Языковая политика и языковые реформы в государственном и национальном строительстве (на примере Казахстана и Турции)

Аннотация: В данной статье рассматриваются проводимые в Казахстане языковая политика и языковые реформы, их влияние на государственное и национальное строительство. Вопросы и подходы изучения националь­ной идентичности в контексте языковой политики Казахстана. Расскрываются языковые реформы проведенные в Советское время и в независимом Казахстане их влияние на формирование единой нации. Так же в статье тщательно рассматривается аналогичная реформа проведенная Мустафой Кемалем Ататюрком в Турции. Их позитивные и негативные последствия. Анализируются современные взгляды на проводимую Астаной языковую политику как внутри страны так и за ее пределами. Переход от кириллицы к латинице.

Сегодня численность населения Казахстана растет, так же, как и сфера применения казахского языка, что отрадно. Однако, языковая политика республики и проводимые реформы в этой сфере вызывает неод­нозначную реакцию у жителей нашей страны.

Как и во многих постсоветских странах, в Казахстане полным ходом идет процесс государственного и национального строительства. За двадцать с лишним лет независимости в Казахстане сформировались и достаточно успешно функционируют государственные институты, обозначены территория и все границы, на этой территории действуют свои законы, есть внутренняя и внешняя политика страны и т.д. все это результаты государственного строительства.

В современной литературе эти два процесса сливают во едино, определяя Нация-государство, хотя процесс национального строительства на наш взгляд куда более обширный и сложный. Сформировать единую нацию, сплотить разрозненные регионы, этносы, суб этнические группы (роды, племена) задача не простая. Кроме того, есть такие мощные факторы формирования национальной идентичности такие как язык и религия.

Известный казахстанский ученный Кадыржанов Р.К. выделяет два подхода в изучении национальной идентичности: примордиализм и конструктивизм. С точки зрения примордиализма нация и национальная идентичность существуют так же объективно, как любое природное явление, а потому несут в себе атриибуты вечности, неизменности. Национальная идентичность индивида предопределена с самого момента рождения идентичностью его родителей. Свою национальную принадлежность он наследует таким же образом, как цвет кожи, разрез глаз, форму носа, рост и т.д. Национальная идентичность современного казаха в примордиалистском плане ничем не отличается от национальной идентичности древнего казаха.

Примордиализму противостоит конструктивистский подход, который называют также инструмента­листским. Этот подход субъективизирует идентичность, рассматривая ее как ментальную конструкцию, продукт символической деятельности элит. Национальная идентичность, как всякая социальная идентич­ность, имеет символический характер, определяясь символами, конструируемыми и манипулируемыми национальными элитами, или культурными антрепренерами. Национальная идентичность поэтому неизбежно имеет изменчивый характер, будучи, синхронически (в любой момент времени), предметом деятельности различных, как правило,конкурирующих между собой элит (культурных антрепренеров). С другой стороны, в диахроническом (в последовательности времени) плане национальная идентичность обладает изменчивостью как предмет деятельности сменяющих друг друга во времени национальных

Кадыржанов отмечает, что примордиалистское понимание национальной идентичности и нации широко распространено в современном Казахстане, являясь по существу доминирующим и практически безальтернативным в общественном мнении. Хотя сегодня в нашей и других постсоветских странах многие критикуют и даже высмеивают сталинское определение нации, однако в своих работах и сужде­ниях они, сами того не подозревая, исходят из тех же объективистских, примордиалистских позиций в понимании нации и идентичности, что и высмеиваемое ими определение. Несмотря на широкую распространенность примордиализма в общественном мнении, да и в научных работах, все же в совре­менных исследованиях национальной идентичности преобладает конструктивистский подход, позволяю­щий изучать ее в изменчивости и многообразии форм выражения, без чего невозможно ее адекватное понимание [1].

Язык во многих отношениях выступает как инструмент политики от политической идеологии и риторики до консолидации и формирования на его основе народа как субъекта политического процесса. Поэтому как таковой инструмент язык не может оставаться вне политики, выступая зачастую одним из объектов ее воздействия.

«Лингвистический энциклопедический словарь» дает следующее определение языковой политики: «Совокупность идеологических принципов и практических мероприятий по решению языковых проблем в социуме, государстве» [2]. Языковая политика может реализовываться с помощью различных институ­тов, инструментов, методов и средств. Закон, определяющий, каким языком следует пользоваться в тех или самых официальных ситуациях, на самом деле составляет лишь часть языковой политики. К числу самых действенных и эффективных институтов ее реализации относятся система административного управления, система образования, религиозные структуры и средства массовой информации.

В Законе "О языках в Республике Казахстан" казахский язык определен в качестве государственного языка Республики Казахстан. В тоже время в сфере государственного управления русский язык наряду с казахским языком используется в качестве официального [3]. Следует отметить, что определение «госу­дарственный язык» в мировой практики используется исключительно в пост советских странах.

Эффективность и результативность языковой политики зависит от регулирования языкового поведе­ния субъектов и объектов языковой политики. Субъектом языковой политики обычно бывает само государство, иные официальные государственные органы. В качестве объекта языковой политики высту­пают носители языка, представители языковых групп.

Так, в качестве субъектов языковой политики выступают Президент Республики Казахстан, Прави­тельство Казахстана, официальные государственные органы.

Рассматривая различные модели, стратегии, тактики и методы реализации языковой политики, стоит учитывать, что вопрос языковой принадлежности неразрывно связан с этнической, культурной и регио­нальной идентификацией граждан, а в некоторых случаях с религиозной, социальной и мировоззренчес­кой принадлежностью людей. Все это превращает языковую политику в крайне опасный по своим возможным последствиям политический инструмент. Стратегии языковой политики в подавляющем большинстве случаев носят долгосрочный, целенаправленный и институционализированный характер: они разрабатываются и проводятся, как правило, государством. Однако, государство выбирает эти страте­гии не произвольно, оно имеет дело со сложившейся языковой ситуацией, процессами и тенденциями [4].

Рассмотрим в качестве примера языковой реформы латинизацию казахского языка. После установ­ления в Казахстане советской власти на повестку дня был поставлен вопрос реформирования алфавита казахского языка в связи с курсом на всеобщую грамотность. В начале двадцатых годов XX века была проведена частичная реформа арабской графики, служившей основой казахского языка. Вскоре был начат процесс замены этого алфавита на латинизированный. Официальным поводом была неспособность даже реформированного арабского алфавита отразить своеобразие фонетического строя языка, в котором значительную роль играет вокализм, передаваемый в арабском письме лишь отчасти. Такова официаль­ная советская версия.

Позже, узбекский исследователь Мустафо Базаров указал только одну причину Социологическое обозрение латинизации алфавита тюркских народов и таджиков репрессивную политическую анти­религиозную кампанию со стороны государства [5]. По существу перевод казахского языка на латинскую графику был обоснован сложным сочетанием трех разных причин. Во-первых, политическая целесооб­разность требовала этого для ускорения создания новых политических конструкций советского государ­ства, народа и культуры. Реформа способствовала сближению народов страны и отдаляла их от родствен­ных им приграничных стран и народов. Кроме того, на протяжении многих лет руководство коммунисти­ческой партии всерьез ожидало перерастания Октябрьской революции в мировую революцию. Ради такой цели партия была готова на все.

Поднимался вопрос даже о латинизации русского языка. Во-вторых, идеологическая причина крылась в объявленной борьбе с религией. И здесь реформа была весьма кстати, ведь проводилась она у таджиков, тюркских народов Поволжья, Средней Азии и Кавказа, которые исповедывали ислам. Латинизация ослабляла влияние ислама и духовенства в сфере культуры, образования и науки. Но официальные власти предпочитали акцентировать общественное внимание только на технических преимуществах латинского алфавита в типографском деле и всеобщем обучении. Документальных подтверждений этому приему сохранилось достаточно много.

Первый раз вопрос о переходе с арабского на латинский алфавит дискутировался на особом совеща­нии, Первый Всесоюзный тюркологический съезд, который состоялся в Баку в феврале-марте 1926 года. На съезде присутствовали представители всех тюркских автономных областей и республик (Казахстан был представлен Байтурсыновым). Большинством голосов съезд вынес резолюцию с рекомендацией о переводе всеми без исключения тюркскими народами СССР алфавита с арабской на латинскую графику. Реформа стала приобретать всесоюзный масштаб.

Позднее во всех советских республиках, перешедших на латиницу, был осуществлен переход на кириллицу.

Столица Азербайджана была выбрана для проведения этого съезда не случайно именно азербайд­жанский язык первым среди других тюркских языков СССР был переведен на латиницу еще в 1922 году. Этот процесс прошел там достаточно быстро, несмотря на все сложности гражданскую войну, угрозу внешней интервенции и яростное сопротивление духовенства.

12 декабря 1927 года правительство Казахской АССР вынесло постановление о признании латинского алфавита государственным, причем последний вводился в делопроизводство наряду с арабским с тем преимуществом, что документы на новом алфавите исполнялись в первую очередь. Должностные лица, игнорирующие латинский алфавит, подлежали привлечению к уголовной ответственности. Как сказали бы сейчас, впрочем как обычно для реализации реформы был активно задействован административный ресурс советской партийно-государственной системы.

Затем, таким же способом советская власть перевела все тюркоязычные союзные республики в том числе и Казахстан на кириллицу.

Таким образом, мощная языковая политика и языковые реформы, проводимые Советским союзом, были направлены на то чтобы унифицировать народы, населяющие СССР, чтобы доминировал один русский язык на всей территории, что давало большие преимущества русскоговорящему человеку. Статус русского языка был возвышен по отношению к остальным местным и региональным языкам, что сохраняется по сей день.

Распад Советского Союза совсем не означает, что российская идентичность казахов ушла в прошлое, поскольку русификация сохраняет свою силу и в постсоветских условиях. Теперь русификация не есть сознательная политика, направляемая из имперского центра и реализуемая в союзных республиках местной администрацией, руководство которой назначалось тем же имперским центром.

Русификация в новых независимых государствах не может, как прежде, осуществляться с помощью политического нажима Москвы, скорее она предстает в обезличенной, «объективной» форме продолжаю­щегося доминирования российской культуры в бывших советских республиках, в том числе в Казахстане.

Мировая практика постколониального развития свидетельствует, что у бывших колониальных народов сохраняются разнообразные связи с бывшей метрополией, независимо от того, какие чувства они испытывают к ней и к имперской нации. На основе этих связей у постколониальных народов возникает определенная ориентация на имперскую нацию, влияющая на национальную идентичность этих народов. Хотя Советский Союз отличался большим своеобразием как империя, тем не менее, политика русифика­ции создала предпосылки для существования подобных отношений между Россией и другими постсовет­скими нациями [6].

Любопытна и история латинизации алфавита в Турции, напрямую связанная с принципами новой государственной политики. С момента создания Турецкой Республики (октябрь 1923 г.) до смерти ее основателя Мустафы Кемаля Ататюрка (ноябрь 1938 г.) страна шла по пути ускоренного построения свет­ского демократического государства с республиканским устройством президентско-парламентского типа. Кроме того, был взят есткий курс на ускоренную европеизацию и решительную борьбу с доминирующей ролью ислама в жизни общества. Таким образом, за фасадом латинизации алфавита власти скрывали целый ряд политико-идеологических целей и задач. Одним из шести принципов пришедшей к власти Народно-республиканской партии, которые были сформулированы и предложены Ататюрком, был лаицизм построение светской модели государства и общества, где не будет доминировать ислам. Кемалисты не выступали против религии, когда она касалась отношений между человеком и богом, считая ее личным делом каждого. Мечети не были закрыты, и даже религиозные праздники продолжали оставаться официальными праздниками. Кемаль и его соратники боролись с религией там, где она явля­лась союзницей феодализма, стремились разорвать лишь те религиозные путы, которые, по их мнению, мешали прогрессу. На практике лаицизм выразился в постановке религии под контроль государства» [7].

Еще одной причиной реформы было тяжелое наследие прошлого. До кемалистской революции 1918­1923 годов словом «турки» пренебрежительно называли только крестьян, а знать и горожане именовали себя «мусульманами» или «османцами» в честь правящей династии султанов Османов. В Османской империи использовались четыре языка: арабский язык религии, религиозной науки и образования; «османский» (на основе арабского алфавита с большим количеством арабизмов и персизмов) язык официальный и литературный; персидский язык культуры, искусства, литературы и просвещения; турецкий («тюркче») язык разговорный, народный, не имевший письменности. Новую политическую элиту существующая языковая ситуация не устраивала.

Закон о реформе турецкого языка турецкий парламент принял в 1928 году, практический переход к новой письменности начался с 1929 года. В основу орфографии нового латинизированного турецкого языка был положен простой принцип фонетический (слова пишутся так, как произносятся). Это было сделано под влиянием успехов подобной реформы письменности в Азербайджане, проведенной несколь­кими годами раньше, и в других тюркских республиках СССР.

Наряду с этим стала проводиться постепенная, но неуклонная замена «османского» языка турецким во всех областях государственной деятельности и общественной жизни. Более того, сам язык подвергся чистке от многих заимствованных арабских и персидских слов, вместо них вводились древние тюркские слова из старинных текстов (орхонских, уйгурских) или искусственно создавались новые, на основе тюркских корней.

Движение возглавил сам Ататюрк, президент Турецкой Республики и глава правящей Народно­республиканской партии. По его инициативе было создано Турецкое государство. Согласно неизменяе­мым нормам действующей в настоящее время конституции 1982 года Турецкая Республика светское, социально-правовое государство, управляемое в соответствии с принципами Ататюрка и на основе пред­ставительной демократии [8]. Лингвистическое общество, ставшее научным центром изучения и совер­шенствования нового турецкого языка. В результате возник современный турецкий язык, резко отличав­шийся даже от языка 20-х начала 30-х годов XX века, в котором арабизмы и персизмы составляли до половины лексики. Новый язык усиленно внедряли в систему народного образования и высшую школу. На нем были написаны новые школьные и вузовские учебники. Радиовещание и большинство журналис­тов перешли на латинизированный язык. Большой вклад в его развитие внесло поколение турецких писателей 1930-1950-х годов Назым Хикмет, Сабахаттин Али, ХалидеЭдибАдивар, Азиз Несин и многие другие [9].

В определенной степени благодаря латинизации быстрее шла ликвидация неграмотности населения страны. В 1927 году в Турции было только 8,5% грамотных, к 1935 году 15% [7, с. 140-147], в 60-е годы 40% [9, с.237]. '

Перед началом латинизации турецкого языка власти провели реформу по европеизации системы народного образования. Из системы образования было изъято преподавание религии, в стране введены европейские время, летоисчисление и одежда (были запрещены феска и паранджа). Кроме того, в систему образования было включено обязательное изучение европейских языков английского и французского. До Второй мировой войны в Турции большой популярностью пользовался французский язык, на нем свободно говорила элита страны. После 1945 года в силу ряда геополитических причин на смену фран­цузскому пришел английский. Такие меры закономерным и естественным образом способствовали посте­пенному формированию у современных турок более высокого уровня приспосабливаемости к другим культурам и языкам.

Перевод на латинский алфавит турецкого языка отвечал жесткому политическому курсу, взятому сразу после кемалистской революции 1918-1923 годов новой элитой страны во главе с Ататюрком на создание нового национального государства на развалинах Османской империи Турецкой Республики, новой нации, объединенной, прежде всего, узами этнолингвистического единства, новой светской европеизированной культуры и ослабление доминирующей роли ислама в государственной деятельности и жизни общества.

Кстати, сам Ататюрк не ходил в мечеть, не совершал намаз, не придерживался поста. Авторитет «Отца турок», естественно, влиял на формирование мировоззрения молодежи, видевшего в нем национального героя победителя в войне за независимость, освободителя страны от иностранного засилья, великого реформатора, основателя и первого (пожизненного) президента Турецкой Республики [9, с. 161].

Давление власти после реформы алфавита было направлено на упорядочение стихийного возникно­вения фамилий. Закон об их введении был принят в 1934 году и вступил в силу с 1 января 1935 года. До этого турок обычно имел только имя, чаще всего арабское или иранское. Исключение составляла лишь знать. По новому закону были составлены официальные рекомендательные списки, содержавшие сконст­руированные на основе тюркских корней фамилии, из которых каждый гражданин мог выбрать себе понравившуюся. Фамилию можно было придумать и самому. Но многие турки не очень-то ломали голову над выбором фамилии, в деревнях и провинциальных городах полным-полно одинаковых фами­лий из списков: Озтюрк (Настоящий турок), Коджатюрк (Большой турок), Шентюрк (Веселый турок), Четинтюрк (Суровый турок), Акджан (Светлая душа), Акалын (Светлый лоб), Акйол (Светлый путь). Ремесленники и торговцы сделали фамилиями названия своих занятий, поставив их после имени: Мехмед Балыкчи (Рыбак), Юсуф Баккал (Бакалейщик). Среди интеллигенции и офицерства фамилии чаще изобретались. Так писатель взял фамилию Язар (Пишущий), врач Джанкуртаран (Исцелитель), летчик Учанэр (Летающий), чиновник Юрдакул (Слуга страны). Брали фамилии и по наименованиям тюркских племен Сельчук, Тюркмен, Казак, Уйгур. Больше всех с фамилией в этой кампании повезло президенту. Специальным указом парламент присвоил Мустафе Кемалю-паше фамилию Ататюрк (Отец турок), признав тем самым его выдающиеся заслуги перед страной и народом.

Новый язык был призван удостоверять и закреплять новый социальный порядок на всех уровнях общественной жизни от государственного строительства до обыденной частной жизни и практики.

В 1992 году, после распада СССР, в Турции состоялся всемирный конгресс тюркских народов. От Казахстана в нем приняли участие 50 человек. Среди главных вопросов повестки дня конгресса снова значился переход письменности тюркских народов на латиницу. Как отмечает член казахстанской делегации, акацемик-языковед Абдуали Кайдар, эта инициатива была с воодушевлением поддержана всеми участниками конгресса. Латиница должна была стать не только общим алфавитом языков тюрк­ских народов, но и тем фундаментом, на котором они могли бы строить свои культурные, духовные, литературные и прочие связи [10].

Исторически сложилось так, что в разное время в Казахстане трижды меняли алфавит и соответст­венно письменность в целом. Теперь снова планируется переход на латиницу, что вызывает большой спор и бурные обсуждения среди населения Казахстана. На фоне происходящих интеграционных процес­сах с РФ и войной в Украине все более актуальными становятся вопросы реформирования государствен­ной языковой политики в Казахстане. Известные имперские амбиции России, не позволяют Казахстану выйти из ее поля влияния. Язык является основным инструментом этого влияния, поэтому в России жестко критикуется переход Казахстана на латиницу. Так или иначе, СМИ соседнего государства активно комментируется проводимая Казахстаном языковая политика.

Между тем, исследователь Кадыржанов задается вопросом: какая из цивилизационных идентичностей тюркская или российская имеет определяющее значение для национальной идентичности Казахстана? По его мнению, это ключевой вопрос, который лежит в основании дилеммы «латиница-кириллица».

Выступая в октябре 2006 года на XII сессии Ассамблеи народов Казахстана, президент ННазарбаев предложил изучить вопрос о переводе казахского языка на латинскую графику. «Необходимо, сказал глава государства, возвратиться к проблеме перехода на латиницу казахского алфавита. В свое время мы отложили его. Однако сегодня латинская графика фактически доминирует в информационном простран­стве. И не случайно многие страны, в том числе и постсоветские, перешли на латиницу. Специалисты в течение полугода должны изучить вопрос, и выйти с конкретными предложениями. Естественно, мы не должны проявлять поспешность, надо предварительно изучить все плюсы и минусы» [11].

Сразу же после постановки президентом Назарбаевым вопроса о необходимости изучения воз­можностей перехода на латиницу практически все российские СМИ заговорили о том, что этой мерой Казахстан отходит от своей пророссийской ориентации. Например, «Независимая газета» озаглавила свой материал на эту тему «Астана отгородится от Москвы алфавитом» [12]

Сторонники имперского курса современной России, такие как Асимов, Лимонов, Жириновский и др. по своему интерпретируют переход Казахстана на латиницу, по их мнению, Казахстан рискует потерять часть своих территории затевая опасную игру. Некоторые российские эксперты считают, подлинно независимым Казахстан может быть только в союзе с Россией, «основным гарантом» своего существо­вания и независимости. Если же Казахстан начнет дрейф в сторону Запада, то вполне возможен его раздел между Россией и Китаем [13].

Главы государства в интервью телеканалу "Хабар", жестче, чем обычно, высказался по поводу языко­вых споров в стране, "Предположим, что мы законодательно запретим все языки, кроме казахского. Что нас тогда ждет? Судьба Украины! Нужно ли насильно всех привести к казахскому языку, но при этом в кровопролитии лишиться независимости, или благоразумно решить проблемы? Что мы выбираем? Поэтому я считаю, что в этом вопросе необходимо терпение", заявил Нурсултан Назарбаев. В этой связи он призвал представителей интеллигенции, утверждающих, что казахский язык за годы независимости не смог "подняться с колен", не раздувать ситуацию вокруг использования государственного языка: " У нас не будет языка, если мы постоянно будем твердить, что его у нас нет. Не надо устраивать панику, мы должны использовать Закон "О языках", разговаривать на казахском, нам надо самим свободно общаться на своем языке и показывать этим пример другим". "В областях делопроизводство осуществляется на казахском языке, и никто не препятствует этому. Кроме того, в стране очень много представителей других этносов, которые говорят на казахском. Мы должны сами ценить свой язык", призвал президент. По его данным, в Казахстане ежегодно 100 тысяч детей заканчивают обучение в общеобразовательных школах, и 80 тысяч из них на казахском языке. Нурсултан Назарбаев и ранее неоднократно говорил о том, что переход к повсеместному использованию казахского языка должен быть постепенным, и призывал не ущемлять людей, не владеющих им [14].

Исторически сложилось так, что национальной идентичности современного Казахстана имманентно присущи две основные ориентации на тюркский мир и на Россию. Сегодня доминирующей среди них является российская ориентация. Что касается перспективы перехода казахского языка на латиницу, то она на сегодняшний день остается неопределенной.

Таким образом, процесс национального строительства в Казахстане замедляется определением нацио­нальной идентичности, что тесно связано с языковой политикой Казахстана.

 

  1. Кадыржанов Р.К/7 Конструктивизм, примордиализми определение национальной идентичности Казахстана. А., 2014, с. 3
  2. Дешериев Ю.Д Языковая политика //Лингвистический энциклопедический словарь. -М., 1990, с. 616.
  3. Закон Республики Казахстан от 11 июля 1997 года N151 /Ведомости Парламента Республики Казахстан, 1997 г., N13-14, ст. 202. '
  4. Кимлицка У, Грин Ф. Оценка многообразия в странах переходного периода. Стр. 22
  5. Базаров М. Советская религиозная политика в Средней Азии. 1918-1930 годы //Этнические и региональные конфликты в Евразии. Книга 1. Центральная Азия и Кавказ. -М.: ВесьМир, 1997.
  6. Кадыржанов Р.К. /Выбор алфовита выбор идентичности, Известия ПАН РК, №5, 2009 г., с. 97
  7. Еремеев ДЕ. На стыке Азии и Европы: очерки о Турции и турках. -М., 1980, с.160
  8. Современная Турция: хроника политической жизни (2002-2006 гг.). Б. 2006, с. 7
  9. НовичевАД. Турция. Краткая история. -М.: Наука, 1965. с.238
  10. Эбдуали Еайдар. Латынишга кешу заманауи кажеттшк, 6\рац ол-узак;к;а созылатын процесс //Алматы ацшамы, 2 цараиш 2006
  11. Выступление Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева на XII сессии Ассамблеи народов Казахстана /7 Казахстанская правда, 25 октября 2006 г.
  12. Панфилова В., Салимов С. Астана отгородится от Москвы алфавитом /7Независимая газета, 27 октября г.
  13. Асимов. Участившиеся межнациональные конфликты и однозначный дрейф Астаны в сторону Запада делают реальным распад Казахстана//www. iamik.ru //A:\Asimov.htm
  14. Интервью президента Н.Назарбаева агентству «Хабар», http://camonitor.com/13174-vazvkovava-politika-vkazahstane-revolvuaonnw-put-ili-ewlvuaonnw.html
Год: 2015
Город: Алматы
loading...