Теоретическая основа исследования «цифровая дипломатия: теория и практика»

В статье рассматривается практика методов цифровой дипломатии. Применения новых технологий в сфере цифровой дипломатии. Статья посвящена актуальной на сегодняшний день проблеме продвижения методов цифровой дипломатии в процессе привлечения многомиллионной аудитории, применения социальных сетей в качестве инструмента, способствующего активному развитию уровня публичной дипломатии.

В качестве ведущих акторов на геополитической сцене выступают не только традиционные игроки в виде государств, но и внесистемные силы в виде транснациональных террористических сетей. В результате, «градус напряжения» в международных отношениях с каждым годом растет, все больше напоминая военные действия.

В свое время известный государственный деятель КНР Чжоу Эньлай говорил: «Всякая дипломатия есть продолжение войны другими средствами». Учитывая современные методы ведения боевых действий с использованием «гибридных технологий», «сверхточного оружия» и «сил специального назначения», требуется всеобщая мобилизация и полномасштабная модернизация отечественного дипломатического ведомства.

В ходе системной трансформации организационной структуры и внедрения новых принципов деятельности дипломатической службы необходимо ориентироваться на следующие стратегические приоритеты: обеспечение многофункциональной гибкости, эффектив- ное использование «цифровых возможностей», поддержание высокой интеллектуальной мобильности.

В условиях глобального кризиса казахстанских корпус дипломатов должен быть похож на «мобильные силы специального назначения», а не на огромную неповоротливую «армию старого образца». Нужно сфокусировать усилия на качественном развитие кадров, а не их количественном росте. «Дипломатический спецназ» должен действовать профессионально, решая самые сложные задачи в максимально сжатые сроки, используя при этом минимальный объем ресурсов и средств.

Для создания компактного и высокоэффективного   корпуса профессиональных дипломатов, способных достигать целей «не числом, а умением», требуется совершенно новая система подготовки кадров. Нужен персональный подход к подбору каждой штатной единицы, поскольку любое «слабое звено» в небольшой команде может привести к срыву работы всего ведомства, цена ошибки слишком велика. Успешный дипломат – это не продукт массового производства, а «штучный товар», требующий нестандартных подходов и инновационных методик подготовки.

Учитывая новую глобальную реальность в экономике, главным критерием оценки эффективности деятельности дипломатических представительств за рубежом становится привлечение иностранных инвестиций и обеспечение продвижения отечественного бизнеса на рынки страны пребывания.

В этой связи, сотрудники наших посольств должны не только безупречно владеть «набором классического инструментария» в виде совершенного владения иностранными языками, ораторским искусством и эффективными техниками ведения переговоров, а также навыками системного анализа и прогнозирования, но и обладать знаниями и талантами профессионального фандрейзера [1, с.175].

В этом контексте имеет смысл подумать о привлечении на дипломатическую службу людей, имеющих практический опыт в сфере финансов и инвестиционного менеджмента, в продвижении и управлении большими экономически-значимыми проектами. Это могут быть бизнесмены, инвест-банкиры, брокеры, маркетологи, продюсеры и в целом специалисты, понимающие реальные механизмы функционирования фондового рынка и корпоративного сектора, а также знающие нюансы заключения инвестиционных сделок и деловых соглашений между бизнес-партнерами. Такой подход позволит значительно повысить эффективность дипломатической службы в рамках достижения стратегической цели по вхождению Казахстана в число 30 ведущих стран мира.

Дипломатическое ведомство не должно превращаться в некую «элитную корпорацию» недоступную для простых граждан и рассматриваемую многими чиновниками в качестве определенной «синекуры для избранных». Дипломатическая служба – это не спокойный «теплый и беззаботный тыл», а полный опасностей и вызовов «передний фронт борьбы» за будущее нашего государства. Здесь требуются стойкие самоотверженные солдаты, способные работать «24 часа в сутки», а не преисполненные чувством собственной важности генералы периодически «впадающие в спячку».

Сегодня в диппредставительствах страны востребованы профессионалы высочайшего класса, совершенствующие свои навыки и знания на протяжении всей жизни, посредством прохождения специализированных курсов и тренингов.

Вместе с тем, главным их конкурентным преимуществом должен стать клиенто-ориентированный подход в работе – это ключевой принцип деятельности современных дипломатов. Снобизм и дилетантизм в общении с потенциальными инвесторами и туристами приводит к печальным результатам – растет количество «пустых меморандумов», а реальный интерес к сотрудничеству и посещению нашей страны исчезает уже на уровне «обращения в посольство».

Необходимо постоянно изучать потребности своих потенциальных клиентов, совершенствуя ассортимент и систему предоставления услуг. Дипломаты являются своеобразными маркетологами и пиар- менеджерами нашей страны на локальных и глобальных рынках, которые должны умело адаптировать свой продукт под запросы местной публики, акцентируя их внимания на его сильных сторонах и выигрышных характеристиках. Важно системно исследовать не только государственные программы и международные инициативы страны пребывания, но и уделять пристальное внимание стратегиям и проектам их ведущих корпораций, а также отслеживать потребительские настроения на туристическом рынке.

В современном мире все большее влияние и роль приобретают цифровые технологии. Уже продолжительное время существуют такие понятия как «электронное правительство», «электронная коммерция», «электронная партия» и масса других. Все это говорит о том, что подобные технологические новации назрели и в дипломатической сфере, поэтому необходимо изучить вопрос по разработке «электронного посольства» и «электронного консульства». Эти инновационные проекты позволят значительно оптимизировать финансовые расходы, повысят оперативность и скорость обслуживания клиентов и в целом улучшат качество и эффективность работы диппредставительств.

Сегодня ведущие страны мира, такие как США уже имеют в своем внешнеполитическом арсенале digital diplomacy, которая доказала свою состоятельность и востребованность в современных условиях.

В этой связи, нужно приступить к созданию казахстанской концепции цифровой дипломатии, способной в значительной мере расширить зону влияния нашей страны. Виртуальная реальность не зависит от ограничений физического пространства и открывает окна возможностей для продвижения наших идей и инициатив на глобальном уровне. Важно задействовать для достижения своих целей не только традиционные сайты, но и всю мощь глобальных социальных сетей.

Стоит отметить, что основным трендом последних лет в цифровой индустрии стало стремительное продвижение мобильных технологий. В результате, сегодня большая часть пользователей заходит в интернет посредством мобильных устройств, поэтому крайне актуальным вопросом становиться разработка специальных мобильных приложений для смартфонов, с помощью которых наши посольства будут всегда доступны и смогут эффективно взаимодействовать со своими клиентами.

На фоне быстрого расширения масштабов использования в общественно- политической жизни социальных медиа возникла необходимость в разработке новых научных подходов к социальным сетям, которые построены на инновационной технологической базе. В 2011 году агентство DARPA (Defense Advanced Research Projects Agency) начало работу по проекту SMISC (Social Media in Strategic Communication). В проекте исследования отмечалось, что условия, в которых вооруженные силы США проводят свои операции, быстро меняются по мере распространения сайтов социальных сетей, блогов и технологий обмена аудиовизуальной информацией, причем эти изменения только ускоряются с развитием мобильных информационно-коммуникационных технологий. Изменения в природе современных международных конфликтов, инициированные применением социальных медиа, являются столь глубокими, что и изменения, вызванные предыдущими социальными и научно- техническими революциями. Поэтому главной задачей проекта SMISC являлась разработка новых научных подходов к социальным сетям; а именно: проект предполагал разработку автоматизированных и полуавтоматизированных инструментов и технологий для систематического и основанного на соответствующих методиках использования социальных медиа для того, чтобы:

  • распознавать структуры кампаний по убеждению и операций влияния в рамках социальных сетей и сообществ;
  • идентифицировать участников и намерения и измерять эффект от проведения кампаний по убеждению;
  • противостоять сообщениям, передаваемым враждебной стороной в ходе выявленных операций влияния;
  • выявлять, классифицировать, измерять и отслеживать следующие направления: образование, развитие и распространение концепций и идей, а также целенаправленность вводящих в заблуждение сообщений и дезинформации.

В итоге к концу 2011 года Лаборатория передовых технологий LMATL (Lockheed Martin Advanced Technology Laboratories) разработала инструмент анализа социальных сетей и динамики мнений SNODA (Social Networks and Opinion Dynamics Analysis Tool), который был предназначен для моделирования, анализа и визуализации распространения мнений в больших социальных сетях. Кроме того, SNODA позволяет моделировать изменение мнений. Апробация и эксперименты были проведены на членах специально созданного искусственного виртуального сообщества.

В области организации контроля за киберпространством и анализа социальных сетей заслуживает внимания разработка лаборатории PNLL (Pacific Northwest National Laboratory) – визуальная аналитическая среда Starlight (Starlight Visual Information System, VIS). В число пользователей системы входят Агентства национальной безопасности, ФБР, ЦРУ, Разведывательное управление министерства обороны США, министерство обороны Великобритании, управление полиции города Нью-Йорка и др. Starlight – это технологическая платформа для визуального анализа, которая позволяет пользователям в интерактивном режиме переключаться между различными представлениями информации, то есть одновременно работать, например, с геопространственными, временными, сетевыми и другими формами отображения.

Среди средств работы с социальными сетями следует отметить технологии британско-американской компании i2, которые помогают автоматизировать аналитическую деятельность, обеспечивая поиск скрытых закономерностей и связей и визуализируя объекты анализа. Разработки i2 представляют собой аналитическую среду, позволяющую легко интегрироваться с геоинформационными системами (geographic information system, GIS) и другими технологиями аналитической обработки данных. Среди технологий i2 есть модуль SNA (Social Network Analysis), нацеленный на анализ и понимание сложных сетей путем измерения или «взвешивания» взаимодействия между ними. Этот модуль комбинирует организационную теорию с математическим моделированием и берет свое начало в социологии. Ключевой концепцией в анализе социальных сетей является центрированность (centrality). Сеть с высокой центрированностью управляется одним человеком, который контролирует основные информационные потоки и является потенциальной точкой сбоя связи. Сети с меньшими степенями центрированности не имеют таких слабых мест, и сеть будет продолжать функционировать даже в случае выхода каких-либо каналов из строя.

Здесь следует сказать несколько слов о «сетецентризме». Впервые термин «сетецентрический» (network centric) был использован вице- адмиралом военно-морских сил США Артуром Себровски и Джоном Гарсткой в статье, опубликованной ими в журнале Proceedings в январе 1998 года, «Сетецентрическая война: ее происхождение и будущее». Затем данная концепция была доработана и представлена в книге Джона Гарстки, Давида Альбертса и Фреда Стейна. «Сетецентрическая война» по сути не является новым типом войны, а новым подходом к подготовке, организации и ведению боевых действий, где в центре внимания оказывается сеть. Причем наиболее важным аспектом являются принципы ее организации и во многом самоорганизации. В основе такой сети лежит глобальная информационная решетка [2, с.242].

GIG–глобально взаимосвязанное, сквозное множество информации, которая накапливается, хранится, распространяется и распределяется по запросу от военных, политических деятелей и обслуживающего персонала. GIG включает свои и арендованные коммуникации, компьютерные системы и сервисы, программное обеспечение (в том числе приложения), данные, сервисы безопасности, другие связанные сервисы, а также системы обеспечения национальной безопасности.

Таким образом, продолжающаяся технологическая и контентная революция в средствах массовой коммуникации по ряду основных показателей усложняет взаимодействия участников международных отношений.

Невиданный ранее формат тесного взаимодействия между обществом и дипломатическими ведомствами делает современную дипломатию чрезмерно публичной, с одной стороны, и менее сдержанной – с другой. В этих обстоятельствах очень важно, сохраняя информационную инициативу и применяя новые современные средства коммуникации с их специфическим стилем общения, не допускать падения уровня политической культуры, как это произошло с дипломатическим ведомством США и некоторых других стран.

В наше время в условиях нарастания геостратегической нестабильности в мире возрастает значимость аналитических и прогнозных функций дипломатической службы. По мнению авторитетных экспертов: «Дипломатия – это искусство предвидения непредвиденного». Важно понимать, что качественный анализ и проработка различных сценариев развития международной ситуации является основанием для стратегически верных и тактически выверенных решений, обеспечивающих безопасность и конкурентоспособность нашей страны на глобальных и региональных рынках.

Для получения достоверной и объективной информации, а также эффективной проработки исследовательских вопросов, необходимо использовать апробированный метод организации командной работы экспертов, посредством организации всевозможных профильных «круглых столов» и конференций, как в стране пребывания, так и в Казахстане.

Базовым институтом формирования и накопления международной экспертизы и баз данных в интересах нашей страны может выступить Казахстанское агентство по оказанию помощи развитию и технического содействия KazAID.

В целом, нашим дипломатам нельзя слишком буквально понимать высказывание американского президента и генерала Дуайта Эйзенхауэра: «Дипломат – это человек, которому много платят за то, чтобы он долго думал, прежде чем ничего не сказать». Всесторонний обмен мнениями и интенсивный диалог создают предпосылки для возникновения атмосферы доверия и понимания между партнерами. Для будущего страны важно, «что» и «как» говорят наши дипломаты, насколько они точны и убедительны в своих высказываниях, а это в свою очередь зависит от их качественного информационно-аналитического обеспечения [2, с.243].

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Седунов А.М., Гурулева Т.Л., Скрипкарь М.В. Навыки необходимые диломату //Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. - 2013. -№ 8-3. - С. 175-176.
  2. Сурма И.В. Цифровая дипломатия в глобальной политике // Государственное управление. Электронный вестник. - 2015. Апрель. – Вып. № 49. – С.
Год: 2017
Город: Алматы
loading...