Внешнеполитический потенциал взаимодействия ЮАР по линии международных организаций и отмена санкций против ЮАР

В статье речь идет о политике, предпринимаемой лидерами ЮАР в отношении отмены санкций против этой страны и ее вывода из всемирной изоляции на международную арену в 90-е годы ХХ века. В статье также говорится о сотрудничестве ЮАР с некоторыми международными организациями в сфере торговли, экономики и культуры. В заключительной части речь идет об участии ЮАР в урегулировании ряда конфликтов на территории африканского континента и международного признания ЮАР мировым сообществом. 

Как правило, успехи южноафриканской дипломатии на международной арене соотносились с продвижением по пути демонтажа апартеида и создания благоприятных условий для строительства в стране многорасового демократического общества. А это в конечном итоге способствовало установлению мира и спокойствия в целом во всем южноафриканском регионе. В подтверждение данного тезиса уместно привести отдельные положения циркуляра МИД ЮАР, направленного своим зарубежным миссиям в октябре 1991 года. Дипломатам ЮАР вменялось в обязанность строго соблюдать принцип приоритетности внутренних проблем над внешними, не втягиваться в полемику по вопросу о санкциях, о правильности или неправильности политики той или иной страны в отношении ЮАР и всегда помнить, что авторитет в мире надо завоевывать главным образом способностью решать внутренние проблемы своей страны. 

Особую весомость и значимость в отмене санкций имело обсуждение этой проблемы на 28-й встрече глав государств и правительств стран-членов Содружества наций в октябре 1991 года в Хараре. Английский премьер-министр Д.Мейджер недвусмысленно высказался за отмену всех видов международной изоляции ЮАР, кроме бойкота на поставки оружия.

Примечательным в Хараре было то, что его поддержало большинство лидеров стран Содружества, в том числе многие чернокожие африканцы. Была разработана и принята «программа поэтапной отмены санкций, которая бы согласовывалась с практическими шагами внутри самой Южной Африки по демократизации общества» [1, с. 52]. Исходя из этого, можно сделать вывод о том, что ослабление санкций в отношении Претории с практической точки зрения отражает факт признания Содружеством позитивных перемен в стране и преследует цель поощрить курс на демократические преобразования, создание нерасового государств.

Всемирный экономический форум в г. Давосе (Швейцария) в феврале 1992 года предоставил трибуну главным лидерам процесса внутреннего примирения в ЮАР Ф.де Клерку, Н.Манделе и М.Бутелези. Все трое убеждали слушателей, что ЮАР в скором времени станет надежным местом помещения западного капитала, что сможет послужить трамплином для его проникновения в другие страны Черного континента.

Важно отметить, что правящие круги ЮАР добились существенных результатов. Южная Африка стремительно вырывается из изоляции и вступает в одну за другой международные организации. ЮАР уже член регионального объединения Юга Африки (САДК), Организации африканского единства (ОАЕ), ряда других организаций. Африка становится полноправным членом ООН.

Отметим, Организация Объединенных Наций уже сняла санкции против ЮАР, разрешив ей беспрепятственную торговлю оружием. Для экономики Южной Африки это тоже подспорье. Уже в этом году оборонная промышленность создаст 20 тысяч новых рабочих мест, а экспорт вооружений достигнет 1,8 миллиарда рандов, превысив нынешний уровень более чем вдвое.

Санкции мирового сообщества против режима апартеида заставили этот режим создать и развить весьма передовую "оборонку". Теперь основной куратор ВПК "АРМЗКОР" начал усиленный маркетинг на рынках Европы, Дальнего и Ближнего Востока. "АРМЗКОР" рассчитывает, что интерес там в первую очередь вызовут вертолеты, пушкигаубицы, броневики, а также средства связи.

В 1995 г. Южная Африка поставила производимую ей военную технику 68 государствам на общую сумму 873 млн. рандов (около 200 млн. долларов США). При этом более половины экспорта пришлось на страны Ближнего Востока, сообщил председатель Национального комитета по контролю за обычными вооружениями К.Асмал, выступая в парламентском комитете по обороне. За первые 6 месяцев 1996 года объем торговли военной техникой несколько сократился и составил в денежном исчислении 322 млн. рандов. Что же касается импорта оружия, то он теряет былое значение. По заявлению бывшего министра обороны ЮАР Р.Мейера, после ухода из Намибии "южноафриканская армия больше не задействована ни на одном театре военных действий и, согласно всем перспективным исследованиям, можно в общем-то не ожидать никакой угрозы нашей национальной территории в предстоящие десятилетия" [2, c. 95]. Отсюда следует, что для ЮАР не представлялось необходимым вкладывать деньги в приобретение дорогостоящей боевой техники. А для оказания помощи полиции в подавлении внутренних беспорядков и мятежей армия страны и так оснащена достаточно хорошо.

Постепенно исчезали также барьеры, которыми была отгорожена ЮАР от внешнего мира в области культуры и спорта. Так, «в октябре 1991 года Международный Олимпийский Комитет пригласил Национальный нерасовый комитет Южной Африки принять участие в летних ХХV Олимпийских играх 1992 года в Барселоне» [3, c. 32]. Это свидетельствует о международном признании ЮАР на мировой арене не только как политического игрока, но и как государства с весьма успешным спортивным потенциалом.

По единодушной оценке южноафриканской и мировой общественности и по признанию многих государственных и политических деятелей нашей планеты, наибольший вклад в дело национально-расового примирения и ликвидации международной изоляции ЮАР внесли лично Ф. де Клерк и Н.Мандела. Поэтому им обоим по праву присуждена Премия Мира ЮНЕСКО имени Ф.Уфуэ-Буаньи 1991 года "за решающий вклад в преодоление разногласий между народами Южной Африки". При вручении премии Ф. де Клерк, в частности, заявил: "Тот факт, что первая Премия Мира имени Ф.Уфуэ-Буаньи великого сына Черного континента присуждена южноафриканским политикам, символичен» [4, c. 128]. А в 1993 году де Клерк и Н.Мандела одновременно стали нобелевскими лауреатами за вклад в дело мира. Достижения двух лидеров ЮАР в очередной раз подчеркивают их огромный вклад в дело развития и процветания не только ЮАР, но и стабильности на всем Африканском континенте и в масштабе нашей планеты.

Одним из главных внешнеполитических приоритетов ЮАР на современном этапе является расширение и укрепление позиций страны на Черном континенте. Приверженцами этой политики было правительство Ф. де Клерка, продолжило эту линию и правительство Н.Манделы. В последнее время этот процесс приобрел впечатляющую динамику.

А начальный импульс этому процессу придала программная речь Ф.де Клерка в Институте международных отношений в Йоханнесбурге 20 ноября 1991 года. Вот некоторые ее ключевые положения:

  • "Очевидное улучшение отношений ЮАР с Африкой" следует рассматривать как результат инициатив правительства во внутренней политике, а также как следствие роста реализма во внешней политике африканских государств;
  • Южная Африка "решительно преодолевает изоляцию на континенте" и "неизбежно присоединится к ОАЕ";
  • Африке нужны "многосторонние переговоры, аналогичные тем, что ведутся в рамках Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе", чтобы "сообща в конце концов успешно решить проблемы южноафриканского региона":
  • Нужно стремиться к созданию экономической ассоциации южноафриканских государств, в которой ЮАР с ее опытом в торговле и предпринимательстве, в организации транспорта, коммуникаций и других отраслей будет играть видную, но не доминирующую роль". Африканское экономическое сообщество", которое "материализуется в процессе переговоров, потребует немалых дипломатических усилий". В 1992 году ЮАР подтвердила приверженность этой платформе считая, что государства Африки заинтересованы в возрождении ЮАР";
  • Президент Н.Мандела уже принимал участие в работе Ассамблеи глав государств и правительств стран, входящих в ОАЕ. Какие бы политические и дипломатические баталии ни вели страны Африки с ЮАР, они вынуждены считаться с ней как с региональной державой, экономика которой, хотя и небольшая по мировым стандартам (она примерно равна испанской) все же больше, чем у всех ее соседей вместе взятых.
  • Внутренний валовый продукт ЮАР в четыре раза превышал ВВП всех девяти стран Юга Африки. Занимая всего 3 процента территории континента, ЮАР делает две пятых его промышленного производства, вырабатывает две трети африканской электроэнергии, добывает почти половину сырья. Кстати, золота она производит добывает и очищает свыше 50 тонн в месяц. Для сравнения: российский запас этого драгоценного металла едва превышает 300 тонн. Взаимные торговоэкономические интересы заставляют ЮАР и африканские страны, в том числе и "прифронтовые", искать пути к сближению и преодолению противоречий. Несмотря на санкции, коммерческие контакты с Преторией в той или иной форме поддерживались практически всей Африкой почти всегда. Даже по официальным (явно заниженным) данным, экспорт ЮАР на Черном континенте в 1991 году достиг 3,5 млрд. долларов. 

Экспорт химической продукции вырос за год вырос на 29%, продукции транспортного машиностроения на 33%, промышленного оборудования на 20%.Интерес в этом явно взаимный. Вот весьма авторитетное мнение Р.Мугабе: "Мы зависим от Южной Африки. Через ее железные дороги и порты идут наши грузы. Она покупает зимбабвийские товары, скажем, текстиль и поставляет готовую продукцию, запчасти. Так исторически ориентирован наш экспортно-импортный механизм. Сломать его значит взорвать имеющуюся инфраструктуру. Солидарен с ним и президент Замбии Ф.Чибула. Выступая на 10-й встрече глав государств и правительств стран-членов Преференциальной торговой зоны в г.Лусаке в январе 1992 года он заявил: "В настоящее время многие государства мира, в том числе в Африке, формируют развитие отношений с ЮАР, расширяют экономические связи. Если ПТЗ намерена добиться ощутимых экономических результатов в будущем, организации нельзя сбрасывать со счетов сотрудничество с Южной Африкой" [5, с. 48]. Из вышесказанного можно сделать вывод, что интеграция стран юга Африки в единое региональное сообщество с участием ЮАР единственный путь, способный обеспечить их нормальное экономическое развитие".

Интересно, что западные державы с определенным беспокойством воспринимали стратегическую цель ЮАР сложить в перспективе под своей эгидой нечто вроде "общего рынка" всей Африки, хотя, по оценке их экспертов, Южная Африка в ближайшие 5 лет еще не сможет стать серьезным конкурентом в этом регионе для бывших метрополий.

Азия для ЮАР не являлась объектом первостепенной важности. По торгово-экономическим и финансовым соображениям исключение делается для Японии и группы "новых" индустриальных стран АзиатскоТихоокеанского региона. «Китай власти ЮАР не могли не учитывать, прежде всего как великую державу» [6, c. 40]. Примечательно, что визит Ф. де Клерка на Тайвань в ноябре 1991 года не вызвал бурной отрицательной реакции Пекина,1. а скорее способствовал организации остановки министра иностранных дел КНР Цянь Цичэня в Йоханнесбурге в январе 1993 года по пути в Намибию и Зимбабве. Это дало свои плоды. В ноябре 1996 года Южная Африка приняла решение отказаться от дипломатического признания Тайваня и установить одновременно полные дипломатические отношения с Китайской Народной Республикой. Как заявил на состоявшейся в Претории пресс-конференции президент ЮАР Н.Мандела, унаследованное страной от прежнего правительства положение не соответствует ее новой активной роли на международной арене, в частности, в рамках Организации африканского единства, Движения неприсоединения и ООН. По его словам, Претория по-прежнему будет руководствоваться стремлением к поддержанию тесных дружественных связей и экономического сотрудничества как с Тайбэем, так и Пекином. Он выразил надежду, что в ближайший год удастся достичь приемлемого для КНР и Китайской Республики плавного перехода к новым отношениям, при котором ЮАР, признавая дипломатический статус Пекина, сможет также продолжить конструктивные связи с Тайбэем.

Особое место в системе внешнеполитических связей ЮАР занимает Израиль. В южноафриканских политических кругах считают, что правительство Южной Африки всегда симпатизировало еврейскому государству и поддерживало его и огромную поддержку в тяжелые для ЮАР годы оказал Израиль.

Что же касается идеи о создании на Юге Африки регионального механизма военно-политической безопасности, то путь к этому, надо полагать, весьма неблизкий. В ЮАР и в др.странах региона считают, что для его формирования предстоит изучить и использовать весь имеющийся разносторонний опыт международного сотрудничества в регионе: деятельность САДК, багаж взаимоотношений в бывшей группе прифронтовых государств (ПФГ). Кроме того, потребуются новые соответствующие соглашения между странами региона и ЮАР, контакты ЮАР и стран региона по этим вопросам с ООН, ОАЕ, другими международными организациями и отдельными странами. Но главное путь к созданию таких структур лежит через урегулирование остающихся конфликтных ситуаций и снижение остроты прежде всего социально-экономических проблем, способных стать источником нестабильности и конфликтов в южноафриканском регионе.

В заключении этого раздела работы можно сказать словами бывшего посла ЮАР в России Г.Оливье "нормализация международного положения Южной Африки сейчас уже почти свершившийся факт" [7, c. 98]. По данным МИД ЮАР, страна к началу 1993 г. уже имела за рубежом около 70 представительств, из них 35 со статусом посольства. В Претории было аккредитовано около 30 послов. Кроме того, имелось 14 консульств и торговых миссий.

В настоящее время ЮАР вошла в число стран, способствующих урегулированию внутризаирского конфликта. Как известно, в январе 1997 года лидер заирских повстанцев заявил, что его бойцы, которые контролируют почти пятую часть территории Заира, развернут генеральное наступление на столицу Киншасу, если президент Сесе Секо Мобуту не пойдет на мирные переговоры. Поэтому США и ЮАР предприняли ряд энергичных шагов, чтобы убедить противоборствующие стороны пойти на эти переговоры, первый раунд которых прошел в южноафриканском городе Кейптауне и был посвящен поиску путей прекращения огня. 

В конце февраля 1997 года президент ЮАР Н.Мандела встретился в посланником президента Мобуту, с которым обсудил возможность новой встречи с представителем повстанцев. Хотя Н.Мандела не участвует в прямых переговорах между враждующими заирскими группировками, совершенно очевидно, что его личные действия способствуют попыткам примирить их и свидетельствуют о заинтересованности Претории в установлении стабильности и мира в регионе. На основе вышесказанного представляется возможным сформулировать следующий вывод: международное сообщество признало взятый Южной Африкой курс перемен. Однако на ближайшую перспективу для правительства и политических кругов Южной Африки важнейшей и самой злободневной проблемой остается, очевидно, достижение внутреннего примирения и завершение процесса демонтажа апартеида и закрепление его итогов принятием целой серии законодательных актов на основе Конституции страны.

 

Список литературы

  1. Потехин И.И. Формирование национальной общности южноафриканских банту. М.,
  2. Ястребова И.П. Южно-Африканский Союз после Второй мировой войны. М.,
  3. Народы Африки / под ред. А.Ольдероге и И.Потехина. М.,
  4. Страны Африки в системе экономических отношений Юг-Юг: М.: Наука,
  5. Житомирский В. Зима тревоги ихней или мудрость Манделы // Новое время. 1994. N
  6. Пиляцкин Б. Прощай, страна "белого племени" // Новое время. – 1994. N 18-19.
  7. Пумпянский А. Страна дальше ехать некуда и ее лидеры // Новое время. – 1994. N
Год: 2015
Город: Алматы