Современный Китай и его перспективы на будущее

В своей работе авторы раскрывают экономические процессы, происходящие в современном Китае. Они утверждают, что Китай в настоящее время претендует на роль сверхдержавы, на то имеются веские основания. Китай в 80-е годы ХХ века и в начале ХХ1 века добился колоссальных успехов в области модернизации и инновации. Выдержит ли он конкуренцию в области экономики с США и Западом покажет будущее время. Насколько велика вероятность того, что Поднебесной удастся осуществить намеченное, является сегодня горячими темами, обсуждаемыми в политических и научных кругах всего мира. 

В век глобализации, когда будущее не только национальных государств, но и всего человечества достаточно туманно, а политические элиты и интеллектуальное сообщество, решающие судьбы народов находятся в большом разладе. Уверенная поступь Китая, с одной стороны, вселяет светлую надежду и в то же время внушает опасение. Куда направляется Китай, какое общество он строит, социалистическое или капиталистическое? В чем секрет его успеха, как он будет решать глобальные международные вопросы, когда придет к обозначенной цели? Насколько велика вероятность того, что Китаю удастся осуществить намеченное? Все эти вопросы являются горячими темами, которые активно и широко обсуждаются в политических и научных кругах.

Настоящий мировой экономический и финансовый кризис, затронувший многих государств, становит- ся все более глубоким и всеохватывающим, вызвал скепсис относительно того мироустройства, которое долгие годы пропагандировались США и их союзниками. При этом более стабильное финансовое положение Китая в период кризиса, по мнению многих, стало лишним подтверждением правильности выбранного им пути центральной власти и ограниченного внутреннего политического и экономического либерализма [1].

Всё это породило новые споры о том, является ли западный путь либерально-демократических реформ и развития единственно правильным, или же существуют более предпочтительные альтернативы.

Выводы западных ученых заключается в том, что рост благосостояния граждан в автократических государствах приведет их к возникновению внутренней потребности к модернизации и демократизации. Поэтому их интеграция в мировую финансовую систему не только не станет угрозой для идеалов либерализма и демократии, но и ускорит их распространение по всему миру [2].

В российских научно-академических кругах также широко развернулась полемика данного вопроса, которая в целом сводится к следующему: реализация западной модели на практике, и именно ее политического устройства, в действительности оказалась невозможной.

В Китае слово «модернизация» появилось приблизительно в начале ХХ века, а научные исследования модернизации шли в 30-х годах ХХ века и активизировались в 1970-1990 годах. Модернизация является национальной задачей в ХХ1 веке и осуществляется в рамках государственной концепции «социальной гармонии», которая по замыслу руководство КНР, может целостно связать экономический рост, китай- ские традиционные ценности, современные цели развития и внешнюю политику страны и решить социальные проблемы, обусловленные быстрым экономическим ростом, в частности, возникновение несправедливых различий между богатыми и бедными. Определена долгосрочная цель до 2100 года и осуществляется неукоснительное и упорное решение поставленных задач с опорой на научный потенциал страны. В связи с этим при Китайской академии наук создана специальная группа исследований совре- менной модернизации. Она занимается исследованием конкретных научных задач. Используя концепцию «вторичной модернизации», они создали схему значений модернизационных показателей, отслеживают тенденции мирового развития, ежегодно обобщая в мировом масштабе систематические данные, взятые из авторитетных международных источников. Обрисовали стройную конструкцию принципов развития мировой модернизации в целом и китайской национальной модернизации. Таким образом, китайские специалисты сделали теоретическое обоснование возможностей для модернизационного «прорыва» стра- ны в группу высокоразвитых стран мира к 2050 году, названных ими интегрированной модернизацией.

Как видим, сегодня в мире ведется много всесторонних исследований по проблеме модернизации Китая, дающие оценки и с прокитайской позиции, с негативной, и более взвешенным отношением, однако, общего видения все же не наблюдается. И это не удивительно. Китайский опыт интересен всем, но принять вместо европоцентристского подхода китаецентристское видение за основу мировая общественность не готова.

Причину успеха китайской экономики в целом авторы видят в следующем:

  • у Китая имеется огромный внутренний цивилизованный потенциал, способный справляться с любой проблемой. Вспомним: китайцы открыли порох, фарфоровые изделия, чай и др. Они обладают генетическими способностями к самообновлению, обусловленной основательностью китайской общественно-политической мысли;
  • во все переходные периоды истории синтезировала новые появлявшиеся знания и достижения, обновлялась, переходя в более совершенное качество, чтобы наладить управление государством, согласно изменившимися внешним и внутренним условиям;
  • в стране проживает пятая часть населения мира, это говорит о невозможности воспроизведения китайского опыта ни в какой другой стране, в силу несопоставимости масштабов социально- экономических и географических условий;
  • но китайский опыт может стать универсальной в другом измерении, что он стремится выработать модель новой социалистической универсальности, альтернативной глобальной вестернизациипо новому образцу, в рамках которого каждая страна сможет развиваться по собственному пути.

В настоящее время КНР в силу своей разнородности и гигантских масштабов, а также способности учиться и принять чужой опыт, вполне в состоянии на своем примере выработать новые закономерности мирового развития. Являясь целенаправленной, а не спонтанной и относясь к догоняющему типу, при котором важно учиться на опыте других стран, Китай не может опираться только на их пример, так как слишком велики различия в соотношении факторов. Китаю требуется более разносторонние и глубокие исследования всех сфер жизни и больше инноваций во всех областях. Что же делает правительство КНР для успешного преодоления экономического кризиса в мире?

С 2014 года китайская экономика переживала относительное замедление роста, какой следующий шаг предпримет правительство в плане ее развития. В настоящее время правительство КНР принимает различные меры для обеспечения активной финансовой и стабильной финансовой политики, чтобы отвечали требованиям экономического роста и давали ожидаемый эффект.

С точки зрения экономической структуры спад китайской экономики в основном проявляется в перерабатывающей отрасли, а индустрия услуг сравнительно стабильна. Доля индустрии услуг в ВВП уже превысила долю перерабатывающей отрасли, ее стабильность окажет большую помощь стабильному развитию китайской экономики.

Финансовый кризис, который переживает мировое сообщество, неукоснительно затрагивает все государства, чтобы ослабить этот процесс Китай принимает все достижимые методы и формы. Правительство КНР впервые официально признало принятие мер мини-стимулов и их рациональность.

Хотя официальная власть неоднократно подчеркивала китайской экономике не нужно стимулирование, однако, экономические данные действительно тревожат страну. Поэтому пакет мер, которые правительство приняло с начала 2014 года, почти полностью рассматривается рынкам как меры стимулирования. Для реагирования на финансовый кризис в 2008 года правительство выделило 4 триллиона юаней. По контрасту с таким масштабным стимулом в экономике меры, принятые государством для стимулирования экономического роста в этот раз, называется «мини-стимулом».

Сам выражение «мини-стимулы» свидетельствует о тревожной ситуации в китайской экономике. Данная ситуация состоит в том, что правительство с одной стороны должно сохранить баланс во внутренней реформе, с другой стороны должно предотвратить необдуманные действия вмешательство инвесторов, особенно спекулянтов. Поэтому возникла сложная тактическая задача, которая на рынке описывается как «с одной стороны надо стимулировать, а с другой стороны стараться, чтобы на рынке присутствие таких стимулов не чувствовалось» [3].

Правительство КНР пояснило населению, почему осуществляется такая трудная тактика. Это один из важных способов регулирование экономики путем сбалансирования предложения и спроса. Стремительный экономический рост Китая за минувшие 30 с лишним лет в большой степени обязано мерам по стимулированию спроса. В минувшие годы страна более смело и целеустремленно принимала меры вокруг предложения в экономике. Например, административных процедур и передача некоторой власти правительства предприятиям, чтобы экономика оживлялась, а у предприятий появилось желание заниматься производством.

Правительство Китая приняло другие подобные меры, как поощрение предприятий расширять инвестиции, увеличение капиталовложений в инфраструктуру и объектов социального обеспечения. Кроме того, в стимулировании немало выгод, как уменьшение налогов в малой бизнесе.

В экономике по сравнению с прошлыми методами крупномасштабного стимулирования, в целях быстрого подъёма за короткое время мини-стимулы делают акцент генерирование жизненной силы рынка. План крупномасштабного стимулирования, который был принят в 2008 году, не будет повторяться. Правительство нового созыва для реагирования кризиса предпочитает генерировать экономику путем реформ. И прилагает усилия к взращиванию и формированию нового фактора экономического роста, который имеет более продолжительную конкурентоспособность.

Хотя в китайской экономике ещё остается огромный потенциал роста, но какова тенденция этого роста в будущем? Какие стимулирующие меры примет правительство Си Цзиньпиня. Экономические аналитики предсказывали, что в 2014 году рост ВВП составит 7,4 %. А как будет развиваться в 2015 году? Руководители по экономическим прогнозам Китая прогнозируют, что эта цифра должна сохраниться и в этом году. В то же время по мере проведения политики макрорегулирования и реформ благоприятно будет развиваться новые отрасли индустрии и индустрия услуг, нарастает желание предприятий инициативно провести урегулирование, стабильно сохранится в потреблении. Ожидается, что в дальнейшем экономика страны продолжит стабильный рост. Восстановление стабильности экономики – это основная тенденция изменений.

Важнейшим фактором и одновременно условием возрождения и быстрого комплексного развития страны является социальная ориентированность и тщательно выверяемое соотношение между ценой преобразования и выгодой их для населения. Китай нашел свой особый путь развития. Его важным содержанием является тезис «нельзя ослаблять макроэкономический контроль государства, необходимо его всемерно совершенствовать». Страна сумела сформулировать достаточно гибкий, вариант социалистической идеи, которую она не только удачно оживила, но и сумела успешно интегрировать с конфуцианской этической системой. Затем она соединила ее сначала рудиментарными, а затем и вполне рафинированными капиталистическими механизмами.

Принцип распределения по труду, его количеству и качеству остается главной формой распределения. Этому придавалось особое значение, как обязательному условию конфуцианской идеальной организации общества – социальному организму, который в совокупности с идейным холизмом (от греч.мир, как ре- зультат эволюции) придает китайской цивилизации высокую внутреннюю гомогенность и устойчивость.

При макроэкономическом контроле своевременно учитываются интересы текущие и перспективные, локальные и общенародные. Подчеркивается необходимость одновременного использования экономических и административных методов регулирования. Руководители должны обладать искусством управления, что всегда в Китае относилось к высшей мудрости.

Отсюда культ мудрости, пантеон которых, конечно, венчает Конфуций. Конфуцианство, лежащее в основе тысячелетней китайской традиции, в отличие от западных иерархических церквей, ориентировало общество и человека не на упования, обращенные к кесарю или к Богу, а, прежде всего на самопомощь и самоуправление.

В настоящее время, повышая и качественно усиливая роль внешних факторов экономического развития, Китай вынужден адекватно реагировать на происходящие глобальные социально- экономические, политические и культурные трансформации современного мира. В последние годы понятие «инновация» стало достаточно распространенным, его постоянное присутствие в средствах массовой информации является видимым даже для тех, кто впервые посетил эту страну.

На сегодняшний день энергетическая безопасность Китая является одним из основных приоритетов его внешней политики по отношению к странам Центральной Азии и Казахстана. Интересы Китая к нефтегазовым отраслям стран Центральной Азии начался в середине 90-х годов прошлого века и поступа- тельно растет с каждым годом. Особое внимание Пекина направлено на сотрудничество с Казахстаном, Узбекистаном и Туркменистаном, как основными поставщиками нефти и газа в этом регионе.

Интересы КНР к нефтяным ресурсам Центральной Азии связаны с Казахстаном, так как только эта страна располагает относительно высокими экспортными возможностями по нефти. Доля нефти в энергетическом балансе КНР составляет не менее 30%. Китай находится в жесткой зависимости от импорта нефти. В перспективе эта зависимость, скорее всего, будет возрастать. По данным Министерства природных ресурсов Китай в 2009 году добыл 189 млн. тонн нефти, а импортировал 199 млн. тонн. По оценкам Государственного Комитета по делам развития и нефти КНР к 2020 году потребность нефти составит уже 560-600 млн. тонн, таким образом, зависимость от внешних поставок «черного золота» составит не менее 65 %. Это означает, что в 2020 году придется импортировать не менее 365-390 млн. тонн нефти.

Учитывая данные обстоятельства, Пекин предпринимает все более активные усилия в плане закрепления на нефтяных месторождениях различных стран, в том числе и в Казахстане. Уровень китайского присутствия в казахстанской нефтяной отрасли уже гораздо выше российского. По итогам 2012 года, китайские компании добыли в Казахстане 23 млн. тонн нефти, что составляет 23 % от общего объема нефтедобычи в республике, то есть, почти в 2,5 раза больше чем российские. После приобретения в Казахстане ряда активов в нефтегазовой отрасли и по итогам 2013 года, китайские компании вышли на уровень добычи в 25 млн. тонн нефти (около 27 % от общего объёма нефтедобычи в республике) [4].

В настоящее время осуществление стратегии «подъёма страны в опоре на науку и образование» была и остается важнейшей задачей китайского правительства. В соответствии с основополагающим курсом и стратегическими целями развития науки и техники в Китае государство осуществило общее планирова- ние работы в научно-технической сфере, образовав следующую трехуровневую модель развития:

«Инновационные научные исследования, обслуживающие главный плацдарм – экономическое строитель- ство и социальное развитие, развитие высоких технологий и создание индустрии высоких технологий, а также усиление фундаментальных исследований» [5].

Эта программа и фонд сыграли ведущую роль в поддержке фундаментальных научных исследовании в масштабе всей страны. За первые годы реформ наука и техника в Китае получили интенсивное развитие. Инновационное развитие нового типа в КНР получило такие характеристики, которые позволят промышленности стать не только «фабрикой мира» по объёму продукции, но и обрести самостоятельность в развитии передовых технологий. Опираясь на государственную поддержку, наращивание внутреннего потребительского рынка, китайская индустрия на основе оптимизации структуры и глубокой реформы технологической базы нацелена уже в ближайшее время обеспечить согласованность в развитии города, деревни и регионов.

Таким образом, в результате своевременно взятого курса на модернизацию и инновации, сегодня уже общепризнано, что Китай превратился в величайшую державу мира, которая по валовому национальному продукту с 8 места в 1980 году переместился сейчас на 3 место, после США и Японии. Его валютные резервы превышают 1 трлн. долларов США, юань стал сильной валютой, в которой предпочитают хранить свои резервы некоторые страны Юго-Восточной Азии. Если в начале ХХ1 века предрекали, что Китай к 2050 году может выйти на 1 место и стать супердержавой то, судя по тому, какие экономические кризисы начинают сотрясать США, это наверняка случиться раньше [6]. В целом индустриально- инновационная стратегия КНР полностью вписывается в общий вектор экономического развития и воспринимается как неотъемлемая часть единой программы экономической модернизации страны и укрепление ее национальной инновационной системы.

Китайский опыт неоценим и в плане успешного синтеза национальных традиций и лучших наработок, накопленных человечеством. Китай представил метод сохранения культурно-цивилизационной идентичности и продолжения собственной истории при всеобъемлющей модернизации, включая выбор, способ развития, международное взаимодействие, образованию, инновации, конкуренцию и т.д.

Китайская парадигма сильного государства с разработанной стратегией развития и национальной интеграцией интересна также крупным странам, наглядно демонстрируя возможности реализации преимуществ и шансов «крупности» по мобилизации накоплений населения, созданию полноценного производственного комплекса, формированию обширного внутреннего рынка и т.д.

Становится очевидным, что роль Китая в мире, его влияние на международные отношения и отдельно взятые страны будет только возрастать, а его присутствие в Казахстане расширяться и углубляться, из чего следует, что казахстанское сообщество должно принять это как неизбежный факт и рационально строить свое будущее, чтобы быть готовым к конкуренции, которая многократно усилиться и ужесточиться через какой-то десяток лет. Иными словами, судьба каждого будет зависеть от степени его профессионализма, целеустремленности и способностей.

Соответственно, и наше государство должно выстраивать стратегию социально-экономического развития Республики Казахстан с расчетом на усиление человеческого капитала, завершение национального строительства и укрепление межнационального и межконфессионального согласия, чтобы стойко реализовывать планы по созданию индустриально-инновационной экономики и войти в число тридцати развитых стран мира в 2050 году.

 

  1. Бергер Я.М. Китайская модель развития // Мировая Экономика и Международные Отношения.- 2009.- № - С. 73-81; Китай: универсальная модель модернизации? Материалы научного семинара «Современные проблемы развития» под руководством В.Г. Хороса //Мировая Экономика и Международные Отношения.- 2009.- № 7.- С. 43- 55; Там же, № 8.- С. 69-81
  2. Huntington The Change to change: modernization, development, and politics. Comparative politics, Volume 3, Issue 3 (April, 1971), 283-322 p.
  3. Ван Цзыцянь. Мини стимулы в китайской экономике // Журнал «Китай».- - № 7.- С. 22
  4. Тажин М.М. Энергетическая безопасность – ключевой фактор стабильности международных отношений//kazenergy. com/content/view/359/66/Iang,ru/
  5. Рахманова Г.Б. Модернизация и инновация – движущие силы развития китайского общества в ХХ1 веке // Материалы международной конференции «Современный Китай: история, политика и экономика».- КазНУ им. Аль- Фараби 27 ноября 2014 г.- Алматы: КазНУ: - С. 162
  6. Илларионов А.М. Секрет китайского экономического «чуда» //Вопросы экономики.- - № 4.- С. 15
Год: 2015
Город: Алматы
loading...