Влияние коммуникативных технологических инноваций на политические процессы казахстанского общества: проблемы современности

Аннотация. Данная статья посвящена основным аспектам влияния коммуникативных технологических инноваций на политические процессы современного Казахстана, в числе которых опосредованное воздействие информационных технологий на фундаментальные основания социума, ведущие к феномену “виртуализации политики”.

Кроме того, раскрывается роль телевидения как эффективного инструмента манипуляции общественным мнением. Дается оценка воздействия телевидения РФ на казахстанскую аудиторию, а также предлагаются способы по усилению информационной безопасности Республики Казахстан в этой области путем увеличения доли казахстанского контента на отечественном телевидении и предоставления альтернативного освещения международных процессов. Также в статье освещается эволюция социальных сетей и политических предпочтений в привязке к казахстанской действительности. В заключении раскрываются этические вопросы соотношения возможностей новых технологий, соблюдения прав человека и обеспечения национальной безопасности. 

На сегодняшний день коммуникативные технологические инновации в форме разнообразных технических решений, от смартфона до социальных сетей, оказывают все большее воздействие на современный социум, проникая практически во все сферы жизнедеятельности человека. Данный процесс является глобальным, затрагивая в том числе и казахстанское общество, которое подвержено модернизационному импульсу. Это повышает актуальность исследований на тему влияния указанного комплекса коммуникационных технологий на социально-политические процессы в Казахстане.

Важно понимать, в каких формах осуществляется данное воздействие, в чем оно выражается, к каким последствиям может привести в ближайшем будущем. И уже на основании анализа этих факторов можно будет говорить о выработке определенного алгоритма действий, для нивелирования негативных аспектов и повышения релевантности ответной реакции государственного механизма и общественных институтов.

Размышляя о влиянии коммуникационных технологических инноваций, в частности передовых информационных технологий, необходимо выделить два аспекта. Первый аспект касается опосредованного влияния подобных инноваций на общество, имеющее глубинный, стратегический характер. Новые коммуникационные технологии оказывают мощнейшее, едва ли не определяющее воздействие на социум, меняя его суть, структуру, форму и способы реагирования на происходящее. Подобные фундаментальные изменения были в свое время предсказаны ведущими западными футурологами, такими, как Э.Тоффлер, Д. Белл, Дж. Гелбрейт, М.Маклюэн и пр., найдя свое подтверждение в многочисленных социологических исследованиях более позднего периода, к примеру, в работах М.Кастельса.

Основные параметры изменений можно схематично выразить в нескольких важных тезисах: инновационные информационные технологии всеохватны, оказывают свое влияние на любые индивиды и целые социальные сообщества, что ведет к повышению статуса тех, кто может управлять и манипулировать информацией. Это наглядно проявляется в бизнесе, культуре и особенно ярко – в политике.

Манипуляции информацией могут не просто корректировать реальный политический процесс, но зачастую даже подменяют его, заменяя реальную сущность на ее “кажимость”, видимость, симуляцию. Это выражается в создании галактики информационных фантомов, целого мира симулякрумов, внутри которых вынужден жить современный человек.

В политическом отношении такой индивид (и даже общество) получает все большую “виртуализацию” политики, так как ориентируется не на собственный жизненный опыт, а на сконструированный специалистами смысловой конструкт, агрессивно внедряемый в его сознание при помощи методов информационного воздействия.

В этой области традиционно сильна позиция телевидения, которое стало прямым инструментом манипулирования общественным мнением. Несмотря на все предсказания о том, что эпоха TV близка к завершению, практика показывает, что пока его “статус кво” незыблем. Более того, в обществах переходного периода, в странах постсоветского лагеря, таких, как Россия и Казахстан, телевидение лишь наращивает свое влияние, дополнив средства доставки информации до конечного потребителя через кабельное, спутниковое и интернет-вещание.

Общим местом всех исследований телевидения стал тезис о том, что современное TV сейчас по большей части не обучает и просвещает аудиторию, а лишь развлекает и запугивает. Смысл такого избирательного функционала убедительно раскрывают многолетние исследования Анненбергской школы коммуникаций (США), осуществляемые в рамках проекта “Профиль насилия” - повышение манипулятивности обществом в самых различных целях, прежде всего бизнеса и идеологии [1].

Характерно, что если для стран Запада характерно первое направление, т.е. стимулирование бизнес-процессов, через навязывание потребительских стереотипов и рекламу, то для телевидения России, которая является ближайшим географическим соседом Казахстана, более специфично второе направление, т.е.промоутинг определенной политической идеологии.

Российское телевидение в своей политической тематике полностью зациклено на выполнение государственного заказа, прямого либо опосредованного, являясь частью огромной медиа- машины, обслуживающей интересы политического истеблишмента, и в современную эпоху весьма эффективно манипулирует массовым сознанием россиян, оказывая также определенное влияние и на точку зрения русскоязычной зрительской аудитории многих постсоветских стран, в том числе и в Казахстане.

Такое положение вещей не может не затрагивать вопросов информационной безопасности Республики Казахстан, ведущей многовекторную политику в своих собственных национальных интересах. Одним из путей обеспечения подобной безопасности является развитие казахстанских медиа-ресурсов, в данном случае телевидения, в том числе русскоязычного. Необходимость интенсификации такого подхода выпукло показали события 2014- 2015 годов в Украине, когда российские электронные СМИ освещали украинскую действительность исключительно субъективно, навязывая своим потребителям идеологические клише, и стимулируя враждебность телеаудитории к украинскому государству.

На этом фоне блоки новостной информации об Украине, выпускаемые в Казахстане, были более нейтральны, сдержаннее по своей эмоциональной форме, формируя у казахстанцев объективное отношение к происходящему. Причем если русскоязычные версии новостей и аналитических передач были более пророссийскими, то казахоязычные стремились предоставить своей аудитории также и альтернативную точку зрения, в лице украинских и западных экспертов. Разница между российским и казахстанским освещением событий была особенно заметна на фоне визита президента Украины П.Порошенко в Казахстан в октябре 2015 года.

Учитывая вышеуказанную роль телевидения, Казахстан может использовать два метода для обеспечения своей информационной безопасности в этой сфере: развивать собственное телевидение, как было отмечено ранее, а также дать возможность для вещания на территории РК альтернативным телеканалам, например, украинскими европейским, а не только российским. Неслучайно этот вопрос неоднократно обсуждался в казахстанском медиа-поле [2]. Вопросы наполнения эфира отечественным контентом, а также обеспечения альтернативности освещения являются важнейшими вопросами современности, затрагивающими политическую культуру казахстанцев.

Второй аспект связан с прямым влиянием коммуникативных технологических инноваций на политические процессы в Казахстане. Это аспект, в отличие от первого, опосредованного, носит скорее тактический характер. Прямое влияние связано с эволюцией информационных технологий и коммуникационных гаджетов, принимающей самые разнообразные формы. Последним веянием такого развития стало не просто распространение новостей через электронные медиа-источники, такие, как информационное порталы, все больше заменяющие традиционные печатные СМИ, но также и отзеркаливание их в обществе, через социальные сети. Причем такое отражение носит характер особой социальной рефлексии, так как не просто воспроизводит и реплицирует первичный медиа-материал, но и наполняет его новым содержанием и эмоциональной оценкой, порой диаметрально противоположной от исходной.

Все это создает некую новую информационную реальность, с одной стороны, усложняя процесс манипулирования общественным мнением, с другой – давая обществу в лице множества рядовых пользователей соцсетей возможность выразить свое мнение. Быстрый рост социальных сетей подтверждает востребованность такой формы социального самовыражения. Так, основатель сети Facebook Марк Цукерберг считает, что к 2030 году число пользователей только этой сети составит 5 млрд. человек, при том, что сейчас этой сетью регулярно пользуются более 1, 5 млрд.человек [3].

В Казахстане эволюция информационных технологий совпала с эволюций предпочтений социальных сетей: появившись в самом начале лишь в качестве нового инструмента развлечения, сейчас они оказывают свое воздействие и на политические процессы в стране, пусть даже в латентной форме. Генезис сетей шел в таком порядке: в самом начале главенствовала сеть МойМир, которая затем отдала пальму первенства сети Одноклассники, затем ВКонтакте. Сейчас в нашей стране все большую популярность набирает сеть Facebook [4]. На данном примере хорошо прослеживаются и подвижки политических взглядов пользователей. Чрезмерная идеологическая ангажированность сети МойМир, начиная с 2013 года, носящая исключительно пророссийский характер, которая проявлялась в блокировании аккаунтов пользователей, имеющих альтернативное мнение, и навязывании “единственно верной” точки зрения на международные события, через бригады специалистов по сетевому троллингу, закономерно оттолкнула массу пользователей в сторону менее ангажированной на тот момент сети ВКонтакте.

После рейдерства компании в пользу Mail.ru Group и изгнания основателя и идейного лидера указанной социальной сети Павла Дурова сеть ВКонтакте также пошла по пути сети Мой Мир, что незамедлительно сказалось миграцией казахстанских пользователей в сторону сети Facebook, которая является свободной от идеологического давления площадкой, как и заявлено в миссии этой компании. Учитывая это обстоятельство, можно сказать, что рост числа пользователей Facebook в Казахстане предопределен, просто за отсутствием альтернативы такой свободе. Соответственно, казахстанские пользователи через указанную сеть попадают на арену конкурирующих идей, демократических процедур, что было невозможно ранее, что исподволь будет оказывать влияние на повышение политического самосознания казахстанцев.

Возможность поиска активных единомышленников в социальной сети является еще одним драйвером роста политической культуры казахстанцев, достаточно сказать о попытке официальной регистрации “Партии Фейсбук” в нашей стране в августе 2015 года, инициаторы которой говорили о возможности объединения 30 процентов протестного электората на этой площадке [5]. В то же время, стоит отметить, что роль и значение социальных сетей в Казахстане явно переоценены, в то время как роль телевидения, наоборот, недооценена, по крайней мере, в деле формирования идеологических предпочтений основной массы населения.

Вместе с тем, соцсети доказали свою эффективность в качестве инструмента мониторинга общественного мнения, показывая зоны повышенного общественного интереса к той или иной проблематике. Это обстоятельство учитывают в той же РФ, о чем можно судить по широкому задействованию автоматических систем мониторинга социальных сетей и блогосферы “Призма” и Wobot компании “Медиалогия” государственными органами [6].

Кроме того, соцсети можно в определенной мере использовать в качестве манипулятора общественным мнением, либо искусственно возбуждая интерес к той или иной теме, либо наоборот, микшируя внимание общественности через целенаправленное создание помех. Иначе говоря, репостирование и спойлерство – две ипостаси этого процесса, который осуществляется через сообщества троллей и ботов. Яркие примеры подобной целенаправленной манипулятивной деятельности в социальных сетях: убийство популярного российского политика Б. Немцова в феврале 2015 года (спойлерство сто стороны т.н. “кремлеботов”) [7], проведение антитеррористической операции в Донецкой и Луганской областях Украины в 2014 году (возбуждение агрессии аудитории) и т.д.

В Казахстане социальные сети также служат индикаторами напряженности в обществе, позволяя выявить те или иные “стрессовые точки” социума, отношение к той или иной проблеме либо персоналиям. Кроме того, в прошлом году были зафиксированы многочисленные попытки искусственного нагнетания интереса к ситуации, например, в рамках т.н. “дела Алиби (Жумагулова)” в августе, где основным инструментомманипулированияобщественныммнениемсталиименно социальные сети. Все это свидетельствует о том, что использование социальных сетей становится все более разнообразным и изощренным. Еще одной коммуникативной технологической инновацией, представляющей перспективный интерес для исследования, являются популярные мессенджеры для смартфонов и других устройств, позволяющие обмениваться текстовыми сообщениями и медиафайлами различных форматов (WhatsApp, Telegram и т.п.). Их использование началось сравнительно недавно, например, Telegram впервые начал свою работу в августе 2013 года, но за короткое время они завоевали популярность и даже стали фигурировать в политических новостях, например, в деле о блокировании WhatsApp в Иране из-за распространения сатирических высказываний о правительстве.

Мессенджер Telegram, специально разработанный для безопасной передачи данных, подвергается активной блокировке в ряде стран именно из-за этого свойства, например, в Китайской Народной Республике, где он мог, по мнению властей, использоваться правозащитниками, координирующими антиправительственные выступления. В октябре 2015 года П.Дуров заявил, что компания Telegram Messenger LLP отказалась помогать Ирану в слежке за гражданами и в цензуре, из-за чего работа приложения в этой стране была заблокирована [8].

Также компания Telegram Messenger LLP обвинялась в СМИ из-за того, что чаты этого мессенджера активно используются для агитации в пользу различных террористических организаций, например, ДАИШ (ИГИЛ). Компания даже была вынуждена отчитаться о блокировании

78 каналов на 12 языках, связанных с пропагандой религиозного экстремизма [9]. Впрочем, Павел Дуров, будучи ярым сторонником либертарианства, сразу же сделал замечание, что были блокированы лишь публичные чаты, а не личные переписки членов ДАИШ [10].

Вопросы о цензуре, свободном распространении информации и границах сотрудничества с государством в рамках обеспечения национальной безопасности не в ущерб приватности переписки пользователей стали камнем преткновения между сторонниками идеологии либертарианства и этатизма. Например, руководство компании Apple отказалось удовлетворить требования ФБР взломать систему безопасности и предоставить данные с iPhone Сайеда Фарука, устроившего стрельбу в Сан-Бернардино (США), из-за угрозы нарушения конфиденциальности информации пользователей [11]. Компания Google подержала протест Apple, также заявив о важности обеспечения безопасности личной информации [12].

В заключение необходимо отметить, что все вышеприведенные примеры говорят о необходимости интенсификации исследований в этой области со стороны казахстанских специалистов, так как они имеют непосредственные политические и идеологические корреляты. Дополнительный вес такого изучения влияния коммуникативных технологических инноваций обуславливается формированием новой политической культуры в Казахстане, ростом политического самосознания казахстанцев. Подобные исследования должны помочь устойчивому развитию Республики Казахстан как суверенной и независимой страны.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Брайант Дж., Томпсон С. Основы воздействия СМИ. - Москва, – С.425.
  2. Украинские телеканалы будут вещать в Казахстане. Депутаты Верховной рады: российское ТВ не дает объективной информации об Украине. - Rezhim dostupa URL: http://www.ratel.kz/raw/ukrainskie_telekanalyi_budut_veschat_v_kazahstane/ - (data obrashcheniya 2.2016).
  3. Facebook in 2030? 5 billion users, says Zuck. - Rezhim dostupa URL: http:// usatoday.com/story/tech/news/2016/02/04/facebook-2030-5-billion-users-says- zuck/79786688/ - (data obrashcheniya 15.2.2016).
  4. Названы популярные социальные сети в Казахстане января 2015 г. - Режим доступа URL: http://www.profi-forex.org/novosti-mira/novosti-sng/kazakhstan/ entry10082452 - (data obrashcheniya2.2016).
  5. Партия “Фейсбука” готовится к регистрации. - Режим доступа URL: http:// nakanune.kz/2015/08/18/партия-фейсбука-готовится-к-регист/ - (data obrashcheniya2.2016).
  6. Система “Призма” позволит спецслужбам взять пользователей Интернета под колпак. - Режим доступа URL: https://versia.ru/sistema-prizma-pozvolit-specsluzhbam- vzyat-polzovatelej-interneta-pod-kolpak- (data obrashcheniya 2.2016).
  7. “Я хочу закрыть эту фабрику лжи”. Режим доступа URL: http://www. novayagazeta.ru/politics/68627.html - (data obrashcheniya 2.2016).
  8. Is Telegram’s Compliance with Iran Compromising the Digital Security of Its Users? - Rezhim dostupa URL: https://advox.globalvoices.org/2015/08/28/is-telegrams- (data obrashcheniya 14.2.2016).
  9. Накликали беду. Как исламисты через соцсети обсуждали и координировали теракты в Париже.- Режим доступа URL: (data obrashcheniya 2.2016). 
  10. Of course not; only publicly available channels could be reported and blocked.- Режим доступа URL: https://twitter.com/durov/status/667053208976687104 - (data obrashcheniya 18.2.2016).
  11. Apple против ФБР. Почему взлом iPhone угрожает безопасности всех пользователей. - Режим доступа URL: http://ukrainianiphone.com/2016/02/apple-fbi- situation/ - (data obrashcheniya 2.2016].
  12. Google поддержал Apple, который отказался давать пароли террористов ФБР. - Режим доступа URL: http://ru.espreso.tv/news/2016/02/18/google_podderzhal_ apple_ - (data obrashcheniya2.2016].
Год: 2016
Город: Алматы
loading...