Противодействие коррупции в зарубежных странах

В статье рассматривается зарубежный опыт борьбы с коррупцией на примере США, Сингапура. Анализируется законодательство по борьбе со взяточничеством в этих странах. Перечислены основные принципы международного сотрудничества в борьбе с организованной преступностью. Раскрыт международный опыт инструментария общественного контроля и контроля со стороны средств массовой информации, который помогает эффективно выявлять коррупцию во всех структурах власти. Изучена глобальная программа против коррупции ООН в судебной системе. Автором выделены механизм, способствующий снижению уровня коррупции в стране. 

Современное состояние коррупции становиться теми условиями, которые создают реальную угрозу национальной безопасности и демократическому развитию большинства стран мира.

По справедливому выражению Президента РК Лидера Нации Н.А. Назарбаева, озвученному в Послании народу Казахстана «Стратегия «Казахстан-2050» Новый политический курс состоявшегося государства» -Коррупция не просто правонарушение. Она подрывает веру в эффективность государства и является прямой угрозой национальной безопасности [1].

Проблема борьбы с коррупцией носит транснациональный характер. Помимо национальных организаций и государственных органов существуют международные организации, специализирующиеся на проблемах борьбы с коррупцией. Среди них Организация экономического сотрудничества и развития, Transparency International, Группа государств против коррупции (GRECO), а также подразделения ООН, Мирового банка, ВТО, Евросоюза [2].

В мире нет уникального набора механизмов борьбы с коррупцией, который оптимален для всех стран. Так, государства с большой площадью территории, федеральным устройством и высокой численностью населения отличаются значительным уровнем коррумпированности прежде всего в правоохранительных органах и муниципальных органах власти. Государства, площадь занимаемой территории которых незначительна или же численность населения мала, напротив, отличаются низкой коррумпированностью местных органов власти, но более подвержены «политической» коррупции [3].

Следует отметить, что в практике цивилизованного мирового сообщества уже сложились основные принципы международного сотрудничества в борьбе с организованной преступностью. К ним относятся:

  • систематизированный, комплексный подход к проблеме борьбы с организованной преступностью;
  • сужение возможностей для преступной деятельности. Можно уменьшить спрос на незаконные товары и услуги.
  • уменьшение уязвимости законной экономики;
  • подрыв экономической базы организованной преступности;
  • формирование унифицированного законодательства. В частности, необходимо узаконить: а) ограничение банковской тайны;

б) тщательное изучение бизнесменами своих клиентов и деловых партнеров; в) выявление подозрительных операций и донесение о них;

г) регулирование деятельности предприятий или профессиональных групп по финансовым операциям; д) конфискацию активов, нажитых преступным путем;

е) действенные механизмы международного сотрудничества.

Различные подходы к взаимодействию права и государства, взаимоотношениям человека и государства сохранились и современном мире [4. c, 5].

Наиболее заметные усилия в борьбе с коррупцией и организованной преступностью демонстрируют США. Там действуют «Принципы этичного поведения правительственных чиновников и служащих» 1990 г.; Закон об этике в правительственных учреждениях 1978 г., установивший обязательную отчетность некоторых категорий служащих за их финансовое положение; Закон о контроле над организованной преступностью, предусматривающий статус неприкосновенности для некоторых свидетелей; целая система федеральных законов о борьбе с рэкетом, давлением, коррупцией, организованной преступностью – так называемые законы РИКО, принятые еще в 1970 г. Отметим, что именно на основе законов РИКО Соединенным Штатам удалось снизить уровень коррупции, организованной преступности, наркобизнеса. Суть этих законов в активном применении института конфискации у членов преступных организаций, коррупционеров и применении уголовной ответственности к юридическим лицам [5,c.7-10]. В Австралии, основным направлением в борьбе с коррупцией является сбор обращений отдельных граждан или юридических лиц в целях дальнейшего доказательства факта коррупционного деяния и внесения соответствующих изменений в правовую базу. Это позволяет в дальнейшем пресечь возможную коррумпированность и сделать более прозрачным конкретный механизм принятия решения.

В Дании считается, что безусловное законопослушание, соблюдение высоких моральных принципов всеми членами общества являются основой наиболее эффективного (соответственно менее затратного) способа управления обществом. Случаи нарушения административных и законодательных норм пресекаются на всех уровнях. Так, за небольшое превышение скоростного режима принц Йоахим, младший сын королевы Дании, был подвергнут штрафу на общих основаниях и резкой критике в прессе. Один из министров правительства ушла в отставку из-за того, что ее муж использовал для работы на собственной ферме иностранных работников без надлежащей регистрации.

Отличительной особенностью антикоррупционной системы Финляндии, является то, что в стране, базирующейся на социально-экономической модели общества, никогда не было специального закона о борьбе с коррупцией, а антикоррупционные нормы содержатся в разных правовых документах в Конституции, УК, гражданском законодательстве и узкоспециализированных актах. В законодательстве термин «коррупция» не используется, вместо него применяется термин «взяточничество».

Среди азиатских стран, в которых антикоррупционные законы последовательно реализуются на практике, стоит выделить Сингапур. Так, еще в начале 50-х годов XX века это государство было бедной страной и отличалось высокой коррумпированностью бюрократического аппарата. Выработанная в 1960 году антикоррупционная стратегия, закрепленная в Акте о предотвращении коррупции, основывалась не на быстром искоренении этого явления, а на принципе контроля над коррупцией. Он заключается в том, что попытки искоренить коррупцию основывались на стремлении минимизировать или исключить условия, создающие как стимул, так и возможность склонения личности к совершению коррумпированных деяний. Одним из механизмов реализации стратегии стало последовательное существенное повышение заработной платы государственным служащим, в том числе в целях уменьшения «утечки мозгов» в частный сектор, а также сокращение разницы между величиной заработной платы бюрократического аппарата и сотрудников коммерческих структур. Параллельно использовался сдерживающий эффект посредством ужесточения ответственности за это преступление (лишение свободы, крупные штрафы). Борьбой с коррупцией занимается специальное антикоррупционное агентство, имеющее широкий круг прав и полномочий, в том числе на проверку любых банковских, долевых и расчетных счетов лиц, подозреваемых в совершении этого преступления [6, c. 56-63].

В некоторых странах, например в КНДР, вообще нет специальных законов, регулирующих борьбу с коррупцией, а правоохранительная деятельность в этой сфере ведется главным образом на основании внутриведомственных инструкций, носящих закрытый характер. Показательным является зависимость средств массовой информации в освещении ситуации по борьбе с коррупцией, а также отсутствие их доступа к документам органов власти.

Несмотря на то, что при рыночной экономике ресурсы внутри государства распределяются преимущественно неадминистративными методами, наличие механизма обязательного получения лицензий, разрешений и др. для осуществления законной деятельности, а также проведения различного рода приватизационных сделок, тендеров, носящих зачастую непрозрачный характер, способствует развитию коррупционных проявлений. В ряде стран институтами борьбы с коррупцией являются не множество отдельных подразделений государственных органов власти, а специальные антикоррупционные комитеты (органы), наделенные широкими полномочиями. Их сотрудники имеют высокую степень социальной защищенности и независимости, в том числе от исполнительной власти.

В мировой практике борьбы с коррупцией активно используется инструмент общественного контроля и контроля со стороны средств массовой информации, который помогает эффективно выявлять коррупцию во всех структурах власти. Однако действенность этого инструмента обусловлена наличием законов о свободе передачи информации, позволяющих проводить журналистское расследование, законов, запрещающих всякую цензуру и обеспечивающих финансовую независимость средств массовой информации, в том числе от правительства.

Кроме того, в ряде государств, например в Бельгии, антикоррупционные программы нацелены на разработку и принятие специальных кодексов поведения (этики) для государственных (муниципальных) служащих. В разработанной программе GRECO и Глобальной программе против коррупции ООН рекомендуется детально регламентировать в кодексах модель поведения служащих, с тем чтобы последние могли четко представлять свое поведение в том или ином случае, а также перечислять конкретные санкции за нарушение установленных в кодексе правил и механизм контроля над их соблюдением. Примером может служить предусмотренное в Глобальной программе против коррупции ООН введение открытых деклараций для судей и их родственников, а также правил деятельности судебных органов, которые содержали бы распределение дел между судьями по жребию, ротацию судей и судебных служащих, недопущение личного контакта сторон с судьей до судебного заседания, чтобы исключить возможность коррупционных связей.

Анализ международного опыта борьбы с коррупцией позволил выделить следующий механизм, способствующий снижению уровня коррупции в стране:

  • формирование принципов работы государственной власти на основе публичности и открытости; возможность доступа граждан, общественности и средств массовой информации к документам органов государственной власти;
  • государственное финансирование политических партий, исключающее возможность их финансирования из иных источников, в том числе коммерческих;
  • отсутствие в системе государственного аппарата «политических» должностей; небольшая численность бюрократического аппарата при четкой его структурированности;
  • закрепление должностных полномочий в соответствующих регламентах;
  • наличие у государственного чиновника права на собственное обоснованное мнение, которое может отличаться от мнения начальника и в случае принятия руководителем «политического» решения, отличающегося от предложения подчиненного, служит основанием (при отсутствии на документе визы) считать документ юридически недействительным;
  • материальная и социальная обеспеченность чиновников. Вместе с тем государственным служащим не запрещено заниматься бизнесом, владеть и управлять акциями коммерческих компаний и получать дивиденды. Все коммерческие доходы декларируются, и с них выплачиваются налоги. При этом существует правило «конфликта интересов», т. е. запрет лоббировать интересы своего бизнеса;
  • снижение иммунитета высших должностных лиц;
  • обеспечение действующей системы конфискации имущества должностных лиц в случае выявления факта их коррумпированности;
  • систематическое повышение заработной платы государственным служащим;
  • упрощение административных процедур, в которых участвуют граждане; установление требований, предъявляемых к ним; систематический отзыв пересекающихся инструкций и нормативов;
  • государственный и общественный контроль доходов и расходов должностных лиц, контроль личных банковских счетов должностных лиц и членов их семей.

 

 

  1. Послание Президента Республики Казахстан-Лидера нации Нурсултана Назарбаева народу Казахстана «Стратегия «Казахстан-2015»: новый политический курс состоявшего государства». 14 декабря 2012г.
  2. Декларация ООН о борьбе с коррупцией и взяточничеством в международных коммерческих операциях. //СПС Консультант Плюс.
  3. Жужома М.Ю. Экономический механизм противодействия коррупции как угрозе финансовой безопасности Российской Федерации. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук. М 27с.
  4. Сабитова А.А. Конституция РК и защита прав и свобод человека. Вестник КазНПУ им.Абая, серия «Международная жизнь и политика», «1(40),2015г.
  5. Агеев В.Н. Противодействие «государственной коррупции»: зарубежный опыт / В.Н. Агеев // Следователь. № 8.
  6. Бочарников И.В. Зарубежный опыт противодействия коррупции /И.В. Бочарников// Следователь.№10.
Год: 2016
Город: Алматы