Сущность государственной власти и принцип разделения властей

Аннотация. Данная статья посвящена вопросу о сущности государственной власти на современной стадии ее развития, так же, проблемам разделения власти и формам её организации.

Проблема государственной власти и управления обществом занимала умы гениальных философов, экономистов, политологов еще не одно столетие назад. Во многих трудах классиков политической теории схвачена важнейшая мысль о неразрывном единстве управления с властью. В зарубежной и отечественной литературе существует много определений понятия государственной власти. Мною был рассмотрен ряд определений государственной власти, что позволило выявить некоторые отличия в методологических подходах к пониманию природы государственной власти. Мною были рассмотрены различные методологические подходы при определении государственной власти. Первый подход выведения определения строится на буквальном понимании власти. Источником становится определение власти вообще. Минусом данного подхода является то, что анализа действительно осуществляемой государственной   власти не происходит, не рассматриваются отдельные аспекты власти. Это приводит к тому, что определения при использовании такого подхода далеки от реального определения государственной власти. Каждый сторонник такого подхода  стремится «свести многообразные определения власти к одной единственно верной точке зрения и на основе полученного таким образом абстрактного определения понятия власти дает определение понятия государственной власти» [1, с. 82]. 

Я считаю, что такой подход к определению государственной власти допустим в качестве одного из моментов исследовательской работы, и не может быть абсолютизирован. В своих исследованиях Дюги дает следующее определение государственной власти: «социологический факт», правление людей, в каком­то отношении более сильных, чем остальные; будучи фактом, государственная власть не нуждается в легитимации, понятия воля и суверенитет народа оказываются излишней «недоказуемой идеей» [2, c. 7].

Второй подход при определении государственной власти основывается лишь на отдельных ее проявлениях или свойствах. Недостатком такого подхода является то, что определение, основанное на отдельных проявлениях и свойствах, становится односторонним, то есть анализ конкретного явления подменяется подбором элементов из окружающего мира. Данный подход ограничивает целостное понимание государственной власти, соответственно создает препятствие для развития и совершенствования самой государственной власти.

Так В. В. Лазарев дает следующее определение государственной власти: «руководство обществом при помощи государственного аппарата при опоре на особые отряды вооруженных людей, на специальные принудительные учреждения» [3, c. 117]. В.Е. Чиркин в своем определении также делает упор на одиночные проявления государственной власти — «это способ руководства (управления) обществом для которого характерна опора на специальный аппарат принуждения (авторитет силы)» [4, c. 54].

Третий подход при определении государственной власти исходит не из реального состояния государственной власти, а из того, что должна представлять государственная власть в идеальном обществе. Отчужденность подобных определений не дают возможность практического применения понятия. Я считаю, что при определении государственной власти, методологически важно основываться на оценке ее наиболее развитых форм. Развитость форм заключается в четком обозначении социального значения государственной власти, ее управленческого характера.

Мною выделены несколько наиболее часто используемых определений власти и государственной власти, отражающих отмеченные выше особенности.

В первую группу входят определения, которые характеризуют власть как отношения «господства — подчинения». Уже Аристотель не считал подобные отношения политическими, то есть относимыми к государству, так как, по его мнению, «государство существует лишь там, где есть общение свободных людей как способ их публичной жизнедеятельности. Отношения же господства и подчинения в связи с этим отнесены им к другим формам социальной организации» [5, с. 131].

К этому же ряду мною отнесены определения, характеризующие власть как способность государственного образования подчинять себе поведение людей — граждан государства. Эти определения выражают волевую особенность власти, превращают ее в свойство субъекта власти или ее носителя, будь то отдельное лицо или совокупность государственных органов.

Рассмотрим аналогичные определения, которые исходят из понимания государственной власти:

  • как средство жизнедеятельности социума при подчинении воли отдельных физических лиц и их общественных объединений руководящей в данном обществе воле. Государственной власть становится тогда, когда эта воля исходит от государственного образования [6, c. 28];
  • как способности элемента государственной власти достигать своей цели посредством преодоления сопротивления других элементов общества [7, c. 11]; 
  • как системы властеотношений, реализующей функции государства и основанной на аппарате принуждения [8, c. 19].

Большое количество исследователей, при формулировке определения государственной власти, опираются на точку зрения М. Вебера, который считал, что «власть означает любую возможность проводить внутри данных социальных отношений собственную волю, даже вопреки сопротивлению, независимо от того, на чем такая возможность основана» [9, c. 2].

При использовании вышеобозначенного методологического подхода сформулированное определение государственной власти игнорирует значимые особенности современной государственной власти. Определение дифференцирует ее элементы и отражает неразвитые отношения процесса государственного управления, сравнимые с произволом и насилием. Такие процессы запускаются, когда под государственной властью понимается концентрированная и реально воплощенная во всех сферах жизнедеятельности общества организационная воля и сила политически и экономически господствующей «элитной» группы и ее союзников. Подразумевается, что такая власть распространяется без ограничений на всей территории страны и на всех граждан данной страны. Таким образом, большая часть определений государственной власти, существующие в современной научной литературе, не учитывают ее правовые основы и компоненты, отражающие именно развитый, зрелый характер государственной власти.

Казахстанскими исследователями признана необходимость учета правового компонента при определении государственной власти. Так, М. Т. Баймаханов дает следующее определение государственной власти: «право и возможность государства распоряжаться социально­ экономическими и другими процессами в обществе, подчинять своей воле и оказывать воздействие на деятельность и поведение людей с помощью принуждения» [10, с. 48]. В приведенном определении видно, что правовой компонент включен в традиционные представления о власти, но при этом не развернут в своем собственном значении.

На мой взгляд, понимание власти как системы деятельности социальных субъектов и их органов, осуществляющих деятельность в рамках выделенных функций, прав, обязанностей, является более полным. Такой подход объединяет в себе основной смысл всех вышеперечисленных подходов при формулировке определения понятия государственной власти. Основой данного подхода является современное понимание государственной власти, которая основа на праве, равенстве граждан, ответственности и справедливости. При этом снижается значение доцивилизационных форм государственной власти, основанной на осуществлении насилия, жесткого подчинения и господства.

Основываясь на более современном и цивилизованном подходе государственная власть должна быть определена как система, созданная самим народом и для народа. Все органы государственной власти, посредством предоставленных полномочий, совокупности обязанностей, прав, свобод и возложенной ответственности должны стремиться к повышению социального качества и высокого уровня удовлетворения потребностей народа.

Мною выделены ключевые моменты, вытекающие из такого подхода при определении государственной власти:

  • субъективный состав государственной власти отражен в самом определении, при этом акцент сделан на неразрывную связь понятия государственной власти с его источником, то есть народом;
  • государственная власть возникает как необходимость удовлетворения потребностей и интересов граждан страны. Для достижения этих целей государственная власть публично признается и наделяется правомочиями публичных органов;
  • государственная власть является системой, состоящей из двух основных субъектов: первичных(граждане, сообщества, общественные организации и пр.) и производных (органы государственной власти);
  • определена главная цель создания и функционирования государственной власти—это закрепление и защита прав, обязанностей, свобод и ответственности первичных субъектов государственной власти как системы.

Таким образом, в рамках данной статьи я рассматриваю государственную власть на современной стадии ее развития. При этом необходимо учитывать, что в отдельных странах государственная власть еще имеет признаки и деформации, присущие государственной власти, на ранних этапах ее развития. Я согласен с Г.Н. Краснолуцким, который утверждает, что «развитое состояние власти характеризуется возникновением и существованием ситуации, когда социальные качества человека данной эпохи становятся фундаментальной исходной основой ее устройства и деятельности» [11, с.83].

Формы организации государственной власти, не имеющие, описанной Г. Н. Краснолуцким, основы, представляют собой состояние, не развившееся до того уровня, который позволяет применять для их характеристики понятия государственной власти. Поэтому существующие методологии исследования природы государственной власти оказываются неполными, так как методология познания социальных процессов и явлений всегда находится, как это подчеркивал Г. Гегель, в зависимости от природы содержания изучаемых процессов и явлений [12, с.291]. На мой взгляд, одной из причин кризисного состояния государственной власти является ее дистанцирование от народа (источника государственной власти), несоответствие социальным качествам и потребностям граждан страны, что обусловливает разрушение ее естественной природы.

Попытки принятия такого подхода, уже предпринимались в истории правовой и политической мысли. Еще в античности, мыслитель Платон, говорил о необходимости соответствия ментальных качеств гражданина и государства. По его мнению, это было основным условием стабильного развития государства, формирования гармоничных отношений государства и человека. Т. Гоббс считал, что исследованию государственной власти должно предшествовать исследование человека, то есть источника этой государственной власти. По моему мнению, недостатком подхода Т. Гоббса является механицизм, то есть представление о государстве и государственной власти как об искусственном образовании (машине), созданном человеком по своему образу [13, c. 17].

Таким образом, я считаю, что в современных условиях проблемы подхода к определению государственной власти необходимо рассматривать комплексно. Это позволит преодолеть ограниченность социальных качеств человека, воплощение которых происходит в настоящей государственной власти. В исследованиях именно это воплощение, будет предметом изучения, то есть на такой исследовательской установке должен проводиться анализ естественно сложившихся органов и институтов государственной власти. Права человека являются одним из главнейших способов официальной фиксации свойств гражданина и человека. Следовательно, можно говорить о том, что именно права человека (как свойство человека) определяют структуру, функции, цели и задачи функционирования органов государственной власти и органов местного самоуправления. На мой взгляд, права человека в этом контексте, необходимо расшить до прав местных сообществ, наций, народов, общественных объединений и прочих видов социальных общностей. С изменением цели исследования государственной власти, то есть выяснения, в первую очередь, социальных качеств человека, требуется и новая методология изучения современной природы государственной власти. При разработке методологии, необходимо учитывать механизм растворения человеческих качеств в системе государственной власти, и обратный процесс поглощения государственной власти человеком, общественными образованиями (местное сообщество, общественные организации и пр.).

Таким образом, эволюционирующая природа государственной власти влечет за собой необходимость совершенствования существующих методологических основ познавательных инстру­ ментов, а также уточнения содержания уже новых подходов к ее изучению.

В современной научной литературе сложился ряд различных точек зрения относительно содержания и взаимодействия основных элементов государственной власти. То есть относительно системы государственной власти, правовой основы государственной власти и вопросам обеспечения легитимности государственной власти. Одними авторами система государственной власти рассматривается как структурированное единство властеотношений, складывающихся в результате деятельности государства, государственных органов, а также лици объединений, реализующих или представляющих интересы государства в различных сферах общественной жизни [14, с. 44]. Сторонники такой точки зрения выделяют:

  • субъектный состав. Это могут быть физические лица, органы государственной власти, местные сообщества, общественные организации, коммерческие организации и государство в целом;
  • сферы влияния власти, обязанности, права, компетенция и полномочия, акты и действия и т. д. То есть здесь речь идет о характере и сфере деятельности субъекта государственной власти;
  • организационные структуры государственной власти. В первую очередь — это институт Президентства, Парламент, Правительство, суды различных уровней. Кроме этого к организационным структурам относятся гражданство, воинская обязанность граждан страны и государственная служба.

Все перечисленные компоненты, как считает Е.К. Нурпеисов, находят свое выражение в отношениях государственной власти, системно действуют только в структуре государственной власти, поэтому властеоотношения следует рассматривать как главный связующий элемент системы государственной власти [14, c. 45].

Ф.Н. Фаткуллин определял государственную власть как «базовое общественное отношение между людьми, их общностями и образованиями, обладающее свойствами верховенства, единства, всеобщности и универсальности, принудительности и обязательности» [15, c. 118].

В результате вышесказанного, можно говорить о том, что при определении государственной власти и системы государственной власти необходимо исключить односторонность, присущую практическому и рационалистическому подходам, а также пониманию государственной власти, основанной на принципе статичности. В исследованиях надо учитывать непрерывно изменяющийся состав элементов государственной власти (их взаимоотношений), выделять особенности единства связей, направления развития государственной власти, отношения между элементами системы государственной власти. При модернизированном подходе определения государственной власти, исследования государственной власти первоочередным предметом изучения должно стать развитое состояние государственной власти, которое характеризуется как дифференцированное по составу основных элементов: субъектов, статусу субъектов, ценностям, целям, задачам, технологиям и пр.

Наука выделяет следующие признаки развитого состояния государственной власти:

  • правовой характер ее формирования и осуществления (опора на постоянно развивающиеся традиции, обычное право, законодательство, выражающее право — основу преемственности и стабильности развития государственной власти);
  • публичное признание и обеспечение прав и свобод человека, формирующихся обществом в процессе обмена продуктами деятельности между его членами;
  • закрепление структуры и системы государственной власти, ее меры, формы, процедуры осуществления и ответственности в законодательстве, выражающем право и детализирующем его в подзаконных актах;
  • включенность государственной власти в систему правовой культуры общества» [1, c. 67].

На мой взгляд, в качестве основного критерия для оценки других состояний государственной власти может быть использовано развитое состояние государственной власти (как базовое состояние). Оценка состояния государственной власти может быть применена при поиске путей выхода ее из кризисных (неразвитых, деформированных) состояний. Можно напомнить, что оценка производится с учетом уровня развития правовой культуры субъектов государственной власти и уровнем развития правосознания общества. С.С. Сартаев в своих исследованиях подтверждает данную позицию. Он пишет, что состояние государственной власти, то есть его формы осуществления, сущность и пр. — это отражение правосознания как простого человека и гражданина страны, так и персонала государственной службы. И без влияния на человека невозможно эффективно провести реформу, мероприятия по совершенствованию государственной власти. Именно по этой причине при организации исследовательских работ в части совершенствования государственной власти необходимо, прежде всего, определить субъективный состав государственной власти, уровень взаимоотношений основных элементов развитой государственной власти, правовую базу формирования и функционирования органов государственной власти [16, c. 101].

С учетом современного и более корректного подхода понимания государственной власти можно выделить первичные и вторичные субъекты власти:

  • первичными субъектами государственной власти являются народ, граждане страны, общественные организации, местные сообщества, обладающие естественными, общественными правами. Эти права будут являться основой законности создаваемой, избираемой или изменяемой ими государственной власти. Вышеперечисленные права имеют особенный характер и не могут принадлежать другим субъектам;
  • вторичными субъектами государственной власти являются такие органы государственной власти, как институт Президентства, Парламент, Правительство, суды различных уровней.

Через такие органы государственной власти первичными субъектами косвенно выполняются определенные полномочия, направленные на достижение поставленных перед государством целей и задач. Наличие у каждого субъекта особой разновидности государственной власти является ключевым моментом в обеспечении самой системности государственной власти, что выступает основой для определенной субординации между первичными и вторичными субъектами. То есть в задачи первичных субъектов государственной власти входит выполнение учредительной государственной власти. Вторичные субъекты государственной власти выполняют законодательную, исполнительную и судебную ветви власти государства. В Республике Казахстан конституционно признаны три ветви власти: законодательная, исполнительная и судебная.

По определению М.Т. Баймаханова «законодательная власть ­ это представительская власть, которая делегирована народом своим представителям, реализуемая коллегиально путем издания законодательных нормативно­правовых документов, а также наблюдения и контроля за аппаратом исполнительной и судебной власти, главным образом в финансовой части» [10, c. 123].

Исполнительная ветвь власти ­ «это вторичная подзаконная ветвь государственной власти, имеющая универсальный, конкретный и организующий характер и направленная на обеспечение исполнения законов и других нормативно­правовых актов законодательной власти» [10, c. 124]. Распространенной ошибкой большинства населения является то, что исполнительная власть принимается за первичную. Это объясняется тем, что население тесно взаимодействует в первую очередь с исполнительной ветвью власти, а деятельность законодательной ветви власти имеет менее тесную связь с обществом. Судебная власть ­ «специфическая независимая ветвь государственной власти, которая осуществляется путем гласного (негласного), состязательного (прокурор, адвокат), коллегиального рассмотрения и разрешения в судебных заседаниях обсуждения проблем права» [10, c. 124].

Сам принцип разделения государственной власти в Республике Казахстан, не противореча единству, отрицает ее единовластие. То есть предполагается существование системы баланса и противовесов, которая обеспечит согласованное и эффективное сотрудничество трех ветвей власти. Посредством взаимодействия трех раздельных ветвей единой государственной власти обеспечивается недопущение сосредоточения всей полноты власти, в какой­то одной ветви власти. При этом стоит отметить, что основы конституционного права в Казахстане не дают четкого определения понятия государственной власти. Отсюда возникает проблема, когда часть казахстанских исследователей относит местные представительские (маслихаты) и исполнительные органы (акиматы) к государственной власти, другие не относят. При этом и маслихаты и акиматы обладают всеми признака­ ми субъектов государственной власти.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Государственное Управление. Том ­ М.: «Норма», 2011. ­ 203 с.
  2. Дюги Л. Конституционное право. Общая теория государства / Пер. с франц. – М.: Изд. Норма, 2010. ­ 320 с.
  3. Общая теория права и государства / Под ред. д.ю.н. профессора В.В. Лазарева. М.: Юристъ, 2011. ­ 433 с.
  4. Чиркин В.Е. Основы государственной власти. Учебное пособие. ­ М.: Юристъ, 2009. ­ 111 с.
  5. Аристотель. Политика. Афинская полития. ­ М.: Мысль, 2008. ­ 458 с.
  6. Сартаев С.С. Образование и становление казахской советской государствен­ ности. ­ Алма­Ата, 1960. ­ 391 с.
  7. Чиркин В.Е. Основы сравнительного государствоведения. ­ М.: Издательский дом «Артикул», 1997. ­ 352 с.
  8. Алексеев С.С. Общая теория права. Т. ­ М., 1981. ­ 382 с.
  9. Экономика, общественное устройство и власть / Пер. с нем. E. Ляпуновой, под ред. Н. Головина (п. 1­3). ­ Weber Wirtschaft und Gesellschaft: Grundriss der verstehende Soziologie. ­ Mohr Siebeck, 2002. ­ 948 p.
  10. Баймаханов М.Т. Союзная республика ­ форма национальной государствен­ ности // В кн.: Конституционные основы статуса союзной республики.­ Алма­Ата: Наука, ­ 492 с.
  11. Краснолуцкий Г.Н. Правовое и социальное государство: политологические исследования и пути становления // Управленческое консультирование. ­ 2009. ­ № 2. ­ С. 81­106. 
  12. Пиотковский А.А. Учение Гегеля о праве и государстве и его уголовно­ правовая теория.­ М., 1963. ­ 492 с.
  13. Кейзеров Н.М. Власть и авторитет. Критика буржуазных теорий. ­ М., С. 17­19.
  14. Нурпеисов Е.К., Котов А.К. Государство Казахстан: от ханской власти к президентской республике. ­ Алматы 1995. ­ 321 с.
  15. Фаткуллин Ф.Н., Фаткуллин Ф.Ф. Проблемы теории государства и права. Учебное пособие. ­ Казань: КЮИ МВД России, 2011. ­ 354 с.
  16. Сартаев С.С. История государства и права Казахской ССР. Ч. II: Учеб. пособие. ­ Алма­Ата: Мектеп, 1984. ­ 231 с.
Год: 2017
Город: Алматы