Конституция РК и защита прав и свобод человека

Основным источником действующего права в Республике Казахстан является Конституция, принятая на республиканском референдуме 30 августа 1995 года. Принятие новой Конституции РК ознаменовало факт дальнейшего развития страны, как демократического и правового государства. Сегодня Конституции Республики Казахстан - 20 лет. Посредством Конституции, может осуществляться связь национальной правовой системы с современным международным правом. Трансмиссионная функция Конституции вытекает из природы ее верховенства на всей территории независимой страны и обязательного соответствия элементов действующего права конституционным нормам. Общие положения об основах конституционного строя республики, нормы о правах и свободах человека и гражданина закреплены Конституцией Казахстана в соответствии со стандартами осново­полагающих документов современного международного права. При этом человек, его жизнь, права и свободы согласно статье 1 Конституции РК являются «высшими ценностями».

 

Учитель!

Перед именем твоим Позволь смиренно преклонить колени!

(Н.А. Некрасов)

Моему Учителю...

Известному казахстанскому юристу и педагогу доктору юридических наук академику Сабикенову Салахиден Нурсариевичу - 75 лет. Академик Сабикенов С.Н. - выдающийся казахстанский юрист и талантливый педагог, его активность, его творческая сила - и пример, и радость, и вдохновение для нас. Академик Сабикенов С.Н. является ведущим ученым нашего государства в области теории и практики построения системы национального законодательства, теории прав человека и международного права, хотя его исследовательские интересы не ограничиваются только этой проблематикой. Салахиден Нурсариевич прошел большой жизненный творческий и практический путь становления крупного ученого начиная трудовую деятельность с младшего научного сотрудника Института философии и права АН КазССР до заместителя начальника по научной работе Карагандинской ВШ МВД РК (1993-1995г.), а в 1995-1998 года являлся членом Конституционного Совета РК и т.д. Самоотверженная и плодотворная научная, педагогическая, организаторская и общественная деятельность С.Н.Сабикенова отмечены государственными медалями и благодарностями, в 2007 году в Оксфорде (Великобритания) стал облада­телем международной награды им. Сократа. Под руководством академика Сабикенова С.Н. защищены более 40 кандидатских, в том числе и докторских диссертаций, среди них его ученики которые по сей день успешно ведут научно-педагогическую деятельность в стенах первого вуза Казахстана КазНПУ им. Абая возглавляемым ректором академиком С.Ж. Пралиевым. Сабикенов С.Н. является основателем и первым заведующим кафедры международного права в КазНПУ им. Абая, где образовалась целая науч­ная школа Сабикенова С.Н.

К учителям и наставникам академика Сабикенова С.Н. следует отнести таких выдающихся блиста­тельных ученых-юристов как: С.С. Сартаев, С.З. Зиманов, Г.С. Сапаргалиев, JIB. Дюков, Баймаханов М.Т., Бейсенов Б.С., Ким В.А., Пионтковский А.А., Нерсесянц B.C., Фарберов Н.П. и многих других. Многочисленные работы Сабикенова С.Н. по проблемам теории государства и права, сравнительного правоведения, международного права продолжают славные традиции, заложенные российскими и казах­станскими учеными. Внимательное и уважительное отношение к ученым юристам прошлого и настоя­щего отличают работы Сабикенова С.Н.

Юбилей моего научного руководителя Салахидена Нурсариевича Сабикенова - большое событие в моей жизни, так как именно в этот день мне приятно произнести слова благодарности моему Учителю, потому что глубже, чем он никто не знает, сколько у меня встретилось трудностей на моем пути становления как молодого исследователя и многое другое. Еще в студенческие годы я писала курсовую, дипломную работу под руководством доктора юридических наук Сабикенова С.Н., а по окончании учебы по рекомендации академика Сабикенова С.Н. я была направлена для дальнейшей учебы в аспирантуру КазНПУ им. Абая. Вот уже более 20 лет академик С.Н.Сабикенов для меня мой Учитель. Живите долго, счастливо наш Дорогой Учитель!

Современная теория международного права все более ориентируется на человека. И в этом нет противоречия, скорее можно говорить о закономерности связи. Уважение прав человека, демократия - важная гарантия мира. В международных актах подчеркивается, что уважение этих прав является основой всеобщего мира. Международное право призвано стать гомоцетричным, т.е. ориентированным на человека. Принято значительное число конвенций и пактов, посвященных правам человека. В этой связи верно отмечает С.Н. Сабикенов, что права свободы каждого человека, честь и достоинства личности - величайшее общечеловеческие ценности, повсюду подлежащие защите и обогащению [1]. Отсюда следует сделать вывод, что в современном мире в условиях глобализации идет процесс интернализации прав человека, постепенно становящаяся предметом компетенции всего мирового сообщества. Однако расширение возможностей международно-правового регулирования прав человека прямым образом зависит от признания той или иной доктрины прав человека. Под доктриной прав человека следует понимать не сугубо научные концепции и теории, а прежде всего теории прав человека, присущие той или иной национально-правовой системе и воплощение в международно-правовой доктрине правозащит­ного сообщества. Взаимоотношения индивида и государства - одна из ведущих проблем политико­правовой мысли, имеющая многовековую историю. Каким бы ни было государство по своей природе, какой бы режим в нем не господствовал, взаимоотношения человека государства всегда представляли интерес не только теоретический, религиозный философски, но и практически- прикладной, поскольку без учета взаимодействия государства и человека невозможно было установить в обществе порядок, необходимый для господствующей элиты или демократически избранных правителей.

Права человека - это система условий и благ (материальных и духовных), без которых невозможны его нормальная жизнедеятельность, развитие его индивидуальных свойств, свободный выбор и самоопре­деление, реализация «гражданских интересов». Локк писал: «Гражданскими интересами я называю жизнь, свободу, здоровье и отсутствие телесных страданий и владение такими внешними благами, как деньги, земли, дома, домашняя утварь и т.д. [2]. Казахстанское общество вступило на путь политических и социальных преобразований. Конституция РК провозгласила, что «Республика Казахстан утверждает себя демократическим, светским, правовым и социальным государством, высшими ценностями которого являются человек, его жизнь права и свободы» (ст.1). Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина- обязанность государства. Президент Республики Казахстан Н.А. Назарбаев четко отметил: «Главным нашим достижением являются закрепленные в Конституции права и свободы чело­века и гражданина, которые мы привели в соответствие с международными стандартами. Мы открыты в своих отношениях с международным сообществом» [3]. Это важнейшие предпосылки, определяющие взаимоотношения человека и государства на основе принципов демократии и гуманизма.

Однако, было бы огромным заблуждением полагать, что провозглашение этих принципов может одномоментно отменить укоренившийся системоцентристский подход [4], при котором государство выступало главной, определяющей авторитарной силой во взаимоотношениях с личностью. И речь идет не только о стереотипах, сложившихся после Октябрьской революции 1917 г. Они не могли бы так прочно утвердиться в государственной и общественной жизни, если бы не опирались на давние советские традиции поглощения человека системой.

Для установления свободных, равноправных отношений между человеком и государством необходим ряд факторов: реализация принципов правового государства (приоритет прав человека, верховенство права, разделение властей, взаимная ответственность государства и личности), создание системы юриди­ческих механизмов защиты прав человека; воспитание подлинной юридической культуры, основанной на уважении к правам и свободам человека и гражданина. Различные подходы к взаимодействию права и государства, взаимоотношениям человека и государства сохранились и в современном мире. Они не замыкаются в сфере научных дискуссий и отражаются в конституциях современных государств. Так, в Конституциях США, Франции, Италии, Испании, Казахстана воплощена над позитивная (естественно- правовая) концепция прав человека, в Конституциях Австрии и ФРГ - позитивистская. Однако, такие различия в конституционных записях не следует переоценивать, поскольку конституция развитых запад­ных государств ориентированы на принципы правового государства, а следовательно, на защиту и охрану прав человека.

Вместе с тем различия естественно-правового и позитивистского подходов к природе прав человека требуют внесения определенной ясности. Прежде всего, ограничение власти государства правами чело­века не должно вести к беспредельному умалению его роли, которая весьма не только в охране прав и свобод человека, но и в придании им законодательной, т.е. общеобязательной формы. Резкая поляризация этих учений (естественно-правовой школы и позитивизма) обусловливалась различными путями осуществления буржуазных революций странах (например, во Франции и в Германии). Цель естественно правовой доктрины - ограничить притязания государства по своему усмотрению определять объем прав и свобод человека. Государство не может не признать права человека на жизнь, на достоинство, на неприкосновенность личности и жилища. И хотя эти права принадлежат человеку от рождения, «защи­щенность» им придает юридическая форма, т.е. форма закона. Поэтому эти права не могут быть противо­поставлены государству, которое должно брать на себя функцию не только их защиты и обеспечения, но и их законодательного формулирования. Особое значение имеет запись этих прав в Конституции.

Практика государств, признающих естественно-правовую доктрину прав человека, отнюдь не отвергает их позитивного оформления. И естественно-правовая доктрина, и позитивистский подход в современном мире не выступают как антиподы, антагонисты. Наблюдаем в конституционной и судебной практике зарубежных государств смягчение противостояния естественно-правовых и позитивистских подходов. Причем практика идет по пути позитивного закрепления естественных прав и принципов. Это благоприятная тенденция, снимающая противостояние и крайность указанных доктрин: незащищенность естественных прав человека вне государственного закрепления и дистанцирование позитивистского учения от нравственных, личностных, социальных ценностей. Именно разрыв позитивизма с этими ценностями позволил широко использовать его тоталитарным режимам, в частности советскому государ­ству, которое решительно отвергало учение о естественных правах и всегда выступало «благодетелем» по отношению к народу, получающему свои права и свободы по милости всесильного государства. Конституция Республики Казахстан впервые в истории отечественного правового развития признала, что «основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения» (ч.2 ст. 12). Вместе с тем, Конституция содержит позитивное закрепление широкого перечня прав и свобод, и это находится в русле в современной конституционной практики. Признавая естественные неотчуждаемые права человека, законодатель стремится закрепить их в основных конституционных правах и свободах и обеспечить системой гарантий и механизмов защиты, также строго законодательно регламентированных (конституционная, судебная, административная защита, использование института Омбудсмана, парла­ментский контроль и т.д.).

Академик С.С. Сартаев верно отмечает, что Конституция любого государства - это документ, отра­жающий суть и содержание данного государства, приоритетные вопросы государственного, обществен­ного устройства и, самое главное, закрепляющий основные права, обязанности и свободы человека [5]. Таким образом, признание естественной природы прав человека не должно вести к недооценке роли государства в законодательном формулировании и обеспечении прав человека. Идея социального государства нашла отражение в Конституции Казахстана: Республика Казахстан - социальное государ­ство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свобод­ное развитие человека.

Позиция ученых относительно совместимости свободы и равенства, предложения, связанные с повышением реального социального статуса человека, выходят за пределы сугубо научной полемики; они оказывают непосредственное воздействие на политику государств, на большую или меньшую степень их социальной ориентированности. Несмотря на противодействие идеям социального государства со стороны представителей консервативных, монетаристских концепций, идея социального государства получает все большее признание, воплощается в практике и закрепляется в конституциях современных государств.

В этом отношении интересен опыт ФРГ, которая конституционно провозгласила себя социальным правовым государством. Принцип социальности государства в той или иной форме выражен в Консти­туциях Франции, Италии, Португалии, Турции, Испании, Греции, Нидерландов, Дании, Швеции и других стран. Он неразрывно связан с социально-экономическими и культурными правами. Независимо от того, закреплены эти права в конституции государства или нет, развитые государства западного мира не могут отвергать значимость этой категории прав, которые нашли воплощение в важнейших международно­правовых актах - во Всеобщей декларации прав человека и в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах. Ключевой принцип социально-экономических прав, вокруг которого выстраивается вся их система, сформулирован в п. 1 ст.25 Всеобщей декларации прав человека: «Каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, медицинский уход и необхо­димое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благополучия его самого и его семьи, и право на обеспечение на случай безработицы, инвалидности, вдовства, наступления старости или иного случая утраты средств к существованию по независимым от него обстоятельствам ». Данный принцип развит в п. 1 ст. 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах: «Участвующие в настоящем Пакте государства признают право каждого на достойный жизнен­ный уровень для него и его семьи, включающий достаточное питание, одежду и жилище, и на непрерыв­ное улучшение условий жизни. Государства-участники примут надлежащие меры к обеспечению осуще­ствления этого права, признавая важное значение в этом отношении международного сотрудничества, основанного на свободном согласии». Приведенные выше принципы обязывают государства-участников к социальной ориентации их деятельности, обеспечению «второго поколения» прав человека, без чего в конце XX в. невозможно нормальное развитие общества.

Таким образом, необходимость социальной ориентированности государства, гарантирования прав «второго поколения» признается международным сообществом. Однако далеко не все государства могут уже сегодня реально защитить все важнейшие права этой группы. Основная причина - состояние экономики страны. Ведь социальная функция может осуществляться в полном объеме лишь при высоком уровне экономического развития, позволяющем разумно перераспределять средства и ресурсы, сохраняя свободу рыночных отношений и предпринимательства.

Признавая ограниченность реальных возможностей современного Казахстанского государства в обес­печении социальной защищенности индивида, необходимо тем не менее утвердить принцип социаль­ности государства как важный фактор взаимоотношений человека и государства, выравнивания резких неравенств, сложившихся в нашем обществе. Казахстанская конституция закрепила в достаточно определенной и цивилизованной форме основные идеи разумного индивидуализма. «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью»,- гласит ст.1. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства. Каталог прав и свобод человека, содержащийся в Конституции, отвечает международно-правовым стандартам.

В этой связи Сарсембаев М.А. отметил: « Практически все международные стандарты прав человека нашли свое урегулирование в статьях 10-39 нашей Конституции.... не во всех конституциях стран мира имеются отдельные разделы о правах человека и гражданина» [6]. И хотя на нынешнем этапе развития общества эти права защищены слабо, все же можно сказать, что хотя бы в тексте основного закона приоритет личности, ее автономия нашли достаточное признание. По мере развития демократии как глобального процесса накопления цивилизованного опыта сформировалось «третье поколение» прав человека, так называемые коллективные права, воплощающие интересы общностей, ассоциаций, наций, народов, международного сообщества. К этой категории можно отнести право народов на развитие, право на самоопределение, право на мир, право на жизнь в условиях здоровой окружающей среды и др. Появление коллективных прав - свидетельство осознания как человечеством в целом, так и отдельными общностями солидарных интересов, пренебрежение которыми может прервать нормальное развитие человечества, народа, социальной группы. Коллективные права (право народа, право нации, право общности, ассоциации) не являются прирожденными. Они выкристаллизовываются и формируются по мере становления интересов той или иной общности или коллектива. Их нельзя рассматривать как сумму индивидуальных прав лиц, входящих в ту или иную общность или коллектив. Это качественно иные свойства, определяемые целями и интересами коллективного образования. И как бы ни были много­образны эти права, их правомерность должна неизменно проверяться «человеческим измерением» - правами индивида. Коллективные права не должны игнорировать права человека, противоречить им либо подавлять их (исключение составляют чрезвычайные ситуации, представляющие угрозу жизни народа, нации). Если коллективные права ведут к ущемлению прав отдельного человека, значит, цели, объеди­няющие общность, антигуманны и противоправны. Поэтому коллективные права не могут ранжироваться выше индивидуальных прав, а должны находиться с ними в гармонии, проверяться ими «на качество».

Существуют различные концепции и доктрины о правах человека. Но означает все это, что невоз­можно и, более того, не нужно приходить к общему видению, к общей концепции основных прав чело­века, объединяющей различные концепции, теории, течения с различными социальными и религиозными верованиями? По нашему мнению, на этот вопрос следует ответить отрицательно. Объективную основу общего видения прав составляет общее в самих правах, общечеловеческий характер, основных прав. К этому «общему» подходят под разным углом зрения (философским, религиозным, этическим, националь­ным и пр.), но в нем сосредоточиваются, стыкуются, переплетаются все взгляды, и в этом смысле его признают все, оно становится их общим элементом. Содержание прав в разных государственно- организованных обществах неодинаково, но национальная и региональная специфика этих обществ не должна затенять, игнорировать и тем более попирать общечеловеческое в правах, то что обусловлено более глубокими общечеловеческими высшими социальными интересами и ценностями. Признание примата общечеловеческого - вот исходный пункт общей концепции прав человека, не стирая различий в доктринах и идеологиях, которых они придерживаются. Это общая или всеобщая концепция основных прав человека в ядерно-космическую эру не может быть ни «западной», ни « африканской», ни « евразий­ской» и т.п. Следует отметить, что идея об общечеловеческой концепции прав человека впервые была высказана в литературе С.Н. Сабикеновым [7]. Идейно- теоретической основой такой общей концепции прав должно стать новое мышление как мышление планетарное, мышление всего человеческого общества. Отрицать возможность выработки и признания общей концепции прав человека, которая отразила бы в этой области новые реальности времени, по сути дела, значит отрицать возможность формирования действия также и нового человеческого мышления. Усилия создать новую концепцию мира имеет сегодня поистине универсальный характер. Одним из аспектов этих общих усилий - будет и общее видение по основным вопросам прав человека, одинаково затрагивающим всех людей, все народы, страны, системы. Такое общее видение, такая общая концепция нужны и как основа дальнейшего разви­тия международного сотрудничества по правам человека. Следует отметить, что процесс исторического развития прав человека проходил в разных государствах в разное время неодинаково под влиянием определенного мировоззрения, культуры, морали, философских и религиозных взглядов, которые характерны для каждой соответствующей цивилизации. Академик С.З. Зиманов отмечает: « В мире, в его культурных пластах немало явлений, значительных по историческим меркам, остающихся несмотря на это неоткрытыми для широкого обозрения человечества, а, следовательно, непознанными и неоценен­ными по достоинству. Они большей частью уже затерялись в чреде поколений или оказались в стороне от столбовых дорог развития цивилизации и познавательной деятельности нового времени. Однако от этого они не стали менее значительными, менее ценными, хотя бы в историческом плане. Среди них были и цельные социально- культурные пласты, заполнявшие целые эпохи в истории народов и государств, интерес к которым и значение которых все больше возрастают по мере очеловечивания человеческих отношений, вернее, по мере возврата к ценностям изначальной свободы, демократии и, значит, к естест­венным правам человека, оказавшегося ныне в условиях интенсивной технологизации и отчуждения. Одной из таких культурных ценностей, затерявшихся в пластах истории, является Казахское право... Казахское право было культурным островком, наследием и продуктом тюркоязычной кочевой цивилиза­ции, утвердившейся на одной её обширной «свободной» зоне называемой Казахией» [8]. В тюркских, русских, китайских, восточных и некоторых западных источниках имеются упоминания о «Золотом веке» который имел место в истории Казахстана [9]. Русские ученые XIX веке А.И. Левшин, А.И. Алекторов не раз восторгались в своих трудах о порядке, законах и правосудии, которые олицетворяли древнюю демократию [10]. Во всем правовом поле средневекового казахского общества определяющей властью была власть Степного закона, а его носителем, хранителем, реформатором и реализующей силой была узкая категория людей, именуемых биями. Би - это в первую очередь судья. Власть бия считалась «коренной властью», уходящей в глубь истории самого народа... Она была традиционной, престижной и приоритетной властью. Би в народном сознании рисуется носителем рыцарской морали: «Шыннан езге к^дай жок» - «Нет бога выше правды.»; «Малым жанымныц садагасы, жаным арымныц садагысы» - «Материальное богатсво должно служить духовности, а в духовности главное - честь.» Эти высказыва­ния имели реальное содержание: в человеке его совесть, честь и достоинство объявлялись высшими ценностями. Сила этой высокой морали предопределилась тем, что она пройдя века, утвердилась как состовляющая часть народного менталитета казахов, Путь професионального и нравственного совершен­ствования прошел знаменитый Толе би (1633- 1756), прозванный «отцом биев». Его отец был знамени­тым бием. Отец часто брал сына на судебные тяжбы, что бы он постигал тайны Степного закона. Толе с 9 лет начал участвовать в судебных разбирательствах, а в 15 лет становится известным бием. Он получает «благословение - бата» у 90-летнего умудренного старца Жетес бия, у почти столетнего знаменитого Аннет- баба. Народная память сохранила этот случай в следующем виде: «Аннет-баба, связав в один пучок гибкие ветки, предложил Толе: «Попробуй, сынок, сломай эту ветку!» Толе не смог это сделать с одного раза. Ветки изгибались, тянулись. Тогда Аннет-баба предложил разобрать пучок и сломать по одной ветке, что и было сделано. Старец спросил: «Что ты, сынок, понял из этого?» - Толе сказал: «Понял, почтенный Баба: собранного в единство и сполоченного народа ни внешний враг, ни внутренний конфликт не может разрушить. Аннет-баба: «Разгадал правильно, сынок! Запомни, что первейшее в управлении - это умение наставлять население к единству и добиваться такого единства» [11].

Позволим отметить, возможно, изречение древнего казахского мудреца Аннет-бабы о единении народа, где-то отражает в современном мире идеи многих концепций о единении общества, межгосудар­ственного сотрудничества, единения правил поведения для всех государств, в том числе в вопросах развития и обеспечения прав и свобод человека на основе справедливости.

Формирование цивилизации сопровождается преобразованием этических систем, что приводит к всесторонним изменениям в социальных отношениях, меняются и мировоззренческие принципы. Общая воля человечества, реализуемая в праве, требует общечеловеческих стандартов, допускающие не только развитие и инициативу, но и преследующих поведение, которое в случае осуществления его в широких масштабах, может нанести ущерб человечеству, поставит под сомнение общечеловеческие ценности как ориентир нормального движения и развития человечества и отдельного человека (в том числе включающие защиту индивидуальных прав и свобод человека как элементарных частиц, из которых складывается безопасность человечества в целом) [12]. Из этого следует, что существуют определенные универсальные принципы и нормы применимые к любому человеческому обществу. Права человека не отражают особенности одной культуры и не ориентированы на нее за счет исключения других культур. Всеобщие права человека отражают минимальные общие правовые стандарты защиты человеческого достоинства [13]. В этой связи И.И. Лукашук отмечал, что «сама Конституция не может ограничить общепризнанные права и свободы, главным источником которых является международное право. Расширение комплекса общепризнанных прав и свобод на международном уровне влечет за собой соответствующие перемены в национальном праве без необходимости издания каких-либо актов. А это свидетельствует о совершено новом уровне взаимодействия международного права с правом конститу­ционным» [14]. Такое положение отражает наличие международных стандартов прав человека, которые могут не действовать в любом государстве [15]. МЛ. Энтин отмечал, что наделе международно-правовое признание и универсальное признание прав человека - неважно, формальное или неформальное, навязан­ное или выстраданное веками борьбы за их утверждение - полностью изменили ситуацию. Национальное законодательство и механизмы защиты прав человека в настоящее время неотделимы от международных процессов. Они с необходимостью дополняются или даже замещаются наднациональными нормами и механизмами, что, пожалуй, особенно наглядно проявляется в сфере европейского права [16]. Говоря о правах человека на национальном уровне М.Т. Баймаханов утверждает, что «сфера прав человека в современный период испытывает воздействие не только конституций ... но и институтов, принципов и норм международного права... Мировое сообщество шаг за шагом начало осознавать свою ответствен­ность за состояние дел с правами человека в каждом государстве и перешло к показу решимости бороться с проявлением произвола и беззакония... Это вело к повышению роли международного права» [17].

Мы считаем, что, несомненно, развитие прав и свобод человека связано и с культурными, религиоз­ными, национальными аспектами, но традиционная культура не должна заменять само по себе истинное понимание прав человека. Отражение обобщенных стандартов в национальном законодательстве позво­ляет реализовать идею единства человечества, столь необходимого для его выживания. Если государство игнорирует всеобщие права человека, ссылаясь на особенности культуры и религии, то оно неправомерно лишает основных прав и свобод тех лиц, которые находятся под юрисдикцией данного государства.

«Долг государств - поощрять и защищать все права человека и основные свободы ... Поскольку сегодня концепция, согласно которой международное сообщество может защищать конкретные права человека, является одним из крупнейших практических и интеллектуальных достижений международ­ного права» [18], - отмечает P.M. Валеев.

Вместе с тем следует согласится с мнением видного ученого И.И. Лукашука, что: «В силу различий между существующими цивилизациями всеобщее утверждение всего комплекса международных стан­дартов прав человека отодвигается в будущее. Достаточно напомнить о правовом положении женщин в мусульманских странах» [19]. Безусловно, в недалеком будущем еще не сложится единая универсальная цивилизация, мир еще будет состоять из ряда непохожих друг на друга цивилизаций, но каждая из них будет где-то вынуждена сосуществовать со всеми остальными. Представители всех цивилизаций не могут не учитывать фактор глобализации, а также развитие роста тенденции взаимозависимости государства в современном мировом сообществе. Данные аспекты поставят задачи перед всеми государствами разрабо­тать и принять единые правила поведения, обязательные для всех.

 

  1. См.: Сабикенов С.Н. Конституция Республики Казахстан и проблемы обеспечения прав и свобод человека и гражданина. Республиканская конференция « Правовая и судебная реформа в Республике Казахстан: история и современность», посвященная 10-летию Конституции Республики Казахстан / научные доклады/ под ред. Абдыманапова СА., Абдрасулова Е.Б. - Астана: ЕНУ им. ЛЕумилева, 2005, с. 26.
  2. Локк Д. Избранные философские произведения в двух томах. -М., 1960. т. 2, с. 56.
  3. Назарбаев НА. Конституция Республики Казахстан - основа устойчивого развития государства и общества. Сборник материалов международной научно- практической конференции « Конституция: Личность, общество и государство»,-Астана, 2005, с.24.
  4. Оболонский А.В. Драма российской политической истории: система против личности. -М., 1994
  5. Сартаев С.С. httv://www.dissercat.com/content/konstitutsionnava-oh,etst\,ennost-v-rossiiskoi-federatsu-i-resvublike- kazakhstan-sravnitelno#ixzz3UB8fi9dr
  6. Сарсембаев МА. Конституция Республики Казахстан как политико-правовой документ, обладающий высшей юридической силой. Сборник материалов международной научно- практической конференции « Конституция: Личность, общество и государство»,-Астана, 2005, с. 33.
  7. Сабикенов С.Н. Общечеловеческая концепция прав человека: внутригосударственные и международные аспекты. «Юрист» , 2005, № 3; Его же, Некоторые методологические основы изучения общечеловеческой концепции прав человека. «Права человека: международный опыт, проблемы и перспективы. - Алматы, Цазац Университетi, с. 5.
  8. Зиманов С.З. Древний мир права казахов и его истоки //Древний мир права казахов //Научные труды/гл. ред. Зиманов С.З. - Алматы: Жепп жаргы, 2001, т. 1, с. 26.
  9. Зиманов С.З. Древний мир права казахов и его истоки //Древний мир права казахов //Научные труды /гл. ред. Зиманов С.З. - Алматы: Жепп жаргы, 2001, т. 1, с. 27.
  10. ЛевишнА.П. Описание киргиз-казачьих или киргиз-кайсацких орд и степей. СПб., 1932, ч.З с. 169-170
  11. Зиманов С.З. Древний мир права казахов и его истоки //Древний мир права казахов //Научные труды/гл. ред. Зиманов С.З. - Алматы: Жепп жаргы, 2001, т. 1, с. 30-32
  12. Ударцев С. Ф. Метаправо и правопонимание (о трансформации правопонимания на новом уровне правового развития) //Научные труды. -Алматы. «Эдтет», 2000, №1 (7), с.39.
  13. Международная и внутригосударственная защита прав человека / отв. ред. P.M. Валеев. - Казань, КП>Г, 2007, с. 86. ' ' '
  14. Лукашук II.II. Конституция России и международное право /Московский журнал международного права.- 1995, №2, с. 34. ' ' ' '
  15. Колосов ЮМ. Международные стандарты в области прав человека и проблемы советского законодательства / Советский журнал международного права. - 1991. №2 с. 69.
  16. ЭнтинМ.Л Защита и обеспечение прав человека по вопросу Евросоюза. -М., МГПМО, 2003, с. 16.
  17. Баймаханов М. Т. Права человека и конституционное обеспечение их приоритетности. Сборник материалов международной научно- практической конференции « Конституция : личность, общество и государство» .­Астана, 2005, с. 232- 233. '
  18. Валеев P.M. Контроль в современном международном современном праве. - Казань: Центр инновационных технологий, 2003, с. 159.
  19. ЛукашукII.II. Международное право. Особенная часть. Учебник. -М., 2005, с.4.
Год: 2015
Город: Алматы