О воинском искусстве тюрков

Аннотация. В статье раскрывается воинское искусство тюрков, которое, по мнению авторов, было лучшей для своего времени. Этим объясняется обширность тюркских завоеваний. К числу слагаемых воинских успехов авторы относят лучшую для своего времени армию, лучшее воинское искусство и лучшую разведку, а также то, что они традиционно были воинственными, обладали силой духа и мужеством. 

Часто, оценивая место и роль того или иного народа в истории, указывают на его военные успехи, то есть, какие государства им были завоеваны и покорены, какими территориями владел, и в течении какого времени управлял завоеванными народами. В этом плане, вне всякого сомнения, что ни один народ в мире не может сравниться с тюрками в области обширности их завоеваний. Ни один народ не покорил столько государств и народов, и ни один народ не смог удерживать столько лет, под своим господством, покоренные народы. Его завоеванные территории простираются от Тихого Океана до Атлантики. В частности, это владения Тюркского каганата, империя Чингисхана, империя Тимуридов, империя Газневидов, империя Моголов, империя Жалаиров в Иране, Османская империя и т. д.

Совершенно очевидно, что секрет их успеха лежит в том, что они создали лучшую для своего времени армию, обладали лучшим воинским искусством и лучшей разведкой. К числу важных слагаемых их воинских успехов, кроме искусной тактики и стратегии можно и нужно отнести их традиционнуювоинственность, мужество, силу духаит.д. Есть множество свидетельств, когда тюрки, будучи в меньшинстве одерживали победу над значительно превосходящими силами противников. Рахманалиев Р., описывая тактику прототюрков гуннов, пишет: “Китайцы называли хуннов варварами за дикие набеги и грабежи. Когда хуннов преследовали, они, как и скифы, использовали тактику выжженной земли, увлекая неприятельские войска в пустыню Гоби или в голую степь и обстреливая врагов на безопасном для себя расстоянии; решающий же удар наносили, когда неприятель был совершенно деморализован. Такая тактика, благодаря их мобильности и искусству стрельбы из лука, оставалась неизменной у всех степняков – от первых хуннов до Чингисхана. Надо отметить, что она типична для всех всадников, вооруженных луками: и скифов на западе, и хуннов на востоке. Так победили скифы Александра Македонского. Именно так воевали скифы с Дарием. Но Дарий вовремя разгадал эту уловку и отступил до того, как дело закончилось бы для него поражением” [1, с.20].

Отсюда по большому счету, можно заключать, что тюркское воинское искусство было лучшим для своего времени и в этом причина их бесчисленных побед над своими противниками. Не случайно, что военная тактика и стратегия тюрков изучались другими армиями, в частности, русской.

Анализируя воинское искусство тюрков, известный русский историк Вернадский Г, пишет, что тюрки обычно перед началом большой кампании собирали курултай, где обсуждали планы и цели будущей войны. На нем присутствовали начальники всех крупных армейских соединений, они получали необходимые инструкции от императора. Разведчики и шпионы, прибывшие из страны, избранной в качестве объекта нападения, подвергались расспросам, и если сведений было недостаточно, то для сбора дополнительной информации отправлялись новые разведчики. Затем определялась территория, где надлежало сконцентрироваться армии до выступления, и пастбища вдоль дорог, по которым пойдут войска.

Большое внимание уделялось пропаганде и психологической обработке противника. Задолго до того как войска достигали вражеской страны, секретные агенты, находившиеся там, старались убедить религиозных инакомыслящих, что монголы установят веротерпимость; бедных, что монголы помогут им в борьбе против богатых; богатых купцов, что монголы сделают дороги безопаснее для торговли. Всем вместе обещали мир и безопасность, если они сдадутся без борьбы, и ужасную кару, если окажут сопротивление. Важнейшим содержанием военной стратегии тюрков и монголов было следующее: дезорганизация обороны противника внутренней подрывной деятельностью и террором; уклонение от борьбы с крупными организованными силами противника, обход их и глубокий удар по жизненным центрам страны; уничтожение правительства и высшего командования войск противника [2, c.10-11].

Классическим примером подготовки и осуществления большой военной компании могут служить стратегические и тактические цели и задачи, которые ставил перед собой великий Чингисхан. Они обстоятельно и подробно описаны в работе Разина Е.А. в его книге “История военного искусства VI XVI вв.”, которые мы ниже в краткой форме изложим.

Согласно автору, Чингисхан перед началом военных действий имел целью решение следующих задач:

  • во-первых, “проверить” готовность своего войска к боевым действиям на чужой территории вдали от монгольской степи;
  • во-вторых, провести разведку боем и получить следующие сведения:

а) информацию о военно-политическом и социально-экономическом состоянии государства;

б) информацию о боевой готовности вооруженных сил противника; в) информацию о морально-психологическом состоянии войск и населения;

г) информацию о тактических свойствах местности театра военных действий (ТВД);

  • в-третьих, получить новые военные знания для будущих сражений с оседлым государством и приобрести боевой опыт по штурму крепостей;
  • в четвертых, получить подтверждение о силе информации о возможностях монгольского оружия “внушать страх противнику”. Меры “силового устрашения” сопровождались “массовым террором” в отношении населения и войск противника, а также применением форм информационной войны распространение слухов усиливающие страх до предела “парализующего”.
  • в-пятых, к числу особенностей стратегического содержания военного искусства Чингисхана можно отнести использование им сил союзников. Эти силы могли быть использованы в направлении главного удара или играть роль отвлекающего элемента от главных сил. Иногда союзники привлекались на открытие “второго фронта” вытягивая “на себя” часть сил и средств, разделяя и ослабляя общего противника от главных сил, тем самым позволяя эффективно действовать войскам в стане противника [3, с. 202-249].

Основной целью монгольской стратегии было окружение и уничтожение главного войска противника. Они пытались достигнуть этой цели и обычно преуспевали, используя тактику большой охоты кольцо. Механизм облавной охоты, подробно описан Джувейни. Первоначально монголы окружали большую территорию, затем постепенно сужали и уплотняли кольцо.

В целом, согласно Разину Е.А., тактике монгольских войск характерны следующие особенности: хорошо организованная войсковая разведка, тактическое расчленение своего войска, умелое его маневрирование и хорошее управление в бою. Отсюда уже с начала военной компании, большие конные массы быстро преодолевали обширные пространства и появлялись там, где их не ждали. Маневром они восполняли недостающую численность, создавая у противников ложное представление о своем войске. Основными из них являлись: просачивание, т.е. движение мимо укрепленных пунктов; стратегический охват; стратегический клин; завоевание по районам (Поволжье, СевероВосточная Русь, Юго-Западная Русь, Центральная Европа; в каждом из них свои районы рязанское княжество, владимирское и т. д.); выход во фланг группировки противника или его оборонительной системы в целом; контрнаступление в результате преднамеренного отступления; стратегическое преследование врага до полного его уничтожения. Стратегические действия монголов характерны стремлением уклоняться от генеральных сражений [3, с.244, 4]. 

Способность командиров отдельных колонн к координации своих действий была поразительной. Во многих случаях они собирали силы для достижения главной цели с точностью часового механизма. Операции Субэдэя в Венгрии могут рассматриваться как классический пример этого метода. Если монголы при столкновении с основной армией противника не были достаточно сильны для прорыва ее линий, они изображали отступление; в большинстве случаев, неприятель принимал это за беспорядочное бегство и бросался вперед в погоню. Тогда, принимая свои навыки маневрирования, монголы неожиданно поворачивали назад и замыкали кольцо. Типичным примером этой стратегии была битва при Лигнице. В сражении на реке Сить русские были окружены до того, как они смогли предпринять какую-либо серьезную контратаку [2, с.37].

Обычно в сражениях, движения кавалерии во всех этих маневрах направлялись ее командирами с помощью вымпелов, а ночью использовались различного цвета фонари. Когда враг был в достаточной степени ослаблен и деморализован, в бой против центра или фланга бросалась тяжелая кавалерия. шок от ее атаки обычно ломал сопротивление. Но монголы не считали свою задачу выполненной, даже выиграв решающее сражение. Одним из принципов стратегии Чингисхана было преследование остатков армии врага до ее окончательного уничтожения. Поскольку одного или двух туменов вполне хватало в таком случае для окончательного прекращения вражеского организованного сопротивления, другие монгольские войска делились на мелкие отряды и начинали систематически грабить страну [2, с.32].

На наш взгляд, говоря о воинском искусстве тюрков, следует особо отметить о таком его достоинстве, как меткость при стрельбе из лука. Специалисты отмечают, что мастерством конного лучника считалось не только на скаку стрелять вперед, но и, отпустив вожжи, повернувшись назад, метко стрелять по врагу. Это было обычной, традиционной частью тактики тюрков – заманивать врага в засаду. Враг, предполагая, что тюрки убегают, пытался добить их и попадал в засаду. Тюрки при отступлении (будто бы при бегстве) разворачивались на седле и успевали метко поражать стрелами противника, нанося им урон ещё до засады. Воин должен был уметь не только метко стрелять, но и искусно избегать стрел, то привставая на стременах, то притворно падая навзничь. Причем конь также должен был увертываться от стрел, делая прыжки и прочее. Боевого коня обучали врезаться в строй врага и топтать пеших воинов. Отметим, что во все времена, для тюрков особо ценилось воинское искусство конного воина: легкая посадка на коня, безукоризненное умение держаться в седле, искусство джигитовки. Воин должен был держаться на коне так, чтобы никто не мог сдвинуть его или сбросить на землю, ведь именно это стараются сделать противники в поединке [5].

Говоря о воинском искусстве тюрков и монголов, нужно так же отметить и то, что они нередко для достижения стратегической внезапности монголы нередко прибегали и к вероломству. Так, к примеру, во время китайского похода Чингисхана, отряд Субедэя пытался открытым штурмом взять г. Нанкин. В течение шести дней китайцы отразили все атаки противника. Тогда монголы возвели вокруг города вал и блокировали Нанкин, в котором скоро иссякли запасы продовольствия, и вспыхнула эпидемия. Субедэй сообщил, что за хороший выкуп он снимет блокаду. Китайцы дали такой выкуп, и монголы ушли. Жители города считали себя спасенными, но неожиданно монголы появились снова. Внезапность их появления парализовала сопротивление китайцев. Отряд Субедэя легко захватил город.

Важным вкладом тюрков в воинское искусство можно считать создание ими новых видов вооружений и тактических приемов. Отмечая это, известный тюрколог хазанов А.Н. пишет: “Появление в начале I тысячелетия до н.э. конницы и конной стрельбы из лука. Кочевники также внесли большой вклад в возникновение и распространение многих новых видов вооружения и тактических приемов ведения боя, например, седла с глубоким венчиком и высокими луками, таранный удар копьем со скачущего коня и многие другие.

Удивительно, но до сих пор сравнительно мало внимания уделялось другому вопросу: почему кочевники с их весьма ограниченными людскими и материальными ресурсами и менее сложной социально-политической организацией по сравнению со многими синхронными оседлыми земледельческо-городскими обществами на протяжении более двух тысячелетий были столь сильны в военном отношении? Если иметь в виду кочевников евразийских степей, то в самом общем виде их военное преимущество, согласно Хазанову А.М., можно объяснить несколькими факторами. Мы ниже с небольшим сокращением текста автора и своими добавлениями рассмотрим более подробно слагаемые необычайных военных успехов тюрков и монголов.

Первый связан с относительно неразвитым общественным разделением труда и социальной стратификации в кочевых обществах. Здесь имеется в виду то, что в большинстве оседлых государств военное дело было специализировано и профессионализировано. Оно было занятием лишь немногочисленного меньшинства населения. Напротив, большинство мужчин-кочевников, были одновременно скотоводами в мирное время и воинами в военное. В отличие от их оседлых противников любой кочевник владел оружием, имел его и нередко умел сам изготовлять, по крайней мере, часть своего вооружения. Другими словами, почти любой воин-кочевник обладал достаточными навыками, чтобы в конкретной ситуации быть или тяжеловооруженным, или легковооруженным всадником. Отсутствие узкой и постоянной специализации было еще одним из преимуществ кочевых войск

Второй фактор заключался в том, что сам кочевой образ жизни был одновременно естественным воспитанием военных навыков. Если иметь в виду всадников, то в отношении индивидуальных боевых качеств только средневековые рыцари и ближневосточные мамлюки могли сравниться с воинами-кочевниками, причем тренировка и вооружение мамлюков нередко отражали военные традиции кочевников. У тюрков кочевников, как и монгол, все мужчины, практически были войнами, так как любой, кому было менее 60 лет, считался пригодным для воинской службы. Как правило, как только мальчик научиться ездить верхом, он начинает превращаться в война. В седле он учиться в совершенстве управлять лошадью, которая послушно подчиняется любому его приказу, быстро сокращать расстояния между собой и противником, учиться стрелять из лука со смертельной меткостью. Именно прекрасная выучка конных лучников стала основой мощи армии Чингисхана. Эти конники имели составные луки из рога, сухожилий и дерева [6, c.22-23].

Также отметим, что постоянная ежедневная стрельба из лука, который превращается в продолжение руки охота за травоядными на скаку, коллективная загонная охота на лошадях приучает к дисциплине, развивает пространственное мышление, способность к подчинению младшего старшему. Постоянные тренировки с луком приводили к развитию специфических групп мышц, именно спины, рук и грудных мышц. Развивались мышцы внутренних поверхностей ног, что позволяло им управлять лошадью одними ногами, используя руки для стрельбы из лука, на ходу в обе стороны. Как выразился один из наших современных лучников, чтобы стрелять из тюркского сложносоставного лука, нужно было обладать руками шварценеггера. А чтобы попадать на скаку из лука навскидку, нужно было стрелять на интуитивном уровне. Это достигалось не просто тренировками, а образом всей его жизни.

Представьте, говорит Безертинов Р.Т., на волка охотились на специально обученном жеребце, который догонял волка и убивал его копытами, второй вариант, для любителей экстрима, волка брали ножом или дубинкой соилом. Несколько охотников зимой по первому снегу гнали волка, так чтобы он не мог уйти от погони в лес, по открытому полю. Возле него с какой либо одной стороны пристраивался всадник, зверь вынужденно косился на охотника, повернув голову, и через некоторое время мышцы шеи начинали от холодного ветра замерзать и деревенеть. Всадник резко менял позицию, волк не мог так же быстро повернуть голову и в этот момент всадник подхватывал волка рукой за холку, загривок, вскидывал его в седло и убивал ножом.

Анализируя секреты воинского искусства тюрков, отметим такой важный факт – это то, что тюрки учили своих детей не бояться смерти в бою. Смерть в бою должна быть прекрасной и славной. Надо убить в бою много врагов, не менее семи воинов противника, надо воевать храбро, смело, умело, надо защищать свое кочевье, свою землю, своих жен, детей, родителей-стариков. Надо воевать так, чтобы в течение веков о тебе слагали сказания и легенды [7].

Ну и наконец, подводя итоги анализа воинского искусства тюрков, мыхотим отметитьеще такойаспект, который, какправило, сознательно или по неведению замалчивается историками, при описании своей истории. Это то, что очень часто геополитическая ситуация и вектор мировой политики, на огромной части территорий Азиатского и Европейского континента в значительной степени определялась политикой великих тюркских империй. Геополитическая архитектура часто менялась в зависимости от того какую политику вели тюрки, на чьей стороне они были. Как правило, в сражениях побеждали тюрки сами, или же исход военной компании определялся тем, чью сторону тюрки поддерживали, будь то в качестве союзников или наемников. Здесь имеется ввиду то, что нередко соседние государства обращались к тюркским народам за дипломатической поддержкой или военной помощью. Можно привести множество свидетельств, когда важнейшие исторические победы многих народов одерживались только за счет или с помощью тюрков, которые, к сожалению, историки этих народов часто “забывают”. Достаточно вспомнить победу Александра Невского за счет конницы Сартака, арабов за счет мамлюков во главе с Бейбарсом и т.д. В этом плане, если арабы не забывают говорить о Бейбарсе как о “защитнике Веры, защитнике Ислама”, то христиане нигде об этом не упоминают, забывают, что лишь благодаря Бейбарсу монголы не захватили Иерусалим и Гроб Господня, находясь, лишь в 35 километров пути от нее. Захвати монголы Иерусалим, то неизвестно, как в дальнейшем сложилась бы история христианства, говорит известный кинорежиссер А. Турсынов.

В отличие от таких историков, великий французский философ шарль Монтескье, отмечая судьбоносную роль тюрков в истории, с восхищением писал в своей книге “Персидские письма: “Ни один народ в мире ... не превзошел татар своей славой или величием своих завоеваний. Этот народ поистине владыка вселенной; все остальные как будто для того созданы, чтобы ему служить, он также основатель и разрушитель империй; во все времена он проявлял на земле свое могущество, во все века он был бичом других народов. Под именем турок они совершили необъятные завоевания в Европе, Азии и Африке; и они господствуют над этими тремя частями света. А если углубиться в более отдаленные времена, то мы увидим, что от них же произошли некоторые из народов, уничтоживших Римскую империю. Что значат завоевания Александра в сравнении с завоеваниями Чингисхана”? [8]. Монтескье прав, действительно, только завоевания Чингисхана значительно превосходят завоевания семи крупнейших европейских полководцев, признанных всем миром Александра Македонского, Ганнибала, Цезаря, шведского короля Карла XII, Фридриха Великого, А. В. Суворова и Наполеона Бонапарта. Согласно исследованиям монгольского ученого Жадамбына Энхбаяра: “...семь великих полководцев мира завоевали на семерых территорию 6 900 000 кв. км, в то время как 7 770 000 кв. км были покорены только одним Чингисханом. Таким образом, “ни один из “великолепной семерки” полководцев не идет ни в какое сравнение с Чингисханом и Бату-ханом ни по площади покоренной территории, ни по устойчивости созданного государства, ни по следу, оставленному в истории” [9, c.24-25].

Мы здесь уже не говорим о других великих тюркских полководцах, таких как Бумын кагане, Истеми кагане, Бильге кагане, Культегине, Тамерлане, Сулеймане Великолепном, чьи завоевания не раз меняли ход и вектор мировой истории и мировой политики. Понятно, что эти завоевания существенно влияли на общественное бытие и социальные институты покоренных народов. На это приходиться обращать внимание потому, что многие европоцентристски ориентированные исследователи, сводят завоевания тюрков, с одной стороны, только к грабежу и разорению, а с другой, к оправданию отсталости развития своих стран. Как правило, полностью забывая о том, что любое явление или событие имеет две стороны хорошую и плохую. Это зависит от точки зрения. Именно, обращая внимание на эту сторону, Джавахарлал Неру писал, что тюрки не только “опустошали Европу – но и цивилизировали Европу” [10, c.49-50, 11].

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Рахманалиев Р. Империя тюрков. История Великой цивилизации. – М., С.20.
  2. Вернадский Г. Монголы и Русь. М., 1953. – С.45.
  3. Разина Е.А. История военного искусства VI XVI вв. М., С.202-249, С.244.
  4. Вернадский Г. Монголы и Русь. М., 2011. – С.87.
  5. Безертинов Р. Боевое искусство тюрков // Идель. №4. – 1995. – С.25-30.
  6. хазанов А.М. Кочевники и внешний мир. – Алматы, 2002. С.471.
  7. Абаев Н.В. Психофизические упражнения ушу. М., 1990. – 145 с.
  8. Монтескье ш. Персидские письма. – М., 1993. – 241 с.
  9. Чайсамба Ч. Завоевательские походы Бату-хана. – М., 2008. С.150.
  10. Козыбаев М.К. Казахстан на рубеже веков. Алматы, 1994. С.49-50.
  11. Булекбаев С.Б., Булекбаева Р.У. О Тюркской составляющей в мировой культуре и цивилизации // Известия КазУМОиМЯ имени Абылай хана. Серия “Международные отношения и регионоведение”. 2014. № 3 (17). С.28-38.
Год: 2016
Город: Алматы
loading...