по степени своей опасности относятся к классу А, В, С или, как устанавливают уголовные кодексы некоторых штатов, фелонии или мисдиминоры 1, 2, 3 степеней [2, с. 69-70].

Что касается Англии, которая признается родиной и распространителем англо-американской правовой семьи, то, прежде всего, следует отметить, что в отличие от континентальной Европы, здесь нет единого уголовного кодекса. В этой стране исторически сложилось право судебных прецедентов, или общее право, которое действует наряду с парламентскими уставами (законами) – уставным правом. Другими словами уголовное законодательство Англии состоит из совокупности отдельных законодательных актов, касающихся вопросов покушения на преступления, соучастия, назначения наказания и т.д. В Англии Закон об уголовном праве от

21 июля 1967 года упразднил деление преступлений на фелонии и мисдиминоры и вместо этого определил новую классификацию уголовных преступлений.

С процессуальной точки зрения преступления подразделяются на преступления, дела о которых рассматриваются с соблюдением процедуры, требующей обвинительного акта (indictable offences), участия присяжных и с соблюдением целого ряда процедурных правил, а также преступления, дела о которых рассматриваются в упрощенном порядке (summaryoffences). В Английском праве наблюдается и третья группа преступлений – «смешанные», процедуры судебного разбирательства которых зависят от стороны обвинения или защиты [2, с. 69].

Кратко анализируя вопросы деления преступного деяния этих стран, можно сделать вывод о том, что из уголовных законодательств по рассматриваемому вопросу самым близким к УК РК являются законодательство Германии и, с некоторыми особенностями, Франции. Поэтому целесообразно рассмотреть уголовные законодательства именно этих стран.

Статья 10 Уголовного кодекса РК, определяя преступления и уголовные проступки в качестве видов уголовного правонарушения, различает их по двум критериям: по степени общественной опасности и наказуемости. Если обратить внимание на сущность этих различающих признаков, то можно заметить, что это последовательные признаки, т.е. сначала определяется общественная опасность деяния и после этого можно говорить о наказуемости уголовного правонарушения. Общественная опасность, являясь оценочным признаком, всегда вынуждает законодателя обращать внимание на значимость объекта уголовно-правовой охраны, характер деяния, размер и вид ущерба, способ, время, место совершения деяния. Именно по этому признаку уголовные правонарушения делятся не только на преступления и уголовные проступки, но и сами преступления, в соответствии со статьей 11, делятся на преступления небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие.

Наказуемость уголовного правонарушения, как правило, выражается видами и размерами санкций статьи Особенной части УК. Особенности наказуемости преступлений и уголовных проступков выражены в самом определении этих понятий. Так, в соответствии с частью 2 статьи 10, «преступ-лением признается совершенное виновно общественно опасное деяние (действие или бездействие), запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания в виде штрафа, исправительных работ, ограниче-ния свободы, лишения свободы или смерт-ной казни».

Часть 3 этой же статьи определяет уголовный проступок следующим образом:

«Уголовным проступком признается совершенное виновно деяние (действие или бездействие), не представляющее большой общественной опасности, причинившее незначительный вред либо создавшее угрозу причинения вреда личности, организации, обществу или государству, за совершение которого предусмотрено наказание в виде штрафа, исправительных работ, привлечения к общественным работам, ареста».

Качество такого определения преступления и уголовного проступка сразу вызывает сомнения, поскольку в этих определениях мы встречаемся с перечислением списка некоторых основных наказаний по уголовному законодательству РК. Данные сомнения можно обосновать следующими причинами: во-первых, традиционно в уголовно-правовой науке и в уголовном законе при формулировании тех или иных определений используются признаки, характерные для данного явления, в нашем случае, противоправность, общественная опасность, виновность преступления и уголовного проступка. А когда в правовом явлении признается характерным перечень однородных признаков, как в нашем случае, перечень основных видов наказания, то используются общие признаки раскрывающих сущность этих однородных признаков. Например, наказания, не связанные с лишением или ограничением свободы, или наоборот, наказания, связанные с изоляцией виновного от общества. В противном случае законодатель для того, чтобы сформулировать понятие преступления или уголовного проступка, занимался бы перечислением списка наказаний. Если их количество 20, то нужно было бы перечислить все.

Во-вторых, по смыслу статьи 10, понятия преступления и уголовного проступка всегда будут зависеть от видов наказания. Получается, если перечень наказаний дополняется новым наказанием, то это следует указывать не только в ст. 40, перечисляющей основные и дополнительные виды наказания, но и в ст. 10. предусматривающей определения преступления и уголовного проступка. Подобное изменение уголовного закона признается фактором, отрицательно влияющим на устойчивость уголовного закона. В-третьих, в статье 10 разграничивающим преступления от уголовного проступка наказанием определены наказания не в виде лишения свободы, как в вышеуказанных зарубежных уголовных законодательствах, а три вида наказания: ограничение свободы, лишение свободы и смертная казнь. Здесь, если обратить внимание на правовую характеристику наказания в виде ограничения свободы, можно отметить, что данный вид наказания по своей мягкости не является характерным для преступления. Ограничение свободы, по своему содержанию являясь основным видом наказания, является аналогом условного осуждения. Ограничение свободы в отличие от условного осуждения является наказанием, а условное осуждение не относится к наказаниям, а является разновидностью уголовной ответственности. Кроме того, при условном осуждении лицо не считается отбывшим наказание. По этой причине ограничение свободы можно считать приемлемым не только для преступления, но и для уголовного проступка. Данное замечание разделяется и некоторыми казахстанскими учеными. В частности, Д.С. Чукмаитов, рассматривая состояние и перспективы развития системы уголовных наказаний, отмечает, что «в целях оптимизации наказаний, не связанных с изоляцией от общества, необходимо исключить из списка меры наказания, по воздействию и последствиям схожие с другими видами наказания, а также утратившие свою социальную значимость, в частности, ограничение свободы, поскольку условия исполнения данного наказания совпадают с порядком и условиями исполнения условного осуждения; конфискацию имущества следует исключить из системы наказаний, используя ее как иную уголовно-правовую меру, в рамках обеспечения исполнения наказания в виде штрафа в случае злостного уклонения осужденного от его уплаты» [4, с.40]. Из сказанного выходит, что критерием, разграничивающим преступление от уголовного проступка, законодательно должно признаваться наличие наказания в виде лишения свободы в санкциях статьи Особенной части Уголовного кодекса.

В определении преступления встречаются наказания в виде штрафа, исправительных работ, характерные и для уголовного проступка. На наш взгляд, к этому можно отнестись с пониманием, поскольку Уголовный кодекс РК в практике назначения наказаний предоставляет большие возможности, перечисляя для этого альтернативные наказания в статьях Особенной части УК. В этой связи судьи, учитывая степень общественной опасности деяния, личности виновного и другие обстоятельства, предусмотренные в статье 52 УК РК, выбирают вид и размер наказания за каждое совершенное преступление. Обращая внимание на эту особенность уголовного закона РК, отметим, что уголовное законодательство РК не требует от судов обязательного назначения наказания в виде лишения свободы на срок от одного года и более за преступления, как указано в §12 УК ФРГ.

Следующим, четвертым ущербным моментом анализируемых определений является возможность наступления уголовной ответственности за уголовный поступок при создании угрозы наступления вреда. Часть 3 статьи 10 использует выражение «либо создавшее угрозу причинения вреда личности, организации, обществу или государству», что указывает нанеоконченность уголовных проступков в тех случаях, когда статья 24 УК предусматривает уголовную ответственность за неоконченную преступную деятельность и допускает ответственность только за покушение на преступление и приготовление к преступлению. Например, статья 108 УК РК устанавливает уголовную ответственность за умышленное причинение легкого вреда здоровью. Предположим, что действия лица, направленные на причинение легкого вреда здоровью другому лицу, не было доведено до конца по не зависящим от него обстоятельствам. За создание такого вида угрозы устанавливать уголовную ответственность означает чрезмерную суровость уголовного закона. К тому же, уголовный кодекс, действовавший до 2014 года, в период своего действия исключил уголовноправовую ответственность за умышленное причинение легкого вреда здоровью в связи с переводом его в Кодекс об административных правонарушениях. Получается, что в данном случае мы встречаемся с коллизией статьей уголовного закона. В связи с этими, предлагаем изложить текст части 3 статьи 10 УК РК, предусматривающей понятие уголовного проступка в следующей форме: «Уголовным проступком признается совершенное виновно деяние (действие или бездействие), не представляющее большой общественной опасности, причинившее незначительный вред законно охраняемым интересам, за совершение которого предусмотрено наказание, не связанное с изоляцией виновного лица от общества».

 

Список использованной литературы:

  1. http://law.edu./norm/norm.asp?normID=1243018
  2. Крылова Н.Е., Серебреникова А.В. Уголовное право современных зарубежных стран (Англии, США, Франции, Германии). – Москва: Зерцало, 1997.–192 с.
  3. http://law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1242733
  4. Чукмаитов Д.С. Современное состояние и перспективы развития системы уголовных наказаний и иных мер уголовно-правового воздействия. //Материалы международной научно-практической конференции на тему «10 лет Уголовному кодексу Республики Казахстан: современная уголовноправовая политика, правоприменительная практика и совершенствование уголовного законодательства» 18 мая 2007 года. – Астана, – С. 38-40.
Год: 2017
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция