Структура, семантическое поле общих однокорневых слов и их применение

При делении имен существительных, встречающихся в языке памятников «Қутадғу билиг» и «Һибат-ул хақайиқ», на лексико-тематические группы, показаны к какому литературному наследию они присущи. ҚБ – дают понятия, присущие только к памятнику «Қутадғу билиг», ҺХ – только к памятнику «Һибат-ул хақайиқ», ҚБ, ҺХ присущие обоим памятникам. Также дан ответ на вопрос, с фонетической точки зрения каковы особенности общих слов языка памятников и казахского языка в сравнении с другими тюркскими языками. В соответствии со смысловыми парадигмами, имена существительные в памятниках «Қутадғу билиг» и «Һибат-ул хақайиқ» рассмотрены в тематических и лексико-семантических группах. Это дало возможность изучать однокорневых слов выраженых существительными еще с другой стороны. 

Слова, имеющие между собой определенные связи, группами сохраняются в памяти человека. Однако связь между предметами и связь между словами отличаются друг от друга [1, 11-12 стр.].

Если средневековой образец слова булут сохранили огузский и карлук-уйгурский языки, а в кипчакские языки гласный звук у общетюркского языка изменили на о или ұ. В казахском языке в связи с тем, что при произношении выпадает второй гласный звук, сформировалось звуковое сочетание лт. Наличие таких изменений в одном слове говорит о том, что в последующие времена эволюция развития языка была сильной. В средневековом слове теңиз глухой звук т среди тюркских языков, относящихся к ветви батыс хуна, сохранил только казахский язык, это подчеркивает стабильность нашего языка. Наименование Йағмур в современных тюркских языках с фонетической точки зрения претерпел несколько видов изменений. Мы среди них форму йағын туркменского языка признаем как первый архетип. Если учесть, что суффикс –ын, который образуют слова имени существительного выпадает из состава слов (например,, yойун > yой), то йағ и йағын в составе йағмур являются однокоренными. Корень йаң в татарском языке и корень жаң в казахском языке похоже образованы на основе выпадения звонкого звука ғ в составе существительного йағын. Известно, что йамғур является метатезой звуков м и ғ [2, 98 стр.]. В памятниках

«Һибат-ул хақайиқ» существительное сув в памятнике Орхон-Енисей встречается как суб: суб ичпан ДТС 512 (пить воду). В памятнике «Оғуз наме» есть вариант этого слова в виде суғ: Етил муранның суғы ДТС 513 (Вода реки Едил). Это доказывает то, что в вариантах сув ~ суб ~ суғ вариантом корня является слово су. Наблюдается, что прибавленные к концу слова согласные в, б, ғ в древние времена выполняли какие-то грамматические функции и со временем, превратившись в мертвые формы, исчезли из языка.

Слова, обозначающие времена года, время: йаз ҺХ ~ йай ҚБ (лето), yыш ҚБ (зима), кçз ҺХ (осень), ай ҚБ (месяц, время, величина), тоғар ҚБ (восток), таy ҺХ (рассвет, заря), тçн ҚБ, ҺХ (ночь), кçн ҚБ, ҺХ (день, солнце, дневное время), кçндçз ҚБ, ҺХ (днем) и др.

В современных тюркских языках: йаз тур., уйг., йай аз., йəй башк, йоз узб., жаз каз., джай кирг., джəй тат.; қыш тур., башк., кирг., узб., тат., уйг., ғыш аз., туркм., қыс каз.; таң башк., каз., кирг., тат., уйг., тан тур., дан аз., тоң узб., даң туркм.; күн каз., узб., кирг., уйг., гүн тур., аз., туркм., көн башк., тат., күндүз каз., кирг., узб., уйг., гүндүз тур., аз., туркм., көндоз башк., көндіз тат. и др.

В памятнике «Қутадғу билиг» у существительного «жаз» есть вариант йай, но варианта йаз нет. Вариант йай среди современных тюркских языков имеют башкирский, татарский, азербайджанский, киргизский языки, а турецкий, уйгурский, узбекский и казахский языки используют вариант жаз. Это говорит о том, что форма слова жаз уже в средние века разделилась на два варианта произношения[3,112с.]. Разделение всех тюркских языков на два вида на основе такой точки зрения является доказательством этой мысли. Другие проанализированные слова отличаются озвончением глухих звуков т, қ, к. По данному признаку карлук-уйгурские языки близки к языкам кипчакской группы. Можно сделать вывод, что общетюркские глухие согласные в начале слова сохранили древнетюркские письменные памятники средних веков и карлук-уйгурские языки.

Наименования птиц: yуш ҚБ, ҺХ (птица), øрдəк ҚБ (утка), улар ҚБ (улар), турна ҚБ (журавль), çги ҚБ (филин), yузғун ҚБ (стервятник, ворона), сандавач ~ сандувач ҚБ (славкаш), yуғу ҚБ (лебедь), кеклик ҚБ (куропатка), yанат ҚБ (крыло), йçy ҚБ (птичье перо), yарға ҚБ (сорока), yаз ҚБ (гусь), йығдик ҚБ (наименование птицы), тøслыч ҚБ (один из видов гуся) и др.

В современных тюркских языках: өрдəк узб., тур., аз.; өөрдек туркм., өйрəк башк., үйрек каз., өрдөк кирг., үрдəк тат., өрдəк уйг.; турна тур., қырғ., узб., уцг., қозғон башк., қозғын тат., қара қарға туркм., құзғын каз.; қуғу тур., ғуғушу аз., аққош башк., тат., аққу каз., кирг., оққуш узб., құу туркм., аққуш уйг.; қаз тур., башк., қаз тур., башк., каз., кирг., тат,. ғаз аз., ғоз узб., ғааз туркм.

В Орхон-Енисейских памятниках есть вариант, отличающийся от современных языков өдирəк ДТС 377 (үйрек). Последний слог в слове үйрек казахского языка и слова өйрəк башкирского языка совпадают с последним слогом этого слова. Следовательно, можно сделать заключение, что замена мест согласных во многих тюркских языках өрдек р и д – сформировалась на основе метатезы. Отсюда и появились в кипчакских языках өд > үй. То, что в кипчакских языках твердые согласные т, д в первом слове уступают место звонкому й – стабильная закономерность. Несмотря на то, что система разная, обращает на себя внимание слово ут+ка (үйрек) русского языка, потому что корнем слова является ут. Известно, что при смягчении Ут (уй) превращается в форму үй. В данной группе также особенная морфологическая структура наименования қуғу (аққу). В настоящее время, если даже вкратце произнесем қу, понимаем, что это аyyу. Какое значение дает морфема – ғу, прибавленная к қу? В эпосе «Ер Таргын» Акжунис восхваляет Карткожака и в конце говорит: Твоя голова в настоящее время қу тезек». Мы здесь понимаем это как высохший, поменявший свой цвет в белый, кизяк. Также в сочетании «Қу томар» народ представляет высохший до белизны чурбан. Следовательно, в форме қу есть сема «ақ». В самом начале это слово могло выглядеть и так қуғу yу yуш (ақ құс). Схема развития: қу қуш > қуғуш > қуғу. Из-за истощенности этимологии этого слова современные азербайжаны, татары и башкиры, узбеки и уйгуры, видимо, этому слову дали новое звучание и новую форму ақ құс. В других словах, как обычно, глухие превратились в звонкие, губные звуки превратились в нелабиализованные гласные звуки.

Наименования зверей: кедзик ҚБ (сайгак), бøри ҚБ, ҺХ (волк), тилкү ҚБ (лиса), текə ҚБ (Горный козел), елик ҚБ, ҺХ (косуля), yулан ҚБ (кулан), арслан ҚБ, ҺХ (лев), йаyан ҚБ ~ йаған ҺХ (слон), тейіy ҚБ (белка), киш ҚБ (соболь), ывыy ҚБ (косуля), еркəч ҚБ (горный козел), сығун ҚБ (олень) и др.

В современных языках: аслан тур., аз., арслан башк., узб., тат., туркм., уйг., арыстан каз., кирг., тилки тур., туркм., түлкү аз., кирг., төлкө башк., төлки тат., түлкі каз., узб., түлкə уйг.; теке тур., каз., кирг., туркм.; тəкə аз., башк., узб., тат., текə уйг. [4, 90 стр.].

По отношению к этимологии наименования Арыстан высказано много мнений. Э.В. Севортян в своем труде среди них особо останавливается на предположениях К. Броккельмана, Г. Вамбери, Ю. Немет. К. Броккелман первую часть этого слова понимает как лексический элемент, появившийся от рычания, а последняя часть -лансчитает суффиксом. Г. Вамбери анализирует так: «арыс «сильный+лан «зверь». Ю. Немет предполагает, что арсыл «красно-желтый»+аң «зверь» [5, 178 стр.]. Б. Сагындыкулы слово арыс считает подражательным словом: «а части слова после Арыс лан, тан – считает, что они в свое время были определяемыми словами. Полная форма слова «Арыстан» – сохранилась в монгольском языке в форме «арслан». В том же языке имеется мягкая форма этого слова

«ерселен», по мифологической легенде лев, который имеет пять цветов. Значит, алан//елен – слово, обозначающее цвет. Если учесть, что звук Н часто при произношении выпадает, то, видимо, часть слова «алан», прибавленная к части «арыс», может быть и именем прилагательным», пишет он [6, 40 стр.]. По нашему мнению, в казахском языке есть существительное арсалаң, которое обозначает свободу, баловство, также есть глагол арсалаңда, который относится к собаке, к ее походке, движениям, и это может прояснить многое. Движение, походка, характер льва, видимо, стали причиной появления прилагательного, существительного и глагола с одним корнем. Из-за того, что прямое значение совсем забыто, кажется, что никакого отношения к слову «арыстан» не имеет. В тунгусско манчжурских языках наименование льва – арсалаң. Следовательно, этимологию этого слова нужно искать в наименовании арсалаң.

Переход губных звуков в нелабиализованные гласные звуки, глухих согласных в звонкие согласные, подвержение некоторых звуков элизии [7, 525 стр.] четко видны по этим сравнениям. При сравнении языка памятников с современными языками самая главная особенность, бросающаяся в глаза – именно это. В казахском языке значение наименования есік место, где открываются и закрываются двери дома, комнаты и т.д. В памятнике «Қутадғу билиг» это слово употребляется тоже в том же значении: Тил арслан туру көр ешикда йатур ҚБ 24 (Язык – это лев, видишь, лежит у двери). Ешик в современных огузских языках означает два косяка двери. А это в казахском, киргизском, татарском, башкирском, туркменском языках – босаға. В огузском языке вместо слова Есік употребляется слово қапы. Наименования существительных в памятниках емгəк (мучение, страдание) в башкирском, татарском языках звучит хизмат, на узбекском языке мехнат, на туркменском языке зəхмат. Общетюркское слово тал в значении «ветка» в казахском языке забыто. Но это слово сохранено в другом значении, оно обозначает упругая ветка, дерево с тонкими листьями, одно из похожих предметов. В памятнике «Қутадғу билиг» вариант глухого тал дан в виде звонкого дал, а это указывает на сильное влияние огузского языка на памятник древности. Также слово Қайың претерпело кое-какие изменения, но в казахском языке с фонетической точки зрения это слово осталось в той же форме. В целом, можно подвергнуть сомнению мнение о том, что «Қутадғу билиг» и «Һибат-ул хақайиқ» написаны на карлукскоуйгурском языке. Конкретные факты указывают на то, что в нем доля огузских и кипчакских языков намного больше.

У древнетюркского литературного языка было несколько ветвей, несколько вариантов. Например, огуз-кипчакский, древнетуркменский, древнеузбекский, кипчакско-огузский и др. языки, которых мы считаем литературным языком, разные ветви или виды древнетюркского литературного языка, формировавшегося на берегу реки Едил, в Средней Азии и Казахстане. Диалектная основа любого из них – язык определенного племени. Литературе Караханского государства, о котором мы ведем речь, диалект какого племенного языка был основой? Понашему убеждению, это племена арғу, чығыл (чігіл). Говоря об этом, мы опираемся на сведения знаменитого Махмуда Кашгари. Он в своем словаре возле многих слов ставил лексический знак и расписывал, это слово к языку какого племени относится, а в языке каких племен не встречается. Бесспорно доказано, что многие слова, которые встречаются и употребляются в Караханской литературе, являются словами племени аргу, чыгыл. Например, если слова çрçy (ақ), ажун (дүние), йарлығ (жарлық), оy (сол емес), yyм (құм), мçч (мысық) – слова племени чыгыл, то слова байат (құдай), тархан (лауазым атауы), yану (қайсы), чыған (кедей) и др. – слова племени аргу. Кроме этого, фонетические, грамматические признаки языка племен аргу, чыгыл, на которые указывал Махмуд Кашгари, в достаточном объеме встречаются в памятниках «Қутадғу билиг» и «Һибат-ул хақайиқ». Исторические факты полностью гарантируют то, что мы смело можем сказать, что литературные произведения Караханского государства написаны в аргу-чыгылских вариантах Древнетюркского языка. Теперь нужно прекратить разделение литературного языка на несколько языков: «тот литературный язык», «этот литературный язык». Где бы ни было, когда бы это ни было, следует говорить: Огузский вариант древнетюркского литературного языка, Кипчакский вариант древнетюркского литературного языка, Туркменский вариант древнетюркского литературного языка, и т.д. Итак, как отмечает А.Н. Самойлович, мы должны признать, что в свое время для всех тюркских языков существовали общая литературная традиция, общий литературный язык. Нелогично исключить семьдесят-восемьдесят процентов общих элементов, и давать определение литературному языку на основе двадцати-тридцати процентов» [8, 4-5 стр.].

Придерживаясь этого мнения, по-нашему мнению, с другой стороны, учитывая то, что у племен аргу, чыгыл нет наследников, и они в соответствии с велением времени вошли в состав нескольких наций, у нас есть полное основание говорить, что памятники «Қутадғу билиг» и «Һибат-ул хақайиқ» написаны в Огузском варианте древнетюркского языка. К такому заключению мы пришли в результате основательного исследования имени существительного.

 

Использованная литература

  1. Момынова Б.К. Газетная лексика (система и структура). – Алматы: Арыс, 1999. – 228 с.
  2. Сагындыкулы Б. Современный казахский язык. Лексикология. – Алматы: азахский университеті, 2003. – 1-часть. – 101 с.
  3. Оразов М. Семантика казахского языка. – Алматы: Рауан, 1991. – 216 с.
  4. Karşılastırmalı türk lehçeleri sözlüğü.Ankara: Kültür Bakanlığı, 1991.1183 s.
  5. Томанов М. Исследования об историй языка – Алматы: Наука,2002 , 616 с.
  6. Баскаков Н.А. Уйгурский вокализм // Исследование по сравнительной грамматике тюркских языков. – М.: АН СССР, 1955. – Т. I, – 336 с.
  7. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. – М.: Советская энциклопедия, 1969. – 608 с. 8 Сагындыкулы Б. «hибат-ул хаyайиy» – памятник XII века. – Алматы: Казахский университет, – 184 с.
  8. Калыбаева А., Оралбаева Н. {азіргі yазаy тілініy морфемалар жçйесі. – Алматы: Ғылым, – 192 с.
  9. Толковый словарь казахского языка: 10 томник /Руководство под общей редакцией. А.И.Исyаков. – Алматы: Ғылым, 1974. – 1 т. – 696 с.

 

Знаки и сокращения:

{Б 338– означает 441-бəйіт / байит в памятнике «{утадғу билиг». hХ 41 – означает 36-бəйіт/ байит памятника «hибат-ул хаyайиy». ДТС 112 – означает «Древнетюркский словарь» 112 страница

Год: 2017
Город: Алматы
Категория: Педагогика