Концептуальные основы формирования поликультурной языковой личности в процессе иноязычного образования

В данной статье представлена важность понимания концепта «языковая личность», позволяющего определить уровень, с которого собственно и начинается формирование языковой личности, изучающей иностранный язык. Этот уровень определяется не степенью овладения языковой системой изучаемого языка, а степенью постижения концептуальной системы носителей, изучаемой лингвокультуры, позволяющей проникать в ментальный мир ее представителей, исследуя их знание и понимание явлений окружающей действительности. Исходя из поликультурного характера востребованной в новых условиях языковой личности, мы обращаемся к рассмотрению самого понятия «поликультурная языковая личность», формирование которой рассматривается нами в качестве цели обучения иностранным языкам на современном этапе развития общества. 

Исходя из поликультурного характера востребованной в новых условиях языковой личности, необходимо обратиться к рассмотрению самого понятия «поликультурная языковая личность», формирование которой мы рассматриваем в качестве цели обучения иностранным языкам на современном этапе развития общества.

В качестве общей характеристики поликультурной языковой личности, которая логически выводится из теории вторичной языковой личности, может быть определена ее способность овладевать компонентами концептуальных систем представителей разных языков и культур. Однако, для того, чтобы понять сущность термина «поликультурная языковая личность», необходимо исследовать вопрос о том, какими видами концептуальных систем должна владеть эта личность, какие компоненты должны быть в ней сформированы с тем, чтобы она могла легко перемещаться из одной концептуальной системы в другую, соотносить то общее и отличное, что есть между ними. Кроме того, решение этой достаточно сложной задачи требует получения ответов еще на ряд вопросов: какие структурные единицы исследования концептуальных систем наиболее приемлемы в методических целях? при помощи каких лингвистических средств и методов возможно изучение концептуальных систем в методических целях? какой комплекс знаний, умений и способностей должен быть сформирован в структуре поликультурной языковой личности в процессе обучения иностранным языкам?

Ответы на эти вопросы можно получить, обратившись к положениям когнитивной лингвистики и лингвокультурологии, в которых накоплен значительный опыт изучения концептосферы носителей той или иной культуры посредством исследования концептов как единиц сознания человека с помощью лингвистических методов, то есть через языковые средства объективации концептов.

Когнитивная лингвистика изучает концепты через их языковую объективацию, моделируя структуру концепта на основе анализа значений всех объективирующих его языковых единиц. Подобное моделирование есть результат когнитивной интерпретации результатов лингвистического исследования.

Не вызывает сомнения тот факт, что введение в учебный процесс элементов исследования концептов, разработанных в работах по когнитивной лингвистике, будет способствовать овладению концептуальными системами носителей того или иного языка и культуры.

Понятие «концептуальная система» или «концептуальная картина мира» рассматривается в соотношении с понятием «языковая картина мира».

Как было отмечено ранее, сложившаяся в современном языкознании антропологическая парадигма языка выводит на первое место человека, а сам язык рассматривается как важнейший способ формирования и существования знаний человека о мире. Под языковой картиной мира предлагается понимать представление о действительности, отраженное в языковых знаках и их значениях – языковое членение мира, языковое упорядочение предметов и явлений, заложенная в системных значениях слов информация о мире [1, c.19]. Особое внимание при этом обращается на национальный характер языковой картины мира, который подчеркивается тем, что «это «сложившаяся давно и сохранившаяся доныне национальная картина мира, дополненная ассимилированными знаниями, отражающая мировоззрение и мировосприятие народа, зафиксированная в языковых формах, ограниченная рамками консервативной национальной культуры этого народа.

При этом мы рассматриваем само понятие «культура» с точки зрения когнитивной антропологии. В основе когнитивной антропологии лежит представление о культуре как системе символов, специфически человеческом способе познания, организации и ментального структурирования мира. В языке, по мнению сторонников когнитивной антропологии, заключены все когнитивные категории, лежащие в основе человеческого мышления и составляющие суть культуры.

Культура связана с сознанием, со сложным комплексом небиологических, социально транслируемых знаний и отношений, со стереотипами поведения, в том числе и речевого, с системой знаков и значений, т.е. с языком [2, c. 19].

Ключевой фигурой когнитивного подхода в лингвистической антропологии является В. Гудинаф. В его работах находим следующее определение: «...культура общества состоит из того, что каждый должен знать для того, чтобы действовать таким образом, который приемлем для его членов... Культура не является материальным феноменом; она состоит из вещей, людей, поведения или эмоций. Это, скорее, организация этих вещей. Это формы субстанций, которыми люди обладают в своем мышлении, их модели для восприятия и интерпретации...» [3, c. 36]. По мнению сторонников этого подхода, культура – это когнитивная организация концептов материальных и социальных явлений, которая локализуется в когнитивном мире индивидуума.

В соответствии с данным подходом, культурная информация в языковых единицах представлена культурными концептами, которые определяются как многомерные смысловые образования, в которых выделяются ценностная, образная и понятийная стороны, это обусловленные культурой базовые единицы картины мира, обладающие экзистенциональной значимостью как для отдельной языковой личности, так и для лингвокультурного сообщества в целом.

Наиболее интересным и актуальным для данного исследования является положение когнитивной лингвистики о том, что языковая картина мира – это ограниченная и, к тому же, «наивная» картина мира, она не передает полностью ту картину мира, которая есть в национальном сознании, поскольку язык называет и категорирует далеко не все, что есть в сознании народа. Более полное представление о категоризации мира содержит концептуальная картина мира, которая составляет основу языковой картины мира. Каждый естественный язык отражает определенный способ концептуализации (восприятия и организации) мира, при этом значения, которые выражаются в языке, формируют единую систему взглядов, представляющую собой некую «коллективную философию», которая навязывается» всем носителям языка в качестве обязательной [4, c.40].

Существует определенное различие в понимании концепта в когнитивной лингвистике и лингвокультурологии, которые оперируют разными терминами: «когнитивный концепт» и «культурный концепт». С позиции когнитивной науки концепт «оперативная содержательная единица памяти, ментального лексикона, концептуальной системы и языка мозга (linguamentalis), всей картины мира, отраженной в человеческой психике. Это сведения о том, что человек знает, думает, воображает об объектах мира» [5, c.90]. В этом определении подчеркивается сохранение и структурирование в индивидуальном сознании информации о мире и самом себе в виде определенных структур представления знаний и оценок. Акцентируется переработка информации от сенсорных сигналов на входе до ментальных репрезентаций разного типа (образов, пропозиций, фреймов, скриптов, сценариев и т.п.) в сознании человека. Концепты, идеи независимы от языка, не случайно только часть из них находит языковую объективацию, однако самые важные концепты кодируются именно в языке [5, c.92].

Исследованиями культурных концептов в отечественной лингвистике и лингвокультурологии занимаются, прежде всего, такие ученые, как С.Г.Воркачев (2004); В.И. Карасик (1996, 1999, 2002);

О.Г. Прохвачева (2000); Г.Г. Слышкин (1999, 2000); Ю.С. Степанов (1997). Анализ работ данных авторов позволяет перечислить наиболее важные, с точки зрения нашего исследования, положения, связанные с теорией культурных концептов.

Культурный концепт представляют, как ментальные сущности, несущие на себе отпечаток духовного облика человека определенной культуры. Культурный концепт определяется как микромодель культуры, её концентрат, сгусток культуры в сознании человека, основная ячейка культуры в ментальном мире [6, c. 41].

Концептуальная система (в другой терминологии «концептосфера») рассматривается следующим образом:

  • как совокупность концептов нации, образованную всеми потенциями концептов носителей языка [7, c. 282];
  • как тот ментальный уровень или та ментальная (психическая) организация, где сосредоточена совокупность всех концептов, данных уму человека, их упорядоченное объединение [5, c.94];
  • как система мнений и знаний о мире, отражающая познавательный опыт человека, притом, как на доязыковом, так и на языковом уровне, но несводимой к какой бы то ни было лингвистической сущности. В качестве составляющей концептуальной системы рассматриваются отдельные смыслы, или концепты, сформированные в процессе познания мира и отражающие информацию об этом мире [8].

Исходя из того, что единицей концептосферы является концепт, включающий все ментальные признаки того или иного явления, которые отражены сознанием народа на данном этапе его развития, мы считаем, что поликультурной можно будет назвать такую языковую личность, которая посредством анализа языковых средств сможет вычленить особенности концептосферы партнеров по коммуникации и в соответствии с их содержанием выбрать правильные коммуникативные стратегии. Следовательно, умение исследовать, а в последующем и овладевать концептосферами представителей разных культур рассматривается нами в качестве важнейших компонентов в структуре поликультурной языковой личности. Несмотря на то, что идея о приобщении к концептуальной системе носителей изучаемого языка рассматривалась ранее в теории вторичной языковой личности, необходимо отметить, что она решалась совершенно иначе: на основе анализа пресуппозиций единиц, лежащих в основе фоновых знаний инокультурной общности, представляющих собой невербальный компонент коммуникации, как сумму условий, предпосылаемых собственно речевому высказыванию и являющихся национально-специфическим индикатором интракультурного общения [9, c.164]. Иначе говоря, задача формирования когнитивного сознания вторичной языковой личности решалась на основе исследования предположений о намерении носителей языка, выраженных языковыми средствами. При этом речь совершенно не велась об исследовании концептов и концептосфер разных уровней.

Конкретизация культурных концептов осуществляется с точки зрения их ценностного компонента. Имеется в виду сопоставление отношения к тем или иным предметам, явлениям, идеям, которые представляют ценность для носителей культуры. Ценности, определяющие поведение людей, составляют наиболее важную часть языковой картины мира. Эти ценности не выражены явно в каком-либо тексте. Лингвистически они могут быть описаны в виде культурных концептов, то есть многомерных, культурно-значимых социопсихических образований в коллективном сознании, опредмеченных в той или иной языковой форме [10, c.139]. Культурный концепт играет роль посредника между культурой и человеком, реализуясь в языке, являющимся средой, в которой происходит понятийная репрезентация общекультурных концептов. Существует множество способов языковой апелляции к любому культурному концепту («входов в концепт»). К одному и тому же концепту можно апеллировать при помощи языковых единиц различных уровней: лексем, фразеологизмов, свободных словосочетаний, предложений. В различных коммуникативных контекстах одна и та же единица языка может стать входом в различные концепты. 

Неоспоримая важность данного подхода к пониманию концепта заключается в том, что он признается базовой единицей культуры, её концентратом. В структуру концепта при этом включается все то, что делает его фактом культуры – исходная форма (этимология); сжатая до основных признаков история; современные ассоциации; оценки и т.д. [6, c.41]. Концепты в этом понимании часто соотносятся с наивной картиной мира, противопоставляемой научной картине мира, исследователи при этом говорят о понятиях практической философии, таких, как «истина», «судьба», «добро» и т.д.

В лингвокультурологии (науке о взаимосвязях языка и культуры) используются разные средства, исследующие взаимосвязь языка и культуры: логоэпистема, лингвокультурема, культурный концепт. Если предлагаемая Е.М. Верещагиным и В.Г. Костомаровым логоэпистема [11] является, по сути, элементом значения слова и локализуется в языке, а введенная В.В. Воробьевым лингвокультурема определяется как единица межуровневая, т.е. не имеющая определенной локализации, то концепт находится в сознании. Именно в сознании осуществляется взаимодействие языка и культуры, поэтому любое лингвокультурологическое исследование есть одновременно и когнитивное исследование.

Итак, когнитивные концепты – это индивидуальные содержательные ментальные образования, структурирующие и реструктурирующие окружающую действительность, а культурные концепты – это коллективные содержательные ментальные образования, фиксирующие своеобразие соответствующей культуры [1].

Рассмотренные особенности каждого из представленных видов концептов дают нам возможность выбрать для реализации задач данного исследования культурные концепты, так как именно в них отражается специфика культуры изучаемого языка. Исходя из их роли в системе того или иного языка и культуры, можно предположить, что введение культурных концептов в систему обучения иностранным языкам обеспечит формирование ряда важных компетенций в структуре поликультурной языковой личности. Данный вывод сделан на основании того, что через концепт, рассматриваемый как единица культурного знания и связующее звено между культурой и языковой личностью, происходит «вторжение» [13] в структуру самой языковой личности, что дает возможность «управлять» процессом семантического развертывания языковой личности.

Важным для данного исследования является также и положение о способах классифицирования концептов, так как на основе одной из выбранных классификаций будет в дальнейшем осуществляться формирование определенных компонентов в структуре языковой личности.

Культурные концепты могут классифицироваться по различным основаниям. Классифицированные по своим носителям концепты образуют индивидуальные, микрогрупповые, макрогрупповые, национальные, цивилизационные, общечеловеческие концептосферы [7;10]. Классификацию концептов Д.С. Лихачева H.A. Красавский называет «социологической». В работе H.A. Красавского говорится следующее: «Классификация концептов Д.С. Лихачёва строится, в нашем понимании, если можно так выразиться, на социологическом критерии, суть которого заключается в охвате той или иной идеи, мысли, концепта определенного количества людей. Обладание тем или иным концептом зависит от такого культурологического фактора, как система предпочтений, ценностей целых этносов, формирующих их стратов (социальных групп) и, наконец, конкретных индивидуумов, владеющих в той или иной степени самой культурой. Именно от степени владения культурой, т.е. уровня образованности, воспитанности, интеллигентности, зависит концептосфера конкретного человека» [14, С.55-56].

С точки зрения решения задач данного исследования наиболее актуальной представляется классификация концептов по своим носителям (или по принадлежности тому или иному социальному слою общества), которые в другой терминологии определяются, как: универсальные, этнокультурные, социокультурные и индивидуально-культурные (Карасик, 2002; Красных, 2003). Эту классификацию мы возьмем за основу в целях реализации дальнейших задач данного исследования.

Отсюда следует, что формирование поликультурной языковой личности в процессе обучения иностранным языкам предполагает приобретение обучающимися знаний о концептосферах глобального, этнокультурного, социокультурного и индивидуально-культурного уровней, умений интерпретировать эти знания, устанавливать трансконцептные связи и отношения, а также способности применять эти знания в практической ситуации поликультурной коммуникации. Иначе говоря, недостаточно владеть концептосферами на теоретическом уровне. Необходим выход в практику через компетенции как совокупности знаний, умений и способностей, и через компетентности, как результат развития компетенций.

Таким образом, определение термина «поликультурная языковая личность» в свете акцентуации когнитивного компонента в её структуре средствами культурных концептов разного уровня, будет звучать следующим образом: поликультурная языковая личность это языковая личность, в структуре которой средствами иностранного языка сформирован такой комплекс компетенций, который позволяет ей ориентироваться в концептосферах универсального, этнокультурного, социокультурного и индивидуально-культурного типов, что способствует развитию её способности к активному позитивному взаимодействию с представителями поликультурного мира.

Формируемая нами личность обладает способностью проникновения в концептосферы разных уровней, что позволяет ей лучше осмысливать миропонимание и поведение людей; свойственная ей поликультурная трансформация способствует развитию таких качеств, как заниженная степень этноцентризма, эмпатия, социокультурная толерантность, умение устанавливать значимые отношения с "чужими", с уважением и пониманием воспринимать представителей любой социокультурной группы.

В целом можно говорить о том, что это такой тип языковой личности, на когнитивном уровне которой произошло расширение базовой концептосферы за счет постижения концептосфер других лингвокультур средствами изучаемого языка, в результате чего сформировалось понимание причин сходств и различий между представителями различных лингвокультур, основанное на исследовании культурных концептов разного уровня: универсального, этнокультурного, социокультурного и индивидуально-личностного. Как результат такого изменения, сформировались способности выбирать соответствующую коммуникативную стратегию и тактику для установления позитивного сотрудничества с представителями других стран и культур в условиях поликультурного мира.

Важным моментом, разрабатываемой нами теории формирования поликультурной языковой личности, является акцентирование идеи о том, что поликультурная языковая личность не представляет собой параллельного личностного построения, но является расширением первичной языковой личности, сформированной посредством овладения родным языком в естественных условиях, т.е. в родном лингво-культурном сообществе. Поликультурная личность – это личность не утратившая, а осознавшая собственную культурную идентичность.Поликультурной личности свойственно понимание системы "культура" как в ее глобальном проявлении, в инварианте, так и в национально специфическом варианте. Культурное многообразие, культурный плюрализм воспринимается такой личностью как проявление глубинных основ творческого потенциала и самоопределения человека во времени и пространстве.

В этой связи важным психологическим качеством поликультурной языковой личности является толерантность, определяемая как «личная и общественная характеристика, которая предполагает осознание того, что мир и социальная среда являются многомерными, а значит, и взгляды на этот мир различны и не могут и не должны сводиться к единообразию или в чью-либо пользу» [15, c.12]. Толерантность означает, что та или иная позиция личности или группы признается лишь одной из многих и не может подчинить себе все остальные.

Поликультурная языковая личность – это толерантная личность, способная и готовая допустить это различие, личность, которая может стать сторонником плюрализма.

 

  1. Попова З.Д., Стернин И.А. Полевая модель коцепта // Введение в когнитивную лингвистику: учебное пособие.Кемерово: Кузбассвузиздат, 2005. С. 12-45.
  2. Красных В.В. Этнопсихолингвистика и лингвокультурология. М.: Гнозис, 284 с.
  3. Goodenough W.H. Cultural anthropology and linguistics// Hymes D. (ed.) Language in culture and society: A reader in linguistics and anthropology.New York: Harper & Row, 1964. – 36
  4. Апресян Ю.Д. Избранные труды, том Интегральное описание языка и системная лексикография. М.: Школа «Языки русской культуры», 1995. 767 с.
  5. Кубрякова Е.С., Демьянков В.З., Панкрац Ю.Г., Лузина Л.Г. Краткий словарь когнитивных терминов. М.: МГУ, 1996. 245 с.
  6. Степанов Ю.С. Константы. Словарь русской культуры. Опыт исследования. М.: Школа «Языки русской культуры», 1997. 824 с.
  7. Лихачев Д.С. Концептосфера русского языка// Русская словесность. От теории словесности к структуре текста: Антология. М.: Academia, 1997. С. 280287.
  8. Павиленис Р.И. Язык. Смысл. Понимание //Язык. Наука. Философия. JIoгико-методологический и семиотический анализ. Вильнюс, 
  9. Халеева И.И. Основы теории обучения пониманию иноязычной речи (подготовка переводчиков). М.: Высшая школа, 1989. 227 с.
  10. Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс.Волгоград: Перемена, 476 с.
  11. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура. Лингвострановедение в преподавании русского языка как иностранного.4-е изд., перераб. И доп. М.: Русский язык, 1990. – 247
  12. Воробьев В.В. Лингвокультурология (теория и методы). М.: Изд-во РУДН, 331 с.
  13. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М.: Наука, 1987; 2002. 264 с.
  14. Красавский H.A. Эмоциональные концепты в немецкой и русской лингвокультурах. Монография. Волгоград: «Перемена», 2001. 495 с.
  15. Толерантность и культурная традиция: Сб. статей / Под ред. М.Ю. Мартыновой,М.: Изд-во РУДН, 447 с.
Год: 2016
Город: Алматы
Категория: Педагогика