Девятнадцатый век в «глобальной трансформации» Барри Бузана и Джорджа Лоусона

В данной работе проводится обзорный анализ статьи Б.Барри и Дж. Лоусона «Глобальная трансформация: девятнадцатый век и формирование современных международных отношений». Авторы статьи считают, что в отличие от многих других обществоведов, теоретики международных отношений недооценивает влияние 19-го века на свой основной предмет изучения. Работа Б.Бузана и Дж. Лоусона восполняет этот пробел и рассматривает тенденции девятнадцатого века, в которых процессы индустриализации, рационального государственного строительства и идеологии прогресса способствовали дестабилизации существовавших форм порядка и продвижению новых институциональных образований.

Понятие «глобальная трансформация» появилось в 60-х гг. XX века в трудах американских и французских политологов. Представители разных научных школ и течений этот термин понимают и используют по-разному. Широко используемое его значение заключается в специфике современного этапа глобализации, характеризующейся высокой интенсивностью воздействия во всех областях общественной жизни. Наиболее известным теоретическим трудом, посвященной этой теме является книга британских ученых: «Глобальная трансформация: политика, экономика, культура» Д.Хелда, Э.Макгрю, Д.Гольблатта, Дж. Перратона [1].

Эту тему, различные ее аспекты развивают и другие социологи, политологи. Среди них специалисты по международным отношениям Барри Бузан и Джордж Лоусон. Барри Бузан – профессор Лондонской школы экономики и политических наук, видный представитель английской школы теории международных отношений, автор многочисленных статей и монографий по истории и теории международных отношений. Основная идея в научных трудах Барри Бузана заключается в том, что также как люди живут в обществах, которые они сформировали, также и государства живут в международном обществе, которые они формируют. Джордж Лоусон – профессор той же школы, несмотря на молодой возраст, автор многих работ по социологии и международным отношениям.

Плодом научного содружества этих ученых является планируемая к выпуску в январе 2015 года книга: «Глобальная трансформация: история, современность и формирование международных отношений» («The Global Transformation: History, Modernity and the Making of International Relations»). Некоторые концептуальные идеи данной книги опубликованы еще в 2012 году, в статье: «Глобальная трансформация: девятнадцатый век и формирование современных международных отношений» («The Global Transformation: The Nineteenth Century and the Making of Modern International Relations»).

В своих последних работах, посвященных глобальным изменениям современности, профессор Б.Бузан склоняется к мысли, что самые серьезные события произошли в XIX веке. Ученый считает, что хотя точкой отсчета для современных событий является 1648 год (Вестфальский мир), наибольшие преобразования, которые сформировали современный мир, произошли в девятнадцатом веке. Эта была модернизация, повлекшая за собой глубокую трансформацию международного общества.

В статье «The Global Transformation: The Nineteenth Century and the Making of Modern International Relations», написанной в соавторстве с Джорджем Лоусоном, профессор Барри Бузан аргументирует свою концептуальную идею историческими фактами и событиями так называемого«долгого 19-го века».

Авторы вышеуказанной научной статьи считают, что в отличие от многих других обществоведов, теоретики международных отношений недооценивает влияние 19-го века на свой основной предмет изучения. В результате этого упущения специалисты международники не в состоянии понять, каким образом глубокое изменение конфигурации власти в период "долгого 19 века" способствовало оформлению основных характеристик современного международного мироустройства.

Работа Б.Бузана и Дж.Лоусона восполняет этот пробел и рассматривает тенденции девятнадцатого века, в которых процессы индустриализации, рационального государственного строительства и идеологии прогресса способствовали дестабилизации существовавших форм порядка и продвижению новых институциональных образований [2]. Усилившийся характер милитаристской внешней политики государств используется для иллюстрации этих изменений.

В статье делается вывод о том, что некоторые концептуальные положения теории международных отношений могут быть заново сформулированы посредством более четкого понимания "глобальной трансформации‘.

Авторы статьи считают, что отсутствие внимания специалистов на девятнадцатый век ослабляет основы теории международных отношений. Большая часть тематики дисциплины – от проблем суверенитета и неравенства до обширной тематики политической экономии, межгосударственных взаимодействий и военных отношений – имеют свои корни в динамических преобразованиях 19-го века.

Действительно, основные даты, вокруг которых построена традиционная история международных отношений, это – 1500 год (открытие морских путей из Европы в Америку и Индию), 1648 год (возникновения современного Вестфальского понятия «суверенитет»), 1919 и 1945 годы (две мировые войны и начало холодной войны как главные противостояния за мировую гегемонию), и 1989 год (окончание холодной войны и биполярности). По мнению Бузана и Лоусона эти даты не раскрывают основную динамику, которая установила современный международный порядок.

Более того, эти обычно используемые исторические ориентиры не только не являются точными, но и дают ложное направление исследователям. Они подчеркивают распределение власти, не сосредотачиваясь на основных режимах власти; они сосредотачиваются на воздействии войн, не принимая во внимание общественное развитие, которое дало им начало.

Как только признается масштабность изменений, произошедших в течение 19-го века, становится понятным, что современный миропорядок определен не только движущими силами, являющихся последствиями 1500, 1648, 1919, 1945, или 1989 годов. Человечество живет и, вероятно, все еще будет жить в течение определенного времени в мире, определенном последствиями 19-го века.

Таким образом, чтобы теория международных отношений достигла более четкого понимания основной области исследования, глобальная трансформация 19-го века должна оказаться в центре внимания исследователей. 

Ученые рассматривают причины этого упущения и приводят аргументы, почему этот пробел создает трудности для понимания формирования и институционализации современного международного порядка. Аргумент первый заключается в том, динамичная последовательность изменений, происходивших в течение 19-го века, переплелась в мощной конфигурации, которая изменила социальные основы глобального миропорядка; а второй аргумент в том, вся эта конфигурация продолжает служить основой для большей части современных международных отношений.

В дополнение к этому, авторы работы уточняют, что говоря о «19-м веке», они не имеют в виду стандартные рамки международных отношений 1815-1914 годов. Они расширяют хронологические рамки условного «девятнадцатого века», включая некоторые аспекты конца предшествующего 18-го века, видят его продолжение непосредственно в 19-м веке, и затрагивают первые десятилетия 20-го века. Данное понимание сродни понятию «долгого 19-го века» Эрика Хобсбома, с его началом условного периода от революционных событий в Америке, Франции и Гаити до Первой мировой войны в окончании [3, c. 28].

Б.Бузан и Дж.Лоусон пишут об опасности заявлений о том, что новое время уникально европейским развитием, являющимся результатом эндогенных цивилизационных событий. Напротив они соглашаются с теми, кто заявляет о том, что многие процессы, которые сформировали исторически определенную конфигурацию «глобальной модернизации», были порождены за пределами Европы.

Европейское развитие было асинхронным и интерактивным, порожденное участием «разнородных сообществ» народов, институций и методов. К примеру, британское развитие опиралось на позиции имперского центра с экономикой, вскормленной сырьевым материалом, полученным от принудительной практики (рабство, кабальный труд и плантационное хозяйство) [4, c.101]. Авторы статьи подчеркивают, что не поддерживают евроцентристское мнение о «европейском чуде».

Имея в виду предпосылки важных процессов 19-го века, они подчеркивают взаимосвязанный характер индустриализации, рационального государственного строительства и идеологии прогресса, которые были порождены внешними и внутренними процессами, происходившими в северо-западной Европе в конце 18-го века.

Под индустриализацией авторы понимают коммерциализацию сельского хозяйства и двухэтапную промышленную революцию, которая породила тесно связанный мировой рынок. Расширение рынка принесло новые возможности для сосредоточения власти, не в последнюю очередь из-за тесной связи между индустриализацией, изменением прав собственности и форм эксплуатации. Действительно, индустриализация в одних государствах (например, Великобритания) переплеталась со значительной деиндустриализацией других (к примеру, Индия).

Под рациональным государственным строительством Бузан и Лоусон подразумевают процесс, когда многие административные и бюрократические полномочия развивались в пределах национальных территорий.

Наконец, под «идеологией прогресса», исследователи понимают учения, основанных на идеалах прогресса, такие как современный либерализм, социализм и национализм, и которые в частности были связаны с понятиями эпохи Просвещения. Тем не менее, в очередной раз проявилась темная сторона некоторых из этих идеологий – прогресс был тесно привязан к «цивилизации», что оправдывало принудительные методы против «варваров» «неудачников».

Указанные институциональные изменения способствовали образованию существенного разрыва между развитием нескольких европейских государств и остальной части мира. К концу 19-го века четыре государства (Великобритания, Франция, Германия и Соединенные Штаты) обеспечивали две трети промышленного производства в мире. Одна из этих держав, Великобритания, стало первой мировой супердержавой, гражданами которой являлась четверть населения планеты, как своих граждан, и пропорционально столько же территории [5, c. 58].

Б.Бузан и Дж.Лоусон также отмечают, что не все изменилось в течение 19-го века: сельское хозяйство и неуглеродное производство осталось важным компонентом большинства экономических систем. В частности, в Европе (за исключением Великобритании) даже в 1900 году от одной четверти (например, Голландия) и до двух трети (к примеру, Италия) населения работало в сельском хозяйстве.

Интенсивная торговля, улучшение транспортных систем и систем связи, а также колониальные методы, создали более сплоченную, более интегрированную международную систему. Как следствие, уровни взаимозависимости возросли, делая общества более открытыми событиям в другом месте. Однако, в течение 19-го века, разрыв развития между обществами еще более увеличился, чем когда-либо прежде [1, c.42].

Образовавшееся неравенство в развитии способствовало появлению иерархического международного порядка, учреждение которого определяет основную общность между 19-м веком и современным миром.

Для иллюстрации своих утверждений Бузан и Лоусон приводят в общих чертах ряд важнейших событий так называемого «долгого 19-го века»:

  • 1789 год: Французская революция развивает принципы республиканства и народного самоуправления, противостоящих династийному и аристократическому управлению. При этом используя новые средства организации, такие как «levée en masse» (мобилизация масс).
  • 1840 год: Эта дата ярко показывает, как торговля тканью между Индией и Великобританией полностью изменилась, иллюстрируя перемену в торговых отношениях между Европой и Азией, с учреждением неравных отношений между индустриальным центром и периферией сбыта товара. 
  • 1842 год: Первая Опийная война показала, что британцы одержали верх над наиболее сильной классической азиатской державой, установив существенное неравенство в военной силе между центром и периферией.
  • 1857 год: индийское восстание 1857 года вынуждает Великобританию взять на себя формальное управление субконтинентом, что привело позднее к антиколониальным движениям.
  • 1859 год: спуск на воду французского броненосца «La Gloire» открывает эпоху промышленного производства вооружения. Начинается гонка за постоянное технологическое улучшение оружия. Это становится основным фактором в военных отношениях между великими державами.
  • 1862 год: британский Закон о компаниях означил сдвиг в сторону создания фирм ограниченной ответственности, открывая путь к формированию транснациональных корпораций, как влиятельных акторов международного сообщества.
  • 1865 год: Международный Телеграфный Союз становится первой постоянной межправительственной организацией, символизируя появление постоянных учреждений глобального управления.
  • 1866 год: открытие первого трансатлантического телеграфного кабеля связывает планету быстрой коммуникацией.
  • 1870 год: объединение Германии служит признаком утверждения национализма как институции международного сообщества, а также выдвигает на первый план централизацию в распределении власти.
  • 1884 год: Международная меридианная конференция устанавливает мировое стандартное время, что послужило улучшению интеграции торговли, дипломатии и коммуникации.
  • 1905 год: Япония одержала победу над Россией и становится первой неевропейской (азиатской) великой имперской державой [2, c. 18].

Указанные исторические даты помогают ориентировать международные отношения в ряде спорных вопросов, согласно современным реалиям:

  1. a) возникновение и институционализация международного порядка центр периферия, который был вначале установлен в период глобальной трансформации;

б) пути глобальной модернизации, которые послужили укреплению внутриобщественных взаимоотношений. Вместе с тем они также и углубили различия между обществами;

в) взаимосвязи между войной, индустриализацией, рациональным построением государства и стандартами цивилизации;

г) центральная роль, которую играют идеология прогресса с ее узакониванием существующей политики, начиная от научных достижений до принудительного вмешательства;

д) централизация имперской политики и сопротивление формированию современного международного порядка.

Исследователи утверждают, что изучение процессов, происходивших на внутреннем социальном уровне, международных тенденций и событий периода 19-го века, являются ключом к пониманию особенностей формирования современного международного сообщества и основных черт современных международных отношений. В таком случае, теория международных отношений нуждается в переосмыслении многих основных сфер своих интересов и пересмотре большей части вопросов, актуальных для сегодняшнего дня.

 

Список литературы

  1. Global transformations: politics, economics, culture / David Held, Anthony 
  2. McGrew, David Goldblatt, Jonathan Perraton. Stanford University Press, 1999. 556
  3. Buzan, Barry, Lawson, George. The global transformation: the nineteenth century and the making of modern international relations // International studies quarterly. – 2013. 59 (1).
  4. Международные отношения: теории, конфликты, движения, организации: учебное пособие / под ред. П.А. Цыганкова. – Москва, 2007.128 с.
  5. Сирота Н.М. Глобализация: политические аспекты: Учебное пособие. СПб.: ГУАП, 2007. 184 с.
  6. Hutton Will. Them and Us. Changing Britain. Little, Brown Book Group, 2011. 446
Год: 2015
Город: Алматы