Религиозный фактор в мировой политике

Вопросы об актуальности религиозного фактора в жизни нынешнего общества каждый раз все больше поднимается как и средствах массовой информации, так и в науке. Но, зачатую в массовом сознании и в научном дискурсе религиозный фактор ассоциируется с исламским терроризмом либо с эмиграцией из исламских стран. Однако, в то же время, христианство уходит тут на второй план. Такого рода контекст упрощает тему, искажая так картину мира. В данной статье анализируется суть этого феномена. 

По исследованиям одним из наиболее авторитетных СМИ США, канала FOXnews, обнародованному в декабре 2012 года, на данный момент «Люди, которые не принадлежат ни одной религии » составляют третью по численности группу, после христиан и мусульман. Авторы аналитического репортажа думают о том, насколько живущ дух христианства?!. Этот вопрос возник не только вследствие масштабной секуляризации, охватившей западный мир в последние 200 лет. То есть, причина в том, что изменился сам мир, в котром современные мировые религии специфическим образом реализуют свою функцию руководства общественно-политическим развитием.

Роль религии в современном обществе не может быть преувеличена, а в вопросе соотношения с другими сферами общества она приобретает особое значение. Религия существует в нескольких аспектах, зачастую имеющих разнонаправленный характер. Во-первых, этот личностный, персональный опыт, определяемый во многом структурой религиозного сознания. Во – вторых, религия выступает в качестве основания для культурно-цивилизационной идентификации, в качестве культурной традиции, и наконец, это авторитет и легитимность религиозных организаций, государственно – церковные отношения, на специфику которых воздействуют и представления о религии в обществе. Религия не без основания претендует на регламентацию жизни человека и обществ в целом. Усиление роли религии в современном обществе активизировало внимание исследователей к вопросу о соотношении религии и других сфер общества, в частности, политики [1].

Формирование глобальной экономики по принципу «метрополииколонии», ставшее причиной появления так называаемого «золотого миллиарда», приводит к нарастанию напряжения в отношениях между развитыми и развивающимися странами. Поскольку маловероятно, что богатые страны внезапно и добровольно снизят уровень жизни своих граждан, для того чтобы «выровнять» положения со странами третьего мира, поскольку можно утверждать, что в будущем мир ожидает возрастание ожесточения между «метрополиями» и «колониями».

Одновременно общество «золотого миллиарда» идеологически не представляет монолита. Духовный кризис, вызванный разочарованием в действительности постмодерна, кардинальной сменой общественно-политических ориентиров, дискредитацией демократии, год от года усугубляется. На данный момент христианство ушло на второй план по причине которая будет сказана далее, коммунизм схватке за мировую гегемонию проиграл. Выдвинуть же несколько убедительный альтернативный миф запад еще не сумел.

Наука закономерно реагирует на эти меняющиеся условия существования мировых религий и соответствующим образом расставляет акценты. С одной стороны, религии как системы мировоззрения в целом и религиозные объединения в частности признаются на сегодняшний день одним из важнейших субъектов мировой политики, что отражается в некоторых программных документах международных форумов и симпозиумов.

Религиозный фактор становился определяющим или объявлялся таковым в большинстве военных конфликтов новейшего времени. С другой стороны, сегодня и наука и публицистика значительно сузили ракурс рассмотрения религиозного фактора. Для массового сознания все многообразие факторных свойств мировых религий фактически оказалось сведено к исламскому терроризму и исламской эммиграции. Поэтому контекстом большинства материалов, посвященных этой теме, является исламофобия и попытки поиска выхода из тупика столкновения цивилизации Востока и Запада [2].

В своей деятельности религиозные организации во многом схожи с неправительственными объединениями, также являющимися общепризнанными акторами мировой политики. При исследовании сфер активности тех и других можно выделить следующие характерные черты: религиозные акторы при отстаивании своих интересов подчас не способны напрямую оказать влияние на принятие конкретных политических решений; они добиваются системного эффекта, который состоит в распространении определенных знаний и ценностей, повышении осведомленности о проблеме и изменении массового отношения к ней, развитии общественных институтов. 

При этом религиозные акторы ставят своей целью распространение вероучения, стремятся привлечь внимание общества к нравственной оценке происходящих процессов. Для лоббирования своей позиции религиозные акторы, действующие как неправительственные объединения, стремятся защищать свои интересы «не только в рамках существующей политической системы, установленных «правил игры», но и пытаются изменить их или выстроить «параллельные структуры» политического участия в выработке решений». На практике для осуществления деятельности по этому направлению представители религиозных организаций входят в состав общественных и экспертных советов при органах власти, принимают участие в работе различных институтов гражданского общества. Таким образом, религиозные акторы являются той силой, которая способна «оказывать влияние на ценности, поведение и коллективный выбор больших групп людей и, таким образом, опосредованно влиять на процесс принятия решений во властных структурах» [3].

Религия может расстматриваться как ментальная основа, некий гениратор стереотипов, повинуясь которым, живет общественное сознание. В этой своей ипостаси религия далеко не всегда, если не сказать – никогда, не воспринимается обществом как источник тех или иных паттернов. Как правило общество воспринимает стереотипизированные формы поведения и анализа окружающей действительности, как нечто само собой разумеющееся, объясняя это “правильностью” “разумностью”, либо “традицией”, “обычаем”. Религиозные нормы являются частью морального кодекса современной цивилизации. Ими настолько пронизан ментальный мир человека, что он повинуется им, зачастую даже этого не осознавая.

Одно из ярких проявлений факторности религии в политической жизни современных развитых обществ состоит в том, что она позволяет динамично развивающимся социально–политическим системам избегать перекоса в сторону сугубо прагматических интересов и мотиваций развития и тем стабилизирует динамику политического процесса.

Принято выделять несколько основных причин взаимовлияния политики и религии. Первая является следствием того, что религия является одним из видов идеологической системы и уже поэтому уже одним своим присутствием в обществе является включенной в его политическую жизнь. Вторая определяется человеческим фактором, то есть, порождена интересами и действиями духовенства, когда достаточно просто и убедительно ради высокой цели обосновывается необходимость учета религиознонравственных норм в том или ином социальном действии или политическом решении. Третья отражает корыстные намерения политиков использовать религию в своей политической борьбе. А четвертая появляется там и тогда, когда верующие вынуждены обращаться к религии, чтобы укрепится духом в проявлении своего протеста и жестком оформлении своих интересов, чаяний и надежд, способных порождать социальные и политические угрозы [4].

В этой связи не выглядит случайностью то, что идея, согласно которой следование религиозным нормам в политике и экономике может вывести государство и общество на качественно новый уровень благосостояния, была выдвинута европейцам после после Второй мировой войны.

Сегодня же, когда европейские общества столкнулись с угрозами исламизации извне, за счет миграционных потоков из стран третьего мира, и с угрозами роста исламофобии у собственных граждан, разрущающими единство гражданских обществ изнутри, христианское вероучение политиками и политическими аналитиками, а также значительной массой граждан не воспринимается в качестве той точки опоры, которая позволяет решать прктические проблемы и реагировать на быстроменяющиеся внешние и внутренние угрозы, не выходя за рамки этического кодекса цивилизации.

Однако при сходстве политических механизмов действия ислама и христианства как основ мировоззрения двух культур между ними есть и существенное различие. В результате все что имеет отношение к влиянию христианства на современный социум, исследователями воспринимается через призму государственной политики. В то же время что касается ислама, воспринимается через призму политического участия общества или его частей. Тем самым, христианство и ислам как две части единого религиозного фактора, в предметном поле науки разведены по противоположным полюсам [5,6].

Именно поэтому исследователи не находят в исламе как общественно-политическом настроении государственнического представления, коррелирующего с либеральным, а на самом деле с христианскими государственническими представлениями. Он находят в исламе то, что противостоит их европейским представлениям о связи религии с государством – и по сути, и по форме.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. История новейшего времени стран Европы и Америки: 1945-2000 гг. М., 2012 С.375.
  2. Цыганкова П.А. Универсальные ценности в мировой и внешней политике. – М., 2012 С.65 .
  3. Альпина М. Религия и мировая политика. – М., 2007. С.184.
  4. История новейшего времени стран Европы и Америки. – М., 2005. С.222.
  5.  Ортег-и-Гассет Восстание масс. – М., 2009. С.338. 
  6. Скворцов О.Г., Скворцова Е.О. Цивилизационные вызовы XXI века: от конфликтов сознаний к диалогу культур //Известия КазУМОиМЯ имени Абылай хана. Серия «Международные Отношения и Регионоведения». – 2013. №1-2 (1112). – С.8-11.
Год: 2017
Город: Алматы