Характеристика сирийской политической оппозиции

В данной статье рассматриваются социально-политическая основа сирийского кризиса. Уже на протяжении полу века власть в Сирии находится в руках одной династии и одной партии. Подходы к изучению кризиса разные: для одних кризис является последствием противостояния на религиозной почве, а для западных стран источником конфликта является именно режим Башара Асада.

Последние события в Сирии показали, что демократическая оппозиция постепенно уступает свои позиции радикальным исламистским группировкам. Недавно начавшаяся конференция в Женеве показала, что демократические силы не имеют долгосрочной программы, отсутствует единство позиций. Рассматривая конфликт в Сирии как часть «арабской весны», хотелось бы дать характеристику политической оппозиции режиму Асада.

В последнее время в СМИ идут ожесточенные полемики по вопросу сирийского конфликта. Хотел бы внести и свою лепту, свое видение данной ситуации.

Сирия маленькая страна, поликонфессиональная и полиэтническая.

Основная масса населения арабы мусульмане и арабы христиане. В стране наряду с мусульманами мирно сосуществовали христиане и иудеи. Сирия является колыбелью Христианства и одним из основных духовных центров Ислама.

Нынешняя правящая элита во главе с ПАСВ (Партия Арабского Социалистического Возрождения) пришла к власти в результате военного переворота 6 марта 1963 года, когда президент Назим аль-Кудси был свергнут сирийскими военными. Вскоре после очередного переворота 1970 года власть перешла к Хафезу Асаду отцу нынешнего президента Башара альАсада. В стране была установлена военная диктатура.

Корни нынешнего сирийского конфликта уходят вглубь истории. Страна в 50-60-х гг. ХХ века была предметом раздора между исламистами во главе с Братьями мусульманами и исламскими социалистами во главе с ПАСВ. Геополитическое расположение Сирии тоже играет немаловажную роль в нынешнем конфликте. В Сирийском конфликте прямо или косвенно наряду с «Великими силами» замешаны и региональные страны как Турция, Иордания, Саудовская Аравия и Катар которые поддерживают оппозицию, с другой стороны Иран, Ирак поддерживающие официальный Дамаск. Число жертв конфликта составляет около полумиллиона, число беженцев больше миллиона. Экономический ущерб, нанесенный стране за 3 года конфликта, составляет больше десятка миллиардов долларов.

Сейчас в казахстанском обществе существуют различные трактовки и видения сирийского конфликта для кого-то это противостояние диктатора и демократической оппозиции, для кого-то война – это противостояние легитимной власти с религиозными экстремистами и террористами, и даже противостояние угнетаемого суннитского большинства с угнетателями шиитским меньшинством. В какой-то мере все три различные точки зрения имеют свою доказательную базу.

В Сирии продолжается противостояние оппозиции и сторонников президента Башара Асада. Едва ли не каждый день оттуда поступает двойственная информация, разобраться в достоверности которой подчас нелегко даже специалисту. Каждая из сторон конфликта уверяет международное сообщество в своей правоте, оперируя противоречивыми фактами.

Ситуация внутри оппозиции очень сложная. Складывается очень разнообразная картина. Многим, интересующимся событиями в Сирии, трудно разобраться во всѐм этом. Можно сказать, что сирийская оппозиция делится на ряд групп.

Первая группа составляет «Альянс национальных демократических» сил. Этот альянс существовал ещѐ при Хафезе Асаде. Тогда он находился в подполье. В этот альянс входила «Народная демократическая партия», которую сейчас называют также «нелегальной компартией», коммунистическое движение «Действие», партия «Арабское социалистическое возрождение». Они откололись от правящей партии. Это сторонники «Движения 25 февраля» группировки партии «Баас», которая правила страной с 1966 по 1970 год, когда Хафез аль-Асад в ходе переворота свергнул их власть и посадил их в тюрьмы. Также туда входят арабские юнионисты последователи Насера. Они позиционируют себя левыми националистами.

Национальный демократический альянс существовал до 2005 года. Потом участники этого альянса создали «Движение дамасской декларации» (ДД). В ДД входили всѐ те же силы и, кроме того, некоторые представители «дамасской весны». Например, Ареф Далиля, который считается одним из известных сирийских демократов. В движении также состоял Мишель Килу бывший коммунист, а сейчас независимый деятель демократического левого толка. В него входили ещѐ многие видные деятели местной дамасской буржуазии во главе с Риядом Сейфом, который был членом сирийского парламента, но потом начал критиковать Башара Асада за то, что тот фактически все прибыльные отрасли экономики отдал в распоряжение своему двоюродному брату Рами Махлуфу. Несмотря на то, что Рияд Сейф был в близких отношениях с Башаром Асадом, за критику его отстранили от работы в парламенте, а потом посадили в тюрьму. В итоге он перешѐл на сторону оппозиции. «Дамасская декларация» существовала на полулегальной основе около двух лет. Она имела свою резиденцию в Дамаске. Членов движения постоянно вносили в списки неблагонадѐжных, допрашивали, арестовывали, сажали некоторых из них в тюрьмы и потом освобождали. Но при этом они не прекращали свою деятельность. Потом сторонники движения создали программу мирного перехода от авторитарного, диктаторского режима к демократическому, многопартийному. Они предполагали, что возможна постепенная, мирная трансформация, безо всяких социальных или политических потрясений. После этой программы все деятели ДД были арестованы и находились в тюремном заключении около двух с половиной лет. Они вышли на свободу накануне революции 15 марта 2011 года [1, с. 23]. Основной движущей силой ДД, безусловно,  является «Народная демократическая партия» во главе с Риядом ат-Турком, которая имеет статус нелегальной компартии. Еѐ лидер сидел в тюрьме в общей сложности около 20 лет. Из них 17 лет он содержался в тюремном изоляторе. В Сирии он как Нельсон Мандела. Рияд ат-Турк предсказал сирийскую революцию. Накануне 15 марта 2011 года (после событий в Тунисе и Египте) он написал статью, в которой обратился к сирийскому народу со словами, что птица свободы кружит над Сирией. Уже тогда он предсказал Революцию. Спустя некоторое время внутри  ДД возникли  разногласия с представителями арабских националистов насеристов во главе с Хасаном Абд аль-Азимом. В ДД также вошли представители курдских партий. ДД носила чисто политический характер. В основном, это    политическая  программа:  переход от авторитарной, диктаторской формы правления к демократической многопартийности [2, с. 44].

Социальные требования, конечно, выдвигались, но на первом плане были политические цели. Когда состоялся арест участников движения в 2007 году, многим было непонятно, зачем это было нужно правительству. Они выдвигали очень спокойную программу, предполагавшую мирный, постепенный переход страны от авторитарной системы к демократической. Они предлагали сделать это цивилизованным путѐм. И было совершенно непонятно, за что их арестовали. Это одна из больших ошибок правительства. Они известны как деятели оппозиции, поскольку каждый из них сидел в тюрьме, многие по 10-15 лет на протяжении жизни. Они были известны в широких кругах населения и в арабском мире в целом.

Представители «Партии арабского единства», сторонники Насера, считали, что нужно вести диалог с правительством. Они были готовы идти на уступки правительству, когда началась революция в Сирии. другого мнения придерживались сторонники «Народной демократической партии» нелегальной компартии.

Нелегальная коммунистическая партия считала и считает, что правительство Башара Асада не подлежит реформированию, и нужно обязательно его свергнуть. Компромисс с ним не имеет смысла, поскольку режим диктаторский и жестокий. Дальнейший ход событий подтвердил точку зрения Рияда ат-Турка и неофициальной компартии «Народной демократической партии». Правительство показало своѐ истинное лицо, оказавшись не только авторитарным и диктаторским, но и кровавым.

В стране после событий 1980 года, Хафез Асад, отец Башара Асада жестоко расправился с исламским движением в городе Хама. После этого, фактически, внутри страны «Братья-мусульмане» не имели никакой партийной структуры, потому что достаточно было доказать, что человек является членом «Братьев-мусульман», и его могли ликвидировать, казнить. То есть, фактически, внутри страны партийную структуру они не имели. Физически Хафез Асад их ликвидировал полностью. Но они существовали за рубежом, в других странах в Европе, в арабских государствах, в Турции, в Великобритании. За рубежом они имели влияние [3, с. 10].

Когда начались события в Тунисе, а потом перешли в Египет, в Йемен и в Ливию, в Сирии существовали все условия для этого восстания. Сирийский народ на протяжении около полувека находится под руководством авторитарного, диктаторского режима. И политические предпосылки, безусловно, существовали. Народ тянулся к свободе, стремился к демократии. Огромный толчок дала «арабская весна». И, кстати, сирийский народ реагировал на это очень быстро. Особенно был под сильным влиянием Египетской революции. Во-вторых, народ был удивлѐн жестокостью режима, который сразу выбрал силовой путь. Эта жестокость способствовала нарастанию напряжѐнности.

В Сирии 70 % населения это люди от 20 до 35 лет. Среди них поголовная безработица. Более 80 % это молодые люди, которые окончили вузы, но не могут найти работу [4, с. 32]. Была такая ситуация, когда люди стремились к эмиграции в поисках карьеры и успеха. Многие действительно уехали в страны Арабского залива, в Турцию и другие государства, чтобы найти счастье и проявить себя. Правительство в этом плане, в плане социальной политики, потерпело полный провал. Кроме того, у нас добавился ещѐ один фактор: в Сирии за последние 6 лет была засуха. Особенно пострадали от этой засухи восточные районы страны. Власть ничего не сделала для преодоления последствий этой засухи.

Социальный фактор, безусловно, играл очень большую роль. У власти не было чѐткой социальной программы по решению проблемы безработицы. Кроме того, отрицательную реакцию молодѐжи вызвало то, что национальные богатства Сирии приватизированы элитой, находятся в руках родственников президента. Особенно наиболее прибыльные и доходные коммуникации, нефть, газ находятся в руках семьи.

Если смотреть формально, то существовали местные структуры самоуправления. Но, де-факто в Сирии всѐ решали спецслужбы и правящая партия. Чиновники местного уровня набирались исключительно из этих двух источников, это функционеры партии «Баас» и ставленники спецслужб. Никаких реальных выборов не было. Были назначения и никакой альтернативы.

Из-за неспособности Башара Асада решить эту проблему политическим путѐм, путѐм договорѐнности с оппозицией, и из-за того, что он выбрал силовой вариант, проблема переросла в региональную. Известно, что Сирия в регионе Ближнего Востока занимает особое место. Основные региональные игроки на Ближнем Востоке это Иран, Турция, Израиль, Египет и страны Арабского полуострова [5, с. 24]. Безусловно, есть определѐнное противостояние между двумя группировками. С одной стороны, Иран и Сирия с правительством Башара Асада и партия Хезболла в Ливане. К ним примкнул премьер-министр Ирака Нури аль-Малики. Они составляют определѐнный блок.

А второй блок это Турция, страны Арабского полуострова во главе с Саудовской Аравией и Египтом. Идѐт противостояние между двумя блоками. Безусловно, Саудовская Аравия и Турция заинтересованы в том, чтобы Сирия вышла из-под влияния Ирана. К сожалению, Башар Асад совершил очень большую ошибку, превратив Сирию в вассальное Ирану государство. Влияние Ирана в Сирии огромно. Это вызывало возмущение среди политических сил оппозиции и среди сирийского населения. Сирия должна была занимать самостоятельную позицию, а не зависеть от других стран, в особенности от Ирана. Такова региональная обстановка.

А мировые игроки тоже известны. Это, конечно, Израиль, США, страны НАТО, Россия, Китай и другие страны. Страны Арабского полуострова во главе с Саудовской Аравией союзники США. Это факт. И Турция тоже является союзником США (Турция член НАТО). Но, это не означает, что у них нет своих собственных интересов. Между Саудовской Аравией и США существуют определѐнные разногласия по вопросу ситуации в Ираке. Саудовская Аравия обвиняет США в том, что вторжение американцев во время правления Буша младшего в Ирак привело к тому, что американцы, фактически, подарили Ирак Ирану. И у неѐ есть большие претензии к США в этом плане. Поэтому Саудовская Аравия давит на США, чтобы они вытащили Сирию из-под влияния Ирана, потому что, если Иран будет продолжать доминировать над Ираком и Сирией, то это вызовет большие политические проблемы для стран арабского полуострова и для Турции, и для Египта. Вероятно, сейчас американцы и страны НАТО поняли, что они оказали большую услугу Ирану в результате вторжения в Ирак. США и другие страны Запада, конечно же, интересует безопасность Израиля и прислушиваются к мнению этой страны.

С одной стороны, Израиль хочет, чтобы Башар Асад остался у власти. Потому что с его правительством можно договориться. Кто будет после Асада неизвестно. Оппозиция придѐт к власти с новыми требованиями и может создать для Израиля новые проблемы. Поэтому для них лучше Башар Асад. Тем более, что со времѐн его отца, на протяжении более 40 лет, никаких военных конфликтов с Израилем не было. Они очень хорошо знали внутреннюю атмосферу сирийского правительства, и этим Башар Асад был очень удобен. Израиль давит на США, чтобы правительство Асада осталось у власти. Но, с другой стороны, Израиль заинтересован в том, чтобы Сирия вышла из-под влияния Ирана. Иногда высказывается мнение, что вслед за падением правительства Асада может случиться распад Сирии на малые этноконфессиональные государства, что приведѐт к ещѐ большей дестабилизации обстановки в регионе в целом [6, с. 18].

Правительство Башара Асада проводило политику дискриминации по отношению к курдам. Многие курды не имели никаких прав, были лишены гражданства. Политика правительства была такой, что курды не воспринимались как граждане Сирии. Их считали беженцами из Турции и Ирака. Оппозиция вопрос о предоставлении им гражданства находит справедливым. Стоит отметить, что Дамаск играл двойную игру с курдами. С одной стороны, он проводил политику их дискриминации и подавления. С другой стороны, он использовал курдскую карту против Турции. Отец Башара Асада на протяжении многих лет финансировал и поддерживал Курдскую рабочую партию. В 1998 году Турция пригрозила вторжением в Сирию, требуя от Хафеза Асада прекратить эту поддержку и финансирование, не вмешиваться во внутренние дела Турции. Оджалан, который сейчас находится в тюрьме в Турции, свободно проводил свою деятельность на территории Сирии. Сирия пошла на уступки Турции и выдала Оджалана. После этого Сирия потеряла доверие курдов [7, с. 20]. Но, сейчас Башар старается опять разыграть эту карту, вновь пытается финансировать и поддерживать партию.

Главная ошибка оппозиции в том, что они находились под сильным влиянием событий в Ливии, где страны Запада очень быстро мобилизовали свои силы и сыграли основную роль в свержении правительства Муаммара Каддафи. Сирийская оппозиция считала, что также будет и в Сирии. А надо было изначально опираться на свои силы. Дальнейший ход событий показал, что никто из региональных и мировых игроков не будет вмешиваться. Но, с другой стороны, мы видим, что Иран ведет активную деятельность в Сирии. Для Ирана этот конфликт битва за Иран, потому что в самом Иране проблем немало, и если правительство Асада рухнет, то Иран может постичь та же участь.

 

Список литературы

  1. Гасратян М.А. Курдский вопрос в Западной Азии в начале XXI в. М., 2010.
  2. Долгов Б. Арабская весна: итоги и перспективы. – Режим доступа URL: http://www.perspektivy.info/book/arabskaja_vesna_itogi_i_perspektivy_ 2012-04-19.htm (дата обращения 09.2014).
  3. Комлева Н.А. Арабская весна: геополитический аспект. – Режим доступа URL: http://www.philos.lv/Citu_raksti/Arabskaja.html (дата обращения 19.09.2014).
  4. Хабиб Имад М. Х.Асад и проблема демократического мироустройства.
  5. Дамаск,
  6. Hinnebusch R.A. Syria: Revolution from Above. Contemporary Middle East. London New York: Routledge,
  7. Ozay Murat Aydogdu. Fourty five years of Turkish foreign policy towards Syria: Under the shadow of Union of Soviet Socialist Republics (USSR). Istanbul,
  8. Barr, Cameron W. Syrian Test new signs of freedom // The Christian Science Monitor. 13.02.01. – Режим доступа URL: http://www.csmonitor.com – (дата обращения 09.2014).
Год: 2015
Город: Алматы
loading...