Конфуцианство и его роль в общественно-политической жизни современной Кореи

Аннотация. В статье рассматриваются особенности становления и развития общественной мысли и политических учений Южной Кореи. Данная статья представляет собой попытку разобраться в многообразных и сложных проблемах, связанных с формированием, развитием и современным состоянием общественно политической сферы на юге Кореи. В статье определены особенности развития корейского общества и его политической культуры, выделены непреходящие духовные и социальные ценности корейской нации. Значительное внимание уделено современной общественно-политической мысли Республики Корея.  

В ХХ веке наступил новый этап в истории человечества – сложилась система мирового хозяйства, процесс эволюции которой охватывает достаточно продолжительный период времени. Глобализация охватывает все стороны человеческого общества: политику, экономику, социальную жизнь, культуру, что ведёт к становлению общечеловеческой цивилизации.

Глобализация как всемирный процесс имеет как положительные, так и отрицательные стороны. Следствием ее являются миграционные процессы, охватившие все индустриально развитые страны, в том числе и Республику Корея.

Современные исследователи усматривают в процессе глобализации серьезные проблемы и сложности для развивающихся обществ в будущем, считая, что процессы глобализации влияют отрицательно на самого человека и главная задача человечества – забота о сохранении и развитии каждой человеческой личности. Следует отметить в условиях открытости мирокультурных связей и проникновения иной культуры, для неподготовленного человека очень важно и восприятие мировых культурных ценностей, без должного культурного воспитания и образования не позволяет отделить зерна от плевел. Поэтому влияние на молодых людей мировой культуры, ее лучших образцов должно сопровождаться культурологическим воспитанием. Усвоение мировой культуры должно быть построено на осознании собственной национальной культуры и традиций, что особенно важно в условиях глобализации [1].

И Корея – самая конфуцианская страна не является исключением. Как и всякая другая восточная страна, Корея имеет собственное лицо, ярко выделяющее ее среди соседних стран и народов. В восприятии иностранцев образ современной Кореи формируется, прежде всего, благодаря ее уникальной культуре и удивительной истории. Многие особенности, характерные для сегодняшней Кореи, своими корнями уходят в далекое прошлое страны, и чтобы понять ее сегодняшний день, необходимо заглянуть в историю.

Корейская культура самобытна, но как во всякой, даже очень оригинальной культуре, в ней можно обнаружить сильные внешние влияния. Из Древнего Китая в Корею пришли мировоззрение, иероглифическое письмо, система организации государства, архитектурные стили, способы обустройства жилища и многое другое. Конфуцианство с кит. – «Учение школы ученых-интеллектуалов».

Древнейшая философская система и одно из трех главных этико-религиозных учений (наряду с даосизмом и буддизмом) Дальнего Востока. Основателем считается Конфуций (551 – 479 до н.э). В чем сущность конфуцианских текстов? Развиваясь в виде своего рода социально-этической антропологии, конфуцианство сосредоточило свое внимание на человеке, проблемах его врожденной природы. Основное содержание учения Конфуция – это учение о правилах поведения, о правильной жизни. Это система политической и частной этики. Эта система ценностей, нацеленных на понимание окружающего мира и ставящего во главу угла человека, нашла отклик в душе корейского народа и стала основополагающим элементом жизни еще в эпоху Когуре (4 в. до н.э.) [2].

В период троецарствия под влиянием Китая, конфуцианство стало основой структуры правительства и администрации. Постепенно превращаясь в неотъемлемую часть образования и культуры, конфуцианские каноны утвердились в национальной идеологии. Во времена правления династии Чосон в школах и академиях обучение основывалось только на воспитании духовности и почитании предков, это период, когда конфуцианство переживало свой расцвет. А середина XVI века является временем установления правил поведения по конфуцианским канонам. Во времена Имджинской войны добровольческие отряды «Ыйбен» во главе конфуцианских и буддийских монахов нанесли немало ударов японской армии, а во время иностранной интервенции, конфуцианство выступало идейным антиподом западного учения – христианства. После аннексии Корея потеряла немало культурных ценностей, памятников, как конфуцианства, так и буддизма с захватом власти японцами конфуцианская система практически исчезла. Но, несмотря на это, вера в человека, уважение к старшим, система иерархии продолжали существовать в корейском обществе. Конфуцианство превращалось в национальный дух, в традицию, которую непременно нужно было сохранить во имя свободы. Это была этическая основа существования всего, начиная от семьи, заканчивая государством, концепция единения страны. Хотя конфуцианское учение, может быть, и потеряло свою былую роль основы системы власти и управления, тем не менее, нельзя сказать, что после стольких веков внедрения этой доктрины корейцы изменили свой образ мышления и отбросили обычаи и привычки, связанные с этой религиозной системой. Так, с одной стороны, корейцы почтительно относятся к возрасту, ценят общественную стабильность и испытывают уважение к образованию и совершенствованию [3].

После раздела страны по 38-параллели, Корейской войны, Южная Корея подверглась коренной модернизации своих устоев. Страна, стремящаяся к освобождению не только территории, но и культуры, вместо этого превратилась в «американскую марионетку». Но, в первые послевоенные годы, так или иначе, присутствие американских войск воспринималось как гарантия того, что нападение с севера больше не повторится. Так началась американизация корейской культуры.

Сегодня мы видим, что конфуцианские ценности подвергались самым разным влияниям на протяжении всего своего существования. Опыт глобализации привел к тому, что в Корее сейчас озвучены демократические ценности и построены институты, соответствующие этому (парламент, выборная система, неправительственные структуры и т.д.). Но все равно в обществе неизбывно живы конфуцианские каноны, имеющие философскую, религиозную, этико-правовую, политическую ценность. Развитие политической культуры до сих пор не обеспечило такого уровня общественно-политического плюрализма, защиты прав меньшинств и соотношения общественных и индивидуальных интересов, при котором можно было бы утверждать о полном торжестве демократии в Корее. Местная специфика развития демократического процесса связанна с сохранением в современных условиях базовых черт конфуцианской политической культуры, которая стремиться адаптировать само понятие демократии под свои традиционные начала. Я сфокусирую свое внимание на основных этических нормах конфуцианства, соблюдаемых в Корее. Это, прежде всего, пять добродетелей:

  • человеколюбие, усилия по поддержанию порядка и гармонии в обществе;
  • чувство долга, корпоративный подход к любым проблемам и консенсус при выработке практических решений;
  • чрезвычайно важная роль семьи и других социальных сообществ;
  • терпимость, бережливость, уважение к старшим;
  • исключительно важная роль образования [4].

Несмотря на стремительное развитие модернизационных процессов, политическая традиция Южной Кореи максимально сохраняет конфуцианское наследие, в общественном сознании современных корейцев государство по-прежнему занимает особое место: общество признает его как императив, отводит ему особую роль, культивируется преклонение перед государственной службой. Степень влияния конфуцианских установок, их роль в различных областях жизни по мере развития политической модернизации меняются, однако тяготение к сильной государственной власти остается.

Для конфуцианской философии характерен поиск гармонии как универсального принципа мироустройства. Гармонию в социальнополитической сфере способен обеспечить лишь традиционнокорпоративный путь достижения согласия. Национальный консенсус остается важнейшим элементом политической культуры дальневосточной Азии. Решения принимаются посредством длительных обсуждений и при поддержке почти всех участников дискуссии. Принятая на Западе система простого большинства редко приводит к столь единодушной поддержке власти, которой отмечен Восток. Государство, в свою очередь, пытается завоевать доверие народа и формировать общественное мнение.

Всовременномобщественномсознании Южной Кореипо-прежнему остается место традиционным представлениям о «правильном» социальном устройстве, этому способствуют непрекращающиеся апелляции к историческому наследию нации, проявляющемуся в таких мало симпатичных для западного либерала чертах, как иерархичность или корпоративность.

Образование в странах Азии является важнейшим инструментом достижения успеха в жизни. Семья жертвует многим, чтобы дать своим детям лучшее образование и обеспечить тем самым их будущее. Охраняя традиционные формы жизни и общественной деятельности, конфуцианское наследие культивирует в национальном сознании южнокорейцев ценность науки и образования, открывающего доступ к знаниям как к мерилу социального успеха и благополучия.

Также одна из особенностей корейцев культивирование аскетизма, самоограничение в еде, которое порой доводится до абсурда. В самоограничении многие корейцы видят предмет особой гордости.

Среди корейцев сильно развито чувство коллективизма, принадлежности к своему клану, школе, университету, провинции, конкретному месту жительства. Одновременно у них проявляется стремление к конкурентности, неуступчивости в соревновании с другим кланом, другим университетом и т. д.

В понимании идеологов «азиатской» демократии Восток должен адаптировать либеральную концепцию к местным условиям, в том числе отказавшись от воспроизводства некоторых ее компонентов. Особо превозносимые азиатским обществом черты – социальная ответственность и дисциплина – необходимое условие для построения здорового и жизнеспособного демократического государства. Они препятствуют развитию анархии и эгоизма, которые с точки зрения азиатов, сопряжены с превосходством либерализма на Западе. Конфуцианская система устанавливает для каждого участника социально-политического процесса, будь это общественный институт или индивидуальная личность, жесткие рамки и стереотипы мышления и поведения, причем многие из них существуют негласно, определяясь нормами бытового права и традицией. Также конфуцианство предъявляет высокие требования к личности в морально-этическом плане, настаивает на том, чтобы человек постоянно совершенствовался в духовно-нравственном отношении; и в древней, и в современной Корее главный показатель общественного престижа ученость, а потом уже принадлежность к знатному роду. Нравственные начала конфуцианства: коллективизм, самодисциплина, законопослушание, готовность к самопожертвованию и самоограничению, уважение к старшим – все это остается неотъемлемой частью политической культуры сегодняшней Южной Кореи. При этом реальная конфессиональная принадлежность или атеизм конкретного человека не выводят его из под влияния конфуцианских устоев в ходе реализации общественно-политических функций.

Однако не все южнокорейские политологи разделяют концепцию особых азиатских ценностей, даже в условиях традиционного общества существует группа сторонников либерализма. Они полагают, что рассуждения о традиционных ценностях лишь мешают нормальному развитию процесса демократизации. К числу приверженцев западного понимания демократии до последнего времени относился президент Ким Тэджун, который часто утверждал, что «теория особых азиатских ценностей есть не что иное, как миф, выдвинутый противниками процесса модернизации азиатских стран» [5].

Конфуцианская политическая культура в современной Корее не может не реагировать на новые социально-политические условия, она в какой-то мере становится сферой проявления модернизации. Несмотря на свою исключительную жизнестойкость, конфуцианская культурно историческая традиция постепенно меняет свои функции в различных областях жизни общества, проведение социально-экономической, а затем – политической модернизации во второй половине XX в. во многом облегчалось быстрым созданием управленческой прослойки, включавшей высшее и среднее звенья государственной бюрократии, соответствовавшей профессиональным, квалификационным и образовательным требованиям нового времени. Дееспособная и профессиональная власть в Южной Корее, от которой зависел успех национальной модернизации, должна была обладать широтой мышления, рационализмом, пониманием необратимости прогресса в экономической и политической сферах. Именно конфуцианская традиция в качественно новых условиях способствовала созданию новой бюрократической элиты Южной Кореи, взявшей на себя ответственность за судьбы страны и ее демократическое будущее.

Тяготение к либеральной демократии и ее адаптация к местной политической традиции составляют основу общественнополитического и идеологического процесса в Республике Корея, но политическая эволюция Южной Кореи этим не ограничивается. В ее современной идеологии прослеживается влияние многих представлений, в том числе религиозных: шаманизма, конфуцианства, буддизма, католицизма и протестантства. В целом, для общественного сознания Юга характерны идеологический плюрализм и удивительная веротерпимость, основанная на чувстве уважения и взаимном проникновении религий [6].

Конфуцианские ценности, интегрировав с западными ценностями, создали очень конкурентоспособный симбиоз, благодаря которому Корея вышла на те позиции, на которых она сейчас находится. Т.е. с одной стороны это исторически доказанные и позитивно влияющие конфуцианские ценности, которые насчитывают вековые традиции, а с другой стороны, свежий ветер с запада, позволивший Кореи выйти на мировой уровень.

Корейскому обществу не пришлось под давлением глобализации отказаться от традиционных ценностей, напротив, преимущество построение общества по конфуцианскому типу привело к оригинальному, успешному опыту трансформации из патриархальной аграрной страны в самодостаточное капиталистическое государство.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Байгожаева Д.Е. Понятие менталитета, ментальности этноса в гуманитарной науке//Известия КазУМОиМЯ им. Абылай хана. Серия «Международные Отношения и Регионоведение». 2014. – № 2 (16). – С.
  2. Габрусенко Т.В. Эти непонятные корейцы. – Москва: Муравей, 2003. – С. 34-41.
  3. Ким Г.Н. История религий Кореи. – Алматы: КазНУ, – С. 95-101.
  4. Ланьков А.Н. Быть корейцем. Москва: АСТ: Восток-Запад, 2006. – С.
  5. Симбирцева Т. Республика Корея. Карманная энциклопедия. – Москва: Муравей-Гайд, 2000. – С. 213-242.
Год: 2015
Город: Алматы
loading...