"Незападный путь модернизации общества: специфика и особенности"

В статье представлены особенности незападной модели развития государств и ее отличий от западной модели. Особенность заключается в том, что страны, развивающиеся по незападному пути, выбирают такой путь, когда перенимается лучший опыт, достигнутый странами в разных областях экономики, но при этом они сохраняют свою самобытность.

Модернизация это процесс изменения каких-либо объектов, придание им современных свойств, которые соответствуют требованиям времени. Модернизация – это также процесс усовершенствования, с помощью обновления оборудования, реформ, социальных взглядов, культуры. Модернизация делится на экономическую, политическую, культурную и социальную.

Классические труды, описывающие модернизацию, принадлежат О.Конту, Г.Спенсеру, К.Марксу, М.Веберу, Э.Дюркгейму и Ф.Тѐннису. В большинстве классических концепций модернизации акцент делается на формировании индустриального общества, модернизация рассматривается как процесс, протекающий параллельно индустриализации, как превращение традиционного аграрного общества в индустриальное. Она рассматривается с точки зрения трансформации системы хозяйства, технического вооружения и организации труда [1].

Запад оказывает двоякое воздействие на незападный мир: он предлагает ему свои идеалы, и он может навязывать свои представления как заведомо более высокие. Религией Запада является свобода, поэтому все изменения в незападном мире, пытающемся догнать Запад, начинаются с изменения отношения к свободе. Иногда выбор свободы какой-либо незападной страной является сознательным и выстраданным. Часто понятие свободы и ее установления переносятся на неготовую для этого почву вследствие активности прозападных элит, увлеченных пафосом свободы и мечтающих о свободе как предпосылке развития, преодоления отсталости и превращения своей страны в высокоразвитую.

Однако их замысел бывает непонятным населению, порой живущему сейчас, как столетия или даже тысячелетия назад. Элиты активно проводят западные идеи в жизнь, сталкиваясь с необходимостью принудить население к новому непонятному ему образу жизни. Они предлагают привлекательные перспективы, и вместе с тем принуждают, приучают к свободе путем создания соответствующих институтов, законов, идеологий. Одной из наиболее распространенных идеологических аксиом переходного периода является обвинение страны, народа в отсталости. Пробуждая в народе чувство стыда за отрыв от развитых стран, чувство вины за собственную отсталость, элиты стремятся мобилизовать население для радикальных перемен. Среди средств легитимации изменений играет немалую, а иногда даже решающую роль указание на фактор отсталости перед лицом западного вызова, следствием чего может стать зависимость от Запада.

С появлением Запада их очевидные различия оказались в значительной мере стертыми их общими отличиями от Запада. Запад настолько в корне отличался от других регионов мира, что стало возможным говорить о незападном мире.

Понятие прогресса предполагало непрерывное движение к высшему показателю (материальному, научному, гуманитарному), пример достижения которых давал Запад. Быстрое развитие было сутью западной модели существования. Горизонты прогресса не ограничивались уже достигнутым западными странами, а включали ближнюю и дальнюю перспективу его будущего развития и, в принципе, безграничность западных, и, как казалось, и человеческих возможностей. На видимые рубежи прогресса, нередко даже превосходя их, всегда выходила узкая группа стран. Другие страны что-то получали от плодов этого прогресса, но не являлись сами его активными носителями. Однако не участвовать в этом, не стремиться к прогрессу в своих странах они не могли. Это означало бы для них прогрессирующее отставание, вольную или невольную зависимость от более развитых государств, потерю динамизма, неизбежную деградацию. Чтобы избежать этого, ―менее счастливые страны‖ уже с шестнадцатого века начали гонку за лидером. Разумеется, и без этой гонки им был присущ некоторый собственный темп развития, собственные движения в сторону улучшения их жизни, ее усложнения и порождения новых возможностей. Но теперь они хотели изменить свой естественный ритм развития, ускорить его, максимально приблизить к западному и в соответствии с заданным Западом направлением. Такая задача требовала переделки своей внутренней природы, традиций, существующих обычаев. Этот процесс национального ускорения, приближения к современному (modern) Западу стала именоваться модернизацией.

Находясь в одном пространстве мировой истории, западные и незападные общества оказались в разных временах. Время Запада было Новым временем, отличным от средневекового, традиционного, стремительным, идущим вперед, насыщенным событиями, постоянным обновлением. Время незападных обществ оставалось традиционным, таким, каким оно было прежде – медленным, идущим вперед, но часто как бы возвращающимся назад, зацикливающимся на повторении уже имеющегося опыта. ―Остальное‖ человечество, составляющее большинство населения Земли, жило по своим традиционным ритмам, ищущая Новое время только через западное влияние. Западные ценности становились все более притягательными для элит незападных стран.

Но в конечном итоге появляется особый тип ответа – модернизация как стремление незападных обществ измениться в сторону приближения своей экономики, политики, культуры к западному миру. На что следует сразу обратить внимание это принципиальное отличие модернизационных процессов, происходивших на Западе, и во всем остальном мире. Запад стал первым (и пока единственным) регионом мира, где модернизация практически полностью вытеснила традиционное общество со всеми его характерными чертами. Кроме того, именно Запад стал «инициатором» начала модернизации во всех остальных цивилизациях.

Главное отличие модернизации западной цивилизации и всего остального мира заключается в том, что в первой предпосылки модернизации вызревали на протяжении столетий, и она в большей или меньшей степени была органичным, естественным процессом. Первичные формы капиталистического предприятия (мануфактуры, раздача сырья на дом) появляются уже в XIV XV вв. Зарождается, и прогрессирует механизм капиталистического производства и обмена. Сначала возникают его отдельные звенья, затем между ними происходят контакты, «замыкания», что приводит в движение всю цепь хозяйственной жизни. При этом в большинстве европейских стран аграрная революция предшествует промышленной, что обеспечивает необходимую сырьевую базу и приток рабочей силы для индустриализирующегося города. Аналогичным образом накапливались социальные факторы буржуазного развития – классовое и профессиональное расслоение в обществе, сближение торгового и промышленного предпринимательства, рост третьего сословия. На смену солидарности и единству приходит тотальная конкуренция, а продуктивность приобрела роль одной из высочайших моральных ценностей. Огромное значение имела Реформация, которая обосновала принцип автономии личности религиозными аргументами, причем, в отличие от элитарной культуры Возрождения, овладела массовым сознанием. Как доказал немецкий социолог М. Вебер, протестантская этика, поощряя мирскую активность и приобретательство, стимулировала буржуазное предпринимательство.

В остальных странах и регионах модернизация обладает существенными особенностями по сравнению с Западом. Дело не только в сдвинутых на столетия сроках развертывания модернизации, но и в меньшей степени ее органичности. Импульс развития в значительной мере исходит извне от мирового «центра», Запада, который выступает не только в качестве примера, но и угрозы для остальных стран. Как отмечает П.Штомпка [2], «предпосылкой модернизации является сосуществование различных обществ. Те, кто отстает в своем развитии, вынуждены модернизироваться, в противном случае они терпят поражение». Правда, общество, где совершается запоздалая модернизация, может использовать уже имеющиеся, готовые достижения более развитых стран. Но проблема заключается в том, чтобы приспособить местные традиционные структуры и ценности к овладению этими достижениями — причем в короткий исторический отрезок времени, занимающий, по сравнению с веками европейской эволюции, жизнь всего трех-четырех, а иногда даже одного-двух поколений.

Каковы же главные отличия модернизации традиционных обществ от подобных процессов, происходивших в Европе? Здесь можно выделить два периода. Первый охватывает период с начала колониальной экспансии Запада до начала XX в. В данный период модернизацию активно проводили такие страны, как Россия, Турция, Япония, некоторые восточноевропейские государства. Мануфактурный период здесь был значительно сокращен, индустриальный рывок практически сразу начался с фабрики, с машинного производства. Такие источники первоначального накопления, как внешняя торговля и эксплуатация колоний, были сильно ограничены. Более того, сам Запад сильно затруднял проникновение модернизирующихся стран на внешние рынки. Это вынуждало изыскивать другие источники накопления (усиленное налоговое обложение и др.), а также внешние и внутренние займы, что приводило к ужесточению эксплуатации населения. Форсированный характер модернизации вызывал различные диспропорции в политическом и экономическом развитии: отставание аграрной сферы от индустриальной, расслоение в доходах, различные противоречия и конфликты в обществе. Еще одна особенность процесса модернизации в этот период — повышенная роль государства.

На рубеже XIX XX вв. начинается второй период. «Запад стал вывозить капитал и создавать на чужих землях анклавы «дополняющей» его промышленной экономики, выстраивать свою «периферию». Трудности и противоречия данного этапа модернизации, зачастую невозможность ее проведения на капиталистических рельсах привели к тому, что возникает новый, альтернативный путь модернизации социалистический (Россия, Китай и др.). Параллельно социалистической модернизации в ряде стран Азии, Африки и Латинской Америки активизируется другой тип модернизации вестернизация, или зависимое развитие путем копирования западных структур, на рельсах периферийного капитализма. Как правило, данные государства изначально интегрировалась в общемировой процесс модернизации через систему колониализма и зависимости, в качестве сырьевого придатка «центра». Впрочем, после развала СССР и распада социалистического блока именно этот тип стал доминирующим в развивающихся странах. К нему присоединились многие государства, прежде развивающиеся по социалистическому пути. Важной особенностью является то обстоятельство, что модернизация здесь осуществляется в эпоху обнаружения и быстрого обострения глобальных проблем. Демографический, экологический и продовольственный кризисы становятся для молодых государств объективными ограничителями развития наряду с неоколониальной эксплуатацией Запада. Во-вторых, страны «центра» уже входят в постиндустриальную фазу, что увеличивает разрыв в развитии между ними и периферийными странами, усложняет задачи модернизации в развивающихся странах.

Но типов этой модернизации существует два вестернизация и самобытное развитие. Движущие силы и содержание этих двух типов модернизации сильно различаются.

Одним из вариантов модернизации традиционных обществ в условиях глобализации является вестернизация (от англ. west — запад) — процесс трансформации, в самом общем смысле подразумевающий осуществление западного сценария развития.

Согласно концепции В.Г. Федотовой, «вестернизация это процесс перехода от традиционных обществ ксовременным путем прямого переноса структур, технологий и образа жизни западных обществ».

Вторым (наряду с вестернизацией) основным типом модернизации является самобытное развитие. Данный вариант модернизации подразумевает трансформацию общества на собственной культурной, традиционной, основе, что впрочем, не означает полное «закрытие» общества, его изоляцию. Некоторые западные механизмы (например, технологические) могут заимствоваться, но они «перевариваются» на собственной культурной почве и используются для главной цели отстаивания независимости от цивилизации-гегемона (Запада). С этой целью мобилизуются традиционные механизмы, выстраиваются собственные экономические и социальные структуры.

В этих условиях возникает непростая дилемма. С одной стороны, общество должно модернизироваться, чтобы выстоять перед экспансией западной цивилизации и справиться с другими проблемами современности. С другой, сохранить свой традиционный базис, не допустить распада и разлада в обществе. Иными словами, необходимо осуществить модернизацию на собственной культурной почве. Эта возможность осуществляется на рельсах самобытного развития, означающего альтернативный вестернизации тип модернизации [3].

Одним из ярких примеров модернизации общества является Сингапур. Модернизация Сингапура прошла с 1959 по 1990 годы под руководством Ли Куан Ю. В момент обретения независимости Сингапур представлял собой маленькую бедную страну, которой приходилось импортировать питьевую воду, строительный песок и самые насущные виды сырья. Стратегия экономического развития правительства Ли Куан Ю строилась на превращении Сингапура в финансовый и торговый центр Юго-Восточной Азии, а также на привлечении иностранных инвесторов. При обретении независимости Сингапур страдал от высокой коррупции. Началось с законодательной реформы, целью которой было устранение всякой возможности двойного толкования закона и какойлибо двусмысленности. Упрощалась процедура регистрации производственных фирм (вплоть до отмены лицензирования) открытие своего дела и привлечение инвесторов ставилось на первое место. Далее последовал жесткий отбор пожизненных судей и установка им очень высоких окладов, установление равенства закона (в т. ч. и для членов правительства и родственников премьера). Несогласным пришлось сесть в тюрьму или бежать из страны. Несогласными оказались и часть бывших сподвижников и даже родственников премьера. Очень жестко подавлялась мафиозная деятельность. Законодательная система страны была унаследована от английского колониального правления. Зарплата сингапурского судьи достигла нескольких сот тысяч долларов в год (в 1990-е годы свыше 1 млн. долл.). Были жѐстко подавлены триады (организованные преступные группировки). Личный состав полиции был заменѐн с преимущественно малайцев на преимущественно китайцев. Госслужащим, занимающим ответственные посты, были подняты зарплаты до уровня, характерного для топ-менеджеров частных корпораций. Был создан независимый орган с целью борьбы с коррупцией в высших эшелонах власти. Ряд министров, уличѐнных в коррупции, были приговорены к различным срокам заключения, либо покончили жизнь самоубийством, либо бежали из страны. В итоге Сингапур (в соответствии с международными рейтингами) стал одним из наименее коррумпированных государств мира. Уровень преступности в Сингапуре один из самых низких в мире, при этом законы в Сингапуре достаточно суровые, существует смертная казнь. Проявление национальной вражды и ненависти карается законом. Некоторые преступления ведут к наказанию палками, некоторые к смертной казни. За особо жестокое убийство и торговлю наркотиками полагается смертная казнь.

В Сингапуре имелось множество различных национальных школ, которые получили единые минимальные стандарты. Английский язык стал обязательным для изучения во всех школах, вузы были переведены на преподавание на английском языке. В 1960-1970-х годах государственным языком №1 был объявлен английский на нем пошло преподавание в школах и вузах, хотя остальные государственные языки никто не отменял, и они благополучно продолжают применяться: китайский, тамильский и малайский.

Правительство тратило крупные суммы на обучение сингапурских студентов в лучших университетах мира. Правительство придавало большое значение тому, чтобы сделать большинство населения собственниками жилья. В 1960-е годы была создана система ипотечного кредитования, резко выросло жилищное строительство и к 1996 году лишь 9 % квартир сдавались внаѐм, а остальные были заняты собственниками. Сингапур превратился в одну из самых спокойных в смысле коррупции стран. Уровень дохода на душу населения стал одним из самых высоких в мире. Американские инвесторы заложили основы высокотехнологичной промышленности: Сингапур один из крупнейших в мире производителей CD-приводов, развилась судостроительная промышленность и финансовые институты. Сингапур владеет сетью отелей Swissotel.

 

Список литературы

  1. Федотова В.Г. Модернизация ―другой‖ Европы. М.,
  2. Штомпка П. Социология социальных изменений / под ред. В.А.Ядова. М.: Аспект Пресс,
  3. Красильщиков В.А. Модернизация и Россия на пороге XXI века // Вопросы философии; 1993.
Год: 2015
Город: Алматы