Тактика внушения и манипуляция в светском дискурсе СМИ РК

Статья посвящена проблеме изучения языковых особенностей газетного дискурса (текста) суверенного Казахстана.

С обретением независимости Республики Казахстан улучшилась интенсивность развития средств массовой информации , поэтому изучение газетного текста является актуальным в лингвистике и в международном праве. Авторы сборника «Техника дезинформации и обмана» не исключают возможности замены слова «пропаганда» синонимами: ложь, искажение, манипуляция, промывание мозгов. При этом исследователи утверждают, что пропаганда не обязательно должна быть лживой. Они различают белую (имеет известный источник информации), серую (источник установить сложно) и черную пропаганду (сфабрикованные сообщения). По единодушному мнению ученых, манипуляция – это вид психологического воздействия, имеющий цель тайно, скрыто изменить мнения, установки, поведение адресата в интересах манипулятора, требующий искусности от манипулятора, чтобы изменения, происходящие с адресатом, оставались им незамеченными, неосознанными 

От указания источника информации, как видим, зависит ее достоверность и функционирование в тексте категории истинности, представляющей собой наиболее значимый фактор в системе воздействия.

Среди основных видов воздействия, выделяемых исследователями, к публицистическому дискурсу относятся убеждение и внушение, агитация, пропаганда, манипуляция. В каждом из этих видов воздействия коммуникатор имеет одну и ту же цель – внести изменения в систему отношений к окружающему миру у реципиента, получить своего рода личную выгоду. Указанные виды основываются на одних и тех же детерминантах эффективной коммуникации. Во-первых, существует зависимость от социальных условий; во-вторых, автор, преследуя конкретные цели, выражает содержание своего сообщения определенным образом, то есть пользуется соответствующим арсеналом средств воздействия.

Убеждение – действие, направленное на формирование твердой уверенности в истинности чего-либо; умение заставить слушающего (читающего) поверить во что-либо. Как речевая тактика данный тип воздействия менее значим, по нашим наблюдениям, для светского газетного дискурса РК, что объясняется большей легкостью изложения в нем фактов, нежели в политическом, в частности, дискурсе. Более распространенным видом воздействия является внушение.

Внушение связано со сниженной сознательностью и критичностью восприятия и является полной противоположностью убеждению. Это целенаправленно организованный вид коммуникации, при котором адресат лишен активного понимания, поскольку не учитывается его прошлый опыт, его мировосприятие. Происходит процесс, при котором адресат, получая информацию, заимствует ее, не подвергая какому-либо анализу, принимает ее, сам того не осознавая [1]. Внушенное реципиенту содержание впоследствии приобретает устойчивый характер, почти не поддается переосмыслению и надолго удерживается в сознании. Особенностью внушения является то, что устойчивость восприятия приобретает не одна, а целая совокупность подчиненных друг другу, логически связанных установок.

Вместе с тем внушение включает и позитивные стороны, что обусловливается содержательной перспективой дискурса. Для светского газетного дискурса РК характерна, согласно проанализированным нами материалам, именно эта сторона внушения. Об этом свидетельствуют факты анализа концептуальных полей, представленных во втором разделе настоящего исследования. Так, концептуальное поле ‹‹жизнь›› включает концепт ‹‹работа››, благодаря чему происходит внушение факта: жизнь человека не мыслима без работы; работа – это не просто средство к существованию, но и способ получать удовлетворение от жизни.

Тактика внушения обнаруживается также в следующем речевом акте: (Жена об актере Николае Карачинцеве) Может, многие не поймут, но сегодня мы тоже счастливы – счастливы тем, что эта страшная беда, которая случилась с Колей, не сломала ни его, ни меня. Мы радуемся, что теперь предоставлены друг другу каждую минуту…И я всю эту энергию отдала сейчас ему с радостью [АиФК,№ 32 , 2008].

Представленный речевой акт интерпретируется нами как дискурс, поскольку его понимание основывается на фоновых знаниях, связанных с событием – несчастным случаем, который произошел с известным актером Николаем Карачинцевым. Обозначенный в дискурсе концепт «счастье» вербализуется с помощью прилагательного счастливый, глагола радоваться и словоформы существительного с предлогом с радостью. Примечательно, что эта вербализация осуществляется во временном плане настоящего ‗сейчас‘, в то время как страшная беда, имплицитно обозначенная в дискурсе, включается во временной план прошлого ‗раньше‘. Актуализация концепта «счастье» происходит за счет использования глагола прошедшего времени случилась в аористическом значении (фактологическая характеристика действия) и глагола не сломала с отрицательной частицей не в перфектном значении, благодаря которому прошлый и настоящий временные планы образуют временной континуум. Таким образом, когнитивно- стилистические средства данного дискурса позволяют утвердить в сознании читателя факт о том, что семья Карачинцевых до сих пор счастлива. Обобщение данного факта читателем позволит автору реализовать тактику внушения с положительным началом, то есть утвердить в обыденном сознании идею веры в то, что счастье человека зависит от него самого, от его отношения к близким людям, что радоваться надо каждому мгновению жизни.

Тактика внушения оказывается реализованной/нереализованной в светском газетном дискурсе, как нам представляется, в зависимости от социальной роли адресанта речи. Подчеркнем, что фактор адресанта светского газетного дискурса, согласно лингвистическим источникам, которыми мы располагаем, не был предметом специального изучения. Однако применительно к светскому газетному дискурсу РК данный фактор играет существенную роль уже потому, что газетные тексты РК светского характера оформляются в виде интервью, следовательно, адресантом оказывается определенная знаменитость или малоизвестный человек. Высказанная таким адресантом идея в дискурсе приобретает значимость в связи с экстраполяцией на него речевой ситуации. Тактика внушения реализуется в большей степени в случае, если адресант импонирует адресату; и в меньшей – если адресант не вызывает симпатий у адресата. Например, следующая реплика российского кинорежиссера, актера и телеведущего Владимира Турчинского, на наш взгляд, представляет собой реализованную тактику внушения: (о Москве) Это очень жесткий город. Иногда жестокий [АиФК, № 38, 2008].

Реализация тактики осуществляется за счет следующих факторов:

а) фактор адресанта – известный кинорежиссер с опытом жизни в Москве;

б) фактор наличия фоновых знаний у коммуникантов. Практически каждый читающий газеты имеет представление о разных сторонах жизни в столице России, поскольку это в застойные времена была столица Советского Союза. Кроме того, статус прецедентного текста получила русская пословица Москва слезам не верит во многом за счет использования ее в качестве названия известного всем кинофильма, а также благодаря заключенной в ней метафоричности, создающей образ Москвы;

в) стилистический фактор, обусловливающий местное использование языковых средств, а именно присоединительной конструкции, представляющей собой определение. Если в основной части фразы по отношению к Москве используется определение жесткий, имеющее явное переносное значение ‗суровый‘, то в присоединительной части – паронимичное определение жестокий, означающее ‗крайне суровый‘ [2, с. 479-480]. Внушение достигается за счет употребление присоединительной конструкции, в которой актуализируется и получает градацию сема беспощадности.

В подобного рода текстах осуществляется, по-своему пропагандируется милосердное отношение к людям, близким (своим) и посторонним (чужим).

Пропаганда – распространение среди населения и углубленное разъяснение каких-нибудь воззрений, идей, учения и знаний [3, с. 631]. Пропаганда в определенной мере сходна с термином «агитация». Главное различие пропаганды и агитации в том, что последний вариант идеологического воздействия основан на призывах к конкретным действиям, практическим поступкам, тогда как пропаганда – «разъяснение идей». Применительно к светскому газетному дискурсу актуальным является термин «пропаганда», поскольку характер данного типа дискурса лишен идеологической направленности.

Авторы сборника «Техника дезинформации и обмана» не исключают возможности замены слова «пропаганда» синонимами: ложь, искажение, манипуляция, промывание мозгов. При этом исследователи утверждают, что пропаганда не обязательно должна быть лживой. Они различают белую (имеет известный источник информации), серую (источник установить сложно) и черную пропаганду (сфабрикованные сообщения). Согласно утверждению авторов, Институт анализа пропаганды еще в 30-х годах разработал «азбуку пропаганды», которая включает:

  • наклеивание ярлыков: без определенных доказательств на описываемое событие наклеивается негативный ярлык, который производит на читателя самое неблагоприятное впечатление;
  • блистательная неопределенность: событие сравнивают с «миром добродетели», заставляя читателя проникнуться «прекрасными» идеями без всяких доказательств;
  • перенос: престиж и популярность какого-либо человека переносится на пропагандируемую идею, вызывая у читателя положительную или отрицательную оценку;
  • по рекомендации: метод, похожий на «перенос», оценка пропагандируемой идеи приписывается значительному и уважаемому в глазах реципиента деятелю;
  • простонародность: аудиторию убеждают, что идеи принадлежат «простому народу», а значит, никак не могут быть плохими;
  • подтасовка карт: факты тщательно подбираются, придумываются, подтасовываются; используются как логические, так и противоречащие логике сообщения;
  • общая платформа: главное – внушить читателю, что все его соседи и друзья уже давно поддерживают политику пропагандируемой партии, что сам он отстал от жизни, но вообще-то еще есть время [4].

Своеобразной подтасовкой карт, на наш взгляд, является лоббирование чьих бы то ни было интересов со стороны журналиста. Показательным в данном случае является следующий пример: (о рождении тройняшек) Радость молодых родителей от тройного счастья – а обоим едва за 20 лет – омрачает квартирный вопрос [КП К-н, 16-23.08.07]. В данном случае автор не только повествует об уникальном случае – рождении тройняшек, но и том, что он предполагает необходимость предоставить жилье их родителям.

Ю.А. Ермаков, характеризуя перечисленные тактики, подчеркивает, что они построены на категории обмана и рассчитаны на слабости и огрехи мыслительной деятельности обывателя [5]. Приведенная «азбука пропаганды» свидетельствует о зыбкости границ пропаганды и манипуляции.

По единодушному мнению ученых, манипуляция – это вид психологического воздействия, имеющий цель тайно, скрыто изменить мнения, установки, поведение адресата в интересах манипулятора, требующий искусности от манипулятора, чтобы изменения, происходящие с адресатом, оставались им незамеченными, неосознанными (Е.Л. Доценко, Ф.Зимбардо, М.Ляйппе, С.Г.Кара-Мурза, В.И. Куницина, Н.В. Казаринова, В.М. Погольша , И.А. Стернин , А. Цуладзе , В.П. Шейнов).

Основные черты манипуляции представлены в книге Е.Л. Доценко «Психология манипуляции». Ученый перечисляет ведущие признаки, используемые для определения манипуляции: скрыто, неявно, обман, господство, управление, принуждение, применение силы, структурирование мира, в интересах манипулятора, вразрез с волей другого, мастерство и сноровка и т.д.

По результатам манипуляции ее методы делятся на положительные и отрицательные. Можно привести примеры и позитивного манипулирования, служащего на благо человечества, во имя добра. Это так называемая «ложь во спасение». В частности, в своей книге Е.Л. Доценко приводит пример позитивной манипуляции: поведение красавицы Шахерезады, которая рассказывала сказки повелителю Шахриару. Манипулируя Шахриаром, она в течение трех лет спасала от смерти не только себя, но и самых красивых девушек своей страны. В связи с этим ученый утверждает: «Не только во времена сказок «1000 и одной ночи», но в нашей обыденной жизни манипуляция выполняет роль средства мягкой защиты от самодурства правителей, перегибов руководителей, дурного характера коллег или родственников, недружественных выпадов со стороны тех, с кем случайно довелось общаться» [6, с. 11]. Такой способ манипуляции главным образом и обнаруживается в светском газетном дискурсе РК.

 

 

  • Солганик Г.Я. Язык и стиль средств массовой информации. – М.: Изд-во МГУ, 1980. – 256 с.
  • Словарь русского языка / под ред. Е.П. Евгеньевой. – М.: Русский язык, – Т. 1. – С. 479-480. 3 Крысин Л.П. Толковый словарь иноязычных слов. – М.: Изд-во Эксмо, 2005. – 944 с.
  • Техника дезинформации и обмена / под ред. Я.Н Засурский, Ю.Н. Власов, Г.А. Голованова и др. – М.: Мысль, – Изд.16. – 246 с.
  • Ермаков Ю.А. Манипуляция личностью: Смысл, приемы, последствия. – Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 1995. – 204 с.
  • Шахнарович А.М. Психолингвистика. – М.: МГПИИЯ им. Тореза, – 53 с.

 

ОБОЗНАЧЕНИЯ И СОКРАЩЕНИЯ

АиФК – Аргументы и факты Казахстан

КП К-н – Комсомольская правда Казахстан

Год: 2014
Город: Алматы