Конверсивно-антонимические пареллели в разносистемных языках

В языкознании некоторые исследователи, отождествляют конверсивы с антонимами, а другие различают их между собой. Выражение ими, т.е. антонимами и конверсивами, противоположности, составление пар, находящихся в оппозиции друг к другу, даёт основание для их отождествления. Но вместе с тем, важное значение здесь имеет то, с каких позиций подходить к явлению антонимии и конверсии. В азербайджанском языкознании до сих пор еще не проводились исследования по сравнительному изучению конверсивов и антонимов, в целом, конверсивов на почве явления антонимии. Данная проблема нашла отражение в трудах российских и западных языковедов. 

В ряду важнейших проблем теоретической семантики особое место занимает изучение семантических связей как путем противопоставления лексических единиц, так и в плане раскрытия полного внутреннего семантического значения, образовавшегося в результате соединения слов на разных уровнях, принятия дополнительного компонента. Исследование в этом плане создало почву для повторного рассмотрения вопроса, синонимичности, омонимичности и антонимичности, как универсальных языковых явлений, казавшегося, на первый взгляд, вполне очевидным, и изученным в традиционном языкознании.

Хотя в языкознании антонимичность, как одна из семантических категорий языка, давно стала объектом исследования, однако данная проблема до сих пор не нашла своего решения, и остается научно спорным вопросом. Не даны конкретные научные формулировки антонимии и антонимам, нет критериев для определения антонимов.

Антонимия, являясь категорией лексико-сематической системы языка, связана с реальной действительностью. Слова выражают вещи, явления и предметы, а также созданные человеком абстрактные представления. В природе же существуют противоположные друг другу явления и предметы. Взаимно противоположные друг другу названия создают антонимы.

Одним из понятий, часто привлекающих внимание в пределах явления антонимии, являются конверсивы. Дж.Лайонз отмечает, что «антонимия», или «противоположность по значению» уже давно признана в качестве одного из важнейших семантических отношений… Мы будем различать три типа «противоположности»; при этом термин «антонимия» будем применять только к одному из них». 2

Исследуя антонимию в языке, Дж.Лайонз выделил три типа противоположностей. Это – дополнительность, антонимия и конверсивность. Определению конверсивности автор даёт такое толкование: «Третье смысловое отношение, которое часто описывается в терминах «противоположности», – это отношение, имеющее место между buy «покупать» и sell «продавать» или hasband «муж» и wife «жена». Будем называть это отношение термином конверсивности. Слово buy является конверсивом для sell, а sell – конверсивом для buy». (Лайонз, 493).

Конверсия используется при создании денотативно тождественных предложений. При этом предикат первого предложения заменяется его конверсным коррелятом. Конверсный коррелят называется конверсивом. В языке конверсивы функционируют как конверсные оппозитивы. Конверсивами могут быть два слова, составляющие оппозицию. Это – случай выполнения двумя различными словами функции конверсных оппозитивов. В русском языке функцию конверсных оппозитивов могут выполнять соотносительные формы страдательного и действительного залога.

В языкознании некоторые исследователи, отождествляют конверсивы с антонимами, а другие различают их между собой. Выражение ими, т.е. антонимами и конверсивами, противоположности, составление пар, находящихся в оппозиции друг к другу, даёт основание для их отождествления. Но вместе с тем, важное значение здесь имеет то, с каких позиций подходить к явлению антонимии и конверсии.

В азербайджанском языкознании до сих пор еще не проводились исследования по сравнительному изучению конверсивов и антонимов, в целом, конверсивов на почве явления антонимии. Данная проблема нашла отражение в трудах российских и западных языковедов.

Впервые вопрос конверсивности в языкознании был затронут Ш.Балли. По мнению Ш.Балли, конверсивность – это две противоположности, соединенные в одном целом. О.Есперсон отмечал наличие в языке глаголов, выражающих противоположные значения, возможность передачи одной и той же мысли, выраженной в предложении, в отношении к двум субъектам. Толкование конверсивности было дано на синтаксическом уровне и лишь после этого конверсивы были определены на лексическом уровне. Мян китабы Рянайа вердим. Ряна китабы мяндян алды. Мян китабы Рянайа сатдым. Ряна китабы мяндян алды. «Спартак» «Нефтчини» удду. «Нефтчи» «Спартака» удузду. (Я отдал книгу Рене. Рена взяла книгу у меня. Я продал книгу Рене. Рена купила книгу у меня. «Спартак» выиграл «Нефтчи». «Нефтчи» проиграл «Спартаку»). В представленных предложениях вермяк-алмаг (дать-взять), сатмаг-алмаг (продать-купить), удмаг-удузмаг (выиграть-проиграть) – глаголы, находящиеся в конверсивном отношении. Поскольку конверсивами могут быть только слова, имеющие не менее двух глубинных валентностей каждое, отношения конверсии оказываются характерными прежде всего для глаголов. Глагол выработал специальную грамматическую форму выражения конверсных отношений – форму действительного и страдательного залога. Другая часть речи, по своей природе обладающая необходимыми свойствами для развития конверсных отношений, – это союзы, многие из которых имеют по две активные валентности.

Несмотря на конверсию предиката в предложении или замещение предиката конверсным коррелятом, содержание в нем остаётся неизменным. Подобные замещения создают денотативно адекватные предложения. Но сменой предиката на конверсный коррелят замещение в предложении не заканчивается. Здесь также происходит объектно-субъектное, субъектно-объектное замещение. В отличие от антонимов, каждый из конверсивов выражает действие, состояние, относящиеся к разным субъектам. Я отдал. Рена взяла. Я продал. Рена купила. Если конверсные корреляты относятся к одному и тому же субъекту, в таком случае, конверсия не происходит. Образовавшиеся два предложения различаются по содержанию. Например, Я купил книгу. Я продал книгу. Я куплю книгу или продам книгу. В последних предложениях принадлежность действий одному и тому же субъекту и их противоположность говорят об антонимии.

Таким образом, одним из главных свойств, отличающих конверсивы от антонимов, является то, что конверсивы относятся к разным субъектам. Проблема конверсии и конверсивов оказывается связанной с самыми различными областями языка и науки о нём. Анализ такого продуктивного и регулярного способа образования денотативно тождественных предложений, как конвертирование, реализуемого не только средствами разных языковых уровней, но и разными единицами одного – лексического – уровня, выделяемыми к тому же на основе синтеза семантических и синтаксических критериев, является важной и своевременно поставленной задачей, решение которой может способствовать развитию научных представлений в области лексической семантики.

Ф.Р.Палмер в своей работе употребляет термин реляционная оппозиция. Он слова конверсивы называет реляционными противочленами (релатионал оппоситес) (Палмер, 55).

Л.Санжеева, относя к конверсивам некоторые пары существительных [(яр-арвад – (муж-жена), валидейн-ушаг (родитель-ребенок)], в том числе и слова, выражающие противоположные направления в плоскости и пространстве, в то же время отмечает и грамматические (формы действительного и страдательного залога) формы конверсивов (Санжеева, стр. 158).

Ожидают своего решения вопросы определения конверсивов и их видов. В ряде случаев не выяснен принцип отбора конверсивов. Так, например, сяляф (предок); хяляф (потомок), валидейн (родитель) – ушаг (ребенок), дебитор (должник) – кредитор, саь-сол (правый-левый) и т.д. Как видно, нет четких принципов и критериев для классификации, выбора этих конверсивов. Если слова саь-сол (правый-левый) определяются по направлению, то слова дебитор-кредитор выражают совершенно другие отношения. В аналогичном порядке, остаётся неясным, какой критерий берётся за основу для принятия слов валидейн (родитель) и ушаг (ребенок) в качестве конверсивного коррелята. Конверсивная коррелятность уточняется во время использования этих единиц в предложении. Имран Якбярин ушаьыдыр. Якбяр Имранын валидейнидир (Имран ребенок Акпера. Акпер родитель Имрана). В этих двух предложениях функцию конверсивного коррелята выполняют слова ушаг (ребенок) и валидейн (родитель). Эти два предложения можно представить и в других формах. Якбяр Имранын атасыдыр. Имран Якбярин ушаьыдыр. Якбяр Имранын атасыдыр. Имран Якбярин ювладыдыр. Якбяр Имранын валидейнидир. Имран Якбярин оьлудур (Акпер отец Имрана. Имран ребенок Акпера. Акпер отец Имрана. Имран отпрыск Акпера. Акпер родитель Имрана. Имран сын Акпера). Число пар предложений можно увеличить. В данном случае, можно отметить следующие пары слов: ата-оьул (отец-сын), валидейн-ушаг (родитель-ребенок), атаювлад (отец-отпрыск) валидейн-оьул (родитель-сын) и т.д. Если рассматривать конверсивность на уровне предложения, то можно утверждать факт функционирования этих пар в качестве взаимных конверсивов друг для друга. При рассматривании этих слов в антонимической плоскости, слова ата-оьул (отец-сын), ата-ушаг (отец-ребенок) приходится принимать в качестве антонимических пар. Хотя пара ата-ушаг (отец-ребенок) – это не слова-антонимы. Если в паре ата-ювлад (отец-отпрыск) поляризация заметно бросается в глаза, то в паре ата-ушаг (отец-ребенок) поляризация неочевидна.

Если принять пару ата-ушаг (отец-ребенок) в качестве конверсива, то следует принять как конверсив и пару ана-ушаг (мать-ребенок). «Лятафят Имранын анасыдыр». «Имран Лятафятин ушаьыдыр». «Лятафят Имранын валидейнидир». «Имран Лятафятин ушаьыдыр». («Лятафет мать Имрана». «Имран ребенок Лятафет». «Лятафет родитель Имрана». «Имран ребенок Лятафет») В каждом из подобных типов предложений существуют конверсивные корреляты. Слово валидейн (родитель) охватывает двух лиц. Родителем может быть как отец, так и мать. Дети различаются и по полу. В отношениях детей противопоставление по полу оьул-гыз (сын-дочь) возможно. Следует отметить, что представленные конверсивные пары выражают родственные отношения. А терминов родственности достаточно много. Мы имеем пары, указывающие на родство, но разный пол: ата – отец, ана – мать, сын – оьул, ями – дядя, дайы – дядя, хала – тетя, ямиоьлу-ямигызы – племянник-племянница. Существуют пары слов, которые были бы симметрическими, если бы не дифференциация по биологическому полу, например, слова – брат и сестра. Если Джон брат Сэма, это совершенно не значит, что Сэм – это брат Джона, ведь она вполне может быть его сестрой. (Санжеева, 158.) Л.Санжеева, наряду с родственными отношениями, в своём исследовании, связанном с конверсивами, на передний план выводит и имена детей разного пола. Личные названия, или индивидуумы, выполняют в конверсивности функцию субъекта. Они не определяют конверсивы и не становятся конверсивами. Т.е. мы не создаем конверсивные пары Сем-девочка, Сем – мальчик. Вместе с тем, следует отметить, что явление конверсии может происходить и путем замены предиката на субъект. Сем гыздыр. Гыз Семдир. (Сем – девочка. Девочка Сем.) Эти предложения тождественны по значению и в них имеется противопоставление Сем-гыз (Сем – девочка). В целом, среди терминов родственности можно найти достаточно терминов, которые будут выступать в качестве оппозита в предложениях, определяющих конверсивность. Можно создавать пары эялин-гайнана, кцрякян-гайнана, эялин-гайната, кцрякян-гайната (невеста-свекровь, зять-тёща, невеста-свёкор, зять-тесть) и включить их в ряд конверсивов. В разносистемных языках термины родственности различны. Существующие в некоторых языках термины родственности отсутствуют в других языках. Так, например, в русском языке слова ями и дайы выражаются одним термином – дядя. А в азербайджанском языке братья со стороны отца и матери выражаются разными терминами. В результате в азербайджанском языке были созданы термины родственности ямигызы, дайыгызы, ямиоьлу, дайыоьлу, которые тоже могут участвовать в составе конверсивных пар.

Как видно, конверсивность не такой простой вопрос, как кажется. Между конверсивами и антонимами достаточно много параллелей. Эта параллельность не подтверждает того факта, что все конверсивы являются антонимами. Существует мнение о выражении конверсивами асимметричных отношений. И действительно, в конверсивах наблюдается такая асимметричность.

В процессе анализа пар слов, расцениваемых как конверсивы, через призму явления антонимии, подтверждается факт того, что весьма немалая их часть представляет собой антонимические пары. А это,  в свою очередь, порождает конверсивно-антонимическую параллель. В результате возникает спорный вопрос: являются или конверсивы разновидностью антонимов или различными единицами.

Подход к проблеме конверсивности на синтаксическом и лексическом уровнях, безусловно, приводит к разным результатам. Для конверсивности необходим синтаксический уровень. Проверка конверсивности двух слов проводится на основе создания предложений с денотативно тождественным значением. Это свойство подтверждает проявление конверсивности на синтаксическом уровне.

Конверсивные отношения охватывают различные формы субъектно-объектных отношений в языке. Сюда могут быть отнесены категории переходности и непереходности, возвратности, сопоставительности, активности – пассивности, залога. Явление конверсивности может происходить на грамматическом (синтаксическом) и лексическом уровнях. (Синтаксическая конверсивность – это взаимное замещение друг друга синтаксических конструкций. При замещении этими конструкциями друг друга на синтаксическом уровне общее содержание остаётся неизменным. Т.е. изменение происходит не в плане содержания, а на семантическом уровне.

Лексические конверсивы – это пары слов. Эти слова проявляются при изменениях, замещениях их функций и структурного актанта. При этом в валентности глагола происходит распад. Проявление лексической конверсивности отмечается в глаголах, существительных и прилагательных. Эта особенность четко обнаруживается в словах, производных от глагола, в особенности, в отглагольных существительных. Правда, в разносистемных языках на уровне отглагольных существительных также наблюдаются случаи различия. Т.е., если в некоторых языках обе стороны конверсивной пары состоят из отглагольных существительных, то в других языках этот факт может и не проявиться.

Конверсивы, как и антонимы, проявляются как слова, находящиеся на противоположных полюсах. Но в отличие от антонимов, градирующих в зависимости от типа противоположности, в конверсивах градация не происходит. В конверсивах в пары не вклиниваются слова с промежуточным или нейтральным значением. Вместо этого, в конверсивах возможна замена противоположных слов другими словами. Конверсивы принципиально асимметричны. Несмотря на приближение их значений, конверсивы становятся семантически равноправными случайно. В русском языкознании встречаются образцы семантически равноправных конверсивов. Примерами семантически равноправных конверсивов являются пары типа: занимать одалживать, покупать – продавать, брать – сдавать и многие другие. В этих редких случаях семантической равноправности каждый из конверсивов может получить самостоятельное толкование.

Поскольку конверсивы и антонимы охватывают словесные пары с противоположной семантикой, с точки зрения обуславливающих друг друга слов это – близкие понятия. Вместе с тем, они не тождественны, это разные понятия. Это подтверждается и исследованиями, проводимыми на материалах разносистемных языков.

Конверсивы имеют одинаковые ролевые структуры, а антонимы – различные. Различаются они и по составу валентностей. Значения конверсивов сводимы друг к другу, ни один из них не является семантически более сложным, в связи с чем описание ситуации можно строить относительно любого из них, в то время как антонимы не всегда равноправны в семантическом отношении. Имена деятеля, выражающие более узкую, по сравнению с конверсивами, залоговую семантику, имеют ещё меньше точек соприкосновения с антонимами.

Далеко не все залоговые пары являются антонимичными, так как чаще всего они находятся в отношениях не противопоставленности, а дополнительности. Если валентности конверсивов и антонимов часто совпадают, то правые валентности агенса и пациенса имеют мало общего. Итак, если конверсия и залог составляют приватный тип семантических отношений, то с антонимией они находятся в эквивалентных (совместимых, перекрещивающихся) отношениях.

Конверсивы должны отвечать двум основным условиям: 1) выражать одинаковое действие, состояние: обладать противоположной направленностью.

Исследование, проведенное на основе материалов разносистемых языков, показывает, что несмотря на большое сходство и параллельность между антонимами и конверсивами, это разные понятия. Из анализа становится ясно, что основными средствами выражения конверсивов являются глаголы. В антонимах же наблюдается большая активность и противопоставление прилагательных.

 

 

  1. Лайонз Дж. Введение в теоретическую лингвистику. Москва: Прогресс, 1978
  2. Санжеева Л.Ц. Конверсивные и антонимические оппозиции в поэтике эпического текста, их передача на русский и английский языки//Филологические науки. Вопросы теории и практики. БГУ, №2 (6) 2010, с. 157-160.
  3. Palmer R. Semantics. A new outline. Moscow, 1982.
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: Педагогика
loading...