Особенности казахстанской модели экономического роста

Для казахстанской экономики характерна модель экономического роста, в основе которой лежит доминирующее развитие сырьевого сектора экономики. В условиях высоких ценах на нефть такая модель обеспечивает быстрый рост производства, позволяет получать сверхдоходы, сохранять макроэкономическую стабильность и увеличение внутреннего спроса. Однако в условиях волатильности мирового нефтяного рынка проявляется высокая уязвимость существующей модели экономического роста. Неустойчивость развития экономики Казахстана перед внешними факторами вызывает необходимость создания новой модели экономического роста.

Краткосрочные меры, предпринимаемые в настоящее время, лишь частично могут решить системные проблемы экономики. Практически все меры направлены на расширение внутреннего спроса, что позволит лишь на время продлить действие старой модели роста, но не может способствовать формированию новой модели роста.

Основой новой модели экономического роста должно стать создание сильной мотивации к повышению эффективности как для бизнеса, так и для системы государственного управления.

К настоящему времени в Казахстане сформировалась модель экономического роста, в основе которой лежит доминирующее развитие сырьевого сектора экономики. Эта модель при высоких ценах на нефть обеспечивала быстрый рост производства, позволяла получать сверхдоходы, сохранять макроэкономическую стабильность и увеличение внутреннего спроса. По расчетам Института экономических исследований, увеличение цены на нефть марки Brent на 1% влечет за собой: реальный рост экономики на 0,08%; реальный рост внутреннего спроса на 0,1%; рост чистого притока капитала на 0,83%. В период с 2002 по 2013 год в Казахстане сверхдоходы от экспорта нефти (т.е., только за счет прироста цены на нефть) суммарно составили 253 млрд. долларов США. Корреляция между сверхдоходами от экспорта нефти и реальным ростом экономики до кризиса 2008-2009 гг. составляла почти 0,93, а в посткризисный период выросла до 0,97. Это свидетельствует о возрастающем вкладе ценового фактора нефтяных доходов страны в реальный рост экономики и о снижении эффективности ненефтяного сектора после 2009 года [1].Таким образом, в казахстанской экономике сложилась системная зависимость от нефтяных цен.

Недостатком существующей модели экономического роста является высокая уязвимость к волатильности мирового нефтяного рынка. В 2014 году произошло ухудшение внешних факторов для развития экономики Казахстана. Произошло общее замедление экономического роста в мире. На фоне резкого падения цен на нефть международное рейтинговое агентство «Standard & Poor’s» существенно понизило свой прогноз относительно темпов экономического роста Казахстана. Согласно прогнозам агентства, в 2016 году рост ВВП будет нулевым либо незначительно отрицательным. «Динамика ВВП, скорее всего, будет обусловлена сокращением объемов экспорта и практически нулевым, по нашим прогнозам, ростом нефтедобычи (если крупное шельфовое нефтяное месторождение Кашаган не будет введено в эксплуатацию на полную мощность ранее 2018 года). Кроме того, наш прогноз экономического роста исходит из спада потребления в результате девальвации тенге, высокой инфляции и сокращения объемов потребительского кредитования», пишут аналитики [2].

В 2017-2019 годы, как ожидают в S&P, экономические показатели Казахстана несколько восстановятся по мере роста потребительского спроса и увеличения объема инвестиций. «Наш долгосрочный прогноз в отношении роста экономики страны будет зависеть от динамики цен на нефть, реализации Кашаганского проекта и проведения недавно объявленных структурных реформ», говорят аналитики. Они полагают, что переход к «плавающему» курсу тенге в целом завершен, учитывая, что в условиях значительного обесценения национальной валюты с августа 2015 года Национальный банк РК (НБРК) практически не осуществлял валютных интервенций.

Согласно прогнозам ING Bank, более оптимистических по сравнению с прогнозами международного рейтингового агентства «Standard & Poor’s», в 2016 году рост ВВП в Казахстане составит 1,9% с увеличением до 3% в 2017 году [3]. Ожидания роста в 2016 году основаны на предположении, что анонсированное в 2015 году повышение зарплат в госсекторе поддержит потребительский спрос, а девальвация тенге и плавающий курс позволят исправить ситуацию с платежным балансом, снизить девальвационные ожидания и улучшить ситуацию в банковском секторе за счет нормализации ситуации с тенговой ликвидностью и дальнейшим улучшением условий для перехода к инфляционному тагретированию. Ускорение роста в 2017 году связывается с ожиданием начала добычи на Кашагане и общем улучшении ситуации в мировой экономике. Однако, дальнейшее снижение цен на нефть может означать, что улучшения внешних условий не будет, а рост инфляции и сохранение девальвационных ожиданий усложнят Нацбанку нормализацию ситуации на валютном рынке и в банковской системе.

По прогнозам заместителя директора, главного регионального экономиста Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) Агриса Прейманиса, рост ВВП в 2016 году в Казахстане составит 1,5%. «Ожидается, что давление факторов внутри страны и трудности внешней среды будут продолжаться, негативно влияя на экономику Казахстана в 2016 году. Предполагается, что экономический рост будет оставаться пониженным, достигнув только 1,5% в 2016 году», считает экономист. Причиной замедления роста, по словам А.Прейманса, является менее оптимистичный настрой инвесторов на фоне российско-украинского кризиса.

«Также, в результате падения цен на нефть, обесценивания рубля – что, в частности, в конце 2014 года и I-ом полугодии 2015 года способствовало притоку дешевого импорта из России, оказывая давление на отечественные отрасли, и повлекло за собой сокращение объемов экспорта», говорит А.Прейманс [4].

По мнению начальника отдела странового анализа Евразийского банка развития (ЕАБР) А.Ахунбаева, рост экономики Казахстана в 2016 году может составить 0,9-1,2%. «В 2016 году рост глобальной экономики может оказаться менее динамичным, чем ожидалось многими аналитиками в 2015 году, и дисбалансы на рынке нефти, по всей видимости, не исчезнут. Соответственно, можно ожидать слабых темпов роста экономики основных торговых партнеров Казахстана (Китай, Россия, Европа) и сохранения цен на нефть и другое экспортируемое сырье на низком уровне. К внешним негативным факторам добавится ожидаемое сокращение объемов добычи нефти и газового конденсата, что усиливает вероятность негативных перспектив для горнодобывающей промышленности», говорит А.Ахунбаев.

Тем не менее, по его мнению, следует ожидать некоторого стимула для обрабатывающей промышленности, строительства и различных отраслей сферы услуг со стороны улучшающейся внешней конкурентоспособности в результате перехода на гибкий режим обменного курса, вступления в ВТО, реализации структурных реформ (в том числе по развитию частного сектора), фискального стимулирования, способного поддержать доходы населения и инвестиционную активность. «В результате комбинации разнонаправленных факторов рост ВВП сложится невысоким в пределах 0,9-1,2%. Если же снижение цен на нефть будет более существенным, то, естественно, это негативно скажется на всей экономике в целом», считает А.Ахунбаев [5].

Из инфляционных рисков эксперты выделяют существенную долю импорта в потреблении вкупе с переходом на свободный валютный режим и более свободное ценообразование в экономике. Уровень инфляции, по прогнозам ING Bank, составит 12,9% в 2016 году и 5% в 2017 году. «Рост инфляции с сентября заметно превысил наши исходные ожидания, и сохранение повышенной средней инфляции в 2016 году связано с тем, что цены будут еще какое-то время корректироваться вслед за обесценившимся тенге. Однако уже к 4 кварталу 2016 года инфляция может опуститься до 8-9%, и эта тенденция продолжится и в 2017 году в связи с отсутствием ожиданий дальнейшего резкого ослабления тенге, лишь умеренным ростом потребительского спроса и низкими темпами роста денежного предложения/кредитования», отмечают эксперты.

Главный региональный экономист ЕБРР А.Прейманс считает, что, признавая важную роль импорта в потребительской корзине домохозяйств в Казахстане, значительное ослабление тенге с конца августа 2015 года неизбежно приведет к росту инфляции в 2016 году. «Однако большая часть влияния на цены товаров материализовалась уже в 2015 году, с увеличением в ценах только в октябре на 5,2% и в ноябре на 3,7%, и поэтому я бы ожидал постепенного возвращения к нормализации цен в 2016 году, сo средней инфляцией, которая может достичь 10%», говорит А.Прейманс.

А.Ахунбаев считает, что важным последствием масштабной девальвации будет ускорение инфляции до 16-17% (12,8% уже в ноябре 2015 года в годовом выражении) и ее стабилизация на высоком уровне в течение всего I полугодия 2016 года. «Ожидаемый скачок инфляции объясняется значительной долей импорта в потреблении, переходом на свободный валютный режим и более свободное ценообразование в экономике (на топливо и некоторые другие продукты). Во второй половине 2016 года инфляция должна снизиться до 8-9% под воздействием принимаемых мер в рамках ужесточения денежно-кредитной политики, слабого внутреннего спроса и сохраняющихся внешних дефляционных факторов», полагает А.Ахунбаев.

Рост ВВП Казахстана в 2015 году составил 1,2% по сравнению с 4,3% в 2014 году. Инфляция в Казахстане в 2015 году составила 13,6%, в 2014 году – 7,4%. Национальный банк Казахстана ожидает в 2016 году рост инфляции на уровне 8%.

Изменились внешние условия (снижение цен на нефть), ожидается изменение внутренних условий (снижение объемов добычи нефти), которые сократят потоки доходов и замедлят рост: придется меньше потреблять и больше работать. Это реакция на снижение дохода государства от природной ренты. Кризис второго десятилетия 2000-х дает шанс использовать потенциальные возможности управлять изменениями, а не пытаться справиться с ними старым инструментарием. Высокая уязвимость экономики Казахстана перед внешними факторами, неустойчивость ее развития ставит задачу создания новой модели экономического роста.

Краткосрочные меры, которые предпринимаются на сегодняшний день, по масштабам только частично могут решить системные проблемы экономики. Практически все меры направлены на расширение внутреннего спроса, что позволит лишь на время продлить действие старой модели роста, но не может способствовать формированию новой модели роста. Причины вышеуказанных проблем заключаются в слабости рыночной среды, вызванной доминированием после кризиса 2008-2009 гг. государственного регулирования рыночной среды («ручное управление») и разрастанием квазигосударственного сектора и институтов развития.

Основой новой модели экономического роста должно стать создание сильной мотивации к повышению эффективности как для бизнеса, так и для системы государственного управления. Необходимо ослабить бремя госрегулирования и обеспечить абсолютную защиту прав собственности. Необходимо гарантировать жесткую и равную рыночную ответственность всех компаний за результаты своей деятельности независимо от их принадлежности, к какому либо сектору экономики. По расчетам Института экономических исследований, для достижения приемлемых темпов роста в ближайшие годы доля валового накопления основного капитала к ВВП должна существенно вырасти: до 22% – к 2016 г. и до 27% – к 2020 г. Пятилетка 2015-2020 гг. будет определяющей для долгосрочных перспектив развития экономики. Если в этот период будут найдены ресурсы для поддержания высокого уровня инвестиций в основной капитал, несмотря на рост удельной капиталоемкости, то появится шанс выйти за пределы 2020 г. на устойчивую траекторию развития до 2050 г. со среднегодовыми темпами, 4% в год. Иначе диапазон среднегодовых темпов роста снизится. Надо проводить целый комплекс реформ, а не ограничиваться набором отдельных мер. Проблемы экономики носят хронический и фундаментальный характер и не могут быть решены точечными мерами, такими как смягчение денежно-кредитной политики или корректировка бюджетных расходов. Эти меры могут принести краткосрочный успех.

Основным направлением в области денежно-кредитной политики в среднесрочной перспективе должно стать поэтапное внедрение нового трансмиссионного механизма. Это потребует усовершенствования существующих и внедрения новых инструментов денежно-кредитной политики, изменения подходов к постоянным механизмам по предоставлению/изъятию ликвидности, операциям на открытом рынке.

Поведение тенге как «сырьевой валюты» напрямую зависит от цен на экспортируемое сырье. Целью нововведений является активизация кредитного канала трансмиссионного механизма денежно-кредитной политики и снижения значимости его валютного канала. Новый механизм будет создавать здоровую реакцию на снижение цены основного экспортного товара, способствовать снижению долларизации экономики, волатильности процентных ставок, спекулятивной составляющей на денежном рынке и, как следствие – повышению гибкости и эффективности регулирования ликвидности и проведению денежнокредитной политики в целом. Это потребует изменения коридора процентных ставок Национального Банка Республики Казахстан. Его пределы будут соответствовать ставкам по операциям постоянного механизма (нижняя граница – депозиты Национального Банка Республики Казахстан, верхняя граница – займы постоянного доступа). Внедрение новых операций и инструментов в рамках трансмиссионного механизма денежно-кредитной политики позволит повысить эффективность управления и регулирования ликвидности.

Сложившаяся тенденция повышенной зависимости бюджета от нефтяных доходов потребует проведения институциональных реформ в бюджетной сфере, повышения прозрачности его расходов. В среднесрочной перспективе потребуется консолидирование Национального Фонда в бюджетных счетах в соответствии с международными стандартами и сокращение внебюджетных расходов в контексте повышения степени прозрачности бюджетного сектора. В этой связи, первоочередной задачей становится увеличение несырьевых доходов и расширение налогооблагаемой базы совместно с улучшением налогового администрирования в целях поддержания расходов бюджета на стабильном уровне. В среднесрочной перспективе потребуется совершенствование налоговой политики в отношении налогообложения доходов, прогрессивного налогообложения и налогообложения ресурсной ренты. Применение, в условиях роста инфляции административного регулирования цен, в качестве инструмента защиты социально уязвимых групп, необходимо заменить целенаправленными адресными социальными трансфертами. Достижение прозрачности государственных расходов на программы развития и диверсификации в соответствии с высокими стандартами эффективности, потребует постепенного перехода к направлению государственных средств на Программы по индустриализации и диверсификации через бюджет. Программы кредитования через квазибюджетные организации и коммерческие банки потребуют тщательного планирования и контроля реализации. Пассивы и обязательства, вытекающие из кредитования, а также его условия должны стать рыночными и четко раскрытыми.

Реализация политики индустриально-инновационного развития в Казахстане пока не принесла значимых эффектов: доля обрабатывающей промышленности неуклонно сокращается, часто поддерживаются неконкурентоспособные проекты, не обеспеченные сырьевой базой, не имеющие рынков сбыта. Потраченные государственные средства и усилия не дают ощутимого результата. Новые реалии дают шанс Казахстану использовать интеграционный потенциал ЕАЭС, и придать новый импульс казахстанской промышленной политике с учетом спроса российского рынка на замещаемую технологичную продукцию.

Осуществление второй пятилетки ГПФИИР проходит в условиях воздействия на Казахстан ряда вышеуказанных внешних факторов, с одной стороны осложняющих достижение поставленных целей, с другой стороны диктующих необходимость еще большей интенсификации усилий по решению накопленных в казахстанской экономике и инновационной системе проблем.

Неспособность Казахстана ответить на действие внешних факторов будет означать утрату возможностей для перехода к новой модели экономического роста, сокращение научного потенциала, переход в категорию стран с инновационной системой имитационного типа, долговременное закрепление сырьевого характера экономики, низкие темпы экономического развития.

 

  1. Аналитический интернет портал // Электронный ресурс. http://www.ratel.kz/news/2015/02/10/newsid_14613
  2. Электронный ресурс. http://www.kazpravda.kz/news/gp-fiir/industrializatsiya-stavkana-innovatsii2
  3. Электронный ресурс. http://inform.kz/rus/article/2628364
  4. Электронный ресурс. http://www.mint.gov.kz/?id=199
  5. Электронный ресурс. http://interfax.com.ua/news/economic/244435.html
Год: 2016
Город: Алматы
Категория: Экономика
loading...