25 лет Российско-Африканских отношений: итоги и пути дальнейшего развития

Распад Советского Союза подверг российско/советско-африканские отношения болезненным испытаниям и коренным образом изменил ориентацию и содержание их будущего.

За истекшие 25 лет постсоветской эпохи российско-африканские отношения достигли определенных успехов. Они обрели новый облик, обозначились их основные тенденции. Африка с каждым годом привлекает все большее внимание широких кругов российского крупного и среднего бизнеса, российского политического класса.

Распад Советского Союза подверг российско/советско-африканские отношения болезненным испытаниям и коренным образом изменил ориентацию и содержание их будущего.

Широкое и деятельное союзническое взаимодействие российских и африканских народов в антиколониальной борьбе и в годы становления молодых государств внесли выдающийся вклад в обретение африканскими народами свободы и права на независимое развитие. Сформировавшийся за этот период потенциал дружественного сотрудничества оказался достаточно весомым, чтобы выдержать удары безвременья и сохранить атмосферу взаимного доверия и взаимной заинтересованности, столь необходимых для переналадки и консолидации продуктивного партнерства и сближения народов в стремлении к новой архитектуре международного порядка на основах равенства и уважения суверенитета.

Россия решительно отказалась от идеологических, политически предвзятых подходов и мессианства в отношениях со своими африканскими партнерами. Она реализовала, правда, не без ошибок, широкую программу внедрения рыночных и частнопредпринимательских принципов, правил и норм финансово-экономического, торгового и гуманитарного сотрудничества. Были, в частности, резко сокращены механизмы тарифного и нетарифного регулирования, расширена практика таможенных и иных преференций, возобновлены инвестиционные проекты и акции гуманитарной помощи.

Россия решительно встала на путь реформирования мирового политического и экономического порядка на идеях построения полицентричной системы международных отношений и демократической архитектуры глобального управления. Именно совместная борьба по этим вопросам составляет сегодня основу российско-африканского внешнеполитического взаимодействия на международной арене.

За истекшие 25 лет постсоветской эпохи российско-африканские отношения достигли определенных успехов. Они обрели новый облик, обозначились их основные тенденции. Африка с каждым годом привлекает все большее внимание широких кругов российского крупного и среднего бизнеса, российского политического класса.

Безусловно, африканцы остаются трудными партнерами. Во многих странах сохраняются политическая нестабильность или угрозы ее возникновения. Недостаточным остается уровень взаимной информированности об имеющихся возможностях партнерства. Нельзя игнорировать и проблему обострения конкурентной борьбы.

Темпы расширения экономических позиций России ускоряются медленно. «Возвращение» России в Африку затягивается. Тем не менее, за последние пять лет сфера российско-африканского экономического партнерства расширилась. Объем внешнеторгового оборота между Россией и Африкой в 2015 г. превысил 11,1 млрд. долл. Российские инвестиции в Африку достигли 15 млрд. долл. (в 2006 г. – 2,2 млрд.) [1], а заявленные российскими компаниями инвестиции достигают, по нашим оценкам, 10 млрд. долл. Россия значительно увеличила свой вклад в международные программы развития, в частности списала, в рамках «Плана действий по Африке «Группы восьми», задолженность африканских стран Советскому Союзу на сумму 20 млрд. долл. Российское правительство откликается на обращения о помощи. В 2016 г. было выделено 1,2 млрд. долл. на реализацию «целей устойчивого развития» [2].

Ресурсные богатства представляют собой важнейшее конкурентное преимущество и России и стран Африки. Его разумное и эффективное использование является важнейшим условием решения социальноэкономических задач.

Что касается России, то в последние годы в связи с исчерпанием доказанных запасов ряда видов минерального сырья она стала испытывать дефицит в некоторых важных минералах. В настоящее время за счет импорта покрывается дефицит по 11-ти минералам, в том числе по марганцу на 90% и выше, по хрому – на 80%, по бокситам на 60% и т.д. Новые российские месторождения находятся, как правило, в регионах, расположенных в высоких широтах, не имеющих необходимой инфраструктуры, с неустойчивым экологическим равновесием. Их освоение требует больших капиталовложений, сопряжено с ростом себестоимости минерального сырья.

Между тем, имеются благоприятные условия для преодоления этих трудностей на путях развития сотрудничества в горнодобывающей сфере со странами Африканского континента.

Годовое потребление урана Россией (2015-2016 гг.) составляет 5 тыс. т, а вместе с обязательными экспортными поставками – 15 тыс. т. Между тем отечественный объем добычи едва достигает 3-3,2 тыс.т. Но, тоже время ресурсы урана (U²O²) высокого качества Нигера и Намибии превышают 12% (2016 г.) мировых ресурсов, а России едва достигают 5% (500 тыс. т.) [3].

Российская промышленность лишь на 37% обеспечена хромовой продукцией отечественного производства при концентрации 70-80% мировых хромовых ресурсов в ЮАР и соседних с нею странах [3, p.96100].

По ферромарганцам Россия на 90% зависит от импорта притом, что на две страны Африки ЮАР и Габон приходится (2015 г.) почти 40% добычи марганцевых руд [3, p.107-108]. Россия только на 30% обеспечивает алюминиевую промышленности собственным сырьем. До 40% глинозема и другого алюминиевого сырья поступает с предприятий компаний «РУСАЛ» в Гвинее.

Имеется достаточно обширная группа металлов, в добыче и производстве которых африканские страны и Россия занимают доминирующие позиции на мировых рынках: МПГ, золото, алмазы, каменный уголь, железные руды, что открывает широкие возможности соответствующего влияния на мировую конъюнктуру.

Ключевое значение приобретает расширение сотрудничества и взаимодействие в нефтегазовом секторе. По расчётам экспертов ОАО «ВНИИ Зарубежгеология» нефтяные ресурсы стран континента достигают 40 млрд. т, что составляет 7,2% мировых ресурсов [4].

Что касается газа, то его ресурсы оцениваются в 31 трлн.м³, а доказанные запасы – 14-15 трлн. м³ (7,8% мировых запасов). Добыча газа (товарного) составляет 190 млрд. м³ (6,5% мировой добычи), экспорт – 104 млрд. м³ и непрерывно растет.

Особенно интенсивно растут потоки газонефтяных ресурсов между Африкой и Европой. Уже сейчас на долю стран Северной Африки приходятся 25% импорта газа Францией, более 40% Италией. Нефтегазовый монополист Италии ЭНИ (ENI) добывает в сутки 1,7 млн. баррелей нефтяного эквивалента, из которых 53% приходятся на страны Северной и Западной Африки.

Возрастает внимание к африканскому энергетическому потенциалу и российского нефтегазового бизнеса. В последние годы российское государство и российские компании немало сделали для расширения своих позиций на Африканском континенте. Африка, наряду с каспийским регионом, становится для российских нефтегазовых компаний приоритетной зоной инвестиционной активности. В Нигерии были подписаны учредительные документы о создании совместного предприятия между ОАО «Газпром» и Нигерийской национальной нефтяной корпорацией. Общество образовано на паритетных началах, оно будет осуществлять строительство газотранспортной и электроэнергетической инфраструктуры на территории Нигерии, проектирование и создание системы сбора и переработки попутного нефтяного газа, а также сооружение нигерийской части Транссахарского газопровода Нигерия – Алжир (протяженность – 4 тыс. км, мощность – 30 млрд. м³ в год, объём инвестиций – 13 млрд. долл.).

«Лукойл» приступает к освоению крупнейшего месторождения в оффшорной зоне Республики Кот-д’Ивуар, Сьерра-Леоне. В сфере горнодобычи в Африке заняты практически все крупные российские компании. Им принадлежит до 70% общего объема российских инвестиций на континенте. В последние годы российско-африканское сотрудничество становится все более диверсифицированным. Россия постепенно расстается с евроцентричностью своих экономических связей и стремится воспользоваться возникающими возможностями в Африке. Широкий масштаб приняли усилия, направленные на участие России в создании в Африке атомно-энергетических объектов. Подписаны соответствующие соглашения с 11-ю африканскими государствами. В Египте начались практические предварительные работы по строительству АЭС, напряженная конкурентная борьба развернулась вокруг атомных объектов ЮАР. Подписано соглашение с Нигерией о строительстве АЭС.

Все более весомым становится вклад России в создание систем спутниковой электронной связи, появился ряд компаний в области переработки сельскохозяйственной продукции, систем реализации электронных программных продуктов. И символичным представляется расширение присутствия российских банковских структур: ВТБ, ВНЭБ и их филиалов. В Египте начал операции инвестиционный банк «Ренессанс капитал» (группа М. Прохорова). Мелкий и средний бизнес внедряется в торговлю продовольствием, древесиной, транспортными средствами, реализацией образовательных и медицинских услуг. В России на учебе находится более 10 тыс. африканских граждан, из которых 50% на коммерческих началах.

Важной несущей конструкцией советско-африканских отношений остается военно-техническое сотрудничество. За последние два десятилетия Россия достигла серьезного укрепления своих позиций на африканских рынках оружия. В целом (цикл 2011-2015 гг.) на Африку приходилось 11% российского экспорта вооружений. Доля России в поставках тяжелого оружия в страны АС составляет 27%, в страны Северной Африки – более 30%. В 2014-2015 гг. объемы российского экспорта несколько снизились.

По соотношению «цена-качество» российское оружие на африканском континенте обладает существенным преимуществом. Считается, что российские предложения, базирующиеся на разумном соотношении цены и качества, в наибольшей степени совпадают с военными нуждами и финансовыми возможностями африканских клиентов».

Однако при всей значимости этого фактора его не следует переоценивать. Сегодня на первый план выдвигаются другие факторы. Необходимо, прежде всего, назвать послепродажное обслуживание.

Жизненный цикл современных систем вооружения составляет 20-30 лет. Важнейшим условием продажи становится наличие такой системы послепродажного сервиса, которая гарантировала бы тактико-технические характеристики оружия в течение всего срока его жизненного цикла.

Россия также становится на этот путь. В ЮАР в 2013 г. вступил в эксплуатацию Центр сервисного обслуживания и модернизации вертолетной техники, созданный совместно российским холдингом «Российские вертолеты» и южно-африканской компанией «Денел». Ведутся переговоры о создании подобных центров для самолетов, танков и бронетехники. В странах континента в настоящее время эксплуатируются более 800 вертолетов российского производства, десятки тысяч танков и бронетехники различных типов, сотни боевых самолетов. В Алжире, Египте, Эфиопии созданы пять сервисных предприятий, и планируется создать еще три для обеспечения среднего и капитального ремонта вертолетов. АХК «Сухой»; ряд других компаний получили право самостоятельно осуществлять обслуживание самолетов «МиГ», «Сухой».

Важнейшим направлением наращивания объемов ВТС со странами Африки становится модернизация ранее поставленной боевой техники. До недавнего времени этот сегмент бизнеса находился вне сферы должного внимания. Между тем он вызывает повышенный интерес у африканских партнеров, позволяющий добиться повышения военного потенциала при разумных затратах. Таким образом, торговля оружием становится стимулом создания современных промышленных предприятий и научно-технической интеллигенции.

Дальнейшие маршруты и темпы развития российско-африканских отношений будут, очевидно, в большой мере зависеть от политической воли и умения политических элит и бизнес сообщества определять и углублять те области сотрудничества, которые смогут способствовать продвижению стоящих перед ними стратегических задач политикохозяйственной значимости. Не приходится при этом забывать, что российско-африканское сотрудничество остается в широкой мере заложницей той ожесточенной борьбы, которая развернулась по вопросам формирования нового мирового порядка, адекватного новому соотношению сил между центрами влияния на мировой арене, инновационным изменениям в экономическо-финансовых структурах трансформации международного разделения труда. Африка становится все более самостоятельным и влиятельным блоком мирового политико-экономического пейзажа, все в большей мере подчиняющейся закономерностям развития транснациональных сетей и глобальных цепочек добавленной стоимости.

В XXI век Африка вступила в качестве активного участника поиска путей формирования нового мирового порядка. Противодействие возникающим новым глобальным угрозам, решение актуальных геополитических и геоэкономических проблем не могло быть оптимальным без учета интересов Африканского континента и без его участия. В формирующейся глобальной экономике резко возросла востребованность Африки и как формирующейся новой зоны сбыта товаров и услуг, и как резерва рабочей силы квалифицированного и высококвалифицированного уровня.

Сформулированная в российских официальных документах 2000-х годов концепция внешней политики РФ на африканском направлении обозначила важный поворот в стратегических оценках потенциала и перспектив российско-африканских отношений. Она включает задачу превращение российско-африканских отношений в сферу приоритетных стратегических внешнеполитических усилий России, делая особый акцент на активизацию сотрудничества в тесной связи с решением национальных народно-хозяйственных приоритетов и утверждением международного влияния и имиджа России.

Предстоящие два десятилетия предвещают сохранение достаточно высоких темпов экономического развития африканских стран и расширение индустриальных и современных технологических структур в экономике континента. В пользу такого прогноза свидетельствуют процессы преодоления рецессии в развитых странах и странах с формирующимися рыночными экономиками, утверждение обновленческих процессов на самом континенте. Продолжают утверждаться тенденции «афрокапитализма», формирования индустриальных «гепардов черного бизнеса», ориентированных на приоритетность роли африканских капиталов, отечественного частника и отечественных рынков. По данным южноафриканского института «New World Wealth», опубликованным в 2017 г., число мультимиллионеров на континенте увеличилось со 100 тыс. в 2010 г. до 140 тыс. – в 2016 г. с общим объемом активов в сумме 800 млрд. долл. США [5]. По данным американского журнала Forbs в Африке насчитывается 25 миллиардеров(подругимданным55 миллиардеров). Наибольшее количество зафиксировано в ЮАР, Нигерии, Марокко. В Республике Кот д’Ивуар насчитывается 130 тыс. мультимиллионеров. У России появляются новые возможности и необходимость активизировать взаимодействие с африканскими партнерами во имя повышения своей роли и престижа на международной арене, а также в целях                 наращивания общности позиций на направлениях переформатирования системы международных отношений и устаревшей архитектуры международного глобального управления. Важной  нишей стратегической направленности становится взаимодействие в сфере предотвращения глобальных вызовов и угроз, т.е. на направлении, до настоящего времени не пользующемся должным вниманием.

В предстоящие годы становятся реальными прорывные перемены в двустороннем торгово-экономическом сотрудничестве. Обозначается консолидация тенденции роста спроса на минерально-сырьевые товары на мировом рынке. В этой сфере российский бизнес уже обладает достаточно мощной и устойчивой платформой для расширения своих позиций и перехода к технологически более продвинутым формам взаимодействия в сфере, как разведки, так и создания новых адекватных технологических цепочек переработки сырья на месте.

Африка находится на пороге инфраструктурной базовой и транспортной революции. В этой связи ожидается расширение рынков для российской металлургической продукции и строительной техники. Россия при определенных усилиях может существенно повысить уровень использования уже имеющихся возможностей развития сотрудничества в атомно-энергетической области.

В Африке происходит динамичное расширение платежеспособного спроса. Численность среднего класса (с доходом свыше 20 тыс. дол.) уже достигает 123 млн. человек, а к 2060 г. возрастет до 1,1 млрд. человек. Численность городского населения к 2040 г. превысит 50% [6,7]. Освоение этого потребительского рынка может стать важным стимулом развития российской промышленности.

И, наконец, наша страна обладает устойчивыми позициями в сфере развития военно-технического сотрудничества. Для реализации прорыва в российском «возвращении» в Африку необходимы новые организационно-маркетинговые и мобилизационно-финансовые усилия правительственных структур и бизнес сообщества.

Тормозом становится отсутствие одобренного на должном научном и экспертном уровне документа с изложением российского видения роли и места африканского вектора в достижении внешнеполитических и внешнеэкономических целей и задач, стоящих перед Россией в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Экономическое возрождение России // Периодическое научное издание. № 3. С.1113.
  2. Мосты. – Режим доступа: http://www. org/bridges-news/мосты/news/(дата обращения 08.12.2017).
  3. Государственный доклад «О состоянии и использовании минерально-сырьевых ресурсов Российской Федерации». М., 2017. С.70-72.
  4. Углеводородные и твёрдые минеральные ресурсы Африки // Матер. науч.практ. конф.. М., 2008. С.24-44.
  5. World wealth Report 2017. Access mode URL: http://www.worldwealthreport. com(Accessed 11.2017)
  6. Africs // Strategic Review for Southern Africa. – 2014. 37, N 2. P.153.
  7. Корендясов Е.Н. Российско-Африканские отношения на новом этапе//Известия КазУМОиМЯ имени Абылай хана. Серия МО и Регионоведения. №3(29). –– С.7-14.
Год: 2017
Город: Алматы
loading...