Опыт использования института уголовной ответственности юридических лиц в странах романо-германской и англосаксонской правовых семей: сравнительно-правовой анализ

В статье изучен опыт использования института уголовной ответственности юридических лиц в странах романо-германской и англосаксонской правовых семей. Сделан сравнительно-правовой анализ института уголовной ответственности зарубежных стран. Важно отметить и тот факт, что в силу особенностей формы государственного устройства и конституций США и Австралии в этих государствах довольно сложным и запутанным образом сосуществуют федеральные уголовные юрисдикции и уголовные юрисдикции субъектов (штатов) и их взаимодействия. А вот в Канаде и Новой Зеландии уголовно-правовые нормы действуют на всей территории этих государств. Соответственно канадские штаты и ново-зеландские региональные советы не наделены нормотворческими правами в этой области 

Вопрос о применении института уголовной ответственности юридических лиц обсуждается в научной правовой литературе и в юридической практике Казахстана.

Концепцией правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 года предусматривается введение уголовной ответственности юридических лиц за некоторые категории преступлений, в том числе за экологические, экономические и коррупционные преступления.

Активное обсуждение о целесообразности и форме применения института уголовной ответственности юридических лиц проходит и в международно-правовой науке.

Ст.26 Конвенции ООН по борьбе против коррупции рекомендует странам – членам ООН введение института уголовной ответственности юридических лиц. Республика Казахстан данную Конвенцию ратифицировала в 2008 г.

В настоящее время Конвенцию ратифицировали в установленном порядке 140 государств из 164 подписавших.

В этой связи для Казахстана представляет большой интерес сравнительно-правовой анализ правового регулирования института уголовной ответственности юридических лиц в государствах романо- германской и англосаксонской правовых семей.

Следует заметить, что в таких странах, как Германия, Испания, Россия, положение ст.26 Конвенции вступает в противоречие с традиционными уголовно-правовыми доктринами виновной ответственности. В нашей стране для введения уголовной ответственности юридических лиц необходимо не только сломать устоявшиеся стереотипы, но и изменить концепцию уголовного законодательства. Как воспринять нормы международного права, чтобы они естественным образом прижились в нашей стране. Мы полагаем, что ответить на этот вопрос можно только с помощью внимательного сравнительно- правового изучения и анализа зарубежного опыта. Примечательно, что в некоторых государствах - Англии, США, Франции- суды привлекают юридических лиц к уголовной ответственности уже на протяжении сотен лет. В Швейцарии, Финляндии, Нидерландах данный институт был сформирован относительно недавно (вторая половина ХХ в.), а в других странах – Германии, Швеции – этот вопрос не урегулирован до сих пор.

Как известно, правовые системы романо-германской правовой семьи и англо-американской правовой семьи исторически формировались разными путями и по структуре, форме и содержанию отличны друг от друга. В связи с этим, в научной сфере принято рассматривать опыт зарубежного законодательства в соответствии с принадлежностью того или иного государства к соответствующей правовой семье. Подобный подход к сравнительно-правовому анализу института уголовной ответственности юридических лиц с точки зрения законодательства зарубежных стран представляется нам оправданным.

В нашем выступлении мы рассматриваем особенности уголовной ответственности юридических лиц в таких странах романо-германской правовой семьи, как Швейцария, Франция и Финляндия. Далее приведем ключевые особенности данного института в системе общего права таких государств, как США, Австралия, Канада и Новая Зеландия.

В соответствии со ст.121-2 уголовного кодекса Франции юридические лица, за исключением государства, могут быть привлечены к уголовной ответственности за преступления, входящими в их управленческие органы, или иными компетентными представителями в их интересах.1) Как видим, во Франции, в отличие от Германии, юридические лица могут быть подвержены уголовному преследованию наравне с физическими лицами.

Особенностью уголовного права Финляндии относительно данного института является то, что юридическое лицо может быть привлечено в качестве обвиняемого по уголовному делу только по ходатайству государственного обвинителя, и только если в соответствующей статье финского уголовного кодекса предусмотрена санкция в виде штрафа или конфискации именно для юридического лица.

Швейцария сравнительно недавно пополнила число стран, уголовное законодательство которых наделяет юридических лиц уголовной правосубъектностью. Отметим, что до 1 октября 2003 г. субъектом уголовного права Швейцарии могло быть только вменяемое физическое лицо определенного возраста. В октябре 2003 г. вступили в действие специальные поправки в уголовный кодекс, определяющие условия привлечения юридических лиц, занимающихся хозяйственной или коммерческой деятельностью на территории Швейцарии, к уголовной ответственности. Так, ст.102 уголовного кодекса Швейцарии достаточно конкретно определяет такие условия, а ст.102-а предусматривает особый процессуальный порядок привлечения компаний к уголовной ответственности.

Представляется, что характер и вид воздействия на юридическое лицо является ключевым вопросом анализа особенностей законодательства рассматриваемых стран в отношении ответственности компаний, поэтому необходимо определить, каким видом наказания могут быть подвержены юридические лица и обратить внимание на предусмотренные законодателем обязательные условия возникновения такой ответственности.

Французские суды, к примеру, хорошо оснащены в борьбе против корпоративной преступности благодаря четко закрепленному в уголовном кодексе Франции основательному перечню уголовных наказаний, предусмотренных для юридических лиц. Статья 131-37 уголовного кодекса Франции назначает суды правом приговорить юридическое лицо к штрафу, в пять раз превышающему размер максимального штрафа, предусмотренного в санкции этой же статьи для физического лица. Кроме того, если санкция определенной уголовной статьи не предусматривает наказания в виде штрафа для физического лица, то суды вправе применить к юридическому лицу, признанному виновным в совершении тог же деяния штраф в размере до 1000000 евро.

Статья 131-39 определяет другие виды уголовных наказаний, таких как:

  • принудительная ликвидация юридического лица, в случае если юридическое лицо было создано с целью совершения преступления в случае если срок лишения свободы, предусмотренный санкцией данной статьи, для физического лица превышает 3 года;
  • запрет для юридического лица заниматься теми или иными видами деятельности бессрочно или сроком до 5 лет;
  • бессрочное или сроком до 5 лет закрытие всех представительств либо одного или нескольких из представительств юридического лица, посредством которых были совершены преступные деяния;
  • запрет для юридического лица обращаться с публичным призывом к размещению вкладов или ценных бумаг бессрочно или сроком до 5 лет;
  • запрет для юридического лица пускать в обращение чеки, иные, нежели те, которые позволяют получать средство векселедателем в присутствии плательщика по переходному векселю, или те, которые удостоверены, или пользоваться кредитными карточками, сроком до 5 лет
  • конфискация предмета, который служил или был предназначен для совершения преступного деяния, или вещей, которые получены в результате преступного деяния;
  • публикация вынесенного судом приговора в печати либо его публичное распространение любым другим способом (аудио-видео сообщения).

А вот швейцарские суды, напротив, не имеют в своем распоряжении столь широкого перечня средств уголовно-правового воздействия на компании. Единственное уголовное наказание, которое может быть применено в отношении юридического лица, - это штраф до 5 000 000 швейцарских франков. При этом законодатель предусмотрел достаточно интересную модель применения такого наказания, при котором судом должны быть учтены следующие условия:

  • субъектом преступления должно быть юридическое лицо, «инкорпорированное» в соответствии с законодательством Швейцарии;
  • преступное деяние должно быть совершено в процессе выполнения юридическим лицом хозяйственных (коммерческих) операций в соответствии с его уставными целями;
  • юридическое лицо может быть единолично привлечено к уголовной ответственности в том случае, если вина конкретного физического лица-работника компании не может быть установлена.

Вопрос вины юридического лица является ключевым в спорах сторонников и противников института уголовной ответственности юридических лиц и в этой связи решения швейцарского законодательства представляются нам весьма компромиссными. Союзное собрание швейцарской конфедерации ввело в уголовный кодекс такое понятие, как «неорганизованность юридического лица» (mangelhafte Organisation des Unternehmens), наличие которой должно быть установлено судом вместо вины. Иными словами, необходимо доказать, что юридическое лицо не предприняло все «благоразумные» и необходимые меры для недопущения преступного поведения физического лица представителя компании.

Уголовное законодательство Финляндии, в свою очередь, комбинирует подходы Франции и Швейцарии и предусматривает в качестве уголовных наказаний для компаний штраф от 850 до 850 000 евро и конфискацию. Необходимые условия для их применения нами указаны выше.

В свою очередь, законодатели государств системы общего права издавна занимают позицию, при которой корпорации (обобщенное понятие для юридических лиц всех организационно-правовых форм) обладают собственной правосубъективностью, отличной от той, которой обладают физические лица, их представляющие. А это означает, что они могут быть привлечены к уголовной ответственности.4) Система общего права в корне отличается от привычной нам романо-германской правовой семьи. На наш взгляд, изучение, понимание и осознание правовых механизмов ее действия требует особого научного подхода и знания последователями английского языка, с тем, чтобы иметь возможность обращаться к первоисточнику. В уголовном законодательстве государств англосаксонской правовой семьи на протяжении сотен лет существуют институты, не имеющие аналогов в Европе (в том числе непосредственным образом касающиеся рассматриваемой в данной статье проблемы). Это, например, Институт правовой ответственности (Strict liability offenses) и Институт ответственности за других (Vicartays liability).

Важно отметить и тот факт, что в силу особенностей формы государственного устройства и конституций США и Австралии в этих государствах довольно сложным и запутанным образом сосуществуют федеральные уголовные юрисдикции и уголовные юрисдикции субъектов (штатов) и их взаимодействия. А вот в Канаде и Новой Зеландии уголовно-правовые нормы действуют на всей территории этих государств. Соответственно канадские штаты и ново-зеландские региональные советы не наделены нормотворческими правами в этой области.

В государствах с системой общего права практически нет кодификации норм уголовного и уголовно- процессуального права с разделением на общую и особенную части. Законодатель проводит лишь основные принципы, порядок и условия применения норм, основные составы преступлений, в то время, как суды вправе выносить решения по конкретным делам, руководствуясь принципом прецедентного права и опираясь на общие принципы, сформулированные законодателем, тем самым облачая свои решения в форме законов (статусов), которыми руководствуется в последующем при рассмотрении схожих дел.

Таким образом, позаимствовать для казахстанского уголовного права концепцию института уголовной ответственности государств англосаксонской правовой семьи в «чистом» виде, по нашему мнению, представляется невозможным в силу фундаментального отличия наших правовых семей и правовых систем.

Полагаем, что речь может идти лишь об отдельных элементах и правовых конструкциях, которые могут быть учтены при формировании концепции института уголовной ответственности юридических лиц в Казахстане.

 

  1. Текст уголовного кодекса Франции. URL:htpp://www.legitrance gouv.fr/offich Code.do?cidtexte= legitext 000006040419 (дата обращения 11.2012)
  2. Business Crimes and Compliance Criminal Liability of Companies Survey – A lex Mundi Publication prepared ty the lex Mundi Business Crimes and Compliance Practice Group, February
  3. Текст уголовного кодекса Швейцарской Конфедерации. URL:http://www.admin.ch/ch/d/sr/311_0/index.html (дата обращения 11.2012)
  4. Criminalresponsibility of legal person un cammon law jurisdictions – Warking Group an Bribery in international Business transactions, Paris, 4+h Oktober
Год: 2014
Город: Алматы