К вопросу о религиозной ситуации в республике Казахстан

В данной статье авторами анализируется современная религиозная ситуация в РК. Рассматриваются как в аспекте «религиозного либерализма» стали проникать в страну вахабистские и салафистские учения. Дается свое видение решения некоторых проблем.

Серьезную обеспокоенность власти, да и всей общественности вызвали недавние трагические события, произошедшие в нескольких областях Казахстана. Здесь имеются в виду события связанные с религиозным экстремизмом, повлекшие за собой человеческие жертвы.

Такие события не могут не вызвать обычных в подобном случае традиционных вопросов. Кто виноват и что делать? К великому сожалению глубокого анализа произошедших событий, трезвой оценки, и разумных предложений по исправлению ситуации до сих пор мало, как с точки зрения наших аналитиков и экспертов, так и со стороны властей, говорит известный узбекский ученый - востоковед, доктор исторических наук профессор Б.М. Бабаджанова. На наш взгляд, ученый совершенно прав, поскольку наша власть в борьбе с религиозным экстремизмом особенно после этих событий, пытается бороться с ним, в основном опираясь на традиционные запретительные меры большевизма. Запретить, наказать или посадить. На наш взгляд борьба с этим опасным явлением должна строиться на глубоком понимании этого опасного явления. Выявления ее сущности, причины ее появления в нашей стране и выявления ее социальной базы в нашем обществе. Чтобы ответить на эти вопросы нужно обратиться к специалистам.

На наш взгляд, таковыми, вне всякого сомнения, является такие востоковеды - исламисты как узбекский ученый Б.М. Бабаджанов, о котором мы упомянули выше и российский ученый Ю.А. Михайлов. Последний, кстати, считается автором самой лучшей в России за последние десятилетия, книги по исламу под названием «Пора понимать Коран». Согласно профессору Бабаджанову Б., данной в его интервью, на наш взгляд, дается очень точная характеристика религиозной ситуации в РК, которую мы здесь кратко воспроизведем. По его мнению, в Казахстане сегодня нужно, прежде всего, во-первых, уточнить понятие «религиозный либерализм», во-вторых, четко определить, кто из экспертов формирует эту стратегию «религиозного либерализма»? И где та неуловимая граница между либерализмом и бесконтрольным развитием ситуации? В-третьих, кто и как (особенно во властных структурах и некоторой части религиозных деятелей) оценивают, складывающуюся ситуацию? Он считает, что последнюю группу можно условно разделить на три. Первые - это те, кто поддерживает усиление т.н. «ваххабитов» или «салафитов» в Казахстане. Они полагают, что ситуация как раз стабильная, и часто используют в своих целях риторику о толерантности и духовности. Вторые - это те, кто получил религиозное образование в Пакистане и других образовательных центрах, они также разделяют мнение о «возрождении чистого ислама - религии отцов и дедов». Третьи, это те слои бизнесменов, кто участвуют в темных «финансовых схемах», которые всегда сопровождают такие религиозно-идеологические проекты (особенно «ваххабитские»). По мнению Бабаджанова, эти господа часто становятся орудием в этом сложном международном проекте укрепления позиций в Казахстане новой религиозной идеологии, которая, чужда религиозным и культурным традициям страны, но удобна некоторым внешним игрокам за влияние в странах ЦА. Вместе с тем, эти люди, по его мнению, не видят или не осознают их возможных политических и идеологических последствий для Казахстана. Это наглядно показали недавние трагические события в нашей стране. Эти события также показали, какая опасность таится в довольно индифферентном отношении, властей, некоторых правоохранительных органов, и в первую очередь КНБ к процессам почти открытого насаждения чуждых для Казахстана религиозно-политических идеологий, которые, как показал опыт ряда стран и становятся благодатной почвой для религиозных экстремистов и террористов.

На наш взгляд, эти события также показали и религиозную безграмотность нашего общества, особенно молодежи в понимании сути ислама. Здесь мы снова обратимся к Бабаджанову Б.М., где он дает краткую справку по исламу и по суфизму. Ученый отмечает, что Ислам как всякая мировая религия представляет собой очень сложное явление, которое имеет различные аспекты. Поэтому не случайно, что внутри этой религии всегда были дискуссии о «правильном исламе». В этом споре одни богословы занимали толерантные позиции, понимая, что ислам распространяется на огромной территории с разными культурными и иными традициями. В первую очередь, такое понимание проявляли большинство суфиев, философы, знаменитые богословы и т. п. Другие богословы, стараясь возродить «первородный ислам», всегда становились на радикальные позиции; их сейчас называют фундаменталистами, салафитами, религиозными экстремистами и т.п. В современном мире фундаменталисты от религии, очевидно, не опасны сами по себе. Опаснее то, что их идеология становится основой агрессивных представлений тех, кто берет в руки оружие, надевает т.н. пояса шахидов, презирает и объявляет вне шариата тех мусульман, кто следует национальным традициям, толерантен к «иноверцам» и т.п.

Эта справка или пояснение, на наш взгляд, необходима для общественности потому, что в Казахстане сегодня процессы религиозного возрождения набирают обороты, тем более что при современных развивающихся видах коммуникаций (информационных и личных), страна открыта всем внешним влияниям, в первую очередь религиозно- идеологическим. Часто эти влияния обретают и иные, внешне благовидные виды «борьбы за свободу и демократию». Поэтому, сегодня очень важно разобраться в каких формах возрождается религия в Казахстане, и с какими вызовами мы столкнемся в ближайшие 10–15 лет? На эти вопросы, к великому сожалению, сегодня нет однозначного ответа. Несмотря на это актуальной задачей современных политиков остается выработка той или иной стратегии, эффективных мер по регулированию религиозной жизни, способность предугадывать возможные вызовы. Тем более что в международном плане «религиозная карта» (чаще это группы экстремистов) используется в качестве способа вмешательства во внутренние дела, давления и т.п. В этом плане у нас не все благополучно, потому что, по мнению аналитиков, т.н. «ваххабиты» широко пользуются поддержкой очень влиятельных людей и, видимо, некоторых представителей правоохранительных организаций и СМИ. Короче, в противостоянии суфиев и т.н. «ваххабитов» последние явно доминируют. Это очень опасная тенденция. Поясним в чем суть дела. Говоря о суфизме, отметим следующее. Что в Казахстане суфизм (даже в исторически позднейшем виде, каком мы видим его сейчас) частично возродил основные теологические и ритуальные традиции. Ее особенность в том, что он сохраняет конформистские позиции, допускает разделение светской и духовной власти, признает легитимность национальной и культурной самобытности мусульманских народов и т.п.

В этом плане позиция «Ваххабитов», принципиально противоположна. Они сторонники теократической власти, единства светской и духовной власти и т.п. Поэтому суфизм для ваххабистов суфизм духовную и социальную конкуренцию. Хотя суфизм исторически всегда был ближе к казахской культуре, традициям, местным и традиционным формам бытования ислама. Они серьезные конкуренты «ваххабитам», успехи которых были бы невозможны без основательной ресурсной базы и скрытой поддержки некоторой части влиятельных лиц. По мнению ученых, вытеснение суфизма из легальной религиозной жизни повлечет за собой радикализацию этой сферы, что этот вакуум пополнят фундаменталистские джамааты. Кроме того, поражение суфиев в Казахстане будет означать серьезный подрыв исторических казахских традиций и культуры. А при нынешнем развитии ситуации освободившееся «религиозно-идеологическое поле» займут далеко не светлые силы и структуры. Это, будет иметь очень негативные политические, культурные и социальные последствия для Казахстана, пора это осознать. Такое уже не раз было в истории. Как, например, в Египте, в Пакистане и других арабских странах, когда подавление суфиев привело к тому, что их место сначала в духовной, затем социальной и политической сферах заняли движения и партии фундаменталистов, причем с использованием лозунгов против модернизации и вестернизации мусульман. Как только они получили легальный доступ к пропагандистским ресурсам, они естественным образом скатились к крайней агрессии и терроризму, что положило начало длительному конфликту с государством. Совершенно очевидно, что это очень опасное явление.

И совершенно очевидно, что суфизм для Казахстана есть более приемлемая альтернатива чуждым идеологиям. В качестве справки Бабаджанов Б. отмечает, что на территории Казахстана, последние несколько столетий доминирующую роль на религиозном поле занимал суфизм, точнее, яссавийская форма суфизма, которая зародилась на территории современного Казахстана в пятнадцатом веке. Именно Ясауи сумел соединить ислам с традиционными верованиями населения народов проживающих на территории Центральной Азии и Казахстана. Именно такой сплав ислама и в частности, тегрианства получил распространение на этой территории. Поэтому не случайно, что Президент Н.А. Назарбаев, во время очередного посещения (зиярет) могилы Ходжа Ахмета Яссауи (11 марта 2011) во всеуслышание заявил, что наследие великого шейха является частью духовного наследия казахского народа и народов всего региона. К великому сожалению, говорит Бабаджанов, «официальное духовенство», муфтиат Казахстана, в отличие от Н.А. Назарбаева, видит в суфиях только своих духовных конкурентов.

Не учитывает того, что исторически на территории Казахстана доминировал не классический ислам, а специфический ислам, в котором присутствовали элементы тенгрианства и шаманизма. Если в классическом исламе есть только Аллах и его пророки, то для традиционного ислама в Казахстане свойственны и духи предков - «аруахи», от которых казах вряд ли в обозримом будущем откажется. Поэтому говорит Бабаджанов Б.М., не лучше ли иметь дело с традиционными и самое главное — конформистскими и политически отчужденными и лояльными организациями вроде суфиев? На наш взгляд, узбекский ученый совершенно прав. В этом плане наш муфтият должен не слепо переносит в РК классический ислам, а учитывать ее исторически сложившиеся в Казахстане формы. Отсюда рассматривать традиционный ислам в РК не как конкурента, а ближайшего союзника в сфере духовного просвещения нашего населения.

Все вышеизложенное выше со всей очевидностью говорит, прежде всего, во-первых, о религиозной безграмотности общественности, во-вторых, о необходимости уточнении и конкретизации государственной стратегии к понятию «религиозного либерализма» особенно в контексте недавних трагических событий в РК, связанных с религиозным экстремизмом. 

В третьих, как совершенно справедливо говорит Ю.А. Михайлов, наши верующие не на словах, а на деле должны ощутить живой интерес к ним со стороны государства, которому пора, наконец, уяснить, что в поле его конституционной ответственности, как государства светского, должны бы оказываться и дела религиозные, когда речь заходит о защите духовного здоровья граждан от всякого рода бацилл в религиозной оболочке. Другими словами, отбросить мишурную светскость и либеральную фразеологию о демократии. Поскольку от правильного решения данного вопроса будет зависеть стабильности и безопасности в нашей республике. В конечном счете, это проблемы национальной безопасности РК.

 

Список литературы 

  1. Бабаджанов Б.М. Информационный сайт, посвященный ногайцам: [Электронный ресурс]. – Режим доступа URL: nogaici. pu. - (дата обращения: 24.03.2014).
  2. Михайлов Ю. А. Пора понимать Коран: Сборник статей. 2-е изд., исправ. и доп. - М.: Ладомир, 2007. – 240 с.
Год: 2014
Город: Алматы
loading...