Рост влияния исламского радикализма на гражданскую войну в Сирии

В статье рассматривается влияние исламского радикализма на гражданскую войну в Сирии. Рост терроризма – острая проблема, радикалы бросили вызов международной системе безопасности, события на ближнем востоке, повлекли ужасающие последствия – такие как многочисленный поток беженцев в Евросоюз. Внимание мировых СМИ прикованы к Сирии, где в данный момент, решается история мира, так как мировые гиганты отстаивают свои интересы и демонстрируют амбиции.

В течение последних десятилетий в разных районах мира формируются зоны возрастающей многоуровневой нестабильности социально-политической, этнополитической, военно-политической с активной вовлеченностью в дестабилизационные процессы и акции радикальных исламских организаций, движений, группировок и режимов, образующих в своей совокупности радикальное исламское движение (РИД) [1].

С самого начало гражданского противостояния в Сирии, число радикалов выросло в десятки раз. Относительно спокойная и стабильная страна, до 2011 года имела проблему лишь с курдским населением, но курдский вопрос стоял не так остро как в Турции. Ведь в Сирии живут множество народов и диаспор, и представителей религиозных конфессий. С момента начала боевых действий (весна 2011 года), Сирия стала местом скопления радикалов, пришедших сюда с разных стран, но в основном – из Ирака, Саудовской Аравии, Катара. Также много боевиков отправилось в Сирию, из тех стран, где доминирующая религия ислам. По сообщениям СМИ, а также опубликованным докладам спецслужб в 2012 году в Сирию отправилось множество наемников из африканских стран из Сенегала, Сомали, Ливии, Алжира, Марокко, Ганы, Нигерии, Кении. Также из стран Азии Узбекистана, Таджикистана, Казахстана, Ирака, Пакистана, Афганистана, России. Также есть выходцы из Европы в основном из Франции, Германии, Бельгии, Албании, Украины, Турции [2]. Боевики очень религиозны, дисциплинированы, чрезвычайно фанатичны. Представителей оппозиции это беспокоит, ибо цель сирийской свободной армии свержение Башара Асада, а экстремисты приехали, чтобы устроить джихад против «неверных», эта причина переросла в конфликт между ССА и ИГ, Фронтом Ан-Нусра, двумя крупнейшими террористическими организациями в Сирии. Как правило, конфликты в арабских странах влекут за собой, рост исламских фанатиков, приверженцев идей салафизма более известного, как ваххабизм. Это учение, наиболее известно своими ультраконсервативными взглядами и нетерпимостью в отношении других религий, даже других течений ислама [3].

Вербовка идет сильная и эффективная, через распространение литературы ваххабитского толка, вербовщиков подготовленных для ведения агитации, и набора рекрутов в ряды экстремистов, и самое главное через интернет. Глобальная паутина – идеальный инструмент для распространения информации. Тем более несформировавшиеся молодые личности, люди находящиеся в депрессии, имеющие проблемы с законом, более подвержены опасности оказаться завербованным в ряды исламистов.

На данный момент, есть самая опасная и могучая террористическая организация, зарекомендовавшая себя как более жестокая и агрессивная чем Аль-каида. Название этой организации – Исламское государство Ирака и Леванта. В создании группировки принимала участие «АльКаида», которая посредством международного террориста Абу Мусаба аз-Заркави сначала организовала «Совещательное собрание моджахедов» (2006), к которой затем присоединились группировки «Джайшат-Таифа аль-Мансура» («Армия победоносной общины»), «Джайш Ахлу-с-Сунна ва-ль-Джамаа» («Армия приверженцев Сунны и общины»), «Джайш аль-Фатихин» («Армия завоевателей») и «Джунд ас-Сахаба» («Войско сподвижников»), после чего 15 октября 2006 года было заявлено о создании «Исламского государства Ирак» (ИГИ) [4]. Впоследствии к этой организации примкнули мелкие исламистские группы, такие как «Ансарат-Тавхид», «Аль-Гураба»«Исламский джихад», «Асаиб аль-Ахваль», «Джамаа аль-Мурабитин»,

«Ансарат-Тавхидва-с-Сунна», «Фурсанат-Таухид», «Джунд Миллят аль-Ибрахим». Первым лидером Исламского государства Ирак стал Абу Омар аль-Багдади [5]. В июне 2010 года военные США и Ирака провели совместный рейд в Тикрите. После чего американский генерал Реймонд Т. Одиерно сообщил на пресс-конференции, что террористическая организация «Исламское государство» разгромлена. Были убиты лидеры ИГ Абу Айюб аль-Масри и Абу Омар аль-Багдади. 3 января 2014 года боевики ИГ вступили в конфликт с боевиками Свободной Сирийской Армии в городах Идлиб и Алеппо, поводом для ожесточенных перестрелок стало убийство исламистами доктора Хуссейна Сулеймана (Абу Райяна) провинции Ракка. В 2013 году боевики ИГ вступили в гражданскую войну в Сирии против режима Башара Асада на стороне антиправительственных сил. В начале февраля 2014 года главное командование «Аль-Каиды» сообщило, что отказывает в поддержке «Исламскому государству Ирака и Леванта». Борьба между ИГ и другими оппозиционными группировками стала одним из факторов гражданской войны в Сирии. Бои развернулись между ИГ и официальным отделением «Аль-Каиды» в Сирии —«Фронтом ан-Нусра» [6].

Помимо Сирии и Ирака, ИГИЛ или подконтрольные ему группировки также участвуют в боевых действиях в Афганистане, Пакистане, Ливии, Египте, Йемене и Нигерии. В апреле 2014 года отряд боевиков ИГ проник в Ливию, захватив контроль над прибрежным городом Дерна. Летом 2014 года в Ливии началась гражданская война между лояльным к исламистам Всеобщим национальным конгрессом и новым парламентом — Палатой депутатов. ИГ выступило в конфликте в качестве «третьей стороны» [7]. Помимо ИГИЛ в Сирии воюет такие группировки как ХАМАС, которые помогали Сирийской Свободной Армии в подготовке военных операций.

К лету 2015 года правительство Асада контролировало не более 30 процентов всей территории Сирии, что вынудило президента обратиться за помощью к России. 30 сентября президент РФ Владимир Путин объявил о начале воздушной операции в Сирии, для этого в  страну была переброшена группировка ВКС и сопровождающие их саперы, медики и спецназ. Им удалось освободить древний город Пальмира, ликвидировать целые анклавы террористов в Дамаске, Латакии и Хаме, а также окружить боевиков в крупнейшем городе севера страны Алеппо [8].

Таким образом, в 2016 году ИГ, утратив около 75% территории в Ираке и примерно 60% в Сирии, осуществила 1400 терактов. Количество убитых и раненых, определенное военными экспертами в том году в 7 тыс. пострадавших, на 20% превысило жертвы предыдущего года. По предварительным подсчетам, в 2017 году количество пострадавших от рук боевиков этой организации было больше предыдущего [9]. Точные данные пока не приводятся, но тенденция оптимизма не прибавляет.

Вооруженные противостояния на Ближнем Востоке разрушают экономику стран, территории которых охвачены боевыми действиями. Так, по данным Международного валютного фонда, по прошествии шести лет войны валовый внутренний продукт (ВВП) Сирии составляет примерно треть от его уровня 2010 года. Урон, нанесенный инфраструктуре в Сирии, превышает 150 млрд. долларов [10, 11]. Тем не менее, нормальное функционирование государственных институтов и экономических структур невозможно без подавления террористической активности. Для этого необходимо сотрудничество всех стран как на военно-разведывательном, так и на политическом и экономическом уровне. Борьба с исламизмом, мировым злом, станет действенной только в том случае, если она будет развернута в глобальном масштабе.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Gilbert, Achcar. The People Want: A Radical Exploration of the Arab Uprising. - Canada, 2017. 328 p.
  2. Примаков Е. Конфиденциально. Ближний Восток на сцене и за кулисами. М.: Российская газета, 2006. 384 с.
  3. David Lesch. Syria: The Fall of the House of Assad. Yale University Press, New. Haven, 2012. 262 p.
  4. Мухаммад Х. Источник террора. Идеология ваххабизма-салафизма. – М., 2005. – 157 с.
  5. Stacher, Adaptable Autocrats: Regime Power in Egypt and Syria. – L., 240 р.
  6. Borneman, Syrian Episodes: Sons, Fathers, and an Anthropologist in Aleppo.L., 2013. 248 р.
  7. Adeed, Dawisha. Arab Nationalism in the Twentieth Century: From Triumph to Despair. – NY., 2016. 340 р.
  8. Райт, Лоуренс. Аль-Каида. Кэпитал Трейд Компани, Гелеос, 2010. – 418 с.
  9. Bassam, Business Networks in Syria: The Political Economy of Authoritarian Resilience. – Standford, 2011.
  10. Lefevre, Raphael. Ashes of Hama: The Muslim Brotherhood in Syria. London: Hurst, 2013. 288
  11. Тажиев Р.Р. Характеристика сирийской политической оппозиции // Известия КазУМОиМЯ имени Абылай хана. Серия МО и Регионоведения. – 2014. №3(17). – 2014. – С.79-86.
Год: 2018
Город: Алматы