Политико-правовые основы улучшения качества человеческого капитала: международный опыт

В статье проведен анализ политико-правовых основ развития человеческого капитала на примере стран БРИКС. Улучшение качества человеческого капитала является одним из приоритетных направлений развития, намеченных в Послании Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева «Третья модернизация Казахстана: глобальная конкурентоспособность» 2017 года. Реализация данного приоритета способна обеспечить достижение цели по вхождению в число 30-ти наиболее конкурентоспособных стран мира. Успешное выполнение намеченных задач невозможно без системного подхода и документального закрепления концепций развития. Изучение зарубежного опыта создания политико-правовых основ улучшения качества человеческого капитала позволит найти новые идеи и пути достижения конечной цели по обеспечению высокого уровня глобальной конкурентоспособности Казахстана на мировой арене.

Современную экономику называют экономикой человеческого капитала. Человеческий капитал совокупность знаний, умений, навыков, накопленного опыта, как отдельного взятого человека, так и общества в целом. Мировой опыт показывает, что ключевым условием экономического роста государства выступают крупномасштабные инвестиции в науку, образование, здравоохранение, культуру и прочие компоненты человеческого капитала, вытесняя традиционное представление о приоритетности инвестиций в физический капитал. В процессе развития науки не только создаются интеллектуальные новации, на основании которых затем формируются новые технологии производства и способы потребления, но и происходит преобразование самих людей, которые выступают носителями новых способностей и потребностей. Немаловажное значение имеет качество человеческих ресурсов, пригодных по своим интеллектуальным, культурным, профессиональным параметрам для конкурентной борьбы.

31 января 2017 года было опубликовано Послание Президента РК Н.Назарбаева народу Казахстана «Третья модернизация Казахстана: глобальная конкурентоспособность». В Послании изложено видение дальнейшего развития страны на новом этапе. Глава государства напомнил, что за четверть века Казахстан осуществил две модернизации. Первая – это создание нового государства на принципах рыночной экономики. Вторая – это реализация "Стратегии 2030" и формирование Астаны. "Казахстан развивался ускоренными темпами и вошел в число 50 наиболее успешных стран. Радикальные изменения технологического уклада в современном мире требуют от нас перехода к новой модели экономического роста. Поэтому мое послание народу будет посвящено третьей модернизации Казахстана. Наша задача – глобальная конкурентоспособность страны в условиях новой реальности. Основа наших действий – план нации по реализации пяти институциональных реформ", проинформировал Президент [1].

Одним из пяти приоритетов реформирования названо улучшение качества человеческого капитала. Развитие человеческого капитала в настоящий момент является приоритетом государственной политики многих стран. Успешная реализация намеченных задач невозможна без системного подхода и документального закрепления концепций развития. В 21-м столетии, экономическая глобализация не только ускорила процесс интеграции мировой экономики, но также конкуренцию между странами, особенно среди крупных государств. Международная конкуренция проявляет себя главным образом в динамических изменениях стратегических ресурсов различных стран и открытой конкуренции в комплексной национальной мощи. Зачастую эта конкуренция приводит к обоюдному конфликту и оказывается заблокированной разногласиями при том, что страны продолжают находиться в сложной взаимозависимости и взаимосвязи. В процессе такого развития, выходящим из равновесного положения, некоторые из стран наращивают свою национальную мощь, в то время как другие ее в той или иной степени относительности ее теряют. Именно эти изменения обусловливают значительные изменения всей структуры мира. Положение страны на международной арене в сущности ассоциируется с подъемом и спадом национальной мощи, увеличением и падением его стратегических ресурсов. Это обуславливает поиск ответа на вопрос: какого рода стратегические ресурсы являются наиболее важными на современном этапе развития?

В условиях реформирования экономической и политической системы, модернизации всех сфер современной жизни вопросы образования приобретают особое значение. Для решения сложных задач, поставленных перед государством, необходимы новые подходы к содержанию и уровню образования, вложения средств в «человеческий капитал». Это поможет развитию инновационных процессов, позволит Казахстану занять достойное место среди передовых государств мира [2].

В контексте использования человеческого капитала как потенциала для роста интересен опыт организации государств под аббревиатурой БРИКС – группа из пяти стран: Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южно-Африканская Республика. Организация была основана в июне 2006 году в рамках Петербургского (Россия) экономического форума с участием министров экономики Бразилии, России, Индии, Китая. Члены БРИКС характеризуются как наиболее быстро развивающиеся крупные страны. Выгодное положение этим странам обеспечивает наличие в них как мощной и развивающейся экономики, так и большого количества важных для мировой экономики ресурсов.

Перечисленное является главными ресурсами, на которых строится экономика этих стран. Примечательно, что на долю стран организации приходится 43% населения всей планеты. Высокая численность населения стран обусловливает дешевизну труда в них, что является препятствием для высоких темпов экономического роста. В свою очередь, это приводит к выводу о необходимости поиска путей эффективного использования человеческого ресурса как мощного фактора, способного обеспечить экономическую и геополитическую конкурентоспособность.

Весьма актуальна задача поиска альтернативных путей развития для Бразилии. В 2016 году в Бразилии произошла смена власти подвергнутая импичменту, президент Бразилии Дилма Руссефф покинула свой пост, и теперь перед получившей власть администрацией президента Мишела Темера стоит задача преодоления существующего макроэкономического кризиса. Среди намеченных перспектив в работе, правительство Темера собирается заняться инвестициями в человеческий капитал, который должен стать источником роста производительности. Сегодня бразильские частные компании инвестируют в повышение квалификации персонала меньше, чем компании из других стран со схожим подушевым доходом.

Предыдущая бразильская экономическая модель начала формироваться перед Второй мировой войной и укреплялась в послевоенные десятилетия, ориентируясь на неокейнсианскую модель модернизации. Она активно использовала импортозамещение и вначале это стимулировало рост национальной экономики, защищенной системой протекционизма и использующей преимущественно внутренний рынок, причем приоритет отдавался государственному сектору. Но потом эта модель привела к разбуханию бюрократического аппарата, разрастанию коррупции, росту инфляции, расточительству и, как следствие, снижению темпов роста национальной экономики. Поэтому в 1990е гг. произошел переход страны к национальной экономической модели, базирующейся на неолиберальной модели модернизации с ее более открытой экономикой и меньшей ролью государства.

Используя эту модель, страна пытается решить свои стратегические задачи – сокращение огромного неравенства в доходах и смягчение других жгучих социальных проблем, а также осуществить модернизацию экономики и перейти на инновационную стадию развития. Для этого активно используются имеющиеся в стране ресурсы для модернизации экономики – это и высокий дух предпринимательства, и неплохой ресурс знаний, а также сравнительно прочная база для социального диалога и богатая культурная и интеллектуальная среда. На базе новой экономической модели стране удалось добиться успехов. Была сокращена безработица и бедность, а вместе с ними неформальный сектор в экономике и преступность, наметилось уменьшение неравенства в доходах. Страна смогла осуществить досрочные выплаты по внешнему долгу и провести реструктуризацию государственного долга за счет выпуска новых государственных облигаций под более низкий процент. Как показал последний мировой экономический кризис, бразильская модель оказалась достаточно устойчивой к потрясениям в мировой экономике (ВВП в годы кризиса почти не сократился) [3].

Экономическая стабильность в сочетании с социальной и политической, создание благоприятного инвестиционного климата повысили доверие к Бразилии со стороны иностранного капитала. Он, особенно в последние годы, значительно увеличил инвестиционную активность в бразильскую экономику (Бразилия входит в число стран-мировых лидеров по привлечению ПИИ), придав многим отраслям современный технологический облик. Именно иностранные технологии позволили практически создать в современную мобильную связь и интернет, повысили производительность труда в различных отраслях промышленности, модернизировали структуру экономику. В конституцию страны внесена поправка, снимающая практически все ограничения в деятельность иностранного капитала на территории Бразилии.

По темпам развития в стране научной деятельности Бразилия уже обогнала страны – традиционных лидеров в области науки. В настоящее время вклад Бразилии в мировую научную деятельность составляет 2,69% от всего объема работ, в то время как в 1981 году этот показатель был всего лишь 0,44%. Благодаря этому Бразилия заняла свое место среди стран, в которых наука развивается наиболее динамично: рост составляет более 10% в год, а мировой рост – всего 2%.

В состав научного сообщества Бразилии входит порядка 210 тыс. ученых из частных и государственных университетов и компаний. Сегодня количество студентов, стремящихся получить степень магистра и доктора наук, в десять раз превышает показатель 20-летней давности. Благодаря росту спроса со стороны частного бизнеса на квалифицированный персонал и распространению высшего образования количество грантов на обучение, выдаваемых научными ассоциациями CNPq и CAPES, увеличилось почти на 69%, при этом количество грантов выросло с 95 тыс. в 2006 году до 160 тыс. в 2010 году. Этого тем не менее недостаточно для удовлетворения потребностей страны в развитии, принимая во внимание пробелы в отдельных научных областях [4].

Бразилия также стремится стимулировать развитие науки и технологий в целях социального развития и популяризации научного образования. В 2010 году в математической олимпиаде среди государственных школ Бразилии – крупнейшем конкурсе среди государственных школ в мире – приняли участие свыше 19 млн. студентов, представляющих 99% муниципалитетов Бразилии.

Другим приоритетным направлением является распространение технологий для координирования решений в области их социального использования в таких отраслях, как здравоохранение и основы санитарии, а также инвестирование в профессиональное образование. С этой целью в 2010 году было создано 400 новых технологических профессиональных центров и 600 телецентров. Сумма прямых инвестиций в научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) в 2010 году достигла 44,4 млрд. реалов (по сравнению с 2000 годом фактический прирост составил 75%). Это 1,25% от общего валового внутреннего продукта, из которых 0,66% получено из государственных ресурсов и 0,59% – от частных компаний.

Но, несмотря на достигнутые успехи, Бразилия все еще остается бедной страной с острыми социальными проблемами: 6% ее населения имеет доходы ниже $1,25 по ППС, а 8% неграмотно. Разрыв в распределении доходов продолжает оставаться одним из самых высоких не только в Латинской Америке, но и в мире: коэффициент Джини, хотя и снижается, составляет 0,57, что далеко позади Мексики (0,47) и Аргентины (0,45). Другая настораживающая черта современной бразильской экономики состоит в том, что на ее основе стране не удалось ускорить прежний невысокий для менее развитых стран экономический рост. Тем не менее, для предпринимательской и политической элиты ключевая цель экономического развития бразильского общества – модернизация экономики и уверенное превращение Бразилии в страну с развитой экономикой. Вне зависимости от возможной смены политических сил на вершине власти и перепадов международной экономической конъюнктуры, модернизация Бразилии уже приобрела такую внутреннюю динамику и инерцию, что страна неизбежно будет идти к дальнейшему наращиванию своей роли в мире. Более эффективное использование человеческих ресурсов поможет частным компаниям повысить конкурентоспособность и увеличит совокупную факторную производительность в Бразилии, особенно благодаря росту человеческого капитала страны.

Большое внимание развитию человеческого капитала уделяется в России. В Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года закреплено, что развитие человеческого капитала является одним их приоритетных направлений в государственной политике. Концепция долгосрочного социально-экономического развития РФ утверждена распоряжением Правительства РФ в 2008 году, с принятыми поправками в 2011 году. Целью разработки Концепции стало определение путей и способов обеспечения устойчивого повышения благосостояния российских граждан, национальной безопасности, динамичного развития экономики, укрепления позиций РФ в мировом сообществе [5].

В соответствии с этой целью в Концепции сформулированы: основные направления долгосрочного социально-экономического развития страны с учетом вызовов предстоящего периода, стратегия достижения поставленных целей, формы и механизмы стратегического партнерства государства, бизнеса и общества, цели, целевые индикаторы, приоритеты и основные задачи долгосрочной государственной политики в социальной сфере, в сфере науки и технологий, а также структурных преобразований в экономике, цели и приоритеты внешнеэкономической политики; параметры пространственного развития российской экономики, цели и задачи территориального развития.

Один из блоков содержания Концепции посвящен созданию условий для развития человеческого потенциала. Работа предполагается в следующих направлениях: демографическая политика и политика народосбережения; развитие здравоохранения, развитие физической культуры и спорта; развитие образования; развитие культуры и СМИ; развитие рынка труда; повышение доступности жилья; развитие социальных институтов и социальная политика; молодежная политика; развитие пенсионной системы; экологическая безопасность экономики и экология человека.

Первоочередной по важности задачей определены меры в области демографической политики и «политики народосбережения». Снижение численности населения в 1990-х начале 2000-х годов является одним из основных вызовов для долгосрочного развития России. При сохранении негативных тенденций численность населения может снизиться со 142,1 млн. человек в 2007 году до 140 млн. человек в 2020 году [6].Главная цель государственной демографической политики – это снижение темпов естественной убыли населения, стабилизация численности населения и создание условий для ее роста, а также повышение качества жизни и увеличение ожидаемой продолжительности жизни. Концепцией предусматривается необходимость обеспечения стабилизации численности населения на уровне не ниже 142–143 млн. человек к 2015 г. и создание условий дня повышения к 2025 г. численности населения до 145 млн. человек и средней продолжительности жизни до 75 лет.

Приоритетными направлениями государственной демографической политики определены следующие направления:

  • снижение смертности населения, прежде всего высокой смертности мужчин в трудоспособном возрасте от внешних причин, в том числе:
  • сохранение и укрепление здоровья населения, увеличение роли профилактики заболеваний и формирование здорового образа жизни.
  • повышение уровня рождаемости (в том числе за счет рождения в семьях второго и последующих детей), включая:
  • управление миграционными процессами в целях снижения дефицита трудовых ресурсов в соответствии с потребностями экономики;
  • обеспечение защиты от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера.

Менее чем за 30 лет – с тех пор, как в 1986 г. индийское правительство объявило информационные технологии приоритетным направлением развития – Индия сумела развить этот сектор до международной специализации и занять прочную нишу на мировом рынке информационных услуг. Успешное развитие сектора информационных технологий невозможно было представить без целенаправленных усилий со стороны государства, прежде всего, в отношении обеспечения сектора человеческим капиталом. С конца 1980-х гг. правительством Индии была организована государственная поддержка системы высшего образования по направлению инжиниринга и вычислительных технологий. С 1998 г., с приходом правительства А.Б. Ваджпайи, принимается ряд мер, способствующих повышению качества технического образования и увеличению количества кадров для ИТсектора, (в том числе «Программа повышения качества образования и подготовки квалифицированных кадров в секторе информационных технологий» (1998 г.), «Программа подготовки кадров в секторе информационных технологий» (2000 г.) [7]. Была создана сеть институтов информационных технологий, расположенных в различных штатах, созданные по подобию Массачусетского университета США. В декабре 2012 г. правительство Индии одобрило проект по созданию в ближайшие пять лет ещё двадцати институтов информационных технологий по модели государственночастного партнёрства. В период действия 11-го пятилетнего плана (2007-2012 гг.) было открыто восемь новых институтов информационных технологий в восьми разных штатах. На сегодня Индия располагает серьёзным потенциалом в этой области – более 3 млн. бакалавров, в подавляющем большинстве свободно владеющих английским языком, выпускается в Индии ежегодно.

Развитие системы образования удовлетворяет потребность в кадрах количественно, но качественный рывок не был бы возможен без использования потенциала индийской диаспоры. В отличие от США, где привлечение эмигрантов стало основой развития кадрового ресурса для сектора информационных технологий, Индия использовала своих иммигрантов как связующее звено для передачи передового опыта, инвестиций, знаний. По данным государственной статистики Индии, в 2012 г. число индийцев, проживающих за рубежом, составляют около 27 млн. человек. Выходцы из Индии за несколько последних десятилетий сформировали внушительную по размерам диаспору в экономически развитых странах, включая такие государства, как США и Великобритания. В США индийцы составляют третью по численности (после китайцев и филиппинцев) группу среди азиатского населения страны (3,18 млн. чел.). Таким образом, для Индии её диаспора – специалисты в информационных технологиях, уехавшие работать в США – стала своеобразным брендом: именно так весь мир узнал о достижениях этой страны в развитии информационных технологий и программирования, что помогло ей стать мировым центром аутсорсинга.

Человеческий капитал в Китае, характеризуется, прежде всего, дешевизной рабочей силы. Избыток рабочей силы позволяет поддерживать на низком уровне заработную плату около 55 долл. на селе и 120 долл. в городе при 10-часовом рабочем дне и шестидневной рабочей неделе. Огромная масса избыточной рабочей силы важное преимущество для предприятий легкой и текстильной промышленности, которые благодаря дешевизне рабочей силы из года в год наращивают экспорт своей продукции. В текстильной промышленности китайский рабочий в час получает в 30 раз меньше, чем в США и в 15 раз меньше, чем в соседнем Таиланде. Фактор дешевой рабочей силы притягивает и иностранные инвестиции, создающие на территории КНР предприятия на основе современных технологий. Японские эксперты в 2001 г. подсчитали, что в КНР издержки по трудовым ресурсам в 30 раз ниже, чем в Японии. Однако, современные вызовы диктуют необходимость не количественного, а качественного развития уровня человеческого капитала.

В 2013 году в высшем руководстве Китайской Народной Республики произошли изменения: место Премьера Госсовета занял Ли Кэцян, а Си Цзиньпин сменил Ху Цзиньтао на посту Председателя КНР. Вскоре после этого в политический лексикон страны была официально введена концепция

«китайской мечты», которая постепенно была инкорпорирована как элемент национальной идеи Китая. Концепция определяет основные приоритеты руководства страной и включает в себя планы развития КНР на среднесрочную и долгосрочную перспективу, по ключевым вопросам продолжения реформ в стране. В социально-экономической сфере в КНР в настоящее время наблюдаются такие серьезные трудности, как значительное социальное расслоение населения страны (как между богатыми и бедными слоями населения, так и между регионами, что особенно заметно при сопоставлении востока и запада Китая), периодические всплески недовольства национальных меньшинств, ощутимые экологические и гуманитарные проблемы (перенаселение, безработица, нехватка чистой питьевой воды, серьезное загрязнение воздуха в крупных городах и т.д.), что еще больше подталкивает китайское руководство к смене экономического и внутриполитического курса с целью перехода на интенсивную инновационную модель развития [8]. В концепции «китайской мечты» эти факторы также учитываются, а одной из ее целей можно назвать недопущение раскола китайского общества.

Для Китая актуальна не только социальная, но и экономическая составляющая развития человеческого капитала. Полностью осознав необходимость создания собственного инновационного потенциала, Китай взял курс на построение экономики знаний, включив эту задачу в концепцию своего развития. О приоритетности инновационного развития ярко говорит тот факт, что в годы последнего мирового финансового кризиса Пекин не только не сократил расходы на НИОКР, как это было в большинстве стран, а даже увеличил их на 40%. Кроме того, одной из важнейших задач современного Китая является наращивание инвестиций в собственный человеческий капитал, то есть подготовка высококвалифицированный кадров, способных генерировать инновационные идеи и предлагать новые способы организации труда. Пока же, согласно данным ООН, индекс человеческого развития КНР составляет всего 0,719 (91 место в мире), хотя по сравнению с показателями прошлых лет наблюдается положительная динамика. C 1990 г. начал действовать государственный план приоритетного внедрения научно-технических инноваций в производство, по которому главным кредитором и инвестором в НИОКР становится частный капитал, благодаря чему уже через несколько лет Китай может стать одной из ведущих IT-держав [9].

Как заявил бывший министр науки и технологий КНР Сюй Гуаньхуа, к 2020 г. Китай войдет в число государств с инновационной экономикой, таких как США, Япония и Республика Корея. Для этих целей еще в 2006 г. были приняты «основы государственного плана среднесрочного и долгосрочного развития науки и техники на 2006-2020 гг.», предусматривающие увеличение расходов на НИОКР не менее 2,5% ВВП, увеличение доли научно-технического прогресса в экономическом росте до более 60%, уменьшение степени зависимости страны от экспорта зарубежных технологий до 30% и вхождение Китая в пятерку ведущих стран мира по числу зарегистрированных патентов и индексу цитирования в научных публикациях.

В 2006 г. в КНР был принят среднеи долгосрочный национальный план развития науки и техники (2006-2020 гг.), обязавший провинциальные правительственные учреждения закупать только ту продукцию, которая внесена в специальный каталог, включивший в основном тех производителей, которые были определены как разработчики отечественных инноваций. Все большее внимание в Пекине стали уделять подготовке собственных высококвалифицированных специалистов и научных кадров. В 2013 г. расходы на образование в Китае составили 3,7% ВВП, в планах довести их до 4%33. Многое было сделано для совершенствования системы высшего образования в самой КНР – на сегодняшний день такие ВУЗы, как Университет Цинхуа в Пекине или Фуданьский Университет в Шанхае признаны в международных рейтингах как школы мирового уровня. Активная пропаганда «великого возрождения китайской нации» придает дополнительные идеологические стимулы для китайских студентов.

Таким образом, можно отметить, что в Китае происходит постепенный отход от чисто количественных показателей развития, что имело место раньше. Упор все больше делается на качественные характеристики этого развития, прежде всего, повышение уровня жизни населения, что говорит об изменениях в самоидентификации Китая на мировой арене. Отдельно стоит отметить и появление в основных целях 12-й пятилетки (2011-2015 гг.) т.н. «социальных статей», которых не было в предыдущем плане, таких, как улучшение уровня жизни и благосостояния населения, усиление контроля за обществом и т.д. Подобные преобразования, направленные на улучшение уровня жизни населения, не только придают импульс качественным изменениям в экономике, но и способствуют быстрому росту популярности лидера государства и пропагандируемой им национальной идеи.

ЮАР является наиболее развитой страной наименее развитого в экономическом контексте континента. Затраты на труд в ЮАР значительно ниже, чем у других ключевых развивающихся рынков, данный показатель выгоден для производителей, однако, следует учитывать тот факт, что ЮАР обладает большой ресурсной базой квалифицированных, малоквалифицированных и неквалифицированных рабочих. Безусловно, правительство ЮАР представило широкое законодательство по содействию, обучению и развитию мирового уровня навыков и компетенций. Однако, экономика ЮАР характеризуется наличием ряда проблем, связаннных с человеческим капиталом. Высокий уровень безработицы, бедность, отсутствие экономических возможностей среди уязвимых групп населения, нехватка общественного транспорта. Прежняя экономическая политика в Южной Африке была консервативной в финансовом отношении, сосредоточив внимание на контроле инфляции и достижения профицита бюджета. Однако на современном этапе правительство приняло решение, что без подъёма промышленности невозможно устранить безработицу – одну из наиболее тяжёлых социальных проблем ЮАР. Ведь если к 2008 г. ЮАР удалось снизить её до 22,8%, то в ходе кризиса правительство потеряли 900 тысяч рабочих мест и безработица возросла до 25%. Поэтому индустриализация стала просто жизненно важной для Южной Африки. Только на основе новой промышленной политики ЮАР может решить задачу создания к 2020 г. 2,5 миллиона новых рабочих мест [10].

Развитие инновационной системы ЮАР можно условно разделить на три этапа. К первому этапу (до 1994 года) относятся следующие особенности: развитие основ современной инновационной системы, развитие медицины, обслуживание органов власти, процесс капиталистической индустриализации, развитие промышленности под протекционистскими тарифами и санкциями, развитие инжиниринговых услуг. Второй этап (С 1994 года по 2000-е гг.) период развития инновационной системы в условиях демократии: сохранение своего научного и промышленного потенциала. Модернизация системы высшего и среднего образования, сохранение системы менеджмента крупнейших частных предприятий, тесная связь трех секторов (государство, университеты, частный бизнес), университеты – важнейший ресурс для наукоемкого производства, организация Департамента искусства, культуры, науки и технологий, появление новых направлений в инновационной и научной сферах, инновации на основе базовых исследований, развитие исследовательских институтов, финансируемых за счет средств федерального бюджета, принятие новых нормативных актов, создание новых ведомственных структур (Инновационный фонд и Национальный консультативный совет по инновациям).

Важной особенностью данного этапа стал выпуск в 1996 году «Белой книги», которая была посвящена стратегии инновационного развития ЮАР до 2000 года. «Белая книга» содержала план социально-экономических реформ, который предполагалось осуществить в ходе реализации Программы реконструкции и развития (RDP). Программа, в частности, предусматривала устранение таких недостатков, как фрагментарность научно-технической системы, низкий уровень координации и «отсутствие эффективного консультационного процесса определения национальных приоритетов». Преодолевать эти трудности предстояло новому Министерству искусств, культуры, науки и технологий (Department of Arts, Culture, Science and Technology – DACST). Для реализации поставленных в документе задач было создано два важных ведомства: Инновационный фонд (Innovation Fund) для выделения грантов на принципах открытых конкурсов и полномочный Национальный консультативный совет по инновациям (National Advisory Council on Innovation) для консультирования правительства по вопросам науки, технологий и образования.

Далее последовало написание других официальных документов, которые освещали вопросы финансовой системы и системы отчетности, технологического аудита, обзора сферы НИОКР, создания фонда инноваций. В дополнение к ним было принято еще около тысячи новых нормативных актов, например: LRA (Закон о трудовых отношениях – Labour Relations Act), RDP (Программа реконструкции и развития – Reconstruction and Development Program), GEAR («Рост, занятость и перераспределение» – Growth, Employment And Redistribution) и др.

Старт следующему этапу развития (2000-е – настоящее время) инновационной системы дало новое Министерство науки и технологий, подготовившее Национальную стратегию исследований и разработок (National Research and Development Strategy). В этом документе было сформулировано пять новых технологических приоритетов: биотехнологии, информационные технологии, усовершенствованные технологии промышленного производства, технологии для сектора природных ресурсов и технологии снижения уровня бедности.

В 2000 году был создан Национальный консультативный совет по инновациям (National Advisory Council on Innovation, NACI). Данный Совет был организован с целью оказания консультативной помощи государству по широкому кругу вопросов, касающихся инновационной политики и систем в стране. В 2002 году NACI провел исследование по изучению результатов реализации планов «Белой книги по науке и технологиям». В целом, отчет содержит положительные комментарии по отношению отдельных политик, стратегий и программ, инициированных Департаментом в то время. Несмотря на это, аналитики отмечают существование временного лага во внедрении политик, возникшее из-за недостатка соответствующих квалифицированных человеческих ресурсов. Министерство выступило с десятилетним планом на 2008-2018 гг. под названием «Инновации на пути к экономике, основанной на знаниях» (Innovation Towards a Knowledge Economy) В плане предлагается сосредоточить усилия на пяти «великих вызовах»: энергетической безопасности, изменении климата, биотехнологиях, космической науке и технологиях, человеческой и социальной динамике. С целью решения вышеперечисленных «вызовов», требуется остановиться на образовательном секторе страны, так как человеческий капитал играет неотъемлемую роль в развитии страны по линии знаний, что является лейтмотивом в плане страны на 2008-2018 гг. Так, учреждения высшего образования, хотя и финансировались из государственного бюджета, обладали высокой степенью автономии и оберегали ее. После длительных дебатов 36 разделенных по этническому признаку университетов и политехнических институтов были объединены. В стране к 2006 г. осталось 23 высших учебных заведения, включая 15 университетов, 6 технических университетов и 2 института широкого профиля.

Для пяти крупнейших, активно занимающихся научными исследованиями университетов – Кейптауна, Претории, Стелленбоша, Витватерсранда и вновь образованного Университета КвазулуНаталь (так называемой большой пятерки) – изменилось очень немногое. Была введена система студенческих займов; состав студентов стал более разнородным; увеличился приток иностранных студентов; общая численность обучающихся удвоилась. Высшие учебные учреждения по-прежнему имеют право с учетом ограничений, установленных Конституцией, самостоятельно разрабатывать программы научных исследований, устанавливать правила и критерии приема студентов и найма персонала. Южноафриканское правительство, не забывая о важности развития инновационной системы по всем трем фронтам (государство, наука и частный бизнес), помимо развития образовательного сектора, также способствует активному развитию предпринимательской деятельности в ЮАР по части инноваций и новых технологий.

Южноафриканское правительство создает максимально благоприятные усилия для развития инноваций в частном секторе, привнося в различные документы необходимые поправки и изменения. Правительство делает акцент на развитие высокотехнологичных отраслей, так как понимает, что не может соперничать ни в области массового производства с азиатскими странами, ни в области минеральных ресурсов с добывающими странами. Сложность в развитии инновационной системы ЮАР заключалась в том, что система созданная предыдущем правительством была рассчитана на удовлетворение интересов 7 млн. человек, которые составляли официальное население страны. После падения апартеида и проведения переписи, которая впервые учитывала чернокожее население, выяснилось, что фактическая численность составляет 49 млн. человек, т.е. 42 млн. человек были фактически вне системы образования, которая является важнейшей частью инновационной системы в целом [11]. Поэтому сейчас правительство вынуждено значительные средства выделять на развитие начального и среднего образования. Это перераспределение ресурсов до сих пор ограничивает возможности более быстрого инновационного развития страны.

 

Список использованной литературы

  1. Третья модернизация Казахстана: глобальная конкурентоспособность.Послание Президента РК от 31 января 2017 г. – Алматы: Казахстанская правда, 2017. – С.3
  2. Сабитова А.А. К вопросу о международно-правовых аспектах межгосударственного сотрудничества в сфере образования/ Вестник КазНПУ № 3(42)/ Алматы. 2015г.
  3. Габарта А. Бразилия и другие страны Латинской Америки / Мировое и национальное хозяйство / Издание МГИМО МИД России.
  4. Человеческий капитал [Электрон. ресурс] — 2011. URL: http://www.kommersant.ru/doc/1837979 (дата обращения: 02.2017)
  5. Распоряжение Правительства РФ от 17.11.2008 N 1662-р (ред. от 08.08.2009) «О Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года» URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_82134/(дата обращения: 02.2017)
  6. В.Путин утвердил Концепцию развития до 2020 года [Электрон.ресурс] — 2008. URL: http://www.newsru.com/finance/25nov2008/conception.html (дата обращения: 02.2017)
  7. Ашмянская И.С. Развитие сектора информационных технологий в Индии: роль государства. Вестник МГИМО Университета. Выпуск № 6 (39) / 2014. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/razvitie-sektorainformatsionnyh-tehnologiy-v-indii-rol-gosudarstva (дата обращения: 02.2017)
  8. Новосельцев С.В. Концепция «Китайской мечты» и ее практическое применение [Электрон.ресурс] — 2016. -URL:http://elibrary.ru/item.asp?id=26497609 (дата обращения: 02.2017)
  9. Сравнительная политика. Том 7. № 1(22).2016. URL:http://comparativepolitics.org/jour/issue/viewFile/22/20 (дата обращения: 01.02.2017)
  10. Интервью с министром промышленности ЮАР [Электрон.ресурс] — 2017. URL: http://svpressa.ru/world/article/30009/ (дата обращения: 02.2017)
  11. Бокачева Э.С. Становление инновационной системы ЮАР: современное состояние и интересы РФ. 2016. URL:http://dissovet.rudn.ru/web-local/prep/rj/dis/download.php(дата обращения: 02.2017)
Год: 2017
Город: Алматы
loading...