Социально-педагогические технологии и имитационное моделирование профессиональной деятельности социального педагога (на материале фильмов Ермека Турсунова)

Статья посвящена методологии и методике имитационного моделирования профессиональной деятельности социального педагога. Анализ социальной философии как методологии социальной педагогики позволил обосновать роль казахскойэтнопедагогики на материале картин режиссера Ермека Турсунова для изучения социально-педагогических технологий.

Автором предложены педагогические ситуации, позволяющие проектировать имитационные модели профессиональной деятельности социального педагога. Взятая за основу ассоциативно-рефлекторная концепция обучения, лежащая в основе традиционного обучения и воспитания, рекомендуемые этапы выработки модели являются вкладом в решение проблемы классификации целей образования.

Современные ученые уделяют особо внимание проблеме взаимосвязи творческой деятельности педагога с рефлексией, рефлексии совместной деятельности педагога с обучающимися [1, онлайн]. Взгляд на рефлексию как способ перевода знаний в действия и понимание того, что новые знания даются не для сведений, а для решения проблем, позволяют использовать знания в области современной культуры, являющейся источником социально-педагогических технологий, ценностей воспитания, для имитационного моделирования профессиональной деятельности социального педагога.

Имитационное моделирование будущей деятельности социального педагога актуализирует роль проблемно-поисковых технологий обучения. Известно также, что процесс педагогического целеполагания требует междисциплинарного синтеза представлений о ценностях и целях общества, о смысле человеческого существования, о сущности самого человека для достижения системности формулируемых целей, отражение в них целостной материально-духовной картины мира, взаимосвязанных между собой философских, религиозных, научных, культурологических и других элементов мировоззрения данного общества.

В учебнике «Педагогика и психология» в качестве одного из оснований взаимосвязи образования и культуры называется обучение, «основой которого является проекция образа культуры в образование и формирование проектной деятельности обучающихся (теории проектного обучения)» [1, онлайн].Имитационное моделирование проводится с целью акцентировать внимание обучаемого на каком-то важном понятии, категории, предоставляет учащимся возможность в творческой обстановке сформировать и закрепить те или иные навыки производственного процесса. Применение инноваций в имитации работы социального педагога предполагает синтез признаков творческой деятельности и рефлексии.Поиск социально-педагогических технологий как инструмента социального педагога ставит его перед проблемой выбора материала для моделирования производственных ситуаций. Настоящая статья строится на тезисе о социальной философии как методологии социальной педагогики.

Современный казахский кинематограф, а именно картины режиссера Ермека Турсунова, обращённые к поискам истоков национальной идентичности, содержат богатый материал для изучения социальной философии, ее проявления в социально-педагогических технологиях. Такой подход определил цель настоящей работы ‒ выработать модель имитационного моделирования деятельности социального педагога как иллюстрацию трансформации познавательной деятельности в производственную, с применением опыта этнопедагогики.Отсюда два направления в решении задачи. Первое ‒ анализ стратегий социального мышления и ценностей воспитания на материале исторического прошлого в картинах Е.Турсунова. Второе ‒ модель имитационного моделирования с применением социально-педагогических технологий, выработанных казахской национальной культурой.Эпиграф к роману Е.Турсунова «Мамлюк»: «Когда вас приводят в отчаяние современники, ищите спасения у тех, кто в могилах» объясняет основной принцип работы режиссёра с историческим материалом. Социальная философия исследуется с позиций истории и взаимоотношений человека с миром, Вселенной. Так, история султана Бейбарса, представляющая трактовку ислама на материале истории жизни раба, становится способом поиска универсальной религии, лишённой ортодоксального содержания.

Социальная философия определяет основные проблемы отношений человека и общества, часть из них решает социальная педагогика. Это личность и среда, личность и образование, личность и семья, личность и духовная культура, личность и подготовка и участие в общественном труде. По отношению к социальной педагогике социальная философия является методологией, которая призвана помочь социальному педагогу и социальному работнику ориентироваться в социальных проблемах общества.Обращение к национальному культурному наследию позволяет выработать новую модель социальной педагогики. Социально-философские идеи: Родина, честь, любовь, дружба выступают как части целостного представления о ценности человеческой жизни.Обусловленность социальной педагогики социальной философией заключается, в частности, в проектировании личности. Еще в работах А.С. Макаренко 20-30-х годов подлинное развитие педагогической науки было связано с ее способностью «проектировать личность», т.е. задавать с полной определенностью качества и свойства личности, которые должны быть сформированы в процессе воспитания [3, онлайн]. Важным открытием Макаренко был принцип проектирования, отсутствие технологической логики в её основе. На смену логике моральной проповеди пришла теория Макаренко, которая ввела в педагогическое производство технологический процесс, учет операций, конструкторскую работу, нормирование, контроль, допуски и браковку. Попытки развития педагогических технологий не получили должного развития в советской педагогике годы расцвета идей Макаренко. Между тем идея проектирования личности и вызвала в науке понятие педагогических технологий в образовании и в воспитании. Эта понятие оформилось в концепцию педагогических технологий и пережило возрождение в 60-е годы в связи с появлением и популярностью авторских школ, индивидуальных методик, интенсивных курсов, обеспечивавших устойчивый результат обучения и воспитания, на что обращают внимание современные исследователи [3, онлайн].

Ученые называют среди основных причин возникновения новых психолого-педагогических технологий следующие: необходимость более глубокого учета и использования психофизиологических и личностных особенностей обучаемых; осознание настоятельной необходимости замены малоэффективного вербального (словесного) способа передачи знаний системно-деятельностным подходом; возможность проектирования учебного процесса, организационных форм взаимодействия учителя и ученика, обеспечивающих гарантированные результаты обучения [1, онлайн]. В 80-е годы расцвет в средней школе педагогических технологий: Ш.А. Амонашвили (гуманно-личностная технология), В.П. Беспалько (технология программированного обучения), С.Н. Лысенковой (перспективно-опережающее обучение) привел к введению в структуру подготовки профессиональных педагогов учебной дисциплины «Педагогические технологии».В настоящее время понятие педагогических технологий подразумевает систематические методы планирования, применения и оценивания всех процессов обучения и воспитания учащихся путем использования человеческих и технических ресурсов и взаимодействия между ними для достижения эффективности обучения. Технологический подход в педагогике ставит целью так построить процесс обучения и воспитания, чтобы было гарантировано достижение поставленных целей.Модель воспитания с этическим корпусом ценностей, вопросами: Что делает человека человеком в жестоких испытаниях? Какова причина и факторы его самосохранения? ‒ в ситуации испытания человека выработанными у народа нравственными нормами обусловила появление фильмов Турсунова. Его картины дают возможность анализа социально-философских идей и социально-педагогических технологий их преломления в аспекте вечных ценностей и воспитания личности.Фильмам Турсунова с позиций соотношения авторского мифа и модели мира, в типологии с М. Ауезовым и Ч. Айтматовым посвящена статья Э.Д. Сулейменовой и К.Б. Уразаевой [4, 18-23]. «Сквозной становится попытка выявить через систему ценностных представлений ядро этнической идентичности. Переломные моменты истории, начиная с доисламской эпохи; яркие личности, аккумулирующие лидерские качества, способность и устойчивость к выживанию – вот путь исканий режиссёра», ‒ пишут авторы [4, 18]. Авторы замечают также, что «язык иносказаний, воплощающий сакральные знания тюрков,интуитивное структурирование отношений с миром в ”Келін“ получают расшифровку в фильме “Шал”» [4, 18].Фильмы казахского режиссёра интересны в аспекте стратегий социального мышления, поведения и действия. Такой подход может стать основой для рефлексии совместной деятельности педагога и обучающегося. Известно, что данная научная проблема исследована главным образом на опыте средней школы. Так, исследователи выделяют в рефлексии в инновационной деятельности учителя следующие характеристики: прямой анализ (от актуального состояния педагогической системы к конечной планируемой цели); целеполагание (от промежуточных целей с помощью как прямого анализа, так и обратного); анализ значимости мотивов и их достижимости; анализ и оценку прогнозируемых результатов и последствий достижения целей, выбор актуальной цели. Однако для высшего учебного заведения, в том числе для изучения имитационного моделирования профессиональной деятельности такой подход представляется новым.Жанр фильма «Келін» (Невестка, 2009) режиссёр охарактеризовал как притчу, иносказание, т.е. аллегорию. Аллегорическая природа текста состоит в минимальном обращении к словесному тексту. Такой подход режиссёра принципиален и может быть расшифрован в терминах казахской этнопедагогики, социально-педагогические технологии которой понятны, в силу их символической сущности, казаху. Такова, например, условность номинации, именования героев условными социальными ролями в семье: Ене (мать), Сын, Келін (невестка), Қайны (младший брат мужа). Ценность идеи семьи как института и идея продолжения рода, актуализация аменгерства (левирата) как превентивной меры (профилактики сиротства) объясняет непрерывность социальной цепочки: семья – род – племя и ценность каждого звена. Во-вторых, каждый герой повторяет свои, определенные его местом в социальной цепи родственных отношений, повторяющиеся повседневные действия. Идея заведенного предками порядка воплощена в ритуальности, ставшей сакральной. В-третьих, нарушение заданного хода ‒ появление Мергена (охотника) ‒ приводит к развитию конфликта, попытке противопоставления сложившимся родовым понятиям о семейном долге и чести новых ценностей. Идея прочности этических ценностей выявляет в обрядовой практике роль Ене как хранительницы семьи и рода. Архетип матери в эстетике рода и возраста воспитывает отношение к освященной традиции.

Персонификация в лице Кайны идеи преемственности семьи и рода реализует ценности воспитания, связанные с мужчиной как защитником чести. Столкновение личной эгоистической воли и культа силы Мергена с подрастающим юношей Кайны и его инициацией как защитника рода реализует идею конфликта страсти, чувства и долга. Эстетизация смерти в неразрешимом противоречии с национальными представлениями о супружеском долге и долге перед родом является отражением борьбы вечных инстинктов. Такая природа конфликта в национальном кино воспитывает уважение к семье и понятиям долга и чести. Частная история, становясь воплощением глубокого нелокального конфликта, становится обобщением не только родовой психологии, но социальной философии этноса.

Социально-педагогические технологии обеспечены в картине Турсунова не только концепцией народных ценностей (чести, долга, верности), семьи и рода, но и зашифрованными в мифологических эзотерических обрядах действиями Ене. Совершаемые ею ритуалы после измены героини (обряд очищения, отрезание волос) продолжает идею родового понятия чести, воплощением и непобедимым началом которой выступает Ене. Социально-педагогические технологии принимают, таким образом, характер знаковых действий. Поиск режиссёром в патриархальном укладе смысла и причины устойчивости вечных ценностей выходит за рамки экзотизации исторического материала и служит ответом на современный кризис этики.

Социально-педагогические технологии обладают семиотикой выражения. Отказываясь от словесного текста, режиссер переносит нагрузку на психологию жеста героев. Движения героев, изображение лиц актёров крупным планом, активное использование звукового фона (лай собак, мычание яков, блеяние овец, ржанье лошадей, с одной стороны анималистического мира, с другой ‒ горловое пение, звуки древних инструментов, украшений невестки) создаёт особую экспрессию. Воссоздавая таким образом через знаки казахской культуры информацию о мире кочевников, режиссёр воспитывает зрителя эстетикой, передавая этические идеи и побуждая зрителя определяться в отношении к национальной культуре. Обряды окропления водой, протыкания раскалённым в огне рожком кожаного круга (символизирующего акт дефлорации и «передачи» невестки младшему брату мужа), очищения нагретым маслом, другие зороастрийские и языческие начала (нанесение кинжалом раны, слизывание крови как табуированная клятва верности, обряд подвешивания трупа и позднейшего его погребения и др.) воссоздают модель проектирования личности в древности как своего рода «результата» высших сил, благоприятствующих появлению новой жизни.

Семиотические знаки: вращающееся колесо во дворе жилища, кожаный круг как символ брачного союза, балбалы (каменные погребальные изваяния в виде фигур людей), ковш, символичны круглой формой, реализующей идею жизненного водоворота и понимания кочевником космоса. Философия круга ‒ это и семиотика цикличности, повторяемости, исчерпанности, завершённости и нового развития, вечного порядка жизни. Когда же ставшая матерью героиня готова к защите чести рода и возмездию, то инициализация Ене (уподобление волчице, символизирующей для тюрков генеалогический мотив происхождения от хуннского царевича и белой волчицы) становится кодом еще одной социально-педагогической технологии. Трижды волчица является как вестник трагических событий, на четвёртый раз её появление символизирует примирение двух женщин и передачу защиты очага и продолжения рода от Ене к невестке.

В код социально-педагогических технологий вплетена символика голубого цвета, символа тенгрианства, придающего картине сюжетную завершённость и окончательную формулировку идеи семейной верности и родовой чести как защиты от внешних потрясений. Те же практически философские идеи находят другую форму воплощения в фильме «Шал» (2012). Здесь своеобразие социально-педагогических технологий заключается в смещении режиссерского взгляда на конфликт внешнего свойства. С одной стороны, подчеркнута оппозиционность ценностей двух миров, казахского аула в глубинке и города. Это признаки социально-экономической разрухи в быту и технологии нового тысячелетия, знаки мировой цивилизации, с другой (гаджеты в руках ребёнка), знаки былого и нынешнего социального благополучия (одряхлевший Орлик, конь старика, и джип городских охотников). Вместе с тем это ценностное противопоставление вечности и социальные приметы реальной действительности: мазар золотоволосой Алтынай и МЧС, имена бразильских и мадридских футболистов и омонимичные им прозвища баранов и т.д. Третий ряд противопоставлений связан с философией вины, реализующей социальное бессилие брошенных на спасение войск, нравственную вину соседей Касыма, экзистенциальную вину героя-старика (показал охотникам дорогу к логову волков, нарушив старозаветные истины). Комическое на первый взгляд спасение родившегося ягнёнка Марадоны приобретает в этом контексте смысл восстановления нарушенного онтологического порядка ценой собственного искупления греха стариком Касымом. Идея духовного возрождения как критерий устойчивости народных понятий о чести и верности памяти предков и их заветам лишает фильм привычной дидактики и проповеди. Технологически, с педагогической точки зрения, здесь актуальна идея эволюции героя от «маленького, смешного старика» до «хорошего Касеке». Старик перед волчьей стаей ‒ символом насилия и жестокости, лишенной ореола мифологической сакральности, обнаруживает моральное превосходство перед алчными городскими, самодовольными охотниками, павшими жертвой собственного тщеславия.Теперь представим, как усвоение и восприятие этих технологий может способствовать имитационному моделированию деятельности социального педагога? Понятие «социальные технологии» возникло в социологии и также связано с возможностью программирования и воспроизведения результатов, которые заложены в развитии социальных процессов. Применение технологии социальной работы в деятельности социального педагога обусловлено стремлением к достижению качественных результатов труда. Отсюда важность разработки программы деятельности, в рамках которой решается конкретная проблема клиента, требующая профессиональной корректировки, определяется алгоритм последовательных операций, устанавливаются критерии оценки успешности деятельности специалиста.

Социально-педагогическая технология представляет собой синтез социальной и педагогической технологий. Возможность разработки социально-педагогических технологий обусловлена тем, что социально-педагогическая деятельность, как и всякая другая разновидность социальной деятельности, имеет свою структуру, благодаря которой она может поэтапно расчленяться и последовательно реализовываться. Основными компонентами деятельности выступают целеполагание, выбор способов действия и его инструментария, оценка результатов деятельности. Известно, что социально-педагогические технологии способствуют решению задач социальной педагогики, а именно – диагностики, социальной профилактики, социальной адаптации и социальной реабилитации.

В настоящей статье возможность имитационного моделирования профессиональной деятельности осмыслена как проектирование и осуществление коммуникативных воздействий, с одной стороны, и социально-защитные технологии как средство формирования ценностных ориентаций молодежи, с другой. Проекция культуры в образование придает деятельности социального педагога характер творческой деятельности, включающей в себя интерпретацию, анализ, осуществление действий, обсуждение или оценку. Таким образом, можно рекомендовать следующие формы, этапы и методы имитационного моделирования профессиональной деятельности социального педагога.

Ситуация «Дискуссионный клуб. Обсуждение картин Турсунова» с целью формирования ценностных ориентаций молодежи.

Этап интерпретации. Как вы поняли концепцию картин Е. Турсунова? Если бы режиссером были Вы, то что бы изменили в картине? Какие социально-педагогические уроки Вы извлекли из фильмов Турсунова?

Этап анализа. Понятен ли язык символов казахской культуры иностранцу? Какие примеры в кино представляют сложность для понимания человеком, далеким от казахской культуры? Чем ценны фильмы Турсунова? Как Вы считаете, могут ли они оказать серьезное влияние на поведение молодежи в условиях кризиса веры?

Приведите примеры социально-педагогических технологий по обсуждаемым картинам. В чем заключается различие и общность просмотренных картин с точки зрения социально-педагогических технологий?

Этап осуществления действий. Смоделируйте поведение молодежи в ситуации Касыма. Девушкам: представьте несколько моделей поведения современной невестки и свекрови в ситуации супружеской измены в зависимости от социального статуса женщин, возраста и нравственных представлений. Приведите наиболее цитируемые в СМИ конфликтные бытовые ситуации с позиций социально-педагогических технологий.

Этап обсуждения или оценки. Дайте оценку разных моделей социального поведения в приведенных примерах и назовите факторы, оказывающие влияние на социальное и этическое поведение людей.

 

 

  1. Богданов И.В., Лазарев С.В., Ануфриенко С.С., Чмыхова Е.В., Усольцева Е.В., Калинина Н.В. Психология и педагогика. [Онлайн]: [http://ido.rudn.ru/ffec/psych/pshtml] (Дата обращения: 01 февраля, 2016)
  2. Макаренко А.С. «Проектировать лучшее в человеке…». Минск, 1988
  3. Чиркун  О.В.  Методика  деятельности  социального  педагога  [Онлайн]: [http://www.openclass.ru/node/332257] (Дата обращения: 15 февраля, 2016)
  4. Suleimenova E.D., Urazayeva K. The writer’s myth and the fantasy world: from the books of M. Auezov and C. Aitmatovto the films by E. Tursunov // The Aitmatov Academy Jornal, London, 2013, Vol. II, Issue 2-3, 18-23.
Год: 2016
Город: Алматы
Категория: Педагогика