Исторические проявления терроризма

Сегодня явление международного терроризма стало одним из самых злободневных вопросов на повестке дня многих государств и мирового сообщества в целом. Как и несколькими годами ранее, он продолжает вносить свои коррективы в планы международной политики, при этом в какой-то мере даже определяя ее основные направления и тенденции в целом.

Исторически, данное явление берет свое условное начало в 60-80-х годах ХХ в. В этот период терроризм принимает уже доселе нам знакомую форму. Однако, при анализе исторических фактов, мы можем убедиться в том, что корни данного явления уходят гораздо глубже указанного периода времени.

В данной статье рассматриваются идеологические основы терроризма, которые находили свое выражение еще древние времена и античность. Далее, позиционируя акты политического насилия, как предпосылки к терроризму, были разобраны основные случаи их проявления, а также их эволюция до состояния уже известного всем открытого терроризма. 

Берущий свои истоки по мнению большинства авторов в 60-80-х годах ХХ в., терроризм международного плана на сегодняшний день разросся до глобальной разрушительной силы, требующей аккумулирования всеобщих сил и средств со стороны мирового сообщества. Став реалиями нынешнего дня, он в некоторой мере определил особенности и направления международных отношений в мировой политике.

В пользу вышеуказанного утверждения свидетельствуют факты, подтверждающие рост террористических актов, их масштабов и уровня жестокости с которыми они осуществляются. Так, по данным, предоставленным в ежегодном Глобальном Индексе Терроризма на 2016 год («The Global Terrorism Index») можно заметить, что несмотря на снижение в 2015 году общего числа атак и смертности по причине терроризма на 10 процентов (в 2015 году общий показатель составил 12,089, тогда как в 2014 – 13 486), 2015 год остается вторым самым смертоносным годом для терроризма за последние 16 лет. Констатируется девятикратное возрастание числа смертей по сравнению с 2000 годом [1].

Явление терроризма в своем предполагаемом происхождении имело несколько иной вид, нежели тот с которым нам сегодня приходится иметь дело. Для формирования более подробной картины исторических траекторий данного опасного феномена, нам представляется вполне возможным условно разделиться на две основополагающие категории. Первая берет собой целью разъяснить идеологическое начало, послужившее причиной возникновения радикальных идей и воззрений, крайним актом которых является сам терроризм, и вторая категория позиционирует терроризм изначально как акт политического насилия и характеризует его эволюцию до того состояния, как оно стало называться привычным для нас именем «терроризм».

В идеологической ретроспективе, для терроризма, как уже было сказано ранее, характерно изначальное наличие радикальных политических идей. Сами же эти идеи уходят своим происхождением далеко в древность. Это подтверждает тот факт, что в ряде изречений философов таких как Платон, Демокрит встречаются отсылки к применению радикальных методов управления обществом. Так, например, в своем труде «О правосудии в обществе» Демокрит (приблизительно 460-370 гг. до н.э.) доносит мысль о том, что безнаказанным должен оставаться тот, кто убил человека, приносящего вред обществу. Совершая данный поступок, убивший имеет возможность сохранить, при всяком состоянии государственного строя, спокойствие и мужество, а также имущество, в отличие от того, кто этого не делает.

Скрытый радикализм присутствовал так же и в некоторых произведениях Платона, касающихся политической тематики и государственного устройства. Наиболее ясным выражением платоновской теории могут выступать его высказывания в диалоге «Законы». Он уподобляет общество казарме, где поведение людей контролируется под главенством тирана. Правят лишь сильные, а обязанностью слабых является подчиняться [2].

В политической жизни России революционного периода довольно ярко выражен генезис политического радикализма. Не вдаваясь в подробный анализ, можно сказать, что доказательством тому могут послужить идейные воззрения А.Радищева (вторая половина XVIII – начало XIX века), являвшегося открытым противником разделения властей, а также декабриста П.И. Пестеля, видевшего в военном перевороте способ достижения социально-статусного уравнения граждан.

Также, среди идеологов радикального политического мировоззрения следует выделить и М.А. Бакунина, некогда бравшего себе псевдоним Жюль Элизар. Основным его тезисом являлось то, что государство является само по себе злом, так как мешает свободе людей и их естественному бытию. Благодаря его деятельности широкое распространение получило мировое движение анархизма на территории России, Франции и Италии, где оно в 80-90-е годы ХIХ века даже вылилось в акты индивидуального террора.

Здесь мы считаем уместным подметить то, что в научной среде появление термина «террор» привычно связывать с годами Великой Французской революции [3]. Однако, по мнению М.Одесского и Д.Фельдмана, ранее он был отражен еще в работах римского историка Тита Ливия при описании драматизма войны и политики в виде общеупотребительного слова, обозначающего эмоциональное восклицание «Страх и ужас» «terror!» (лат.) [4]. То есть, история термина «террор» имеет гораздо глубокие корни, нежели само то явление, которое, на сегодняшний день, является привычным для нашего понимания: «террор», трактуемый как политическое насилие, призванное сеять ужас и страх в обществе.

Многовековая история мира свидетельствует о том, что насилие часто являлось способом разрешения ряда политических, социальных и экономических разногласий между народами и цивилизациями. Так, устранение политических соперников террористическими методами находило определенную практику почти в каждой из исторических эпох. То есть, если позиционировать политическое насилие как предпосылку международного терроризма, то вполне возможным представляется обрисовать его эволюцию в четыре основных этапа: 1) Терроризм в древнюю эпоху; 2) Терроризм в средние века; 3) Терроризм в новой истории и заключительный этап – 4) терроризм в новейшей истории.

В своих древних истоках акты политических убийств носили изначально индивидуальный характер. Так, например, убийство Юлия Цезаря в 44 году до н.э. имеет основание рассматриваться как классический акт политического насилия, где свою реализацию нашла античная идея устранения тирана любыми возможными методами, высказанная Платоном в его знаменитых «Законах». Сведения о политических убийствах имеются и в священных текстах таких как, например, Библия. Убийство Гедалия в 586 году до н.э. находящее свое описание в Ветхом завете, согласно мнению некоторых ученых, даже может послужить примером первого документированного политического преступления в истории [3].

Немало известная в истории группировка сикариев, обитавшая на землях нынешнего Израиля (I век н.э.), активно сражалась с римским влиянием в Иудее и совершала убийства влиятельных личностей местной знати, имевшей связи с ненавистным для сикариев Римом. Характерной чертой данной организации было то, что они предпочитали действовать в толпе, тем самым приобретая возможность скрыться и что немаловажно нанести как можно больший урон и увеличить эффект от содеянного [5]. Определенное сходство с сегодняшними террористическими актами на лицо.

Прослеживая факты убийств политического толка в древнем мире можно предположить, что, постепенно видоизменяясь, они принимают форму государственного террора. Одно из его первых упоминаний содержится в истории Рима. Древнеримский государственный деятель Луций Корнелий Сулла, который также был и диктатором являлся автором кровавых проскрипций. Проскрипции – список лиц, объявленных вне закона на территории Римской империи – применялись им для устранения соперников на политической арене и приумножения государственной копилки. Каждый, кто устранял или же выдавал включенного в данный список человека, мог получить половину его имущества. Остальная же ее часть подвергалась конфискации.

Применяемые не только в отношении своих подданных, но и других государств-соперников методы политического устрашения нам известны и из истории Древнего Рима и Греции. Так, например, древнегреческий историк Фукидид в своем многотомном описании военного конфликта в Древней Греции – Пелопонесская война – изобразил военные действия между Афинами и Спартой, двумя наикрупнейшими городами того периода. Данные события полны жестоких сцен насилия, выражавшихся в уничтожении управленцев побежденных городов способом жребия, массовых гибелях людей, а также в превосходстве сильных над судьбами слабых [3].

Будучи, к сожалению, одним из самых древних факторов, провоцирующих проявления террора и насилия, религия, вернее ее трактовка, угодная определенным политическим кругам, породила немало военных конфликтов среди государств. Не стоит упускать из виду данное обстоятельство при рассмотрении особенностей политического насилия средних веков. Церковь и государство того времени для многих являлись по большей части единым институтом, так как чуть ли ни вся политико-правовая система Западной Европы средневековья строилась на принципах католицизма. Политические преступления того периода имели в большей мере религиозный характер. Это находит подтверждение из слов Августина, первого идеолога церкви раннего средневековья, посчитавшего принуждение уместным, как и в призыве к христианской религии, так и в борьбе с неугодными: «Еретики хуже отравителей, они враги единства. Коль скоро цель христианского государства – благо, государство, если неверие не поддается убеждению, должно принуждать людей, а не учить…Вы думаете, что никого не следует принуждать к правде, однако читаете у св. Луки, что господин сказал своим слугам: принудьте войти всех, кого найдете» [6]. То есть, согласно церкви, являлось вполне обоснованным применять насильственные способы приобщения к христианству, к чему также можно отнести деятельность ее орденов (тамплиеры, Святейшая Инквизиция, иоанниты) проводивших ожесточенную борьбу с любыми проявлениями ереси.

В истории средневекового терроризма одним из самых ярких примеров (приблизительно XI-XII вв.), пожалуй, будет выступать секта исмаилитов шиитского толка под названием ассасины деятельность которых имела определенные элементы террористического поведения. При предводительстве Хасана ибн Саббаха им удалось получить контроль над землями, простирающимися от Средиземного моря до Персидского залива. Руками ассасинов, державших в страхе дворцовую знать, было ликвидировано немалое количество представителей власти Сирии, крестоносцев, а также султанов, священников и халифов, осуществлен ряд заказных убийств. В целом их можно охарактеризовать как профессиональную наемную группировку, исполнявшую чужую политическую волю на всем мусульманском Востоке.

Во второй половине XVI – начала XVII века, получают известность идеи публицистов тираноборцев, выступавших против абсолютизма, так называемых монархомахов. Они ставили религиозные требования превыше любого закона, изданного властью. Данное мировоззрение нашло свое распространение в эпоху влияния теократической идеи в Западной Европе того периода. Согласно монархомахам каждый монарх, власть которого вверена ему народом, в случае превращения им в тирана или деспота, имеет право быть свергнутым и убитым. Под идейным руководством данного направления были убиты Вильгельм I Оранский, а также Генрих III.

Великая Французская революция 1789-1795 гг. и наполеоновские войны также разделяют предысторию терроризма. Террор в эпоху французской революции становится классических массовым террором. Революция сопровождалась кровавой расправой шедшей к власти буржуазии со своими противниками, а затем террором против ее руководителей, в том числе и Робеспьера – главного идеолога и вдохновителя Большого Террора. Именно он провозгласил террор внутренней политикой целого государства, направленной на уничтожение целого класса аристократии.

В дальнейшем, в Италии и еще в некоторых странах Европы возникают организации, стремящиеся к созданию национального государства. Подобные настроения возникают и на территории России во второй половине XIX века. В данный период все больше и больше используются тактика терроризма и формируется его идеология. Таким образом, в XIX – начале XX в. терроризм превращается в значимый фактор политической жизни и в дальнейшем эволюционируя принимает форму уже устоявшегося терроризма.

 

Список использованной литературы:

  1. Institute for Economics and University of Maryland. 2016 Global Terrorism Index [Электрон.ресурс]. – 2016. – URL: http://visionofhumanity.org/app/uploads/2017/02/Global-Terrorism-Index-2016.pdf (датаобращения: 15.04.2017)
  2. Шалабаев Ж.А. Международный терроризм и экстремизм: факторы угроз, тенденции распространения и меры противодействия: учебное пособие/Ж.А. Шалабаев. – Караганда, – С.95.
  3. Чернядьева Н.А. Международный терроризм: происхождение, эволюция, актуальные вопросы правового противодействия. Монография. [Электрон.ресурс]. – – URL: https://books.google.kz/books?id= vPMRDQ AAQBAJ&printsec=frontcover&hl=ru&source=gbs_ge_summary_r&cad=0#v=onepage&q&f=false (дата обращения: 19.04.2017)
  4. Одесский М., Фельдман Д. Поэтика террора и новая административная реальность: очерки истории формирования/ Одесский М., Фельдман Д. – Москва: РГГУ, – С. 62.
  5. Сикарии [Электрон.ресурс]. – – URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0% B8%D0%BA% D0%B0%D1%80%D0%B8%D0%B8 (дата обращения: 21.04.2017)
  6. История политических и правовых учений: учебное пособие /Под ред. О. Э. Лейста. – Москва: Юридическая литература, 1997. – С.
Год: 2017
Город: Алматы